Russian
German
Оригинал работы (с картинками) находится по адресу

Карта второй половины XVIII века, изданная в Амстердаме в  девятнадцатом веке


Москва 2008

УДК 930.24
ББК 63.2 + 63.3(0)
ISBN


Герасимов Г.М.

Реальная история России и цивилизации.


В книге приведены исчерпывающие данные, показывающие антинаучный характер официальной истории, а также предложена новая историческая концепция развития цивилизации с доказательством единственности исторического сценария.
Работа включает оригинальные теории происхождения человека и возникновения государственности. В ней принципиально решена проблема календарей в цивилизации и настоящей датировки исторических событий. На базе этих решений построена краткая, но достаточно полная история цивилизации от неандертальца до второй половины девятнадцатого века.
Восстановленная история наряду с фактами преднамеренного искажения официальной истории позволила выявить мотивы, механизмы и основные этапы ее фальсификации.
 
Герасимов Г.М. 2007.
Оглавление
А.М. ТРУХИН РОССИЯ ОБРЕЛА НАУЧНУЮ ИСТОРИЮ!    5
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА КНИГИ    57
I. основы научной истории    63
I.1 Научное знание    65
I.2  Официальная история    69
I.3 На пути из кризиса    79
I.4    Новая концепция    82
II. Теоретическая история    89
II.1 Возникновение государств     89
II.2 От животного к человеку     93
II.3 Возникновение рынка     99
II.4 Появление ремесленников     100
II.5 Распространение и развитие технологий    102
II.6 Происхождение неандертальца    104
II.7 Происхождение кроманьонца     110
II.8 Возникновение земледелия     117
II.9 Эволюция государственности     121
II.10 Расселение человека    125
II.11 Возникновение рас    127
II.12 Выводы     135
III. Государсвенный этап    137
III.1 Измерение времени    137
III.2  Ключевые даты нашего летоисчисления    147
III.3 Календарные технологии    155
III.4 Республиканский календарь    169
III.5 История нашего летоисчисления    180
III.6 Календарные гибриды в истории    185
III.7 Единственное календарное решение    189
III.8 Воспроизводство Великих князей    193
III.9 Польша    199
III.10 Календарные шкалы    208
III.11 Древнейший Закон    215
III.12 От Адама до империи    220
IV. история человечества    232
IV.1 До первой государственности    232
IV.2 Куликовская битва, возникновение империи    233
IV.3 Великое переселение народов    237
IV.4 Начало «религии»    243
IV.5 Великая Смута    246
IV.6 Начало политики    250
IV.7 Организация власти в древности    263
IV.8 Восстановление демократии в Европе    267
IV.9 Перелом в войне Рима и Византии    274
IV.10 Феодальная реформа    286
IV.11 Первая историография    292
IV.12 Распад Римской империи    295
IV.13 Мир после наполеоновских войн    304
IV.14 Вторая волна историографии    312
IV.15 Новый мировой полюс    320
V. Сознание, культура, технологии     346
V.1 Корабельное дело    349
V.2 Числа     354
V.3 Стекло    359
V.4 Полиграфия     362
V.5 Живопись    364
V.6 Цензура    395
V.7 Кое-что о моде    398
V.8 О географии    402
V.9   Немного о философии и драматургии    403
V.10   Наука побеждать    409
V.11 Божий народ    414
V.12 Эзотерическая история    424
V.13 Религия    443
V.14 Раскол     456
V.15 Немного о музыке и литературе    462
V.16 Письменные и устные памятники истории    473
V.17 Развитие сознания     480
V.18    Возникновение языков    483
V.19    О некоторых исторических загадках    496
VI. Заключение     511
Приложения    525
Новолуния    525
Основания нумерологии    529
      531
Таблицы из книги В.Лопатина  «Матрица Скалигера»    531
Краткий словарь древнерусских (арабских) слов    555
А.С. Бондаренко. Английский язык и блатной жаргон     598


А.М. ТРУХИН    РОССИЯ ОБРЕЛА НАУЧНУЮ ИСТОРИЮ!
(предисловие к книге Г.М. Герасимова «Реальная истории России и цивилизации)

Безумие единиц – исключение, а безумие групп и партий, безумие народов и времен – правило
(Ф. Ницше)
Ни в древности, ни в раннем средневековье русских нет. Когда в Египте, Китае, Афинах и Риме счет годов шел уже на тысячелетия, у нас ничего не происходило. Наших предков нет на празднике жизни роскошной античности, они не беседовали с Аристотелем, не соперничали в доблести с Александром Македонским. Карамзин так и начинает свою 12-ти томную историю: «Народы России не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками».
Если все так на самом деле, то условно государства можно поделить на три группы. К первой группе относятся те, у кого есть древняя история в 5 и более тысяч лет: Индия, Китай, Египет. Вторая группа – это те, у кого история не такая древняя, но все же насчитывает более 2,5 тысяч лет (Афины и Рим с Платоном и Цицероном), и последняя – у кого история начинается в средние века (Россия, Турция и т.д.). Итак, наше прошлое насчитывает всего немногим более 1000 лет. Причем, первая половина тысячелетия – это Киевская Русь с иноземными варяжскими князьями и татаро-монгольским игом. Во второй половине тысячелетия татарское иго сменило «немецкое иго дома Романовых» (А. Герцен)…
Наше отставание в развитии в прошедшие века характеризуется и тем, что с большим опозданием появились русская литература и наука. Сравним с западными поэтами и учеными две ключевые фигуры: Пушкина и Ломоносова. Данте (1265-1321 гг.) написал «Божественную комедию» и создал итальянский литературный язык за 500 лет до Пушкина. За 200 лет до Пушкина же Сервантес написал «Дон Кихота», Лопе де Вега – «Собаку на сене», а Шекспир – свои гениальные трагедии. Это о литературе. А если взять в сравнении науку, то, в общих чертах, картина такая же. Ломоносов – первый русский ученый с мировым именем, первый русский академик Российской Академии Наук. Когда Ломоносов появился в Москве в 1730 году, прошло уже 500 лет как Леонардо Пизанский (Фибоначчи) систематически изложил достижения арабской математики, а Роджер Бэкон обосновал значение опыта для науки и предсказал на несколько столетий вперед многие научные открытия. Задолго до Ломоносова-космолога успели сделать свои открытия Коперник, Кеплер и Галилей. Ко времени появления Ломоносова уже отправились в «лучший мир» Гюйгенс и Гук, Декарт, Ньютон и Лейбниц. Не будем даже вспоминать отца астрономии Птолемея и его геоцентрическую систему, появление которой датируется 2 веком н.э.
Ломоносов один из наших первых историков. Но Жан Боден написал свои книги за 200 лет до Ломоносова и вполне современным языком. А из глубины 20 веков к нам обращаются Геродот, Фукидид, Плиний Старший и Плиний Младший, Корнелий Тацит и Тит Ливий.
В 2005 году мы праздновали 250-ти летний юбилей основания МГУ. Но… у Оксфорда, Кембриджа и Сорбонны юбилеи по тому же поводу в 800 лет.
Отставание на столетия имеем и в живописи. У нас от времен Ивана Грозного сохранилось лишь несколько парсун. В то же время Дюрер и Тициан, великие живописцы, рисуют римских пап, турецких султанов, императоров Максимилиана, Сигизмунда, Карла V и членов его семьи. Ганс Гольбейн запечатлел во множестве картин английского короля Генриха VIII, его жен, Томаса Мора и Эразма Роттердамского, Лукас Кранах – немецких курфюрстов, Мартина Лютера и других лидеров протестантского движения.
Общественная мысль XIX века как бы подтверждает вывод о нашей вековечной отсталости, говоря словами лидера западников П. Чаадаева, нашей неспособности к творческой инициативе, склонности к интеллектуальному иждивенчеству и духовному лакейству. Тот же Чаадаев, в связи с участием иностранных академиков Миллера, Шлецера и Байера в написании нашей истории, сокрушался по поводу того, что «Запад дал нам всю свою историю за историю, все свое будущее за будущее». Лидер противоположного направления, славянофил Константин Аксаков, также констатировал: «Мы живем выписанными из-за моря мыслями и чувствами… Французов ругаем, да и то по-французски». В  1820году Васильчиков по заданию императора Александра Iнаписал первую российскую конституцию. На французском (!?).  Стоит ли удивляться, что  «идеология – статья импорта в Романовской России» (Дм. Писарев).  И даже  вера – и та греческая.   


ТИЦИАН (1476-1576)

       Карл V в сражении при Мюльберге  (фрагмент этой же картины)                                                                

ГАНС ГОЛЬБЕЙН МЛАДШИЙ (1497-1543)

    
    Томас Мор                               Генрих VIII («синяя борода»)  
               ЛУКАС КРАНАХ СТАРШИЙ (1472-1553)

    
                Курфюрсты Саксонские Иоанн I и Фридрих III

АЛЬБРЕХТ  ДЮРЕР (1471-1528)

    
      Император Максимилиан        Портрет молодой венецианки
Следствие же – «принижение умственного начала в русской жизни» (В. Соловьев) и нездоровый социальный климат. «Наш человек до 30-ти лет радикал, а после 30-ти – каналья» (Ф. Кони). «Он предан власти из любви к лихоимству» (А. Герцен), легко меняет равенство без свободы на свободу без равенства. С таким «без палки и немца» не справиться, считали Романовы.
Поскольку «многие годы солнце над Россией вставало на западе», то кто только не учил нас жить, прописавшись в наших умах почти на 200 лет: от Вольтера и Дидро до Гегеля и Маркса? Станкевич восклицал, что покончит самоубийством, если не найдет у Гегеля смысл своей жизни. «Гегель – мой Бог, а Германия – Иерусалим новейшего времени», – признавался В. Белинский, пока не появился Карл Маркс – новый Бог. Все философы серебряного века переболели Марксом. А после Октября 1917-го вся духовная жизнь народа была посажена на строгий ошейник марксизма.
Кажется, не о чем спорить. Развитие общественной мысли в XIX-ом и даже XX-ом веке как бы подтверждает мысль Гегеля о том, что «славяне обречены на духовное рабство от немцев».
Не отсюда ли, не из этой ли истории происходит практика управления страной как вражеской захваченной территорией, особенно в переходные периоды? Хотите реформы? – Получите опричнину.
Но не все так просто, особенно если это касается истории. Тот же Гегель не всегда прав. Его «Философия истории», как и «История философии»», – слабые работы. Да и на основном поприще раскрылся не сразу, закончив Тюбингенский университет с характеристикой: «Вполне может быть назван идиотом в философии».
Еще основатель политологии Н. Макиавелли, в свое время самый читаемый автор, советовал: кто хочет управлять людьми, тот должен подчинить себе их прошлое. Пойдя по этому пути, власти создали касту придворных писателей, «постриженных в историки» (П.А. Вяземский). Среди работавших на заказ и за хорошие деньги были такие известные имена, как Френсис Бэкон, Вольтер, у нас – Н. Карамзин, В. Ключевский, С. Соловьев и другие. Об объективности или правдивости истории вопрос даже и не ставился. «История народа принадлежит царю» (Н. Карамзин).
Но помимо официального направления существовало и другое – направление искателей истины, представленное не менее известными учеными. Среди них Мавро Орбини, Шарль Перро, русские аристократы С. Хомяков, Н. Морозов, князь М. Щербатов. «Рассудку вопреки, наперекор стихиям», они предлагали «отряхнуть мозги от плесени» и дать реальную картину прошлого. Они видели у придворных историков «смелость лжи и даже дерзость клеветы на своих праотцев» (И. Зубрицкий), иезуитскую способность «обращать русскую историю в сатиру…и клеймить древних СЛАВЯН» (Е. Классен).
Если первые купались в лучах славы, то вторые – преследовались. Дьяк Висковатый четвертован. Фаддей Воланский сожжен. М. Ломоносов просидел на гауптвахте 7 месяцев в ожидании приговора. Придворный историк академик Миллер требовал для Ломоносова смертной казни «за неуважение к немецкой земле». Под строгим запретом более 100 лет находилась многотомная «История Российская» М. Щербатова. Академик Н. Морозов объявлялся сумасшедшим. Но труды их не пропали даром, о чем говорят книги наших соотечественников В. Лопатина, Е. Габовича, М. Постникова, А. Фоменко, Я. Кеслера, И. Давиденко, В. Никерова и еще десятка авторов. Направление, связанное с попыткой написать реальную историю, есть и на Западе. К примеру, Уве Топпер (Германия) в 2004 году выпустил книгу под символическим названием «Великий обман. Выдуманная история Европы». Традиционная история у мыслящей части общества лишилась доверия. Почему?
ОЧЕВИДНЫЕ НЕСУРАЗНОСТИ И НЕЛЕПОСТИ
Начало цивилизации связывают с Египтом. Но из 110 пирамид, сооруженных на левом берегу Нила, интерес представляют только три мегалитические пирамиды в Гизе (Хеопса, Хефрена и Микерина). Построены они из полимербетона с использованием опалубки по технологиям ХIХ века. Появились в связи со строительством Суэцкого канала (1854-1869 гг.), точнее, как побочный продукт строительства этого канала, вроде насыпных курганов или нынешних шахтных терриконов, только обложенных бетонными плитами. Крылатая фраза Наполеона о том, что на его солдат с высоты пирамид смотрят 40 веков, – поздний вымысел, как и описание Геродотом способа строительства пирамид. Уже нашими современниками, англичанами и японцами, были осуществлены две попытки построить что-то напоминающее пирамиды по методу древних. Результат нулевой.
Египтология также берет начало в ХIХ веке с француза Жана Франсуа Шампольона и немца Генриха Бругша. Жан Франсуа Шампольон (1790-1832 гг.) считается основателем науки-египтологии. Он прочел древнеегипетские надписи и зарисовал древности, которые через полтора десятилетия после его смерти были опубликованы. Что вызывает сомнение? – Биография самого Шампольона. Якобы, обладая больным самолюбием, он уничтожал раритеты с тем, чтобы люди могли ознакомиться с ними только по его рисункам… Обычный иезуитский прием. Наделить биографию человека из ряда вон  выходящими поступками, чтобы люди сомневались в правдивости биографии, но не в самом существовании первого египтолога. Из предлагаемой книги становится ясно, что и язык, и вся древнеегипетская мифология вместе с их наглядным подтверждением были созданы уже после смерти Шампольона, при Наполеоне III. Другой «гений» – Бругш – в 1857 году расшифровал дендерские зодиаки и фивский атрибский гороскоп (расположение планет солнечной системы в созвездиях зодиака). Гороскопы датированы глубокой древностью.   Одна незадача. Приборы, с помощью которых можно отличить звезды от планет и создать гороскопы (телескоп, астролябия и подходящий хронометр), появились лишь в первой половине XIXвека. Скорее всего, сам Бругш и сфабриковал зодиаки с гороскопами. А уже с их помощью  датировал жизнь фараонов в «древние» времена.
Первый музей в Египте основан в Каире в 1858 году, причем, не египтянами, которые сами еще не поняли, какое счастье им привалило, а французским археологом О. Мариетом. Серьезные же раскопки начались только в 1922 году Картером и лордом Карнарвоном.
Китай – яркий пример фальсификации истории. Там все и очень давно изобрели: фарфор, бумагу, порох, логарифмы, пушки и ракеты с дальностью действия до 9 километров, построили Великую стену, длинною чуть ли не в 7 тыс. км. Все ложь. Перевели с китайского труд о логарифмах – оказалась книга шотландского математика Дж. Непера «1614 года», с его же опечатками. Великой китайской стены нет, за исключением декоративного участка для показа туристам. Есть земляной вал с ивовыми насаждениями. И возведен вал не в глубокой древности. Достраивалась стена при Мао Цзедуне. Поэтому и не стала восьмым чудом света. Стена не функциональна в военном отношении. Китайцы плуты, но не идиоты перекрывать полмира стеной, не имеющей военно-стратегического значения.
Впрочем, порох действительно изобрели в Китае, только сам Китай – это Китай-город – Москва за Кремлевской стеной. В районе Астрахани имеются запасы селитры, а чуть севернее, в районе Самарской Луки, – запасы серы. Из древесного угля, серы и селитры и делали в Москве порох. На территории нынешнего Китая селитры нет. Ее вообще очень мало в Старом Свете, всего два месторождения, в Поволжье и в Чехии. Порох из хлопка – это химия уже середины XIX века!
Татаро-монгольское иго – продукт кабинетной мысли. Об этом иге никто ничего не знал еще в восьмидесятых годах XVIII века. Откроем труд XIX века по истории средневековья под редакцией Лависса и Рамбо. В книге написано, что татаро-монгольское войско в основном состояло из турок. Наши императоры, Николай Павлович, Александр IIи Александр III, начиная с 1826 года, многократно пытались разобраться с татаро-монгольским игом. Объявили несколько конкурсов. Ответ – молчание. Никто из наших историков не принял участия.
Скотоводы-кочевники самим характером своей деятельности привязаны к пастбищам в определенной природно-климатической зоне. Если на какое-то время они и соберутся вместе, то очень скоро, объев луга, вынуждены будут разбежаться. Монголы получили письменность только в первой половине ХХ века. Их численность ничтожна и сейчас. Легче представить Великого Хана Абрамовича во главе Орды эскимосов, захватившем полмира, чем всерьез рассуждать о 260-летнем татаро-монгольском иге на Руси.
Иерусалим, Святой Город, перемещался по карте. Иерусалим там, где истинная вера. Этим городом в разное время называли Казань, Стамбул, Москву и еще несколько городов. Под нынешним Иерусалимом нет древнего культурного слоя. 70 лет копают – ничего. Об этом в 1999 году поведали тамошние археологи З. Герцог и Я. Камайский в газете «Гоарец» и в интервью российскому телевидению. Как, собственно, нет Иерусалима и на картах до XVIII века. Название современного государства придумал Бен-Гурион в середине XX века. Худшего названия трудно было придумать. Израил – ангел смерти у мусульман!
Древний Иерусалим – это московский Кремль. В Ветхом завете имеется подробное описание строительства московского Кремля в таком качестве. Даны все башни с названиями до переименования при Александре I(когда название Иерусалим ушло в Аравию) и размеры стен между башнями. Размеры совпадают до локтя – 0,35 метра! (см. сравнительный анализ 10-ти редакций библии у А.Т. Фоменко).
Новгород на Волхове с убогим стратегическим положением  среди болот оказался древнейшим русским городом после того, как ему приписали чужую историю. В незапамятные времена любой вновь появившийся город, будь то Ярославль или Петербург, назывался Новгородом. Сказка про то, что название Хабаровск происходит от фамилии его основателя, Хабарова, проходит только среди русскоязычного населения, не знающего тюркских корней слов. А для казахов или турок, у которых телевизионные новости называются «хабар», эта версия выглядит так, будто название Новгород происходит от первопроходца по фамилии Новгородов. У Великого Новгорода (на Волхове) нет ни одного документального подтверждения древности истории. Древность новгородских берестяных грамот – академическая ложь.
Фальсифицированная история утверждается в сознании людей тотальным фальсификатом в научной и художественной литературе, архитектуре и искусстве. Неожиданные находки «древних шедевров» – большой бизнес, громкие сенсации и научные карьеры. Среди «удач» шлимановское «Золото Трои», «Золото скифов», терракотовые воины Цин Шихуанди, «Туринская плащаница», «Синайский кодекс» Тишендорфа, «античные вазы» Челлини, «Спящий купидон» и статуя Лаокоона, найденная во дворе собственного дома Микеланджело. С годами количество фальсификата только нарастает.
Но настоящая Мекка для фальсификата – США. Каждая разбогатевшая семья имеет в коллекции скрипку «Страдивари» или «Гварнери». Туда была завезена большая часть из 10 тысяч картин «Рембрандта» и 13 тысячи рисунков «Ватто».
Аббат Мароль, прикладываясь к голове Иоанна Крестителя в Константинополе, заявил: «Благодарение Богу – вот уже 6-я голова Иоанна, которую я удостаиваюсь целовать». В настоящее время имеется 12 голов. Зафиксировано 15 «крайних плотей» Христа, 6 ботиков Петра. Количество захоронений Чингисхана давно перевалило за 10…


                      
            ВЫДАЮЩИЕСЯ АВАНТЮРИСТЫ
                  
  Генрих Шлиман           Константин фон Тишендорф
Шлиман откопал «Золото Трои». Тишендорф, протоиерей и профессор богословия, нашел в урне для мусора Синайский кодекс и подарил его Александру III. Сталин продал кодекс англичанам в 1930 году за огромные деньги, 100 тысяч фунтов стерлингов.
                         
       Жан Франсуа Шампольон                     Генрих Бругш
Основатели  науки-египтологии. Шампольон расшифровал древнеегипетский язык, а Бругш – зодиаки. В действительности, Шампольон – подставная фигура, а Бругш сам создал то, что потом расшифровал.



   Промежуточный проект головы Сфинкса еще  без тела   
    льва на фоне остроугольных пирамид. Окончательный  
        вариант появится только после 1850-го года.



А так выглядели пирамиды на кладбище Мерое в Египте в 1821 году, до строительства Суэцкого канала и возведения мегалитических пирамид на плато Гизы при Наполеоне III.    
            
        Следы быстротечных разрушений  у пирамид в Гизе.
 Особенность многих древних памятников, в том числе пирамид и Великой китайской стены, - буквально на глазах наблюдаемые скоротечные разрушения, которые фиксируются последние двадцать лет. Пирамиды облезают, от Великой стены, по официальным данным, осталась только треть. А как вообще-то при такой скорости разрушения они дотянули до наших дней, если им тысячи лет?

      ЗНАМЕНИТЫЕ ФАЛЬШИВКИ
                               Скифское  золото
          
                 
                               Золото Шлимана
        

              
Эту композицию Микеланджело «случайно» обнаружил и откопал во дворе собственного дома. Есть и другие версии. Реставраторы в 1960 году нанесли существенный ущерб скульптуре, лишив запястий рук самого Лаокоона и его сыновей
ТИ занимается шельмованием и предлагает нереальную по жизни ситуацию с книжным наследием. Расставим книги в традиционной хронологической последовательности. Первой будет Библия как самый древний документ, за ней пойдут книги Платона (IV век до н.э.), Боэция (VI век уже н.э.), Коран (VII век), «Слово о Полку Игореве» (XII век), русские летописи (XV век), Макиавелли (первая половина XVI века), Монтень (вторая половина XVI века). Сначала интеллектуальный расцвет блестящей античности, за ним одичание средних веков, а потом снова расцвет. Причем, одичание – не результат одномоментного разрушения античной культуры варварами, а процесс, идущий по нисходящей линии несколько веков (см. исследования искусствоведа А. Жабинского).
Последовательность появления книг, если их расставить по интеллектуальному уровню и в соответствии со здравым смыслом, другая: Коран, Библия (если не принимать во внимание редактирование и периодическое уточнение набора канонических и апокрифических книг вплоть до конца ХIХ века), «Слово…», летописи, а уже за ними идут Платон, Боэций, Макиавелли и Монтень. Причем, кроме Библии и Корана, все другие книги появились только в Новое время. Уже упомянутый Уве Топпер доказывает, что «Германия» Тацита была написана не две тысячи лет тому назад, а по заказу папы Пия II. Перед известным авантюристом Поджо Браччолини была поставлена задача доказать, что исторические интересы поднимающейся Германии должны распространяться не от Гибралтара и до Вислы, а от Рейна и до Дона! Тот же Браччолини «нашел» и впервые опубликовал, после 1500-летнего забвения, труды Корнелия Тацита и Тита Ливия, призванные узаконить древность Рима. В это же время уже настоящего итальянского историка Тито Ливио нанимают для написания английской истории. И все это происходит в ХIX веке, а не в середине ХV, как утверждает ТИ, датируя годы жизни Пия II и Поджо Браччолини.
Кстати, если обратить внимание на авторов «древних» исторических трактатов, то мы не встретим собственных имен. Только нарицательные имена, больше похожие на литературные проекты. Плутарх – «Плут от истории». Платон, как и Пилат, – «Уходящий от ответственности». Платон подставил вместо себя Сократа, а Пилат «умыл руки», отдав Христа на суд иудеев. И так по всему списку. Кто писал? – Имен не знаем. Мало того. Не сохранилось ни одного подлинного текста. Да и не могло сохраниться. Бумага – термодинамически неравновесный материал и полностью истлевает (аккомодируется, как говорят специалисты-химики) примерно за 800 лет. Поэтому никаких древних бумажных памятников в принципе быть не может. А что с другими носителями? Пергамент является результатом сложного и длительного технологического процесса, появился после бумаги и даже назывался сначала бумагой. Кожу и камень в качестве носителей многостраничных текстов видеть не приходилось. Таким образом, ТЕКСТОВ НЕТ, ИМЕН НЕ ЗНАЕМ. ЧТО ЭТО ЗА ДРЕВНОСТЬ БЕЗ ИМЕН И ТЕКСТОВ? И как частный случай, о какой Александрийской библиотеке в 700 тысяч книг, «сгоревшей» более 2000 лет назад, может идти речь?
    ВОЙНЫ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
              Где человек, там не может быть хорошо                                                                             (Карлейль)
Если посмотреть на всемирную историю как на единое целое, то бросается в глаза факт бесконечных войн. Древний Рим воюет постоянно. Одна Пуническая война с Карфагеном длится 118 лет(264 – 146 гг. до н.э.). 175 лет, начиная с 1095-го, шли Крестовые походы. 116лет длилась война между Францией и Британией. Закончилась в 1453 году. Но англичанам показалось мало, и через два года началась тридцатилетняявойна Алой и Белой розы. Но и на этом не успокоились. В 1517 году начинается общеевропейская столетняявойна между католиками и протестантами, внутри которой еще и 40-летняявойна между Габсбургами и французской династией Валуа, да к тому же внутри столетней войны во Франции идет еще своя 36-летняя война между католиками и гугенотами (1562-1598 гг.). Столетняявойна закончилась в 1617 году, но в 1618 году начинается новая – уже тридцатилетняявойна (1618-1648 гг.), которую некоторые историки называют первой мировой, потому что она шла не только в Европе, но и на американском континенте, а также в Африке и Азии. Получается, согласно ТИ, мирной жизни нет. Разрушение превалирует над созиданием.
Война – серьезное мероприятие, требующее огромных ресурсов и человеческих жизней. При этом войны сопровождались эпидемиями, которые, как известно, буквально косили население. Начавшаяся в начале ХIV века эпидемия чумы (черной смерти) к 1350 году сократила население Франции, Германии и Италии в 2 раза. В 1349 году чума пришла в Скандинавию. В Норвегии умерло 80% населения. Во второй половине того же ХIV века эпидемия чумы пришла на Русь, поразив большинство городов. В Смоленске вымерло все население. Эпидемия чумы в середине ХVI века сократила население Европы на треть. Как это происходило во Франции частично описано Мишелем Монтенем. Все население г. Бордо, где жил Монтень, в ужасе бежало «куда глаза глядят». Эпидемии чумы, холеры, оспы, гриппа, массовые заболевания цингой из-за плохого питания – спутницы войн. Не надо углубляться в глубь веков. Достаточно примера с первой мировой войной. Погибло в результате войны 10 миллионов, а из-за стимулированной войной эпидемии гриппа «испанки» в 1918 году – 40 миллионов человек (цифра военных – 30, а эпидемиологов – 50 миллионов). Как бы там ни было, еще год войны и население Западной Европы прекратило бы свое существование. Как же совместить 100-летние межгосударственные, гражданские и религиозные войны с массовыми эпидемиями, причем, одно часто по срокам накладывается на другое? – Непонятно. Вывод же напрашивается сам собой: государство и его население не может сохраниться, если оно столетиями воюет. Исторические сюжеты по поводу бесконечных войн неправдоподобны.
НЕЖИЗНЕННОСТЬ ИСТОРИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЕЙ

                           Уж коли зло пресечь
 Собрать все книги бы да сжечь!
                              (А.С. Грибоедов)
 Все врут календари
(А.С. Грибоедов)
Иван Грозный, по традиционной истории, был «серьезным» царем. Загубил множество душ. При этом был в одно и то же время и крайне набожным, и психически больным человеком. Но что вызывает сомнение? – Оказывается, Иван III тоже, согласно летописям, именовался Грозным. И также имел психические отклонения, разорял города, был жесток в отношениях с женами, повинен в смерти сына. Оба Ивана выпускают «Судебники», тексты – практически идентичны.
Есть удивительные хронологические совпадения биографий Ивана III и IV. Причем, не просто один повторяет биографию другого, а со строгим сдвигом на число лет, кратное 9. (Далее приведу несколько таблиц из книги В.Лопатина "Матрица Скалигера" в сокращенном варианте.)
    Иван IV Грозный - Иван III Грозный

1530
Рождение Ивана Васильевича
1440
Рождение Ивана Васильевича
90
1556
Присоединение Астраханского ханства
1466
Образование Астраханского ханства
90
1557
Начало Ливонской войны
1467
Начало войны с Литвой
90
1563
Смерть князя Юрия Васильевича, брата Ивана
1473
Смерть князя Юрия Васильевича, брата Ивана
90
1570
Разгром Новгорода
1480
Разгром Новгорода
90
Магия чисел. При написании истории авторы взяли на вооружение нумерологию и ее выводы. Основной из них – числа правят миром! Отметим, что числа 90 (9+0), 99 (9+9), 144 (1+4+4) и т.д., имеют внутреннюю сумму 9 или 18 (9+9) и являются нумерологическими знаками.  В естественных науках был донаучный алхимический этап, после преодоления которого стало возможным говорить о самой науке. В истории – основной науке об обществе – историческая алхимия в виде нумерологического оккультизма, этого бреда сивой кобылы, в переводе с древнерусского, «бреда равного Каббале», до сих пор преподается в школах и институтах.
К этой теме вернемся, а пока отмечу, что историки с Грозным все перепутали. На место реального Ивана IV подставили фантомный образ. Для такого утверждения есть дополнительные основания. Австрийский император Карл V и практически современник Грозного повторяет его биографию. Карла предает его сподвижник и личный друг Мориц Саксонский (аналог Андрея Курбского), а сам Карл сходит с ума. Современник Ивана IV испанский король Филипп II сгубил своего сына дон Карлоса. Английский король Генрих VIII, «синяя борода», карает своих жен, устраивает религиозные гонения и массовые убийства. В Турции в эти же годы буйствует султан Селим Явуз, в переводе «Грозный», а в Швеции – король Густав Ваза, тоже «Грозный». Когда историки фантазировали по поводу образов Ивана Грозного и Андрея Курбского, то к ним в компанию добавили жестокого кровопийцу Малюту Скуратова. Напрашивается аналогия с современником Малюты– Мартином Лютером!
Правление Ивана Грозного напоминает катастрофу. Опричнина, экономический упадок, поражение в ходе 25-летней Ливонской войны, сожжение крымским ханом Девлет-Гиреем Москвы в 1571 году и при этом – присоединение огромной Сибири Ермаком, пережившим царя всего на год!? Разве такое возможно? На своем печальном опыте знаем, что кризисы с войнами и даже без войн ведут к потере, а не приобретению территорий.
Вопрос «кто есть кто?» в истории остается открытым. Причем, чем крупнее масштаб личности, тем больше пробелов в биографии, будь-то Петр Великий или Александр Меншиков, Николай Кузанский или Эразм Роттердамский. Есть набор эпизодов из жизни выдающихся деятелей. Нет ни одной более-менее полной биографии, без лакун. Причем, стерты именно самые принципиальные моменты, как это было, например, с П. Румянцевым, Ф. Ушаковым и А. Суворовым (пример: экспедиция на Североамериканский континент по поручению Павла I).
Когда Екатерине II понадобилось оправдать присоединение южных территорий, появилась Киевская Русь. Сделано топорно. Но кто заметит, что продублирована московская хронология со сдвигом на нумерологическое число лет? Вот результат. Указан интервал между началами правлений.

Иван IV Грозный
459
Владимир Мономах
Федор Иванович
459
Мстислав I Владимирович
Борис Годунов
459
Всеволод II Ольгович
Федор Годунов
459
Игорь Ольгович
Лжедмитрий I
459
Изяслав II
Лжедмитрий II
450
Изяслав III
Владислав
459
Вячеслав Владимирович
Михаил Федорович
459
Ростислав Мстиславич
Федор-Филарет
450
Мстислав II Изяславич
Михаил Федорович
459
Святослав II Всеволодович
Федор Алексеевич
441
Ярослав II Всеволодович
Петр I
450
Александр Невский
Предлагаемая книга все ставит на свои места. Герасимовым доказано, что большую часть своей истории, вплоть до конца XVIII столетия, человечество жило по лунному календарю. Длительность лунного года – 29,5 дней. Солнечный год, как известно, длится 365,25 дней (лунный календарь до сих пор ведется во многих государствах параллельно солнечному). ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП ФАЛЬСИФИКАЦИИ ЗАКЛЮЧАЛСЯ В ТОМ, ЧТО ЛУННЫЙ ГОД ВЫДАВАЛСЯ ЗА СОЛНЕЧНЫЙ. Письменная история растягивалась более чем в 12 раз, 8 лет превращалось в 100, а 80 - в 1000 лет и т.д. Полуправда, которая «хуже всякой лжи». Те же сюжеты о столетних войнах и чумных эпидемиях – искусственный продукт растянутой шкалы времени. Но когда событийную историю понадобилось совместить с биографиями исторических деятелей, стали искусственно вводить дубликаты, вплоть до новых династий. В некоторых случаях биографы «вынуждены» из одной биографии делать две-три. Появляются отец и сын Монтени – оба мэры Бордо, канцлеры Англии отец и сын Бэконы, отец и сын Скалигеры, у нас отец Суворова воюет в Семилетней войне и становится генерал-губернатором Кенигсберга. Это не отец, а сам Александр Васильевич. В живописи мы имеем несколько десятков династий с делением на Старших и Младших Начиная же с девятнадцатого века, династий выдающихся художников нет. На детях природа отдыхает.
По ТИ, у французов история уходит в глубь веков. Одних королей Людовиков восемнадцать. В в Приложении дана необходимая и достаточная информация, доказывающая всю фальшивость французской истории.
            Людовик XVIII – Людовик XII
1795
Людовик провозглашается королем Франции
1498
Людовик становится королем Франции
  297
1796
Поход французской армии под командованием Наполеона в Италию
1499
Поход Людовика в Италию
297
1800
Второй поход Наполеона в Италию
1503
Второй поход Людовика в Италию
297
1801
Договор о мире с главным противником в Италии - Австрией
1504
Договор о мире с главным противником в Италии - Испанией
297
1809
Французы разбивают австрийские войска на Раабе
1512
Французы разбивают войска Священной Лиги под Равенной
297
У англичан все еще солиднее, и история, начиная с бриттов, тянется 2000 лет. В действительности английская история одна из самых молодых. При Павле Iтакое государство как Англия еще не существовало. Был остров с плохим климатом. На этот остров высылали тех, кто сейчас составляет английскую аристократию: Горинги, Гастинги, Рединги и т.д. Словообразующим суффиксом инг (ing) называли разбойников и бандитов. Отсюда Англия (England) – земля бандитов, каторга, а бритты – бритоголовая братва. Honour- английское "гордый" -  этимологизируется как "быть пьяным", «куролесить».
Чем моложе государство, тем наглее историки и древней история. Англичане не постеснялись переписать французскую историю почти один к одному, добавляя себе «в гонке за древностью» лишние столетия.
1789
Французский парламент одерживает победу над королем
1645
Английский парламент одерживает победу над королем
144
1791
Людовик предпринимает неудачную попытку бегства
1647
Карл предпринимает неудачную попытку бегства
144
1792
Свержение Людовика
1648
Свержение Карла
144
1793
Казнь Людовика
1649
Казнь Карла
144
1793
Корона формально переходит к Луису-Карлу, сыну казненного короля
1649
Корона формально переходит к Карлу, сыну казненного короля
144
1804
Реставрация монархии: императором Франции становится Наполеон I
1660
Реставрация монархии: королем Англии становится Карл II
144

Здесь мы также видим не историю, а нумерологию. Цифра 144, повторим, имеет внутреннюю сумму 9 (1+4+4). Не история, а оккультная дребедень.
От протестантов не отстают и католики. Вот  таблица начала правления понтификов. И по такому принципу построена вся история католицизма.
Григорий VI
90
Иоанн XII
Григорий VII
90
Иоанн XIV
Григорий XII
90
Иоанн XXII
Григорий IX
666
Иоанн III
Григорий XI
666
Иоанн VII
Григорий XV
666
Иоанн XII
Одной книги В.Лопатина «Матрица Скалигера» достаточно, чтобы придти к заключению: вся мировая история в целом и каждого государства в отдельности сфальсифицирована. Лопатин загнал «клячу официальной истории» туда, где ей место…
Обратим внимание на национальный состав элит европейских государств. Хомяков, ученый-энциклопедист, аристократ, славянофил, на основании личных наблюдений во время путешествий по Европе, сделал запись: «Западноевропейская аристократия – это потомки завоевателей, пришедших в Европу извне... Между аборигенами и элитой общества существует непроходимая черта и никакие личные заслуги или богатство не позволяют перейти эту «невидимую грань».
В рамках государства существует как бы два общества и две культуры. Причем, элита государства составляет с элитами других государств, в генетическом и языковом отношении, одно целое, но от государства к государству разделяется по культуре (на скотоводческую и земледельческую) и религии (на мусульман и христиан). При этом изначально христианство и мусульманство отличаются незначительно. Посмотрите на храм Василия Блаженного на Красной площади, архитектуру и характер росписей. Однозначной привязки к какой-то определенной конфессии нет. И это не случайно. У христиан практиковалось захоронение умерших в течение суток, многоженство, хаджж (русск. хождение), минареты при церквях, а в южных районах – обрезание. Гаремы были не только у османских султанов, но и у наших князей и царей. Омолаживая кадры, «отправляли на пенсию» достигших 22-х лет гаремных затворниц (у нас они находились в теремах). Носили кафтаны и тюрбаны. Верхняя одежда султанов ничем не отличалась от одежды наших царей. Это видно из представленных образцов в стамбульском музее Topkapi. Тюрбан называли чалмой (от русского слова чело, т.е. лоб). В религиозной полемике с началом развода Константинополь обвинял именно римскую церковь в отходе от догматов (вера не в одного Бога, а в троих – троица, идолопоклонство – иконы, сына Божьего приравнивают к самому Богу).
Вопрос: где вплоть до нашествия Наполеона в Россию находился Египет? – Ответ:  так назывались территории южнорусских и южно-украинских степей, включая Крым. Не случайно норвежский король величал Ивана IV Фараоном Египетским. Роксалана Египетская – жена турецкого султана
Сулеймана Великолепного – украинка. Украина – часть Египта. Григорий Потемкин завещал похоронить его именно в Египте, что и было сделано. 7 лет пролежал в Крыму в гробу, залитом медом, пока Павел I, узнав, не распорядился перезахоронить по католическому иезуитскому обряду. В саркофаге же, залитом медом, был захоронен в Египте и Александр Македонский (из книги ясно, что параллель между Григорием Потемкиным и Александром Македонским не случайна). Ледъярд, французский путешественник, во времена Екатерины II отправился в Сибирь, добрался до Тобольска, но был арестован. После освобождения его снова потянуло к приключениям и он отправился в новое путешествие, уже в Египет.  Интересны не злоключения Ледъярда, а дошедшие до нас его наблюдения:  генеалогия русских восходит к Египту и русские одеваются как египтяне.
 
«Верхняя одежда султанов ничем не отличалась от одежды наших царей. Это видно из представленных образцов в стамбульском музее Topkapi»




        
          Роксалана Египетская           Султан  Сулейман Великолепный,
   (Египет- южнорусские степи)            потомок Бориса Годунова        
      
   Посуда из музеев Стамбула (Гжель)


 

«Посмотрите на храм Василия Блаженного на Красной площади, архитектуру и характер росписей. Однозначной привязки к какой-то определенной конфессии нет».



Каков же этнический состав элиты государств? Павел Iутверждал в разговоре с Александром Суворовым, что все главы государств – родственники.
Начало всемирной династии, согласно Герасимову,  положил Иван III– Рюрик(«Русский Император»). Эта династия – единственная в мире. Она делилась, уводила за собой территории и создавала новые государства. Отпрыски династии воевали между собой, но были у власти как одна семья вплоть до эпохи революционных бурь и окончания первой мировой войны.  
Все европейские королевские династии – русского происхождения,восходят к Меньшикову, сыновья которого стали королями Франции (Генрихи II и IV) и Англии (Генрих III). Генрих- "Сын Императора". Сыном Меньшикова был и диктатор Нидерландов герцог Альба – Альварес- "Главный русский". Повторим: все западноевропейские королевские имена – русские, переписанные позже латиницей: Рудольф– «Рада Латинская», Эдуарди Эдвард– «Принадлежащие Орде», Артур– «Ордынец», Фридрих– «Загоняющий в Империю», Барбаросса– «Русский Борец» и т. д. Русские корни у французских королей Валуа(«Главных»), аристократов с фамилиями Роши(«русские»), как Ришелье, Рошфоры, Браше. То же самое можем утверждать и в отношение английских Ховардов, Тюдоров, Эдвардов. Вожди саксов имели русские имена Рада и Гора, от которых произошли Рединги и Горинги.
Книга Герасимова проливает свет на «немецкое иго», засилье немцев, немецкого и французского языков в царской России. Мы узнаем об истории возникновения Московии и Римской империи, их отношениях, причем, сразу отмечу, что древнейРимской империи никогда не существовало, но была Священная Римская империя германской нации (1733-1814 гг.) и светлейшие князья империи: Александр Меньшиков, Иван Мазепа(!), Александр Безбородко, Дмитрий Кантемир, Федор Апраксин, Григорий Орлов, Григорий Потемкин, Станислав Понятовский, Платон Зубов и т.д. Историки знают, но не могут внятно объяснить эти факты. Наднациональные титулы не вписываются в национальные истории государств.
Уточним годы и продолжительность существования Священной Римской империи. Всего империя просуществовала 81 (1814 – 1733) солнечный год, порядка 1000 лунных лет (отсюда штамп «тысячелетний Рим»), а не 844 (1806 – 962) года. Разница в 763 года (844 – 81) была заполнена императорами-дубликатами. Появилось четыре Оттона, три Фридриха и шесть Генрихов. Как это делалось?
              Фридрих II – Фридрих I Барбаросса

1215
Фридрих становится римским королем и императором
 1152
Фридрих становится римским королем и императором
 63
1218
Фридрих получает императорские регалии
1155
Фридрих коронуется императором в Риме
63
1226
Северо-итальянские города создают антигерманскую коалицию
1163
Северо-итальянские города создают антигерманскую коалицию
63
1226
Фридрих начинает новую войну в Италии
1163
Фридрих идет с походом в Италию
63
 (далее информация о дубликатах в Римской империи будет дана более подробно).
 Когда пошел процесс распада мировой империи (процесс сложный и имеющий несколько этапов), произошла и национализация элит различных государств.  Этнические русские офранцузились, онемечились и т. д., поменяли язык и культуру. Перун («Потомок Солнца») обратился в фараона, свою латинскую копию «Pharaon», ордынец стал Д`Артаньяном и т. д. Вслед за элитами началась национализация этносов. Крестьянин стал французом только в XIX веке, а итальянцем – еще позже. К середине XXвека тосканский диалект только-только становился общеитальянским. Фильмы, снятые в Неаполе в середине 50-х годов, в Риме показывали с субтитрами.
У нас при Николае I императорский двор перешел на русский язык, т.е. вернулся к своим корням. «Сейчас все потешаются над тем, что император Николай требует при дворе говорить по-русски; новшество сие кажется прихотью самодержца; грядущее поколение скажет ему спасибо за эту победу здравого смысла над высшим светом», - писал маркиз де Кюстин в 16 письме книги «Россия в 1839 году». Но аристократия сопротивлялась до последнего, не вписалась в русскую культуру и оказалась за границей.туру и оказалась за границей.исьме
Засилье немцев в России, начиная с самих Романовых, а также то, что с этим иностранным засильем невозможно было бороться, тоже находит свое объяснение. Все эти немцы были этническими русскими. Голштинская династия Романовых, правившая Россией, чисто русского происхождения, а их немецкие титулы – следы настоящей истории восемнадцатого века, когда Александр Меньшиков захватил Европу.

Принц Священной Римской империи (S.R.I.) Александр Алексеевич Меньшиков. Портрет и надписи на нем вызывают споры. Однако дети      
Александра Меньшикова, согласно исследованиям аристократических родов (опубликованы в 1904 г.
Е.  Карновичем) также были принцами. Более того. Меньшиков, согласно Герасимову, и явился создателем Римской империи.
 






         



 КНЯЗЬЯ СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
 
                А. Меншиков                                             Г.Г. Орлов
                                                                (художник Ф. Рокотов)

         
              Г.А.Потемкин                                        Б.П.Шереметев
              (И.-Б. Лампи)                                          (И. Н. Никитин)

       
         КНЯЗЬЯ СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

 
            Ф.М. Апраксин                                           П.А. Зубов
(П.В. Жуковский. Конец ХIХ в.)                       (И.-Б. Лампи)
 
                    Иван Мазепа                        Дмитрий Кантемир (Хан Тимур)


                  ГРАФЫ СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

     
                 Г. И. Головкин                                    А.С. Строганов                    
               (И.Н. Никитин)                                    (Д. Левицкий)                                         
       
 
               А.И. Воронцов                                        А.В. Суворов                      
               (Д. Левицкий)                                       (Дж. Аткинсон)       


         ГРАФЫ СВЯЩЕННОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ
            
                  
    
         В. А. Зубов (Й. Грасси)                             П.В. Завадовский  

   
         А.М. Дмитриев-Мамонов                          А.А. Безбородко    
                    (М. Шибанов)


РУССКИЙ ЯЗЫК НА КАРТЕ ЕВРОПЫ И МИРА
Мы точь-в-точь двойной орешек
под единой скорлупой
(А.С.Пушкин. Подражание арабскому)
По ТИ, мы появились на исторической арене с большим опозданием, но как и чем объяснить такие странности, что русские названия превалируют на всем географическом пространстве Европы? И это относится не только к таким городам, как Дрезден, Лейпциг и Вильнюс, в недавнем прошло Вильно– «Вольный». Только на территории Германии русских названий более 900.
Перечислим основные европейские столицы, и что мы видим? Будапешт, ранее Буда– «Большой Дом» и «Пешт» - «Пустырь», Стокгольм– раньше назывался «Стохолм» («Сто Холмов») в качестве столицы Свеи(анаграмма русского племени Веси) – современной Швеции на Скандинавском полуострове. Скандинавия– «Новый шатер» (от слав. «скании», передвижного матерчатого шатра). Анаграмма племени Чудь– Дойч (немцы).  Венеты(Вены) -  Невские, т.е. жители побережья реки Невы. Финны и в наши дни называют русских венами. Вены=Невские дали свою корневую основу Вене, Венеции, Венесуэле, Венгрии – Венской Угрии («границе», «окраине»).
Пруссия – «Пражская Русь». Боруссия– буквально означает «место, где живут русские». Белоруссия– «Головная» или «Главная Русь». Бел– «головная» (откуда «белая горячка» – болезнь головы). Отсюда и латинизированная анаграмма белой– «Альбион» и знаменитый диктатор Нидерландов Альварес– «Главный Русский» (rec– лат. русский). Палестина– «Главный Стан».
Хан – титул и столичный город с прилегающими территориями. ХАНдал названия Астрахани, Аахену, Картахене, Ганноверу – «Городу Новой Веры». Латинизированный Ватикан– «Батя-хан», «Хан Батый». Батавия(Бельгия и Голландия) – «земля Батыя» (из книги ясно, что это не легковесные лингвистические упражнения). Мы имеем столицу Швейцарии латинизированный Берн– «Верный» – типичное название казачьей станицы, как и город Алма-Ата– в прошлом также «Верный». Кенигсберг–  «Княжескй Берег (оберег)».
Орда – «земля» (рождающая), «ядро» (анаграмма) и  «род». Отсюда и «родина». От ОРДЫполучили названия Бордо, Кордова и еще целый ряд городов. Орда во многие языки мира вошло со значением дисциплины и порядка. Англо-саксонское войско называлось «horde», т.е. той же Ордой. Хансард– название официального отчета о заседаниях даже нынешнего английского парламента! Вариант Орды – Рада– «радость и взаимное согласие».
От топонимики (название мест) и гидронимики (название рек) перейдем к самим языкам. Карамзин утверждает, что при Иване III, то есть в XVвеке, русский язык был общеевропейским языком, включая Турцию. Джером Горсей, автор XVIвека, пишет: «Русский язык распространен в Турции, Персии и даже некоторых районах Индии». Петр Петрей, шведский дипломат, посещавший наши края в XVIIв., писал: «Московитяне или другой кто-нибудь, вполне изучивший русский язык, может говорить с поляком, литовцем, кошубом (Германия), словенцем, богемцем (Чехия), вендом, долматом, болгаром, хорватом, понимать их и ехать через Татарию и Турцию в Константинополь: там в употреблении тот же самый язык, даже и при дворе говорят на нем». Подчеркнем, что ВО ВСЕХ СВИДЕТЕЛЬСТВАХ РЕЧЬ ИДЕТ ИМЕННО О РУССКОМ ЯЗЫКЕ.
Исследования Н.Н. Вашкевича, нашего выдающегося лингвиста, идут еще дальше. Русский вместе с арабским языком составляет единую бинарную лингвистическую систему. Единой системой является потому, что все без исключения русские немотивированные слова имеют объяснение в арабском языке и наоборот. Примеры: Русь- араб. «сур», «голова»; Сусанин– «неправильная дорога»; Декарт- «две координаты»;  арии- «голые»; чебурек– «дотерпеть до обеда»; католики– «сокрытые лики»; губернатор- «смотритель»; крыса– «хапуга»; благородный– «без корысти»; морда- "противостояние"; скот– «бессловесные»; апельсин– «составленный текст» (откуда «разбираться как свинья в апельсинах»); арбуз– «зубр», «половой член» (чем и объясняется украинский обычай, сватаясь, предлагать арбуз); абракадабра-  «исцелил он, исцелил», лечение заклинанием. В то же время русск. скот– араб. «немота»; сенат- «суннат», «закон»; обжора- «абжяр», «с большим животом»; левша- «ашваль»; кобель– «хабаля» (делать беременной), отсюда же еврейская Каббала и т.д.
От специалистов-арабистов приходилось слышать, что особенности огласовок и чтение в обоих направлениях ведет к тому, что можно найти звуковые и логические аналоги для любого языка. С этим трудно не согласиться. Однако, есть такое явление в русском языке как идиомы – фразы, смысл которых не вытекает из смысла составляющих его слов. Идиома не ровен час, имея значение «а вдруг произойдет что-либо», является выражением опасения чего-то неприятного. Но это значение никак не может вытекать из сложения понятия часа с понятием ровный. Это и есть идиома. Само слово «идиома» появилось от обратного прочтения арабского моъа:ди «противоречащий (смыслу)».
В русском языке идиом огромное количество, более 1500, не сравнимое ни с одним другим языком. И ВСЕ ИДИОМЫ ИМЕЮТ ОБЪЯСНЕНИЕ В АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ! Например,  ум– араб. «умм», «мать», откуда «Ну, рожай же!». Собака– «кабос», «кошмар». Отсюда: «жизнь собачья», «холод собачий». Другое значение собаки – «опережать» и «причина явления». Отсюда идиомы: вот где собака зарыта(«зариат» – араб. «причина», «предлог»), «вешать всех собак» («вешайат» – араб. «клевета», «оговор»). Идиома тише воды, ниже травы– очень скромный. Речь не о воде или траве, а о скромности, потому что вад?и:ъ "скромный".
В чем нельзя согласиться с Вашкевичем, так это с его космологией (слова и числа правят миром; в этом он выступает как нумеролог) и антиисторизмом. Правило как корабль назовешь, так он и поплыветзачастую работает, но не является универсальным принципом. И второе. Арабский и русский языки у Вашкевича – бинарная система, два в одном. Небольшое, но существенное уточнение Герасимова. АРАБСКИЙ – ЭТО ДРЕВНЕРУССКИЙ,застывший на периферии цивилизации, и названный арабским в фальшивой ТИ. Отсюда, русские идиомы раскрывают свое значение через обращение к древнерусскому языку. Идиома я покажу вам Кузькину мать– выражение угрозы, но трудно переводится, если не знать древнерусский. За глаголом показатьказ?а:' "наказание" + русское  к "тебе" + ???   ма:т "умереть". Буквальное значение - «накажу тебя смертельным наказанием».
Но дело не ограничивается русским языком. Оказывается, что  идиомы и в европейских, и в восточных языках своими корнями восходят к арабскому языку (древнерусскому)!
Английское it is raining cats and dogs"дождит кошками и собаками". Ясно, что речь не о собаках, а о дожде, и не о кошках, а о непрерывности: 'инкатаъ«прерываться». Let`s return to our muttons– «вернемся к нашим баранам», что означает вернемся к основному тексту, потому что «матн» – «основной текст». Калька с английского cold war  «холодная война».  Но за английским колд скрывается древнерусское к?аллад «имитировать».
Итальянская идиома еssere al verde – «быть без гроша в кармане», потому что «ъассар» – «приводить к трудностям», а «aл-варид» – «навар», «доход».
Иврит не является исключением. В еврейской идиоме ????? ??? ?????? ??? ????  «он мастер свести стену со стеной», т.е. «наврать, наплести», за еврейским словом ??? котель «стена» прячется арабское хаталь«обман, хитрость».
    Японское слово камикадзе, известное всему миру со значением "жертвующий собой во имя исполнения цели",  в самом японском означает "божественный ветер". Японцы придумывают разные небылицы. А нужно просто прочитать слово по-арабски. Получается: ка:м вакадзи"взял и сгорел который", тот и камикадзе. Известный всему миру японский и китайский боевой клич банзай, по-китайски wаnsui"10 тысяч лет" на самом деле русское слово вонзай.          
    Китайскоежень шень, название корня, помогает от полового бессилия, на самом деле китаизированное русское слово «женщина».

Почему такое внимание к идиомам? –  Да потому, что в ТИ контактов русских с арабами практически не было, а следовательно и невозможно такое огромное количество лингвистических заимствований. То же относится и ко многим другим языкам. Этот пласт лингвистики уже сам по себе опровергает ТИ и подтверждает концепцию Герасимова.
Язык Корана «очень близок к еврейскому языку Библии, и гебраисты могут читать «по-арабски», а арабисты – «по-еврейски», – писал Н.А. Морозов. И по-русски, добавим мы. Н. Вашкевич дает точный перевод ряда мест Библии. Вот стих из Нагорной проповеди: «Блаженные кроткие; ибо они наследуют землю». Место темное из-за надуманного перевода. Правильный перевод – «Земля тем, кто ее обрабатывает». Или другой пример: «Блаженные нищие духом; ибо их есть Царство Небесное». Точный перевод – «Занимайтесь делами благочестия и Царствие Небесное будет ваше»!
Не существует древних египетского, греческого и латинского языков. Эти языки – продукт Нового времени. Нет истории возникновения этих языков и их словарных составов. Индоевропейского праязыка цивилизации никто никогда не видел, а словарь древнерусского языка существует и насчитывает, благодаря творческому подвигу Н.Н Вашкевича, более 37 тысяч слов.  
Древнегреческий и латинский языки образованы на основе древнерусского. Поэтому этимологию нужно искать в древнерусском и тогда Геродот- «время как изменение». Фукидид– «ушедшее, утраченное». Тит Ливий– «в истории застрявший». Карнелий Тацит– «века оболгавший». Основатель диалектики Зенон– «сомнение». Архимед– «рыхлая опора». Бог Кронос– «хронология, века». Его дочь Гера– «дочь веков». Ариадна-  «покажи дорогу назад». Зевс– «свет». Посейдон– «вызывающий бурю». Александр Македонский– «документальное донесение». Лаокоон– «лгун»  и т. д.
Москва, отметим отдельно, происходит от древнерусского «маски» и этимологизируется как «закаленный» о стали. Тоже означает и Да-маск. Отсюда дамасская (т.е. московская) сталь. Другие города, такие как Ковров, Псков, Краков и даже Киев, имеют корень «КВ», «ковать».
Герасимов, фамилия автора этой книги, обычно переводится с древнегреческого как "почтенный, уважаемый", но это не совсем точный  перевод, как и все переводы имен, которые делаются с древнегреческого языка. Герасимов– «открыватель новых смыслов в истории». Вашкевич, на научный авторитете которого я ссылаюсь, – «первооткрыватель». Автор данного текста Трухин– «ставящий вопросы».
Русский язык (древний и современный), латинизировавшись, превратились в нынешние европейские языки, в том числе английский! Примеры перед вами. Афер – «аферист». Affair – «дело». Банк – «стол», «место сбора шулеров». Bank – ист. «скамья» (на галере). Фол, как и Phallus, – «мужской половой орган». Хаза – «квартира», «притон». House – «дом». Very good – «верь, что годен». Business – «бузы нет» и т. д. Под и т. д. имеется в виду весь английский язык. Примеры с использованием русской фени (нынешнего блатного=братного языка) не должны смущать. Это наш язык в недалеком прошлом. Им пользовался еще А. Пушкин: «Черт догадал меня родиться в России с душою и талантом». Догадал по фене – «осудил». В приложении к книге дан обширный словарь русской фени-английского.
Русский язык был языком первой на земле цивилизации и первого государства. От этого языка пошла дивергенция всех остальных языков. Это был и язык науки и соответствующей терминологии: от атома – «этимона», «сокрытого» до белка (химических и физических элементов плюс структура). Гомосапиенс– СПН– «сапиенс», буквально «душа». Гомо– от русск. «умный». Субъект– «имеющий цель». Таблетка– «лечить болезнь». Инстинкт– «механизм спасения». Материя– «простирающаяся» и т.д.
Параллельно с образованием новых языков и религиозным размежеванием произошел раздел мира по национальному признаку. Этот факт зафиксировал Леонардо да Винчи (дневник 1501-1511 годов): «Человеческий род дойдет до того, что один не будет понимать другого, немец турка».Язык еще един для всех, но кризис наступает. Напомню, что даже согласно ТИ, большинство европейских языков появилось в ХVI веке. Английский был внедрен в государственное делопроизводство на Британских островах при Генрихе VIII с 1535 года, а в 1539 году французский был принят в качестве государственного во Франции. Но произошло это, как становится ясно из книги Герасимова, не в ХVI веке, а в начале ХIX.
Повторим: первым языком цивилизации был древнерусский. На уровне корнеслогов (не лексики, а именно корней) ВЕСЬ МИР ДО СИХ ПОР ГОВОРИТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ (с делением на древний и современный). Все другие языки – языки коммуникации – дивергенция или, по-другому, аберрация этого языка. Вывод подтверждается богатейшим культурным слоем на древнерусском (арабском) языке, надписями на одежде, оружии, монетах. Но главная богатством является огромный массив текстов на древнерусском языке, который до сих пор невостребован наукой. Нет ни государственного заказа, ни специалистов.
                  Фрагмент древнерусского первоисточника
                   
                   
   
 
  Арабские надписи на оружии из коллекции Оружейной      
          палаты Московского Кремля – древнерусские надписи
     
             СЕРЕБРЯНЫЕ МОНЕТЫ ИЗ КЛАДОВ НА   
                    ТЕРРИТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ
          

                                                              
На территории Древней Руси к настоящему времени обнаружен 121 (!) клад «арабских» монет. Клады различаются по весу и количеству монет, от небольших до десятков тысяч. Средние клады – Волоколамский (1,3 тысячи), Тверской (3 тысячи),   три клада на территории Киева (около 10 тысяч).  Крупный клад – в Муромских землях (11 тысяч, 42 кг). Самый большой – Великие Луки – в 2,5 раза больше Муромского (более 100 кг).
Ареал распространения – вся Русь, не только торговые пути. Арабские (т.е. древнерусские) монеты до Екатерины II включительно были основным средством обращения внутри страны, а не только при международной торговле, как это утверждает ТИ.

 
          Карта распространения кладов древнерусских       
                                серебряных монет

                   
В России находится огромный массив документов на древнерусском (арабском) языке. Тысячи рукописей. Это богатство остается невостребованным. Специалистов по чтению арабских первоисточников в России единицы и они заняты другой деятельностью.




      НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ТОМ, С ЧЕГО НАЧИНАЛАСЬ ИСТОРИЯ
По свидетельству В. Ключевского, в 1657 году царь Алексей Михайлович проявил интерес к истории. Организовал присутственное место во главе с дьяком Кудрявцевым и несколькими подьячими. Каков результат? Кудрявцев за 18 месяцев работы ничего не смог найти из документов, на которые можно было бы опереться. Более того, пропал и единственный источник, написание которого необходимо было продолжить – Степенная книга Ивана Грозного. От затеи с историей пришлось отказаться.
Через 100 лет процесс написания истории пошел. Но кто исполнители? – Иностранцы. В Российской Академии наук с 1724 по 1841 год из 34 академиков-историков было лишь трое русских, да и то на вторых ролях: М.В. Ломоносов, Я.О. Ярлов и Н.Г. Устрялов. Зачем понадобились иностранцы? – Целенаправленно искажать историю легче, если ее пишут инородцы. Им безразлична история страны и ее народа. Что получилось? Ответим словами Пушкина: «Хочешь услышать глупость – послушай рассуждения иностранца о России».
Не все иностранные академики знали русский язык, из-за чего получались всякие нелепости: воевать с пруссаками (двойной смысл) обернулось на бумаге войной против Пруссии. Киев – вашу мать – стал матерью городов русских.
Но участие иностранцев в написании национальной истории характерно не только для России. Вольтер работал не только над русской, но и всемирной историей. Помог Екатерине Великой осознать значение Петра и его реформ для России. Лейбниц обеспечивал историей несколько королей и императоров и т. д.  Каков результат?
Всемирная и наша отечественная история до Крымской войны, до середины XIX века – ФАЛЬШИВКА. Традиционная история –  ЛЖЕНАУКА.Политика, помимо прочего, – это искусство лжи, манипулирования сознанием людей. История – важнейший инструмент политики. За время с середины XVIIIвека - время появления политики как вида деятельности - и до наших дней создана СИСТЕМА МИФОВ. Мифы заменили реальную историю. Начиная со школьной парты сопровождают человека всю жизнь.

              
            Портрет Н.М. Карамзина (художник В.А. Тропинин)
       Официальный историограф Романовых. Автор «Истории государства Российского» в 12-ти томах. Первые тома вышли в 1818 году. Содержание основано на ложной хронологии и состоит на 90% из надуманных героев.
       Сослужила печальную службу русскому дворянству. Живя под надуманной легендой о прошлом, оно - дворянство - через 100 лет прекратило свое существование.       
      Карамзиновская история канонизирована и преподается до сих пор. Правда о прошлом и в наши дни не является категорическим императивом, безусловным требованием.  
           РОССИЯ ОБРЕЛА НАУЧНУЮ ИСТОРИЮ
                          Слушайте, бандерлоги!
                           Я расскажу вам историю…
                                (Киплинг)
Многие положения, вошедшие в предисловие, достаточно известны, опубликованы в книгах. Но все, что пишется авторами альтернативных версий истории у нас и за рубежом, вызывает двоякое ощущение. Когда критикуется школьная история, то со многим соглашаешься. Но когда просишь дать научную картину развития цивилизации в целом и глобальную хронологию событий всемирной и нашей истории, то вразумительных ответов, реальной альтернативы нет. Замах большой, амбиций много, но нет даже разумного ответа на вопрос: зачем нужно было в таком объеме фальсифицировать историю? Одним словом, амбиции без амуниции, как говорят англичане.
Книга Г.М. Герасимова «Реальная история…» отвечает на поставленные вопросы. Впервые написана история цивилизации от неандертальца до современного человека – кроманьонца. Теперь мы знаем, как произошло превращение неандертальца (облик человека, но психика животного) в кроманьонца – современного человека.  
Также впервые автору удалось решить научную проблему с датированием событий, представить реальную хронологию, разобраться с календарями (династическими, лунными и солнечными) и их последовательностью. Как оказалось, прав А. Грибоедов: «Все врут календари». Благодаря Герасимову СТАЛА ПОНЯТНА ТЕХНОЛОГИЯ РАСТЯГИВАНИЯ ШКАЛЫ ВРЕМЕНИ и фальсификации, в результате которой на периферии цивилизации появились «древние» Египет, Индия, Китай, Рим и Афины, а также средневековая Европа. Данная часть работы уже сама по себе открытие мирового уровня.
Во второй половине XVIII века развилась математика на основе «арабских» цифр и десятеричной системы исчисления, что позволило перейти с лунного календаря, где год равен примерно одному месяцу, на солнечный. 1785 год стал первым годом новой эры. При создании фальшивой версии истории появилась возможность не переписывать все документы, а оставить большую часть как есть, в прежнем виде. При этом Западной Европе сохранили даты по лунному календарю, но выдали их за солнечные. Засчитав месяцы за годы, выдали 80 лет за 1000. В результате такой фальсификации события XVIII века ушли в далекое прошлое. Европа  состарилась, а  Россия с ее почти неискаженной династической историей оказалась на бумаге, а затем и в сознании людей, в числе отсталых и вечно догоняющих стран.
В книге вскрыт механизм реализации властных полномочий, политического контроля над империей и мотивы, побудившие целенаправленно фальсифицировать историю, не останавливаясь перед затратами. Мотивы убедительные, причем настолько, что становится очевидным, что история и не могла дойти до нас в неискаженном виде. Скрывать было что. Новое время произвело моральную переоценку связи голубой крови со смертным грехом. Грехопадение правящей династии в результате кровосмесительных связей, ИНЦЕСТ, женитьба на сестрах и дочерях, как результат, ублюдочность царских отпрысков – основной, хотя и не единственный, мотив фальсификации истории.
Второй мотив, обнаруженный Герасимовым, – КАСТРАЦИЯнепервородных великокняжеских детей для предотвращения борьбы за власть. К тому же, направляя войско за тридевять земель, император не должен беспокоиться, что полководец заведет на месте конкурирующую династию. Гарантия – кастрация.
Еще два с небольшим века назад кастраты играли значительную роль при дворах как на Западе, так и на Востоке, причем, не только в гаремах. Это были служители культа (епископы – скопцы – «оскопленные письки»), полководцы и администраторы различных уровней. Существовало искусство кастратов. Женские роли исполняли «мужчины». Во второй половине XVIII века кастрацию заменили на стерилизацию. Александр I и Константин, имевшие жен и любовниц, но не имевшие детей, были лишь стерилизованы в отместку за очередные разделы Польши Екатериной II. В наши дни кастрация сохранилась во многих странах лишь в виде наказания за уголовные преступления сексуального характера, да еще экспериментов над населением. Индира Ганди в Индии стерилизовала миллион мужчин по программе снижения рождаемости (программа не дала результатов, поскольку рожают не мужчины).
Не менее важные мотивы фальсификации истории появились уже в Новое время – время революционных перемен во всех сферах жизни. Суть заключалась в том, чтобы ломать традиционные ценности и патриархальное сознание, ПЕРЕПИСЫВАЯ ИСТОРИЮ И СОЗДАВАЯ ПРЕЦЕДЕНТЫ В ПРОШЛОМ. Появился выдающийся реформатор Петр I. Александр II выполняет завет Екатерины II по отмене крепостного права, хотя именно при Екатерине II крепостное право и было введено. Наполеон III создает образ великого племянника Наполеона I и идет по его стопам и т.д.
В книге содержатся новые подходы к истории Украины, совсем другой истории, при ее практическом отсутствии в ТИ. Реальной истории Украины может позавидовать любое европейское государство. Рада одна контролировала порядок во всей Европе за многие столетия до того, как появились государства Англии и Франции, регулировала в соответствии с законами династические вопросы в Московии и в мировой на тот момент столице – Константинополе.
Из реальной истории следует, что Кембриджский, Оксфордский и Сорбонский университеты возникли не на 550 лет раньше, что само по себе уже нелепо, а через  несколько десятилетий после МГУ.  М. Ломоносов – изобретатель стекла и первых оптических приборов, первый в мире создатель цветных мозаичных картин на заре портретной живописи.  Западноевропейские ученые появились через несколько десятилетий.
Сравним по годам жизни несколько выдающихся европейских и российских живописцев:
Леонардо да Винчи  1452 - 1519     И.П. Аргунов             1727 - 1802
Рафаэль Санти          1483 - 1520     Ф.С. Рокотов              1735 - 1808       
Микеланджело          1475 - 1564      Д.Г. Левицкий       1735 - 1822
Караваджо                 1573 - 1610      В.Л. Боровиковский  1757 - 1825
Европейская живопись якобы опережает российскую на 200 – 300 лет. Объясняется это просто. Практически каждый художник (по ТИ) был портретистом и рисовал деятелей прошлого. Время жизни европейских политиков подгонялось под событийную историю, которая первоначально была по лунному календарю. А отсюда и возраст европейских художников, «рисовавших с натуры». Хотя, кроме одного – двух, хороших портретистов в Европе не было еще и в конце восемнадцатого века. Так что кроме портретиста, названного позже Тицианом, все остальные перечисленные европейские художники творили в 1815 – 1870 годах, и их работы с полным основанием можно отнести в разряд подделок. Соответственно, их биографии – это полный вымысел.
А время жизни российских художников честно пересчитано на солнечный календарь. Перечисленные русские художники – настоящие классные портретисты конца восемнадцатого – начала девятнадцатого века, когда в Западной Европе своей живописи еще не было (все хорошие портретисты конца XVIIIвека вышли из Петербурга). Российская живопись нисколько не отстает от европейской, не уступает ей по качеству, а по количеству (настоящих) полотен портретной живописи восемнадцатого века, как минимум, вдвое превосходит весь остальной мир (включая и подделки девятнадцатого века).
Между прочим, все художники имеют не собственные, а нарицательные имена. Сам термин «художник» – «дух оживший» – недавнего происхождения, а раньше это были маляры, от древнерусского «малява» – «письмо» (английское электронное письмо – e-mail– того же происхождения). Обналичивание имен произошло только в девятнадцатом веке. Леонардо этимологизируется как «цветовая перспектива». Микеланджело – «Божественный ангел». Рафаэль – «Милосердный». Дюрер –  «Зверь». Назван так после оформления «Апокалипсиса». Тициан – «Бабник» (за картины «Любовь земная и небесная», «Вакханалия»,  «Диана и Акрион» и т. д.).
          ЛЕОНАРДО (ЦВЕТОВАЯ ПЕРСПЕКТИВ)
             
           Мадонна с младенцем                     Дама с горностаем

           
                   ДЮРЕР (ЗВЕРЬ) АПОКАЛИПСИС
      
     Четыре всадника                      Иоанн Богослов съедает книгу
Чего добиваются люди, стремящиеся восстановить реальную историю страны? Научных степеней и званий? – Нет. Путь к степеням и званиям идет не через конфронтацию.
Благодаря ТИ, на уровне общественного самосознания мы думаем о себе не то, что есть на самом деле. У нас не литература идет за жизнью, а наоборот, жизнь за литературой, причем, за литературой не самого лучшего пошиба. В результате, реформы превращаются в опыты с непредсказуемым финалом. Так было с Александром Лысым и Сперанским, чьи реформы закончились бунтами, а «Москва, спаленная пожаром, французу отдана». Итог деяний Николая Кровавого и Аркадия Столыпина – революция, Бориса Ельцина и Егора Гайдара – развал страны.
Незнание реальной истории оборачивается для государства в сложное переходное время тем же, что и потеря иммунитета для живого организма. Если бы мы знали настоящую историю, и в учебных программах нашли отражение вопросы, как создаются и рушатся империи, то мы – предупрежденные – не потеряли бы СССР.
Или другой болезненный вопрос. Знание хода и результатов реформ по отмене крепостного права полтора столетия назад не позволило бы нынешним реформаторам провести жульническую приватизацию государственной собственности. Император Александр II во многих отношениях оказался на голову выше «царя Бориса» в конце XX века. Императору, кстати, пришлось преодолеть сильное сопротивление московских помещиков, которые были против отмены крепостного права, и питерских помещиков, которые выступали за освобождение крестьян без земли.
Мы сейчас наблюдаем реванш церкви. Что подсказывает научная история? Правда ли, что в Средние века это был самый жестокий и кровожадный социальный институт? Каково место церкви в современном обществе? Автор этих строк вслед за Стендалем, Ницше и Альбертом Камю готов повторить: «Единственным прощением богу за созданный им мир является то, что его нет».
История как наука должна разобраться и внутри себя. Что нужно сделать, чтобы эта на сегодняшний день лженаука и ее адепты, не владеющие ни культурой научного мышления, ни логикой, – стала полноправной наукой? Это совсем не праздный вопрос. Регулирование общественных отношений в мире осуществляются через борьбу, по существу ту же грызню, что и в животном мире. Оружие только стало «цивилизованнее». На смену клыкам и рогам пришли СМИ и СМП (средства массовой информации и средства массового поражения). Мир меняется на глазах. Крепкий ум и здравый смысл, но без научного подхода и системного моделирования  ситуаций, не способен адекватно реагировать на возникающие вызовы. А история, служащая фундаментом для всех прочих наук об обществе, остается политизированной лженаукой, доставляющей откровенно ложную информацию.
Зададимся вопросом: нужна ли коллаборационистам и «постриженным в историки» историческая правда? Фальшивая ТИ, повторимся, – это 500 лет власти варяжских князей и татаро-монгольского ига, да 300 лет «немецкого ига дома Романовых». Если эта бредовая история их удовлетворяет, а достоинство – пустой звук, то и дальше детей будут воспитывать на примерах многовекового рабства и покорного унижения.
В истории человечества было несколько переделов мира. Три передела мира в XVIII-XIXвв. сопровождались переписыванием истории. Случилось так, что именно Россия больше всего потеряла в результате фальсификации истории. Из лидера мирового цивилизационного процесса она на бумаге, а потом и в сознании людей, превратилась в аутсайдера. Данная работа восстанавливает реальное положение дел.
Общая оценка книге. Работа Георгия Михайловича Герасимова – блестящий образец применения системного анализа, логики и глубокой эрудиции. Его, без преувеличения, можно назвать автором системного анализа в общественных науках и, на настоящий момент, первым умом России. Кто еще может смоделировать развитие цивилизации от зарождения до наших дней? Кому по силам предложить историю человека «от Адама до Потсдама», совместив ее с поэтапным развитием человеческого разума, технологий и социальной жизни?
Предрассудки общественного сознания и догматического мышления искореняются медленно. «Безумие партий, народов и времен – правило». Люди и общество устроены так, что мифы побеждают историю. Но правил нет без исключения. Пример исключения, причем, пример выдающийся – данная книга.

А.М. Трухин        Кандидат философских наук
P.S.
Книга не проста для восприятия, требует работы над ней, неоднократного прочтения. Отдельные моменты становятся понятны только при прочтении всей книги.

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА КНИГИ
Фальшивость официальной древней истории сегодня уже не вызывает сомнений у тех, кто не поленился в нее вникнуть. Отстаивают ее либо догматики, не обладающие необходимой культурой мышления, либо те, у кого в этой сфере есть тот или иной меркантильный интерес. Кризис слабо тлел почти столетие, но только в последние десять лет обострился и вышел наружу. Когда можно ждать его окончательного разрешения?
В чем-то схожая ситуация была в физике на рубеже 19 – 20 веков, когда началось исследование микромира, а теоретические работы вышли на уровень анализа релятивистских эффектов. В физике на наведение порядка в теории и философское осмысление результатов потребовалось несколько десятилетий. И это в науке, качественно превосходящей по общей культуре все прочие дисциплины, где, в отличие от истории, теория всесторонне проверяется экспериментом. Так что, исходя из аналогий, с учетом консерватизма историков и отсутствия современной научной культуры в их среде, кризис мог бы затянуться на столетия.
В физике ученые столкнулись с эффектами, аналогов которым даже отдаленно нет в повседневной жизни, полностью переворачивающими картину мира, вроде искривления пространства и времени или возможности микрочастиц свободно проникать сквозь любые препятствия. Казалось бы, научные проблемы в истории по сложности не могут быть соизмеримы с проблемами физики. Как-никак история общества должна быть естественна на уровне здравого смысла и повседневного опыта. Однако оказывается, что разобраться с искривлением культурного времени и пространства гораздо сложнее, чем физического. В чем проблема?
Проблема не одна, их целый социальный комплекс. Во-первых, сама задача восстановления истинных событий, когда кто-то заинтересован в том, чтобы их скрыть, в большинстве случаев весьма непроста. Если бы это было не так, и прошлое легко восстанавливалось, то практически не стало бы уголовных преступлений. А они, как показывает предыдущий опыт человечества, пока неискоренимы.
Во-вторых, зачастую решающую информацию для восстановления событий в уголовных делах дает анализ мотивов всех участников, а при глобальном искажении прошлого стираются не только истинные события, но и настоящие мотивы. Если к этому добавить, что история была искажена не одноразово, а в результате целой серии последовательных изменений на протяжении столетия, то оказывается утрачено несколько слоев настоящих картин прошлого, событий и мотивов искажения истории. К задаче восстановления прошлого становится невозможно даже подступиться. Не за что ухватиться в принципе. Практически нет источников, на которые можно было бы опереться. История событийная и династическая переписывались. История религии фактически вся вымышленная. История культуры изменялась так, чтобы подтверждать династическую, религиозную и событийную историю. История науки и техники фальсифицировалась в последнюю очередь уже во второй половине девятнадцатого века, так чтобы она соответствовала остальной истории.
В-третьих, искажение истории всегда делалось по заказу властей, которые определяли, что и как искажать, финансировали эти работы, обеспечивали участие в этой работе всех возможных помощников, как находящихся на государственной службе, так и «независимых». Поэтому фальсификации делались тщательно. Основную массу исторических следов, не укладывающихся в официальную историю, фальсификаторы уничтожали и создавали фальшивки на протяжении более чем столетия. В результате сегодня исторических материалов, необходимых для создания истинной исторической версии, практически нет. А все оставшиеся исторические следы, вроде археологических находок, оружия, украшений, монет, берестяных грамот, глиняных табличек и т.д., очень информативные в мелочах, совершенно неинформативны по концептуальным вопросам. Они могут быть естественным логичным образом уложены в самые различные исторические версии.
В-четвертых, именно власть является заказчиком для фундаментальной науки, к которой относится история. А кто платит, тот и заказывает «музыку». Власти решают, какой должна быть «наука-история», какие будут кадры и культура, какая нравственная среда, вплоть до вопроса, что можно исследовать, а что нет. В результате официальная «наука-история» устроена так, что она в принципе не способна идти против заказчика, и будет все делать, чтобы сорвать работу по восстановлению настоящей истории.
А для успешного преодоления кризиса необходимо:
1.1.    Создать базовую историческую концепцию.
2.2. Наполнить ее конкретикой с опорой на оставленные исторические следы, построив в результате настоящую историю цивилизации.
3.Показать технически, как осуществлялась фальсификация на каждом из этапов.
4.Найти мотив фальсификации на каждом историческом этапе, который как раз и прятался.
5.Убедить в верности новой версии историков-профессионалов, тех самых, которые должны этой работе противодействовать.
В связи с последним пунктом, в частности, предстоит признать полную некомпетентность в науке-истории на концептуальном уровне современных историков, а свои ошибки такого уровня признавать не любит никто. Так что этой работе будут препятствовать не только историки, посвященные в суть проблемы, которых, к слову сказать, уже практически и не осталось из-за длительности и многоэтапности фальсификации, а вся их «профессиональная каста». Поэтому выполнение пятого пункта вообще возможно только в результате естественной смены двух поколений историков. Признавать ошибки предшественников уже не так зазорно. Между прочим, после создания научной концепции именно столько времени потребовалось в химии на переход от лженаучного алхимического этапа к научному.
А сколько времени необходимо на выполнение первых четырех теоретических пунктов? – Фальсификаторы были уверены, что они невыполнимы принципиально. Фальсификация делалась так, что пробиться даже через один ее этап было невозможно. А таких этапов было не менее трех. Первый начался в 1776 году, второй – в 1814, третий – в 1856. Поэтому множество попыток построить альтернативную историческую концепцию были безуспешны из-за фактически полного отсутствия достоверных исторических материалов концептуального уровня. Не на что было опереться в принципе. А без этого невыполнимыми оказывались и следующие пункты.
Автору данной публикации в силу стечения ряда обстоятельств удалось выполнить все теоретические пункты. Исходя из географии и распределения природно-климатических зон была построена экономическая модель возникновения цивилизации на планете Земля и строго доказана ее единственность. В частности, была найдена совокупность необходимых для этого природных условий и ландшафтов.
Это позволило однозначно привязать место возникновения человека и первой цивилизации к территории России. В результате появилась надежная основа, на которую можно было опереться при создании базовой исторической концепции.
Развитие концепции привело к трем доказанным с математической строгостью выводам:
-     во-первых, найден единственно возможный вариант происхождения человека;
-     во-вторых, удалось восстановить древнейший закон воспроизводства царских династий и схему управления в Римской империи и Византии;
-     в-третьих, была полностью решена проблема календарей. Показано, когда и какими календарями, лунными или солнечными, пользовались в цивилизации.
Это дало в итоге мотивы и основной метод первой фальсификации. Дальнейшая реконструкция истории вывела на второй этап фальсификации, а потом и на третий. При движении из древности видно состояние цивилизации накануне фальсификации и мотивы. Задача становится много проще, чем при движении из настоящего в прошлое.
И в заключение хотелось бы отметить следующее. Обычно научная теория, особенно та, которая серьезно меняет восприятие мира, проходит несколько этапов. Сначала полемический этап. Потом следует этап философского осмысления полученных результатов. На третьем этапе, когда верность теории уже не вызывает сомнений и ее место определено, результаты излагаются в режиме учебного пособия, так чтобы сделать их предельно доступными для изучающего. «Реальная история…», несмотря на то, что в ней несколько новых теорий, переворачивающих общепринятые представления, наиболее близка к публикациям третьего этапа. Предыдущие пройдены в предшествующих публикациях автора.
В этой связи рекомендация, как читать и воспринимать предлагаемую книгу, тем, кто впервые сталкивается с поднимаемой проблемой. Отношение автора к утверждению, что официальная история полностью фальшива, до того, как он сам погрузился в эту тему, было такое же как у подавляющего большинства сегодня. История воспринималась, как и прочие науки, в которых могли быть еще нерешенные проблемы, определенные неточности, но полная фальшивость на уровне здравого смысла представлялась совершенно невозможной.
Предисловие А.М. Трухина, в первую очередь, направлено на то, чтобы ввести неподготовленного читателя  в тему насколько это вообще возможно сделать так сходу. Оно должно переворачивать отношение читателя к официальной истории, на которую опирается основная часть нашей культуры. Человеческое сознание не позволяет так оперировать с ним. В сознании должны быть основы, которым можно доверять. История цивилизации из их числа. Поэтому для начала читатель, впервые касающийся этой темы, должен из введения хотя бы вынести ощущение, что в официальной науке истории не так, как в других науках. Там есть проблемы качественно иного уровня.
С этим не надо сразу соглашаться или напрочь отметать. Это надо принять к сведению, а так же и то, что сегодня уже многие тысячи людей разного уровня образования, более или менее углубившихся в тему, убеждены в неадекватности официальной истории.
Первая часть книги посвящена методологии, и в ней достаточно подробно объяснены социальные и методические особенности науки-истории, которые могли приводить к такого сорта аномалиям. Эту часть книги образованный и думающий читатель, даже не будучи до того в теме, уже должен воспринимать вполне позитивно. Из нее еще не следует уровень искажений в истории, но читатель психологически готовится к тому, что эти искажения могут быть весьма серьезными.
Вторая часть книги представляет собой теоретическое решение задачи, как должна была зарождаться и развиваться цивилизация на планете Земля. Это решение строгое. Однако почувствовать строгость этого решения может очень небольшой процент читателей, поскольку получено решение лежит в области пока еще недостаточно формализованной. Поэтому читателю, который не убежден в строгости и единственности полученного решения, предлагается опять же просто принять его к сведению как один из возможных вариантов.
 Третья часть книги ключевая. В ней сосредоточена основная доказательная часть предлагаемой концепции. На основе решения полученного во второй части, разбирается проблема календарей и датировки событий. Доказательство единственности предлагаемого решения дается уже с математической строгостью в формализованной области. Чтобы понять его, достаточно среднего образования и желания честно разобраться в теме.
Ясно, что и после доказательств такого уровня большинству читателей будет психологически очень непросто отказаться от установок в сознании, которые формировались с детства, долго и многопланово. Однако здесь уже каждому самостоятельно предстоит сделать выбор,  что определяет его личное сознание, общественное внушение, гипноз или сила его собственного интеллекта, какую историю цивилизации, он выберет, научную, согласующуюся с иными науками и логикой, или антинаучную, но всесторонне проникшую в человеческую культуру.
 В четвертой части предложена версия истории, созданная на основе новой доказанной концепции. Здесь не исключены некоторые мелкие неточности, однако их вероятность весьма мала. Построенная на основе новой концепции история в целом гораздо логичнее и естественнее традиционной с точки зрения экономики и человеческой психологии.
Пятая часть посвящена человеческой культуре в самом широком смысле этого слова. Здесь показана хорошая совместимость нашей сегодняшней культуры с созданной новой историей и определенные противоречия с официальной. Однако критика официальной истории занимает в предлагаемой работе незначительное место. Эта тема квалифицированно раскрыта в некоторых работах других авторов, в частности в приложениях дан реферат А.М. Трухина книги В. Лопатина «Матрица Скалигера». Эта критическая работа одна убивает традиционную историю наповал. Цель же предлагаемой читателю книги – дать конструктив, которого до настоящей публикации еще не было.
    Два последних приложения переворачивают лингвистическую концепцию цивилизации. Они делались на основании концептуального прогноза, и полностью подтвердили предлагаемую версию истории. Русский язык основной язык цивилизации. Все остальные языки это его аберрация. На уровне корней слов весь мир пока еще говорит по-русски.

Г.М. Герасимов


I.основы научной истории
Сегодня среди тех, кто занимается историей, возникло существенное разногласие. Одни утверждают, что история была глобально фальсифицирована, другие, в основном это профессиональные историки, отрицают такую возможность в принципе.
Обоснованию первого мнения посвящена эта книга, поэтому чуть подробнее остановимся на доводах противоположной стороны. Что могут противники глобальной фальсификации привести в подтверждение своей позиции кроме эмоциональных полемических «аргументов», вроде обвинения оппонентов в «мании преследования» или приверженности «теории заговоров»?
На первый взгляд, набор аргументов представляется внушительным.
3.Официальная мировая история представляет собой колоссальную систему, согласованную во времени и пространстве, между разными странами и регионами.
4.Вся эта система хорошо подтверждена историческими источниками, памятниками культуры, архитектуры и т.д.
5.Данные множества прикладных наук: археологии, этнографии, лингвистики и т.д. подтверждают мировую историю.
6.Во внимание принимаются только факты, подтвержденные несколькими независимыми источниками.
7.Глобальный мировой заговор с целью искажения истории невозможен, поскольку в нем должно было участвовать множество государств, имеющих разные, зачастую противоположные интересы, и регулярно воюющие между собой.
8.Нет мотива для столь сложной и дорогостоящей работы.
9.Сегодня в истории применяется большое количество методов научной экспертизы, в частности, несколько физических методов датировки. Все они подтверждают официальную историю.
10.Научные принципы мышления требуют обходиться минимумом постулатов. Предположение о том, что история была глобально фальсифицирована, представляет собой избыточный дополнительный постулат.
Доводы кажутся убедительными, однако при их внимательном изучении, все оказывается не столь просто. Рассмотрим возражения в обратном порядке, начав с последнего.
Мы живем в эпоху, когда вскрываются многие мифы и на глазах у населения творятся новые. То, что фальсификация и мифотворчество в политике норма, видно невооруженным глазом. Вся поздняя история миф, и сознание людей основательно мифологизировано. Естественно полагать, что и в древней политике было так же. Дополнительным постулатом было бы как раз обратное утверждение о честности и щепетильности политиков прошлого в вопросах изложения истории. И этот постулат требовал бы очень основательной аргументации, потому что на уровне здравого смысла он противоестественен.
Ситуация же противоположная. То, что история была фальсифицирована, является не дополнительным постулатом, а установленным фактом, подтвержденным множеством данных. Для такого утверждения хватило бы одного из них – наличия нумерологических сдвигов между блоками мировой истории. Этих же фактов множество, и игнорируют их профессиональные историки исключительно из-за слабого владения логикой, непонимания выводов, которые из них следуют. Да и само это возражение есть результат неумения или нежелания рассуждать логично.
Все применяемые в наше время методы экспертизы не являются независимыми. Они изначально привязаны к официальной версии истории.
Все применяемые методы физической датировки не корректны с точки зрения метрологии – науке об измерении высшей точности. К тому же ни один из этих методов не является абсолютным, а требует калибровки, которую опять же проводят, основываясь на данных официальной версии истории.
Элементарное нарушение логики доказательств. Из предположения верности официальной версии истории доказывается ее же верность.
Пункты 6,5,4 тоже не что иное, как примеры нарушения логики, когда причина и следствие искусственно меняются местами.
Наличие или отсутствие мотивов фальсификации, разнородность интересов многих государств, независимость источников, все это имеет смысл только в конкретной версии истории. Если фальсификация была, то ссылки на официальную историю становятся некорректны. Обсуждать эти вопросы можно, только восстановив настоящую историю.
Вопросы же системности, к которым сводятся три первых пункта возражения, в общем-то, не отрицают категорически возможность фальсификации. Принципиально можно отстроить виртуальную систему, которая будет полностью системно согласованной. Просто размер системы зачастую делает такую работу маловероятной или вовсе невозможной по чисто техническим причинам. Объем истории, вероятно, позволяет ее отнести к таким системам, которые в случае их полной системной согласованности можно полагать верными.
Однако же официальная версия истории таковой не является. В ней системные противоречия есть, хотя они и спрятаны. К их более обстоятельному анализу мы перейдем далее.
I.1Научное знание
Для начала определим, что такое наука. На сегодняшний день, по большому счету, есть всего одна наука – физика. Именно ее и примем за основу для определения научных принципов мышления и требований к науке.
Основу научного подхода при исследовании любого объекта составляет модель в сочетании с механизмом действия. Модель это упрощенное отражение в нашем сознании рассматриваемого объекта, когда основная масса его свойств полагается не имеющей значения для моделируемого механизма и не принимается во внимание. Учитываются только те свойства объекта, которые потом будут проявлены в механизме.
Механизм – это совокупность причинно-следственных связей, обусловливающих работу модели и, соответственно, объясняющих те или иные свойства изучаемого объекта. Такой подход к изучению любого объекта не является очевидным, естественным, само собой разумеющимся. Возможны и иные подходы, к примеру, в религии. Но как показал многолетний опыт исследований, именно такой подход является в нашем мире наиболее продуктивным. Поэтому в основе научного подхода лежат конвенциональные элементы, носящие характер первичного постулата, аксиомы о познаваемости мира, точнее, принципиальной возможности все (или почти все) в этом мире объяснить на основе моделей и механизмов их действия.
Первичный конвенциональный принцип научной познаваемости мира приводит к некоторым вторичным рабочим принципам, в частности, принципу экономии мышления. Этот принцип состоит в стремлении уменьшать количество первичных постулатов о нашем мире, на которых потом будет базироваться построение моделей и механизмов. Это, в частности, выливается в стремление к возможным максимальным обобщениям. А наука физика, вплотную подходя к границам нашей реальности, требует философского осмысления свойств нашего мира и пограничных областей.
Пример: Земля притягивает массивные тела, причем в разных местах несколько по-разному. Солнце и другие небесные тела тоже как-то притягивают массивные тела. Научный подход приводит к тому, что удается описать гравитационное притяжение общим для всех тел законом, единым механизмом. Однако этим не ограничивается. Физики пытаются к единому закону свести все силовые взаимодействия: гравитационные, электромагнитные, сильные, слабые. Таким образом, в науке проявляется тенденция к уменьшению числа независимых физических постулатов, а сами постулаты приобретают все более фундаментальный глубинный характер, приближаясь к основам мироздания.
Изложим основные свойства науки, существенные для нашего дальнейшего анализа. Во-первых, научное знание опирается на экспериментальные данные. Во-вторых, основной предмет науки состоит в том, чтобы эти экспериментальные знания объяснять, т.е. создавать модель и механизм. В-третьих, настоящая наука «экономит мышление», стремится свести к минимуму число постулатов, необходимых для построения механизма, и в результате этого нацелена на глобальные обобщения. Научный подход к описанию мира является антиподом догматического, постулирующего все подряд и не заботящегося об объяснениях. К примеру, религия, как правило, проповедует догматический подход к описанию мира, опираясь, соответственно, на догматическое мышление.
Кроме полноценной науки физики существуют так называемые прикладные науки. Они в полной мере соответствуют первому принципу связи с экспериментальными данными. Однако из-за сложности рассматриваемых объектов эти науки не в состоянии построить удовлетворительных моделей, объясняющих свойства изучаемых объектов. Они ограничиваются прикладными феноменологическими моделями, опирающимися на избыточное число постулатов. До третьего момента – стремления к глобальным обобщениям и сокращению числа постулатов – прикладные науки не могут дойти в принципе.
Поэтому физики в шутку называют прикладные науки собиранием марок. Экспериментальные данные собираются, как-то упорядочиваются, как в филателии, но объяснить природу полученных данных эти науки не могут. Научное знание в эти науки приходит только с физикой, по мере расширения ее знаний и объяснений свойств объектов, изучаемых этими науками. На каком-то этапе так случилось в астрономии, потом в химии. В настоящее время научное знание постепенно проникает в медицину и биологию.
Другой тип знания представляют собой философия и религия. Они в полной мере отвечают третьему принципу, стремлению к глобальным обобщениям, но не двум первым, связи с достоверными экспериментальными данными и объяснениям на основе моделей. Из-за их недостаточной строгости и оторванности от реального мира эти типы знания, как правило, не относят к научным.
Для полноты картины можно рассмотреть средневековые лженауки: астрологию, нумерологию и алхимию. Возникали они одновременно и вместе с прикладными науками. Однако пошли не по пути научного объяснения (механизм и модель) накопленных ими экспериментальных данных, а по пути иных вариантов упорядочения и построения причинно-следственных цепочек, в которых гораздо большее значение придается форме, названию, а не сущности (механизму) явлений.
Первые исследователи были специалистами разных направлений и пытались по-разному интерпретировать экспериментальные данные. Именно они закладывали основы наук и лженаук одновременно, выбирая, какие методы анализа экспериментальных данных окажутся более продуктивными. Научное направление в результате стало развиваться дальше, а лженауки были отброшены, как тупиковые ветви исследований. Но они стали эксплуатироваться в корыстных целях малограмотными исследователями. Да и грамотные ученые в некоторых случаях не пренебрегали такой возможностью подзаработать.
Заказчиками астрологии и алхимии выступали образованные в иных отношениях, но неграмотные в науке аристократы. Пока основной заказчик располагал достаточными средствами, эти области знания процветали. Однако к концу девятнадцатого века аристократия постепенно утратила свое влияние. Основные деньги оказались у предпринимателей, а те предпочитали вкладывать их в сферы, приносящие более стабильный доход. Поэтому во второй половине девятнадцатого века алхимия, требующая дорогостоящей экспериментальной базы, полностью сошла со сцены, потеряв своего основного заказчика. А астрология уже в двадцатом веке в силу своего более дешевого теоретического характера сумела найти себе массового клиента в лице полуобразованного обывателя, склонного к суевериям, и потому оказалась на подъеме.
В отличие от алхимии и астрологии, которые выдают конкретный результат, нумерология является только рабочим инструментом, используемым в антинаучных построениях, тех же астрологии и алхимии. Она сама не интересует заказчика и потому не так известна. Суть ее методик в определенных манипуляциях с числами, которые возникают в том или ином исследовании. К примеру, одна из основных нумерологических операций это суммирование цифр, которые участвуют в написании числа.
В математике есть признак делимости на 9 (и аналогичный на 3). Если сумма цифр, которыми записано число, делится на девять, то и само число делится на девять. Он легко доказывается математически. Более того, в любой системе счисления будет действовать аналогичный признак по отношению к числу, меньшему системы счисления на единицу. В десятичной – это число 9, в восьмеричной – это было бы число 7, в двенадцатиричной – таким свойством обладало бы число 11. Нумерологи же, не понимая всего этого, считают это магией чисел и делают из своих манипуляций с числами далеко идущие выводы в любых областях.
Логически нумерология опровергается очень легко. Один довод, полностью разрушающий ее, по поводу системы счисления выше приведен. Система счисления по основанию десять не уникальна, можно пользоваться и иными. Если те же числа перевести в другую систему счисления, то вся «магия», наблюдавшаяся в десятеричной системе счисления, пропадет, а возникнет новая.
Второй довод, столь же губительный для нумерологии, состоит в том, что числа, которыми мы практически оперируем, всегда получены в том или ином масштабе и имеют размерность. Достаточно сменить масштаб, к примеру, вес измерять не в килограммах, а пудах, или длину измерять не в метрах, а футах, как от прежней «магии» ничего не останется. Поэтому нумерология, только появившись, почти сразу же ушла в небытие и всплывает только, когда ее пытается реанимировать тот или иной невежественный исследователь.
I.2 Официальная история
Теперь перейдем к последней лженауке, которая в отличие от астрологии и алхимии сохранилась до наших дней, маскируясь под полноценную настоящую науку, присвоив себе соответствующий академический статус и все необходимые регалии. Речь пойдет о традиционной, официальной истории.
К примеру, Александр III объявлял научный конкурс на тему, было или нет монголо-татарское иго. Подобная постановка вопроса явно демонстрирует наличие серьезных проблем в русской науке-истории. Однако из русских историков никто в конкурсе участвовать не стал. Пересматривать официальную историю историки боятся. Профессиональное табу.
Вопрос о неадекватности официальной истории регулярно всплывал на протяжении последних столетий. Об этом еще в конце девятнадцатого века заявлял Н. Морозов, в двадцатом веке М. Постников и А. Фоменко. Каждый из них дал весьма добротную и содержательную критику, которую нельзя было не принимать во внимание. Однако критические работы непрофессионалов официальная история предпочла попросту «не замечать».
Что означает наличие нумерологических сдвигов между целыми фрагментами официальной истории?
Во-первых, отсюда следует, что значительная часть официальной истории носит искусственный, вымышленный характер. Во-вторых, наличие источниковедческих материалов, подтверждающих эти фальшивые куски истории, однозначно показывает, что ошибки в официальной истории не результат случайностей, а продукт преднамеренной фальсификации на государственном уровне. В-третьих, характер фальшивок и их культура недвусмысленно демонстрируют происхождение науки-истории, ее культурные корни, принадлежность именно к лженаукам.
Таким образом, природа нежелания профессиональных историков пересматривать официальную историю начинает вырисовываться. Однако одними социальными причинами все не объяснишь. Начинать надо с методических проблем.
Концепция
Каким образом прибывает научное знание? – В истории сегодня основная работа идет с источниками. На основании тех или иных исторических источников делаются выводы, которые уточняют историю, наполняют ее конкретным содержанием. Подход вполне естественный, но поскольку любой источник представляет собой творение рук человеческих, то всегда стоит вопрос о достоверности извлеченных из него данных.
Любой материал когда-то создавался человеком. Таким образом, в нем отражено его видение вопроса на уровне его культуры, знания ситуации и осведомленности, его понятийного аппарата, принятых в его время культурных канонов, задач, поставленных ему заказчиком со своим вполне определенным интересом, технических возможностей, определенных социальных ограничений, в которых делался этот материал, ставший в наше время источниковедческим.
Любой исторический материал как-то отражает свое время. Но это отражение весьма специфическое и в каждом конкретном случае его надо вычислять и учитывать особо. Обратная же задача, по источниковедческому материалу получить достоверную информацию о времени его создания, как правило, еще сложнее.
Рациональное зерно из источниковедческого материала, естественно, может быть извлечено, но только лишь при адекватном понимании всех перечисленных, и, возможно, некоторых еще неучтенных моментов. А как их все учесть? – Только лишь из всестороннего понимания ситуации, в которой создавался рассматриваемый материал. Для того, чтобы, основываясь на источнике, делать выводы о том времени, к которому он относится, надо очень неплохо это время уже представлять себе.
Таким образом, знание в науке истории может прибывать только последовательно, шаг за шагом, в результате постепенно накапливания и укладывания в уже существующую систему. Эта норма характерна не только для истории, но и для любой другой науки. В физике так же. Это основа системного подхода при построении науки. Именно в результате его наука и представляет собой цельную отстроенную систему.
В условиях общественного разделения труда, когда научная система представляет собой результат деятельности множества людей, по-другому нельзя. Если по каждому поводу пересматривать уже устоявшиеся основы, то ничего путного и конструктивного не выйдет. Каждое новое состояние науки определяется ее предшествующим состоянием и новыми данными.
Это типичный индуктивный метод формирования системы. Все начинается с некоторого начального, базового состояния, которое постепенно, шаг за шагом в результате учета все новых и новых данных разрастается в научную развитую систему. Первоначальное базовое состояние научной системы назовем концепцией. Она составляет основу, стержень научной системы.
Методы доказательства на уровне «источниковедческий материал – логический вывод» сомнительны по своей сути, поскольку явно или неявно содержат в себе множество интуитивных моментов, как правило, остающихся за пределами рассмотрения.
Такие методы проходят, да и то с определенными натяжками, в правовых разбирательствах, к примеру, в суде.
Во-первых, разбираемые там вопросы обычно гораздо проще и, соответственно, логические цепочки примитивнее и короче, чем в научных построениях. Во-вторых, из-за того, что обычно решаются вопросы из современности, множество концептуальных вопросов отпадает само собой, поскольку они оказываются очевидны для всех участников разбирательства и воспринимаются ими хоть и интуитивно, но вполне одинаково. Однако из-за интуитивности восприятия некоторых моментов и здесь бывают разночтения.
Когда же исследуется давнее прошлое с совершенно иным видением ситуации, с иной культурой, с иным понятийным аппаратом, с определенными социальными ограничениями и ценностными ориентирами, далекими от современных, то ситуация усложняется. Она осложняется, если обо всех существенных отличиях знать и как-то их учитывать, но она становится безнадежной, если о них не знать или пользоваться искаженной концептуальной информацией.
Таким образом, основа любого источниковедческого анализа – это историческая концепция. Без нее браться за дело нельзя принципиально. Вот почему профессиональные историки и держатся за концепцию официальной истории. Без нее они беспомощны. Это первая методологическая причина живучести официальной истории.
Концепция трещит по швам, сыплется, а они за нее продолжают держаться, как утопающий за соломинку, поскольку без концепции, хотя бы такой, начнется хаос. Не будет опоры для работы и взаимопонимания. Все будут говорить на разных языках, не понимая друг друга.
Ложная концепция
Отвечая на критику традиционной истории, профессиональные историки оказываются в состоянии привести всего один серьезный довод в ее пользу. Это ее системность. Вся официальная история представляет собой колоссальную систему, согласованную во времени и между множеством разных стран. Вся она подтверждена множеством источников, которые взаимосвязано в эту систему укладываются.
В общем-то, это очень сильный довод, но отнюдь не в пользу официальной версии истории, а в пользу системного метода формирования науки, разобранного выше. Первичная концепция может быть верной, а может быть неверной. Индуктивный метод построения научной системы автоматически обеспечит почти идеальную согласованность всех ее частей. Это вторая и наиболее важная из методических причин живучести официальной истории.
Именно по этой причине создается впечатление, что традиционную историю подтверждают и данные различных прикладных научных дисциплин вроде археологии.
Хорошее согласование этих данных с официальной историей результат двух причин. Во-первых, опять же проявляется качество системности индуктивного метода формирования истории, во-вторых, это качество археологических находок. Они в большинстве своем очень информативны в мелочах, но совершенно безмолвны по концептуальным вопросам. Поэтому данные археологии так же органично могут быть уложены и в иные исторические концепции, и будут их так же, если не лучше, «подтверждать», как и традиционную историю.
Однако верную концепцию от неверной отличает то, что одна действительно согласованна и системно цельна, а вторая только кажется такой. При более тщательном системном анализе в ней выявляются многие внутренние противоречия, расхождения с опытом и логикой. Именно сейчас в период развития новых информационных технологий таких противоречий в официальной истории вскрывается все больше и больше. Их количество уже давно превысило критическую массу, которую еще можно было относить на отдельные неточности и случайные ошибки.
Если метод формирования научной системы совершенен, то откуда происходит ошибка официальной истории? – Из базовой исторической концепции.
Для полной уверенности в верности отстраиваемой научной системы необходима независимая проверка концепции.
Для сравнения каждый может вспомнить метод математической индукции, изучаемый в школе.
Верность закона проверяется для первого члена последовательности. Затем если из предположения о верности закона для n члена последовательности удается доказать его верность для n+1, то делается вывод, что закон справедлив для всей последовательности.
Чтобы индуктивная система была логически безупречна, базовая историческая концепция должна выдерживать независимую проверку. Без независимой проверки первого члена последовательности индуктивный метод не работает и может приводить к фантастическим результатам. Математика способна дать тому бесчисленное множество примеров. А законы логики едины.
Физика в данном случае строится по тем же принципам. Основой концепции служат экспериментальные данные в любом разделе физики. Далее индуктивный метод формирования науки обеспечивает цельность научной системы. Поэтому в результате получается строгая наука, соответствующая законам природы, математики и логики.
В официальной истории не так. Первичная базовая историческая концепция не проверена независимо. Более того, она не выдерживает строгого анализа со многих точек зрения, экономического, физиологического, технологического. Это будет показано в следующей части «Реальной истории…».
В частности, поэтому в официальной истории никак не решен вопрос о происхождении человека. Концепция не цельная. В этой части ее оказывается невозможно создать принципиально в рамках официальной концепции. Некоторые полученные решения будут единственны и принципиально несовместимы с официальной концепцией.
Методология официальной истории из-за отсутствия независимой проверки базовой исторической концепции логически некорректна. Для науки противоречие логике, пусть даже и не очевидное, конечно недопустимо.
Логическая некорректность построения истории спрятана. Никто бы и не стал ее выискивать, если бы не тот огромный набор системных противоречий, который выявлен сегодня в официальной истории. Этот набор настолько велик, что неадекватность официальной истории стала очевидна любителям, знакомым только с незначительной частью исторических материалов. А профессиональные историки предпочитают все это просто не замечать. Как это достигается?
Во-первых, своеобразной культурой, формируемой в среде историков. Логикой историки не владеют, и похоже, что это делается преднамеренно еще на стадии получения ими образования. Примеров из официальной истории, противоречащих логике и элементарному здравому смыслу, можно привести множество, а профессиональные историки не видят нарушения логики, считая, что все естественно.
Во-вторых, культура историков преднамеренно сдвинута в сторону догматизма.
Догматическое мышление сегодня является преобладающим в человеческой цивилизации. Такие моменты, как уважение к опыту предков, авторитетам, доверие к мнению профессионалов, мнению большинства являются сильным фактором, стабилизирующим общество.
В науке так же. Подавляющее большинство научных работников мыслит догматически даже в физике. Подвергать сомнению основы науки способно ничтожное меньшинство. Остальные работают как обыкновенные ученые-прикладники, занимаясь только своим узким участком, а основам доверяя как религиозной догме. Это нормальное распределение труда.
Однако в физике есть, хоть их и немного, кадры, понимающие всю систему и способные в результате анализировать основы. Когда на рубеже девятнадцатого–двадцатого веков в физике возник системный кризис, связанный с появлением новых данных квантового и релятивистского характера, он был успешно преодолен. В истории же слой специалистов аналогичного уровня квалификации отсутствует. Поэтому научный кризис для историков это не область будущего научного прорыва, а катастрофа.
В-третьих, преобладание догматической культуры и слабое владение логикой в среде историков, делает историю по характеру работ прикладной наукой, т.е. такой, которая опирается на избыток постулатов, не пытаясь разобраться во всей системе от начала и до конца. Этот же тип отношений проявляется и в отношениях с большинством исторических прикладных дисциплин. Все они поставляют данные для истории, и сами получают объяснения на ее базе. Задача истории – глобальное обобщение всей этой разноплановой информации.
Приблизительно так же и в физике. Там под одним общим названием, физики, уживается множество прикладных наук, над которыми возвышается общее здание теоретической физики, обобщающей и связывающей воедино их данные.
То же самое требуется и от науки истории. Но в отличие от теоретической физики история существует только в прикладном качестве. Концептуальной истории, до данной публикации, не было в природе.
Таким образом, от чисто методических причин неадекватности официальной истории мы выходим на причины социальные.
Социальные условия
История возникает в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века, в период становления в мире института многополюсной политики и служит источником информации, во-первых, в части исторической обоснованности тех или иных претензий в международных спорных ситуациях, во-вторых, в части существования исторических прецедентов.
Таким образом, по характеру задач, по тематике, а следовательно и по методам работы, история первоначально являлась элементом общественного института международного права.
Задачи ей ставились, исходя исключительно из прагматических соображений, как происходит в политике и до наших дней. Ни о какой научной объективности или простой человеческой честности речь не могла идти. Управление информацией становится одним из важнейших методов борьбы в политике. История попадает в зону этой борьбы.
Вскоре политика ставит еще одну задачу. История оказывается тем стержнем, на котором формируется самосознание нации, один из существенных элементов устойчивости государства на международной арене.
Для воздействия на массовое сознание ей требуется авторитет науки, доставляющей достоверное знание. И это по возможности обеспечивается уважительным отношением властей с приличным финансированием, академическим статусом, отработкой и внедрением методик, претендующих на научную объективность.
Из сферы, где трудятся ловкие стряпчие, история переходит в иную область, на авторитет которой трудятся все прочие науки, пользующиеся уважением в образованной среде. Тем не менее, несмотря на видимость научности и претензии на академичность, настоящей наукой история не становится. Почему?
Объективно настоящая история до сих пор не востребована. Заказчик один, это власть. И используется история этим заказчиком в двух видах, в международных отношениях и в манипулировании народным сознанием.
В первой части, если говорить о достаточно давних временах, уже не способных в силу прошедших сроков реально повлиять на международные отношения, все давно установилось. Прагматичного интереса к теме нет. К тому же тема сложная тем, что какой-то пересмотр здесь может столкнуться с противодействием всех других политических сторон, и опасная, поскольку, что там всплывет, больше плюсов или минусов, заранее не ясно. Так что с точки зрения заказчика ее лучше бы не трогать.
Во второй части настоящая история тем более не востребована. Вакуума в части национального самосознания быть не должно, это деструктивный фактор государственного масштаба. Но вот чем заполнен этот вакуум, настоящей историей или мифом, власти уже совершенно безразлично, лишь бы официальная история справлялась со своей задачей. А поскольку, что там, в настоящей истории, еще не известно, то красивый, идейно выдержанный миф даже несколько предпочтительнее.
В результате, возникнув как лженаука, история остается таковой и далее. Вся история до наших дней это сплошной набор мифов. Исторические мифы творятся постоянно, от момента того или иного события до времен, пока оно еще не забылось полностью, и его результаты могут быть хоть сколько-нибудь актуальны.
Цель создания мифа – максимально удовлетворить заказчика. Ограничение одно – не быть разоблаченным. Поэтому миф должен логично вытекать из предыдущей истории, предшествующего набора мифов.
Проблема в том, что творец мифа не знает, что в предыдущей истории ложно, а что нет. Поэтому любой историк, создатель мифа, будет горой стоять не только за свой миф, но он сделает все, чтобы не трогали и предыдущие мифы. Их разоблачение может «подвесить» его миф, сделать его нелогичным или даже нереальным. Власть в этом ему полный помощник, поскольку все это делается в ее интересах.
Таким образом, первичная история создается усилиями немногочисленного слоя привилегированных историков, приближенных власти. Их усилия и заслуги оплачиваются особо.
Но кроме этого слоя избранных есть более многочисленный слой простых историков, по своему социальному статусу как бы тружеников науки. Они должны доделывать черновую, уже не столь конфиденциальную работу за избранными, работать над изучением уже рассекреченных участков истории, обеспечивая, таким образом, науке-истории соответствующий научный имидж в глазах всего остального общества, и при этом случайно не вскрыть то, что пока в интересах власти было бы желательно сохранить в тайне.
Первая часть реализуется просто и естественно. Массовая наука-история формируется как научная система. Но для обеспечения второй части этой системе придаются особые качества, создаются свои корпоративные нормы и правила, складывается своя специфическая культура.
Характерные черты ее происходят из системы отношений сходной с той, которая действует в особо засекреченных областях. Работник одного подразделения ничего не знает о работе соседнего. Если вдруг у него возникает профессиональная потребность что-то узнать о соседнем участке, то ему дадут информации ровно столько, сколько ему необходимо, ни каплей больше. Соответственно он вынужден полностью полагаться на результаты работ соседей, не имея возможности объективно оценить их корректность. Отсюда узкая специализация с отсутствием необходимого кругозора, повышенный догматизм с явно завышенной оценкой мнения специалистов в любой области и соответствующей корпоративной этикой, запрещающей вторгаться в чужое направление работы, слабое владение логикой, значительный набор запретных тем.
Как на практике реализуется такое искажение научной системы? – Набор приемов складывается «естественным» образом в процессе решения практических задач.
Во-первых, наука-история оказывается под гораздо более пристальным вниманием чиновников по сравнению с другими науками. Самой государственной структурой науки-истории управляют чиновники от науки, внимательно следят за ней различные чиновничьи политические ведомства вроде цензуры, политической полиции, чиновников госаппарата. А любой чиновник даже если не получает прямых указаний власти, как правило, исключительно чувствителен к ее интересам и предпочитает переусердствовать на этом поприще, чем проявить «невнимательность».
Во-вторых, сказывается естественный монополизм заказчика и исполнителя. Заказчик – власть вполне сознательно борется за свое монопольное право управлять сознанием подданных. В этой связи важно не входить в конфликт с аналогичными службами других стран. Поэтому глобальную историческую картину трогать нельзя. Эта тема запретна. В результате, история остается на уровне прикладной науки.
Монополизм исполнителя с единой системой финансирования, единой системой карьерного роста и единой системой подготовки кадров приводит к возникновению множества негласных правил и норм, действующих не менее жестко, чем официальные.
Вообще монополизм, отсутствие добросовестной конкуренции, приводит к загниванию любой социальной системы. В науке-истории все это дополнительно отягощается ее спецификой. Монополизм исполнителя усугубляется монополизмом заказчика и особенно тем, что научной структурой управляет избыточное количество чиновников, перенося свой чиновничий менталитет в саму структуру и вытесняя оттуда творческое начало.
Причем в естественных науках периоды политических потрясений вроде войн или гонки вооружений вынуждают осуществлять кадровые перестановки, поднимая наверх настоящие научные кадры, чтобы не отстать в развитии от противника. Это оздоровляет научные системы. В науке-истории политические катаклизмы наоборот приводят к усилению мифотворчества, уменьшению политических свобод, росту запретов и, следовательно, выдвижению носителей чиновничьего, а не научного менталитета. Так что загнивание только усиливается.
Эта практика неизменно на протяжении многих десятилетий действует в любом государстве вне зависимости от политического курса, социальной системы, тех или иных общественных потрясений. В таких условиях не до стремления к истине. Это особенно характерно для России, где подчинение системе было вопросом не только благополучия, но зачастую и выживания.
Как следствие такой практики на протяжении многих поколений в науке-истории возник системный кризис, глубоко охвативший ее организацию, включая систему подготовки и отбора кадров. Это привело к тому, что уровень культуры ученых-историков принципиально не соответствует требованиям науки и кадры, воспроизводимые этой системой из поколения в поколение, в силу естественной преемственности, оказываются не в состоянии не только вывести науку-историю из кризиса, но даже просто адекватно оценить сложившуюся ситуацию.
Официальная наука-история в научном плане стала беспомощной. В ней нет ни научной культуры, ни интеллекта. Да и само понятие науки к этой общественной системе приходится применять чисто условно по традиции, чтобы не вносить терминологической путаницы.
I.3На пути из кризиса
Однако в последнее десятилетие в результате развития новых информационных технологий монополизм в науке-истории, несмотря на все противодействие профессионалов, был преодолен. В научно-историческую область устремилось большое количество любителей. Этот контингент не подготовлен профессионально, но в его среде есть какой-то, пусть пока и незначительный, процент представителей физико-математических наук, с полноценной научной культурой.
Недостаток профессиональных исторических знаний в этой среде у отдельных любителей восполняется возможностью быстрого обмена информацией и оперативного обсуждения на основе новых информационных технологий. Так что происходит естественный синтез научной культуры с необходимой информацией, прежде всего, экспериментальными данными.
Процесс этот постепенно охватывает весь цивилизованный мир, но в первую очередь он идет в России. В чем ее уникальность в данном случае?
Во-первых, в России в течение последнего столетия смена власти неоднократно сопровождалась конфликтом новой и старой политики. Таким образом, у нынешней власти желание защищать Российскую политику прежних времен ослаблено, запреты на анализ прошлого сняты и даже есть, хотя сами политики это не в полной мере осознают, объективная потребность в новой политической и национальной доктрине, естественно, уходящей корнями в национальное прошлое.
Во-вторых, кризис в России, развал естественнонаучной области привел к невостребованности науки. Этот социальный потенциал вынужден искать себе сферу приложения хотя бы на любительском уровне.
В-третьих, и это быть может самое важное, определенное наследие коммунистического прошлого. Именно в коммунистической системе исследованию общественных явлений был придан статус науки. Из-за политизированности направления здесь наблюдался значительный перегиб, выхолащивающий всю научность. Однако, сам подход к общественным явлениям, как объективному процессу, который может быть исследован и научно объяснен, вполне корректен и, как покажет данная публикация, способен быть весьма продуктивным.
Научно объяснить – значит построить модель и механизм изучаемых явлений. В общественных науках все также. Историческая модель – это описание того, как происходили события, с указанием конкретных обладавших необходимыми полномочиями лиц или целых социальных групп, совершавших существенные для истории действия. Механизм – это побудительные причины во всех их взаимосвязях, мотивы тех, кто совершал существенные для истории действия.
Обострение кризиса в науке-истории, связанное с устранением монополизма профессиональных историков, привело к тому, что сегодня уже нет недостатка в квалифицированной критике официальной истории. Ее неадекватность очевидна всем, кто не поленился вникнуть в проблематику. Отрицают это только те, кто имеет в официальной истории тот или иной меркантильный интерес, либо не владеет логикой.
Однако от критики официальной истории до создания истинной версии истории целая пропасть. Почему?
– Потому, что подавляющее большинство людей способны рассуждать только на конкретном уровне. Стандартная схема следующая. Находится какая-то мелкая конкретная тема, которая не очень удачно уложена в ТИ. Точнее, то, как она уложена, явно противоречит здравому смыслу и раздражает нормально мыслящего человека. Эта тема обсуждается, заостряется вопрос на неадекватности ТИ, могут даже высказываться какие-то локальные соображения о том, как бы должно быть в истории на самом деле. На этом обсуждение вопроса естественным образом прекращается. Дальше двигаться некуда, стена. Из одного факта, да еще неоднозначных выводов из него, «каши не сваришь».
Чтобы получился конструктивный выход, надо уметь огромное количество данных укладывать в систему. За такие системные задачи способен браться самый незначительный процент историков-любителей из числа тех, кто отвергает сегодня официальную историю. Но и из этих нескольких авторов, не побоявшихся взяться за работу такого уровня, мыслить системно не способен практически никто. Опираясь на исторические данные, которые нормально уложены в ТИ, и те, которые лежат в ней не лучшим образом, они пытаются создавать исторические системы. Однако система получается колоссальная, которую ни один системный мыслитель не способен охватить своим взглядом. Поэтому создавать надо не систему, а методику ее создания, пользуясь которой, систему уже отстроили бы сотни прикладников, не обладающих системным мышлением. Без методики ничего путного выйти не может. Поэтому попытки первых критиков традиционной истории предложить что-то альтернативное пока закончились ничем. Все, что было в этой области, по качеству существенно уступало официальной версии. Так что среди профессиональных историков некоторые даже перешли на позицию, что официальная версия лучшая из всех возможных.
Почему не удается создать ничего конструктивного критикам официальной истории, что они делают не так?
Для начала разберемся с тем, что надо делать. Методика очевидна, и ничего другого придумать невозможно в принципе. Необходимо предложить историческую концепцию, а потом индуктивным, системным методом постепенно шаг за шагом наполнять ее конкретным историческим содержанием, опираясь на источники.
Вторая часть работы длительна и трудоемка, но она тривиальна, рутинна. С ней, в частности, вполне профессионально справятся профессиональные историки. Их прикладной научной культуры для этого достаточно. Именно этому они как раз в большинстве своем и обучены. Нетривиальна первая часть – создание верной исторической концепции.
Все авторы новых версий истории относительно квалифицировано или совсем по-дилетантски, но делают то же самое, даже если и не осознают этого. Каждый из них сознательно или подсознательно создает историческую концепцию, а потом пытается на ее основе построить версию истории. Поскольку профессионально они не подготовлены, к тому же хочется решить задачу быстро, с наскока, без должного понимания сложности задачи, то даже и вторую часть некоторые из них исхитряются выполнить неважно. В части же создания исторической концепции достойных результатов пока не было вовсе.
В чем сложность создания исторической концепции? – Историческая концепция от глубочайшей древности до современности будет содержать множество фактов, не один десяток, если не сотни. Авторы новых версий истории не видят других вариантов отбора, кроме интуитивного. Т.е. историческая концепция создается ими интуитивно. Каждый из всего множества исторических источников интуитивно выбирает некоторый набор и на его основе формирует концепцию.
Пусть даже в некоторых случаях на основе интуитивного отбора удавалось попасть в точку, во всех случаях это в принципе невозможно из-за обилия вариантов. Кроме этого во время фальсификации истории имела место основательная «чистка» документов, так что источников, позволяющих на их основе скомпоновать верную концепцию, осталось немного. Вероятность угадать их из всего обилия материалов невысока. К тому же интуиция это неформализованное знание, в большинстве случаев подсознательное. А официальная версия истории очень основательно со всей человеческой культурой внедрена в наше подсознание, мешая делать правильный выбор. Так что задача создания исторической концепции интуитивными методами представляется принципиально неразрешимой.
I.4   Новая концепция
Полностью отказываться от интуиции в творческом процессе нельзя, однако выбор из множества возможных интуитивных вариантов желательно делать осознанно, без гадания. Методику такого сорта и постараемся развить далее, создавая концепцию истории цивилизации.
Первоначально в нашем распоряжении есть две точки. Одна из них это современность. Естественно, кое-что из современного устройства мира неизвестно. Однако эта информация и не нужна для поставленной задачи. Достаточно общеизвестных данных, публикуемых в открытой печати.
Другая точка это глубокая древность, когда человеческий предок представлял собой нечто близкое к современным человекообразным приматам. Эта точка уже не столь очевидна, но если отбросить антинаучные версии с божественным происхождением человека или варианты инопланетного вмешательства в ход цивилизации, то она оказывается единственно возможной.
Задача – найти функцию развития цивилизации, двигаясь от одной точки к другой, из древности в современность. Решений можно предложить неограниченное количество. Среди них будут и версия официальной истории и все альтернативные версии. Для квалифицированного выбора нужны промежуточные точки.
Сторонники официальной версии и новые исследователи извлекают дополнительные точки из источников. Однако привести доказательств правильного выбора этих точек не могут. Каждый делает свой выбор интуитивно, а интуиция у каждого персональная, возникшая в результате его индивидуального жизненного опыта. Нужны более объективные методы отбора.
Оказывается, что кое-какие данные, существенные для концепции, можно получить теоретически. Удается найти теоретические решения и доказать их единственность для двух фазовых переходов: 1. возникновения государственности; 2. перехода из животного состояния в человеческое. Предлагаемые решения в основе своей экономические. Исходя из экономики, анализировались общественные механизмы, которые привели к рассматриваемым фазовым переходам.
Рассуждения близки к тем, которые развивались в марксизме. Однако марксизм создавался с сознательной или подсознательной установкой обосновать революционное преобразование мира, соответственно его выводы искусственно, без должной строгости в доказательствах, укладывались в это русло. Политизированность не позволяла учению быть научно объективным. Здесь же никаких предварительных установок не было. Задача решалась честно. И выводы получились объективные.
Эти две новые точки позволили однозначно определиться с местом возникновения первой цивилизации и схемой ее развития до уровня мировой империи. В результате того, что удалось установить место зарождения цивилизации и первичной схемы ее развития вплоть до государственности, появилась основа, на которую стало возможно опереться без гадания. Это пока еще было не много, но уже что-то по сравнению со всеми остальными исследователями, которые могли только гадать.
Двигаться далее совсем без источников уже было невозможно, но наличие надежной основы позволяло отбирать материалы более осознанно. Естественно, предположения делать приходилось, но практически сразу удалось разобраться с лунными и солнечными календарями в цивилизации. Получили третью строгую точку очередного, теперь уже технологического, фазового перехода.
Почему она строгая? – Потому что ее удалось проверить астрономией. Вероятность случайного совпадения дат из официальной истории, существенных для календарной схемы, настолько мала, что их случайное совпадение можно полностью исключить.
Дополнительная третья точка это своего рода переворот в теории в части создания исторической концепции. Если первые две дополнительные точки требовали очень хорошего понимания экономики, соответственно, для большинства, не понимающего экономику на должном уровне, их строгость была сомнительна, то достоверность третьей точки легко проверяется любым желающим.
Более того, правильность этой концептуальной точки однозначно подтвердила и верность двух предыдущих точек. Она, в частности, однозначно подтвердила место возникновения первой цивилизации. Доказательством этому служит дата рождения Ивана IV из официальной истории. Именно эта дата является ключом к третьей точке. А это, в свою очередь, доказывает, что Иван IV был мировым императором. В его правление был первый переход с лунного календаря на солнечный.
Трех полученных дополнительных точек вместе с двумя первыми уже фактически было достаточно для построения исторической концепции. Технологическая (календарная) концептуальная точка дала основной метод фальсификации истории. Годы лунного календаря в ТИ выдавались за сонечные. История растягивалась в двенадцать раз. Знание этого механизма позволяло устанавливать настояшие даты многих событий, правильно расставлять их во времени.
Историческая концепция выстраивалась по пяти имеющимся точкам путем интерполяции. Интерполяция это заполнение пустот между точками правдоподобным образом.
Насколько предлагаемое интерполяционное решение строго? – Во-первых, основой в исторических построениях всегда была экономика. Во-вторых, решение искалось исходя из непрерывности культурной и технологической, политической логики событий и прочих данных, которые, как правило, учитываются при восстановлении событий, к примеру, в уголовных делах.
Источники во всех этих построениях играли второстепенную роль, на уровне подсказок, позволяя установить конкретных участников событий или точное их время. Из логики событий, как правило, удавалось установить и точное место тех или иных событий. Если этот же вывод подтверждали источники, то вопрос можно было считать однозначно закрытым.
Приблизительно такую же, но еще относительно меньшую, роль играли лингвистические соображения. Лингвистика могла использоваться в качестве подсказок той или иной идеи, либо косвенного подтверждения и так уже полностью разобранного вопроса.
Как по созданной концепции строить историческую версию, выше уже разобрано. Это длительная, кропотливая работа с источниками. Добавить в этой части методологии что-то качественно новое сложно. Необходимо понимать только, что в рамках новой исторической концепции уже известные факты могут выглядеть непривычно, совершенно по-иному.
Характерный пример этого Прутский поход Петра I. Тот же военный поход с приблизительно тем же военным итогом, что и в традиционной истории, однако в совершенно иных политических условиях, на ином уровне технического и социального развития. К тому же концепция уже содержала календарные шкалы и методику фальсификации истории на их основе. В результате этого удалось не только поправить и уточнить в деталях историю конкретного события, но и выйти на древнейший «Закон воспроизводства Великих князей» – шестую концептуальную точку.
Достоинство этой концептуальной точки в том, что она, так же как и «календари», выдерживает независимую проверку. Ее не нужно подтверждать источниками, кроме таблицы дат рождений и коронаций в России в восемнадцатом веке из ТИ.
А наличие шестой концептуальной точки позволило вернуться к более ранним событиям, Великой Смуте и времени до Ивана IV. События Великой Смуты в результате удалось разобрать полностью, исключить все неясности. Это типичный пример системного метода построения истории.
Какие источники использованы при построении альтернативной версии истории? – Исходим из того, что при построении традиционной истории огромное количество историков-прикладников достаточно честно и квалифицированно выполнили свою работу, вписывая ее результаты в традиционную историческую концепцию. Именно результаты их работы использованы в большинстве случаев. Извлекать их можно из традиционной истории. К этим данным по максимуму добавлены данные, отвергаемые ТИ из-за противоречия концепции. Так что построенная версия истории будет максимально учитывать имеющийся экспериментальный материал.
Растягивание шкалы времени в двенадцать раз вынуждало фальсификаторов тиражировать исторические персонажи. Исходя из этого факта, а также «Закона воспроизводства Великих князей», удалось проанализировать личность Александра Меньшикова. Эта фигура оказалась ключевой для реконструкции всего исторического периода восемнадцатого века.
Второй фигурой, соизмеримой по своему значению для мировой истории с Меньшиковым, оказалась личность Вольтера. Ее анализ начался с простого вопроса, за что ценила Вольтера Екатерина II, почему вообще с «далеким от практической политики» философом-гуманистом считались сильные мира сего. В ТИ этот вопрос безответно повисает в воздухе, а в новой версии с другой исторической картиной его роль в мировой истории проступает отчетливо.
Вообще реконструкция мировой истории в значительной степени совпала с восстановлением определенных биографических подробностей пяти человек, в результате жизни и деятельности которых возникло современное лицо цивилизации. Это Иван III, Борис Годунов, Иван V, Вольтер и Потемкин. Все они царского происхождения, но не имели прав на престол. Четверо последних были младшими братьями законных наследников, а Иван III был старшим братом, но не совсем законным.
В ТИ рядом с некоторыми из них оказывались их родственники, заслонившие собой настоящих творцов мировой истории. Первый такой перевертыш это пара Иван IV и Симеон Бекбулатович. В ТИ Ивану Грозному, умному, волевому, необычайно целеустремленному и жестокому, подчинен глупый слабовольный татарин, который боится и слушается Ивана, даже когда тот как бы поставил его выше себя. На самом деле Иван IV был добродушным юродивым, неспособным к государственной деятельности, а всю политику осуществлял его дядя, не имевший формального права на царство, называемый в ТИ сначала Симеоном Бекбулатовичем, а потом Борисом Годуновым.
Второй перевертыш это пара Петр I и Иван V. В русской традиционной истории нет другой фигуры царя реформатора, соизмеримой с Петром I. При нем слабый умом и здоровьем брат Иван V, который вскоре умирает. На самом деле Петр I был весьма ограниченных способностей, и его роль в русской и мировой истории много скромнее. А основным творцом мировой истории был его младший брат, в традиционной русской истории запечатленный в двух образах, слабоумного брата Петра I и царского денщика Меньшикова, происходящего из конюхов, но почему то замещавшего Петра на царстве во время его отсутствия.
Третий перевертыш, хотя, быть может, и не такой яркий, это Екатерина II и Потемкин. Роль Екатерины в русской и мировой истории почти не искажена. Первая в мировой истории женщина – политик действительно была незаурядной личностью, насколько это вообще было возможно для женщины в ту эпоху. Роль же Потемкина, согласно ТИ екатериненского фаворита, интригана и относительно талантливго реформатора русской армии, существенно занижена. Реально он управлял Россией, многократно расширил ее пределы, реформировал государство, сделав практически все, что в ТИ отнесено на время от Алексея Михайловича до конца восемнадцатого века, и одновременно держал в руках нити управления всем миром. Именно его неожиданная смерть привела к тому, что Париж стала источником мировой смуты. Не нашлось другой фигуры, способной быстро заменить Потемкина.
Дополнительной характерной особенностью всех этих перевертышей было еще и то, что в ТИ их участники привязаны исключительно к истории вечно отсталой России, роль которой в мировой политике в силу этого относительно невелика. Так что аккуратно разобраться во всем этом было совсем непросто.
В процессе работы по реконструкции искаженной истории, двигаясь из настоящего в прошлое, исследователь раз за разом натыкается на непреодолимую стену. В любой точке, где история искажалась, есть конечное состояние, но нет предыдущего и нет мотивов. И то, и другое как раз пряталось, а вместе с этим пряталась и сама точка возможного искажения истории. При функциональном подходе, когда вся история рассматривается как непрерывная функция, подход к любой точке возможного искажения истории осуществляется и из прошлого, и из будущего, а вместе с этим становятся видны и мотивы для любых политических действий, в том числе и фальсификации истории.
После создания версии истории основная масса логических выводов была подтверждена многими историческими источниками.
При знакомстве с предлагаемой версией истории возникает ощущение некоторой простоты ее создания. Основная масса читателей, знакомая с работами новых исследователей истории, по привычке воспринимает ее так же, как всего лишь одну из возможных новых легковесных, интуитивных версий. Это ощущение ошибочно. Оно возникает именно в результате того, что версия тщательно системно выверена. На многие принципиальные моменты развития исторического сюжета приходилось выходить в результате огромного количества логических итераций, переписывая раз за разом исторический эпизод или даже их серию.
Не исключено, что отдельные мелкие неточности или даже несущественные ошибки в предлагаемой альтернативной версии остались. Это вполне естественно, поскольку история создается интерполяционным образом. Отсутствие исторических материалов по тому или иному эпизоду вынуждает делать логичный правдоподобный вариант. Появление конкретных исторических материалов, касающихся его, позволяет уточнить опущенные до того детали, или даже поправить в чем-то сам эпизод. Это перманентный научный процесс. Верную историческую концепцию от фальшивой отличает то, что ни один из таких выявленных фактов не может поколебать ее. Настоящие исторические материалы не могут быть в неустранимом противоречии с настоящей версией истории. Появление таких новых фактов, это не повод для паники или отрицания концепции, а направление научного развития.
II.Теоретическая история
Анализ в последующих главах будет строиться не в хронологическом историческом порядке, а по другому принципу, удобства доказательств, поскольку его цель не просто построить одну из возможных версий развития цивилизации на планете Земля, а доказать единственность выстраиваемой версии, исходя из физиологии, экономики, технологий, непрерывности культуры и иных природных ограничений. Фактически все теоретические решения, полученные в этой части, будут строги и единственны. Исключением из этого ряда будет теория происхождения неандертальца. В этой главе будет предложена наиболее вероятная, но все же не единственная схема.
II.1Возникновение государств
Первым объектом исследования будет возникновение государственности. А излагаемый в связи с этим материал следует рассматривать как доказательство теоремы, насколько такое понятие из точных наук может быть применимо к исторической области.
Изначально любое хозяйство натурально. Каждый все необходимое для жизни производит сам и сам же потребляет. Такое состояние происходит из животного мира. Взаимодействия с соседями практически нет. Соседи живут в тех же природно-климатических условиях, занимаются тем же самым делом, имеют все предметы точно такие же.
Вот если люди живут в несколько различающихся природных условиях, как результат, занимаются разными видами деятельности, то в этом случае у них могут быть какие-то разные предметы. Они могут ими обмениваться. Обмен для них не является жизненно важным. Можно совершенно спокойно обойтись без него. Хозяйства пока еще полностью натуральны, но все же от обмена есть определенные выгоды. Каждый после обмена получает в свое распоряжение нечто, чего не имел до того, а теряет то, что при желании относительно легко может восполнить. Постепенно, по мере повышения плотности населения и расширения количества возможных видов человеческой деятельности, операции обмена учащаются, становятся нормой, распространенным элементом культуры. Начинают складываться постоянные места торга, удобные для всех участников.
Наиболее удобные места для торгов должны быть вблизи границ природно-ландшафтных зон, так чтобы каждый участник торга являлся на него по «своей» территории. Удобно, чтобы в этом месте встречалось несколько природных зон. Это позволит на торг являться представителям сразу нескольких культур. Практически непременным условием к такому месту торга становится его расположенность на реке или ином водоеме. Во-первых, река это иной природный ландшафт со своими специфическими видами промысла, во-вторых, удобство для транспортировки товаров при отсутствии дорог. Так из чисто географических соображений возникают первичные рынки.
Каждый древний производственник: земледелец, скотовод, охотник, рыболов, собиратель – привязан технологически к своему природному ландшафту. А вот ремесленник с природными ландшафтами, как правило, не связан. Где удобнее всего ремесленнику расположить свою мастерскую? – Вблизи рынка. Рынки, возникшие первоначально из чисто географических условий, начинают обрастать мастерскими и поселениями ремесленников, и постепенно превращаются в города.
Концентрация на небольшом участке значительного числа людей с их производствами, рынок, на который является множество окрестных жителей, создает проблемы. Город практически сразу же с момента появления начинает задыхаться от нечистот и прочих отходов человеческой жизнедеятельности, что ведет к распространению грызунов, насекомых, пищевым отравлениям, эпидемиям людей и животных. Позже возникает и множество иных проблем, но уже этой достаточно, чтобы через какое-то время после возникновения города, общее собрание горожан решило, что выгоднее создать службу уборки мусора, чем нести потери от ее отсутствия.
Вероятно, горожане пробуют разные варианты решения возникших проблем, к примеру, переносят город с одного места на другое, еще не испорченное, или создают вариант общественной повинности, поочередно дежурят, вынося мусор и убирая место торга и улицы. Но постепенно со временем все-таки находят самый экономически обоснованный вариант. Нанимают кого-нибудь для уборки улиц и выноса мусора. Нанятым людям надо платить. Так, естественным образом, добровольно, исключительно в интересах горожан возникают специализированные службы и налоги для их содержания. А для контроля над этими специализированными службами и сбора налогов, которые будут платиться без особого рвения, выбирается исполнительная городская власть, которая полностью послушна горожанам, действует исключительно в их интересах. Т.е. в цивилизации сначала возникает демократическая власть, никакой узурпации, никакого насилия, все добровольно в интересах самих членов сообщества.
Так возникает первичная зачаточная государственность. Она появляется в результате развития рынка, общественного разделения труда на основе обмена продуктами и сама является всего лишь одной из форм общественного разделения труда.
Есть ли альтернатива такому механизму возникновения первой государственности? – Нет. Это решение единственно.
В традиционной истории предлагается другой механизм возникновения государственности, через покорение одних малых сообществ, родов или племен, другими малыми сообществами, обращение покоренных в рабов и возникновение на основе такого покорения классовых обществ, которые постепенно разрастаются до размеров государства. Однако у животных, живущих стаями, этого не происходит, у нецивилизованных человеческих племен тоже. Т.е. предлагаемый в традиционной истории механизм не работоспособен. Объяснять это пытаются экономически, тем, что рабовладение возникает только с повышением производительности труда и увеличением продукта, который может произвести одна особь, чтобы стало возможно ее эксплуатировать, отбирая избыточную часть произведенного продукта. Несложно видеть, что такое объяснение некорректно. Практически любая взрослая особь в состоянии прокормить не только себя, но и какое-то количество детей. Т.е. избыточный продукт в природе обязан присутствовать всегда, и ссылка на его отсутствие – ничего не объясняет.
Что отличает человека от животного? Провести эту грань совершенно четко едва ли возможно, в любых случаях она окажется достаточно условной. Во-первых, физиологически человек это один из видов животного, обитающего на планете. Во-вторых, практически ни одно биологическое отличие еще не делает человека уникальным животным. Любое его «уникальное» свойство в той или иной мере присуще иным обитателям планеты. А выделяет из общего ряда животных некоторый совокупный набор уникальных свойств, которого уже нет ни у одного другого животного. В-третьих, человека от животного отличают сложные социальные отношения вплоть до государственности, но и здесь возможно найти те или иные аналоги в дикой природе.
Исходя из этого последнего отличия, которое, как было показано, происходит из общественного разделения труда в условиях рынка, можно будет провести ту условную грань, которая и отделит человека от прочих животных. У человека присутствует общественное разделение труда на основе обмена продуктами. Из этого культурного отличия и возникают все прочие социальные отличия, выделяющие человека из животного мира, в частности, государственность. И природа этой государственности, а потому ее масштаб и форма, в результате получается качественно иной, чем у семьи коллективных насекомых или стаи животных.
Таким образом, отличие человека от животных состоит в наличии у человека торговли (обмена). Человека создал не труд, а торговля. Любой хищник «работает», добывая себе пропитание. Именно из торговли, развития рынка, возникают все прочие человеческие структуры, которых нет в животном мире. В принципе можно предложить несколько иных механизмов возникновения государственности. Но все эти механизмы станут работоспособными только на ином, более высоком, уровне развития рынка, чем тот, который предложен в качестве основного. К примеру, населенные пункты возникали в местах массовой добычи каких-то полезных ископаемых («золотая лихорадка»), и там возникала городская власть для обеспечения порядка. Однако понятно, что массовая добыча полезных ископаемых может быть ориентирована только на рынок, причем уже достаточно развитый.
Аналогично можно рассмотреть и механизм возникновения государственности через военное покорение. Война – мероприятие серьезное, к которому надо долго готовиться и учиться. Таким подготовительным этапом, в ходе которого происходит приобретение необходимых навыков, является период грабежа и разбоя. А этот общественный институт может возникнуть только при достаточно развитом рынке, когда награбленное можно на что-то обменять. При натуральном хозяйстве до возникновения развитого рынка всего-то ценностей еда, одежда, жилье. Рисковать жизнью, наживая себе врагов, только ради еды и одежды экономически неоправданно. Выгоднее быть простым производственником, и иметь в результате ту же еду и одежду, но при этом спокойно дожить до старости. Поэтому все нецивилизованные народы, находящиеся на низком уровне развития, миролюбивы. Агрессивность у них возникает только как ответная реакция на какой-то внешний натиск или сокращение жизненного пространства.
Основной же механизм, приведенный выше, приводит к возникновению государственности на самом раннем этапе развития рынка. Что нужно мусорщику в качестве оплаты за его труд? Еда, одежда, место для ночлега. Первые налоги могут быть натуральны и примитивны. Они соответствуют самому раннему этапу становления рынка, пока других товаров еще нет, пока еще нет купцов, а соответственно нет и разбойников, и добытчиков полезных ископаемых.
II.2От животного к человеку
В ходе эволюции, в результате которой появился человек, идет несколько процессов с различными характерными скоростями. Один из таких процессов – это биологическая эволюция, в результате которой возникает физиология современного человека. Процесс, который предстоит рассмотреть более подробно в этой главе, должен протекать быстрее. Это возникновение (или начало возникновения) человеческой культуры на базе физиологии современного человека или уже не очень сильно от нее отличающейся. В традиционной истории ничего конструктивного по этому поводу не предлагается.
Поставим вопрос так: во время какого возможного древнего вида деятельности мог начаться соответствующий процесс? Мог ли человек заниматься сразу несколькими видами деятельности одновременно? – В принципе, не исключено. К примеру, собирательство всегда может сопутствовать иным видам деятельности. Однако при этом собирательство и не может быть основным видом человеческой деятельности, исходя из человеческой физиологии. Для современного человека, а, по всей видимости, и его ближайшего биологического предка, совершенно необходимо потребление белков животного происхождения, по крайней мере, в период роста молодого организма. Нас же будет интересовать вопрос: какой вид деятельности стимулирует процесс возникновения человеческой культуры, когда физиология уже принципиально готова к новому, человеческому состоянию? С этой точки зрения собирательство ничем не будет отличаться от прочих возможных древних видов деятельности человеческого предка.
После того, как выявлено отличие человека, которое выделяет его из остального животного мира, можно проанализировать переход из животного состояния в человеческое. Что сдерживает возникновение операций обмена в среде животных? – Отсутствие в употреблении предметов, которые могли бы стать элементом обмена. В животном мире собственность уже присутствует. Во-первых, это еда. Во-вторых, жилье, нора или гнездо. В-третьих, территория обитания. В каком-то смысле, можно считать собственностью гарем. Однако за исключением еды ни одна из этих позиций не годится для того, чтобы стать элементом простого обмена, особенно на первых этапах, когда операции обмена должны складываться самопроизвольно, стихийно, при неподготовленности сознания участников к этой операции.
Обмен жилья или территории обитания просто так стихийно сложиться не может, поскольку торговля недвижимостью достаточно сложная операция, требующая заключения договора. Обмен самки из гарема тоже не может возникнуть стихийно, самопроизвольно, поскольку здесь предполагаются более сложные трехсторонние отношения. Единственная позиция, в принципе годящаяся для простейшего обмена, это еда. Однако нет ничего другого, на что бы ее можно было обменять.
Переход из животного состояния в человеческое – длительный, сложный и многогранный процесс. В ходе его должны появиться какие-то новые виды деятельности, развиться новые технологии, должно что-то качественно поменяться в сознании. И все это должно происходить взаимосвязано. При этом обязательно в употреблении должны появиться предметы, которые будут представлять для пользователя ценность, так что он будет эти предметы сохранять. Т.е. начнет формироваться собственность, после чего с неизбежностью начнут возникать и пробоваться разные варианты перераспределения этой собственности. Где-то, на каком-то этапе развития будет испробован и вариант обмена.
Определим, какой вид деятельности будет стимулировать начало интересующего нас процесса. Таких древних видов деятельности четыре: охота, собирательство, скотоводство, земледелие. Всеми ими занимаются люди с применением каких-то орудий труда и приспособлений. Некоторыми занимаются животные, но без вспомогательных инструментов. Проанализируем, в процессе какого из этих видов деятельности появляются простейшие вспомогательные инструменты, которые целесообразно в процессе этой деятельности сохранять, и которые могли быть изготовлены на животном уровне сознания.
Собирательство. Им занимаются и животные и люди. Основной инструмент – корзина. Это уже продукт человеческих технологий. Обезьяна может использовать камень для раскалывания ореха или палку для доставания плодов, но, во-первых, это носит эпизодический характер, во-вторых, совершенно нет никаких причин эту палку или именно этот камень сохранять после того. Так что собирательство не годится для интересующего нас процесса.
Земледелие. Это вариант интенсификации собирательства, дополненный обработкой земли и посадкой растений. Соответственно, появляются дополнительные инструменты для обработки почвы и какие-то приспособления, интенсифицирующие уборку. Самое простое из них – мотыга. Это уже тоже продукт человеческих технологий. Так что земледелие не годится.
Охота. Все человеческие приспособления – это различные метательные инструменты, либо ловушки. Для животного все они достаточно сложны. Так что все хищники нормально обходятся без них. В принципе в горах медведь может использовать обвал камней, однако хранить конкретный камень для этого не интересно. Палка в качестве оружия охоты тоже мало интересна даже при условии, что у хищника для ее использования подходящая рука. Весь биологический инструментарий хищника оптимизирован для охоты. Палка ничего не может улучшить, а наоборот будет занимать руки, которые необходимы для того, чтобы удержать жертву и не дать ей убежать. Вариант же палки, которым можно нанести смертельную рану, вроде заостренного деревянного кола – уже достаточно сложное для изготовления орудие. Животному его изготовление и использование сходу не по силам.
Остается последнее занятие, в ходе которого мог совершиться интересующий нас переход, скотоводство. И один из инструментов, применяемых в скотоводстве, отлично подходит под сформулированные требования. Это пастушеский посох. Во-первых, предмет достаточно простой, чтобы быть изготовленным на животном уровне сознания, во-вторых, если он применяется для охраны стада от волков, то должен всегда быть под рукой, что заставляет его сохранять, а не искать новую палку во время нападения волков. Почему простая палка была бесполезной при охоте, но оказывалась полезной при охране стада? – Из-за разных задач. При охоте необходимо поймать одну жертву и обязательно убить ее, не дав убежать. Простая палка здесь бесполезна. А при охране достаточно нанести нападающим урон, чтобы они отступили, и на будущее по возможности вообще потеряли охоту тревожить охраняемое стадо. В этом случае подходящая палка в руках человеческого предка, который был намного сильнее одного волка, а их нужно было отогнать целую стаю, оказывалась весьма полезным инструментом.
Хотя в животном мире различные формы сотрудничества распространены, варианты скотоводства среди животных в чистом виде неизвестны. Поэтому смоделируем такую возможность на животном уровне сознания конкретно под человеческого предка. Исходим из того, что человеческий предок, хотя и был относительно всеяден, все же был хищником, и охота, по крайней мере, в интересующем нас регионе, была основным занятием. Как мог быть совершен переход к скотоводству?
Во-первых, многие хищники мигрируют вслед за стадами копытных, на которых они охотятся. Во-вторых, многие хищники делят территории обитания, защищают свою территорию от конкурентов, прогоняют их. В-третьих, многие крупные хищники не трогают свои потенциальные жертвы, если они сыты. Т.е. на животном уровне все эти варианты осуществимы. Одновременное выполнение трех названных условий и есть начало самого примитивного скотоводства, когда копытные сами решают, куда им двигаться, а сильный хищник следует за ними, охраняя территорию, на которой расположилось стадо, от всех опасных хищников. Если урон, наносимый стаду этим одним хищником, оказывается меньше того, что он сберегает от прочих естественных врагов, то такой «союз» оказывается взаимовыгодным, стадо начинает расти. Это и есть основа для возникновения скотоводства в животном мире. Т.е. оно принципиально возможно на животном уровне сознания.
Сложиться такое скотоводство могло только на высокогорье, поскольку в степи или лесу человеку просто не угнаться за мелкими копытным, обитающими в дикой природе. В горах же тренированный человек по сравнению с другими хищниками относительно мобилен, может добраться туда, куда, к примеру, волк не сможет. Наиболее подходящие виды травоядных это козы и овцы, которые, вероятно, прошли одомашнивание и соответствующую селекцию в ходе процесса возникновения и видоизменения скотоводства до современного его состояния. Именно в горах сочетается набор условий, которые позволяют относительно быстро сложиться горному скотоводству в животном мире. В своем естественном состоянии копытные вынуждены искать растительное пропитание в основном на непроходимых для волка кручах, где почти сплошной камень. Даже при такой ограниченности корма эти виды оказываются экологически устойчивы и сохраняются в природе. Поэтому, как только у стада копытных появляется охрана, и оно получает возможность практически все время пастись на альпийских лугах с избытком корма, начинается быстрый рост стада. А в результате копытные, в свою очередь, попадают в зависимость от пастуха, поскольку выросшее стадо оказывается уже не в состоянии прокормиться на прежних каменных пастбищах.
Процесс возникновения и видоизменения скотоводства с одновременным развитием человека, длился много столетий. За это время человеческий предок освоил множество новых технологий. Происходило все это естественным образом методом проб и ошибок. Во-первых, постепенно произошло одомашнивание коз и овец. Наиболее уязвимы животные в детском возрасте и самки в момент родов. Если человеческий предок взял на себя функцию охраны стада, то его задача была в основном оберегать молодняк. Тот оказывался под присмотром фактически с рождения, а это уже, исходя из психологии большинства видов животных, приводит к их одомашниванию за одно поколение животных. Второй технологически оправданный прием, если стадо становится послушно воле пастуха, загонять его на ночь в пещеру, а самому охранять вход в нее, чтобы туда не проскочил волк или иной опасный хищник. Естественным дополнением к этой технологии становится применение огня на входе в пещеру, чтобы отпугивать хищников. А это новый предмет собственности, обладающий тем замечательным качеством, что для своего поддержания требует определенных усилий, сбора и подкладывания хвороста.
Первый естественный технологический результат скотоводства – это употребление молока в пищу и освоение разных продуктов на его основе. Для достаточно всеядного человека такое расширение рациона нормально. Это должно было привести к качественному прорыву в смысле сбережения стада и его роста. Второй естественный результат скотоводства – возникновение одежды. Вероятно, шкуры съеденных животных оставались здесь же рядом. То, что сидеть лучше на подстилке, чем на голом камне, сообразит любое животное. То, что ночью лучше завернуться в тряпки, понятно даже ежу. Так что использование шкур съеденных животных для обогрева должно было постепенно войти в практику. Взрослые не очень подходят для поиска новых простейших технологий методом проб и ошибок, а вот для детей игра – естественное состояние такого поиска, запрограммированное биологически. Так, вероятно, началось употребление молока и первой одежды. За множество поколений должны были сложиться и отработаться технологии изготовления примитивной одежды из шкур животных и различных продуктов из козьего и овечьего молока.
Это в результате привело к употреблению множества предметов и соответствующему изменению сознания. Посох, огонь, одежда, простейший инструмент в виде острого камня или кости для обработки шкур, емкости для молока и т.д. Постепенно появляется множество таких предметов. Какого-то качественного скачка в сознании вроде бы и не происходит. Человек в это время ненамного умнее животных. Но и в животном мире много разных весьма нетривиальных технологий. Метод проб и ошибок вполне позволяет создавать их даже на животном уровне сознания. Человек же, в отличие от животных, использует какие-то сложные орудия. Став хозяином предметов, методом проб и ошибок он может доводить их и усовершенствовать длительное время, не одно поколение, развивая и осваивая новые технологии. Это качественно расширяет набор возможных технологий, что в результате выделяет человека из остального животного мира.
Наличие множества предметов в собственности приводит еще к одному качественному отличию в части мышления. Понятие собственности состоит из трех компонентов: владения, пользования, распоряжения. Две первые категории уже присутствуют в животном мире. А третья – распоряжение, отсутствует. Почему? – Потому, что по своей сути распоряжение подразумевает наличие альтернативы. Для распоряжения всегда нужен выбор. А это качественно иной уровень мышления, которого нет в животном мире. Т.е. появление собственности стимулирует развитие абстрактного мышления, умение продумывать вариант до его реализации.
А в результате становится понятен анализ, определяющий вид деятельности, в ходе которого совершался переход из животного состояния в человеческое. Используемые предметы это не просто индикатор такого движения, а необходимая существенная его часть. Без таких предметов неоткуда взяться стимулам для роста интеллекта. Их появление это расширение сознания в части культуры владения предметами, развитие абстрактного мышления, необходимого для их изготовления, новый тип обучения молодежи и т.д.
II.3Возникновение рынка
Роль рынка выше выяснена. А как он складывается, пока нет профессиональных купцов, пока каждый производственник занят своим делом и не подозревает, что можно с кем-то чем-то меняться? Каждый древний вид деятельности привязан к своему природному ландшафту. Заходить в чужой ландшафт – интереса нет. Кто и каким образом может выполнить связующую функцию по созданию рынка? Отличительной особенностью этого вида деятельности должны стать, во-первых, то, что он может существовать как до возникновения рынка, так и после этого, во-вторых, человек, занимающийся им, должен обладать определенной мобильностью, обусловленной основной деятельностью, в-третьих, располагать значительным избыточным продуктом, чтобы обмен мог состояться практически при любом удобном случае.
Исходя из относительно небольшого списка возможных древних занятий человека, этому набору условий соответствует всего один вид деятельности, кочевое скотоводство. Скотовод-кочевник может жить полностью в натуральном хозяйстве, все необходимое для жизни производя самостоятельно, но при соответствующих условиях он может участвовать в торговле, и ему есть что предложить на обмен. Основной вид деятельности предполагает постоянное перемещение со своими стадами. Кочевник заходит в пограничные природные ландшафты, лесостепь, подходит вплотную к речным ландшафтам, кочует по степям и может заходить в горные районы.
Скотовод-кочевник интересен еще и с другой точки зрения. С развитием рынка, возникновением городов, общественное разделение труда делает еще один принципиальный шаг. Появляются профессиональные торговцы, которые сами ничего не производят, а занимаются только перепродажей. В одном городе купил, в другом продал с прибылью. Первоначально эту нишу, естественно, занимают кочевники. Они привычны к перемещениям с грузом. При этом сначала этот вид деятельности возникает как небольшая добавка к основному занятию – кочевому скотоводству. Между городами, где они и так кочуют и иногда торгуют, они еще начинают заниматься перепродажей чужих товаров. Когда объемы перепродаваемых чужих товаров становятся достаточны, чтобы прокормить купца, торговля выделяется в самостоятельный вид деятельности, так чтобы оборачиваться с товарами быстрее, а не быть привязанным к перемещению пасущихся стад. Самым выгодным для торговца становится водный транспорт, что, в свою очередь, стимулирует развитие соответствующих технологий.
Таким образом, скотовод-кочевник это необходимое звено для возникновения рынка, и именно от кочевого скотоводства впоследствии отпочковывается в самостоятельный вид деятельности профессиональная торговля. А с появлением профессиональных купцов возникает новый механизм появления и роста городов. На пересечении торговых путей также возникают места торгов. Несложно видеть, что это повышает эффективность торговли (скорость товарооборота). А вокруг этих торговых центров селятся ремесленники, что в результате из-за значительных торговых и производственных объемов делает их крупнейшими экономическими центрами древности.
II.4Появление ремесленников
Что в древности, на этапе уже сложившегося рынка, но еще до возникновения городов, может быть элементом обмена? – Во-первых, могут обмениваться разные виды домашних животных. Во-вторых, товары ширпотреба – еда и одежда. Других продуктов для обмена, по большому счету, пока еще нет. Если обмен их и случается, то носит случайный разовый характер. Производство любых других вещей, которые в принципе могли бы быть предметом обмена, не дают необходимых для этого объемов, которые позволили бы выделиться этому производству в отдельный, самостоятельный вид деятельности, достаточный для того, чтобы прокормить ремесленника. Поэтому из перечисленного набора товаров и видов деятельности ремесленник может появиться только в сфере производства одежды (и обуви), «отпочковаться» от скотоводства.
Почему ремесленник появляется в сфере производства одежды, а не еды, второй, причем даже более востребованной позиции? – Из-за естественной большей натуральности хозяйства в сфере еды. Типичная цепочка движения товара: первичное производство – переработка – изготовление готового продукта – потребление. В начале все полностью натурально и в сфере еды, и одежды, каждый всю цепочку проходит индивидуально. Потом начинается товарообмен. Первичный производитель и потребитель это уже разные люди. Где в эту цепочку может вклиниться ремесленник? – Либо в переработке, либо в изготовлении готового продукта. В сфере еды рано или поздно это тоже произойдет. Ремесленник, осуществляющий промежуточную переработку – мельник, а изготовление готового продукта происходит в заведении общепита, трактире. Но несложно видеть, что приведенные примеры соответствуют гораздо более развитому обществу и в плане технологий, и в плане общественного разделения труда. Из-за того, что почти все продукты питания скоропортящиеся, стандартная цепочка даже для развитого рынка: производитель – покупатель. Покупатель осуществляет окончательную переработку, и сам же в результате потребляет. В производство одежды вклиниться новому звену гораздо проще, поскольку все промежуточные товары не скоропортящиеся. Производитель – живое животное – шкура животного – несколько технологических операций по переработке, каждая из которых в принципе может уже выполняться отдельным ремесленником – кройка и шитье – потребитель.
А из общественного механизма возникновения первых ремесленников следует один очень сильный вывод. Первая государственность, исходя из современной человеческой физиологии, должна возникать не в жарких районах планеты, а там, где одежда является жизненно необходимой.
Значение ремесленника для социальных процессов выше было показано. В части же развития технологий именно ремесленник приводит к качественному прорыву. Работая на рынке, он вынужден искать варианты улучшения технологий, повышения производительности труда. Ремесленник создает инструменты и оснастку, которая раньше при меньших объемах была не актуальна. Таким образом, он качественно повышает производительность труда и качество производимых товаров. Основа человеческой цивилизации это общественное разделение труда. Т.е. мы в очередной раз пришли к тому же выводу об основном отличии человека от животных.
Если говорить конкретно о роли ремесленника в самом начале развития технологий, то он и дал необходимый толчок процессу освоения новых материалов. Скотоводы в условиях родовой организации имели значительный ресурс рабочей силы. Поэтому при относительно небольших объемах процесс выделки и обработки шкур основывался на экстенсивных методах. Можно было работать простейшими каменными скребками и плохо подходящими для резания ножами. Низкая производительность при тех объемах не имела значения. Ремесленник же начинает создавать новые инструменты, ищет специальные камни, которые лучше подходили бы в качестве режущих инструментов. Вероятно, первые качественные режущие инструменты были из драгоценных, следовательно, сверхтвердых, камней. Они повышали производительность труда во много раз. И потому цена таких режущих инструментов была соответствующей. Спрос приводит к активному поиску драгоценных камней, разных минералов и отработке технологий получения из них полезных предметов, прежде всего режущих. В результате возникает производство металлов, гончарные технологии. Ремесленный технологический бум приводит к появлению и росту первых на планете городов. Происходит это на периферии степной зоны, где есть соответствующие полезные ископаемые, которые можно найти на поверхности, не углубляясь в землю. Второй необходимый компонент практически для всех этих технологий – топливо. На первых этапах это может быть только дерево.
Освоение металлов дает толчок множеству новых технологий. Во-первых, при наличии металлических инструментов человек получает в свое распоряжение превосходный конструкционный природный материал – древесину. Это развивает строительные технологии, производство мебели, водных и сухопутных транспортных средств, дает возможность изготовления огромного числа различных хозяйственных предметов и инструментов с деревянной основой. Во-вторых, появляется техническая возможность сначала для заготовки кормов на зиму (серп, коса), а потом для обработки земли и развития земледелия. Т.е. возникают технологии, позволяющие всерьез осваивать лесную зону.
II.5Распространение и развитие технологий
Как в древности осуществляется распространение новых, прогрессивных технологий? – Через рост популяции, которая этой технологией овладела. Обучить на этом уровне культуры кого-то чему-то можно только в детском возрасте через подражание. А освоение новых технологий, устранение нехватки питания приводит к росту популяции. Так что очень быстро происходит заселение всей подходящей под данную технологию природно-климатической зоны.
Теснота, нехватка жизненного пространства, с которого осуществляется добыча пропитания, приводит к тому, что избыточное население вытесняется в соседние природно-климатические зоны. Так из центра, где человек освоился, овладев необходимыми технологиями, начинается его постепенное расселение по планете. Однако переход в иную природно-климатическую зону, даже если условия в ней и похожи, не столь безобиден. Он влечет за собой множество проблем. Вероятно, некоторые переселенцы, не сумев освоиться в новых условиях, погибают. Но избыток населения в заселенной природно-ландшафтной зоне приводит к новым и новым миграциям в соседние зоны, пока где-то методом проб и ошибок не будут найдены изменения и дополнения в технологиях, позволяющие выжить в новых условиях.
С учетом наработанного теоретического материала, в частности, единственных решений, вырисовывается следующая схема возникновения, развития и распространения человеческой культуры.
В горах складывается горное скотоводство, в результате которого появляется первая собственность и начинает формироваться человеческая культура. В результате этой прогрессивной технологии происходит рост населения, овладевшего этой культурой. Избыточное население начинает вытесняться в соседние природно-климатические зоны. В соседней степной зоне возникает кочевое скотоводство. Эта новая культура за счет прироста населения распространяется по всей степной природно-климатической зоне, где созданные технологии позволяют выжить. Дальнейший прирост населения приводит к тому, что часть скотоводов начинают вытеснять на периферию степной зоны. Они вынуждены искать изменения в своих технологиях для выживания в новых условиях. В некоторых пограничных со степями природных зонах складываются новые технологии, появляются новые виды деятельности. Цивилизация созревает до операций обмена. На границе природно-ландшафтных зон, в большинстве случаев это происходит во вкраплениях иных природных ландшафтов в степную зону, возникают места постоянных торгов. Увеличение объемов торгов приводит к тому, что от скотоводства отпочковываются первые ремесленники. Работа ремесленников на рынок приводит к созданию новых инструментов, поиску ими новых материалов для этих инструментов, возникновению новых ремесленных технологий. Места торгов превращаются в города. Возникает первичная государственность городского уровня.
Теперь определимся с местом первой цивилизации, обобщив предыдущий материал с точки зрения необходимых для этого природных ландшафтов.
11.Необходим горный ландшафт, где мог жить человеческий предок, занимаясь охотой.
12.По соседству должны быть расположены обширные степи, где могло бы развиться кочевое скотоводство, и природно-климатические условия делали бы одежду жизненно необходимой для человека.
13.На периферии степей, предположительно в лесостепной зоне, где уже есть древесное топливо, должен быть источник множества полезных ископаемых, расположенных фактически на поверхности земли.
14.Необходимо множество рек, озер и прочих водных источников, потребных как для развития кочевого животноводства, так и для возникновения первых городов.
Всем этим требованиям идеально соответствуют южнорусские степи с прилегающими территориями. С некоторыми оговорками этим условиям отвечает аналогичная по географической широте зона Северной Америки. Однако это возможное решение может быть отброшено с учетом исторических и этнографических данных. Так что место возникновения первой цивилизации определяется однозначно. Степной ландшафт – степная и лесостепная зона Евразийского континента, протянувшаяся непрерывной полосой от Балкан до Маньчжурии. Территория с множеством полезных ископаемых – южная часть Уральских гор. Зона возникновения горного скотоводства – Кавказ.
На Кавказ указывает значительный набор дополнительных фактов. Во-первых, именно кавказские туры и архары принадлежат к тем же видам, что домашние овцы и козы, соответственно. Во-вторых, Кавказ это почти единственное место на планете, где имеется естественный вечный огонь (Азербайджан). А это существенный момент для начала пользования им. Научиться пользоваться огнем, который возникает в результате грозы и представляет опасность, едва ли возможно на животном уровне сознания. В-третьих, географически из всех горных массивов Кавказ наиболее удобен, как с точки зрения близости степей, так и с точки зрения проникновения туда человеческого предка, для последовавшей эволюции. К тому же именно на Кавказе есть подходящая «эволюционная ловушка».
II.6Происхождение неандертальца
Что представлял собой наш предок, занимавшийся охотой и горным скотоводством, с которого фактически и начался переход в человеческое состояние? Во-первых, он обходился без одежды высоко в горах зимой и летом. Во-вторых, был во много раз сильнее современного человека. Для него разделать горного барана голыми руками не представляло проблемы. В-третьих, ему приходилось питаться сырым мясом. Вид современного человека не смог бы выжить в таких условиях, даже если закалять и тренировать его представителей с детства. Для существования биологического вида условия должны быть приемлемы для средней самки, которая к тому же иногда должна быть беременной, иногда – выкармливать молоком потомство, т.е. пребывать в не лучшей физической форме.
Однако, начиная с периода кочевого скотоводства, во всех рассуждениях уже однозначно имеется в виду современный тип человека, кроманьонец. В частности, ключевым элементом, определившим соответствующий этап развития цивилизации, была физиологическая потребность в одежде. Так что где-то на этапе от начала горного скотоводства до сложившегося кочевого скотоводства произошли физиологические изменения, в результате которых возник современный человек. С точки зрения адаптации к внешней среде современный человек представляет собой значительную деградацию нашего недавнего предка. При этом нет прямой биологической взаимосвязи между развитием мозга, ростом интеллекта и физической деградацией. Эти явления в данном случае сопутствовали друг другу в силу иных причин, которые нам и предстоит установить.
Начнем с еще более древнего этапа. Предлагаемое в этой части решение не будет единственным, но оно наиболее оптимально и полно удовлетворяет всем имеющимся сегодня экспериментальным данным.
Человек, вероятно, происходит из общего ряда приматов. Наш дальний предок, по всей видимости, физиологически был близок к одной из современных человекообразных обезьян. К какой конкретно? – Похоже, что к орангутангу, но оставим это вопрос открытым для более поздних исследователей, когда накопится больше информации, необходимой для окончательных выводов. Ареал его распространения определялся распределением природно-климатических зон на планете. Важно, что климат и природные ландшафты Европы, если не всей, то, по крайней мере, южных ее районов, подходили для этого. В Европе должен был быть тропический или субтропический климат. Европейские запасы угля показывают, что когда-то так оно и было.
Постепенное похолодание привело к тому, что природные ландшафты начали смещаться в южном направлении. Весь животный мир медленно мигрировал вслед за перемещением природных ландшафтов. Однако на пути встретилось непреодолимое препятствие, Средиземное море. Многие виды попали в эволюционные ловушки на полуостровах Пиренейском, Апеннинском, Балканском. Они оказались перед дилеммой: приспособиться к новым природным условиям или погибнуть.
Человеческий предок в основном подобно большинству приматов был растительноядным, однако он мог употреблять белки животного происхождения. Так сегодня в рацион многих крупных обезьян входят насекомые, мелкая живность, временами они могут употреблять падаль или нападать на относительно крупных животных.
Изменение климата заставило человеческого предка менять рацион. Происходило все это постепенно, к тому же с сезонной периодичностью. Сначала голодные периоды, вынуждавшие искать альтернативные варианты пропитания, случались редко и на короткое время, потом чаще и на более длительный срок, потом стали приходить каждый год. Альтернативный вариант питания сложился на побережье моря, в зоне отлива. Биологический вид начал смещаться в новую экологическую нишу. Подходящая рука создавала преимущество перед другими хищниками, позволяя выковырять краба или моллюска из укрытия, камнем вскрыть его панцирь. Жизнь на побережье привела к привыканию к воде и добыванию пропитания на небольшой глубине. Постепенно водная среда стала привычной, комфортной, биологический вид мог добывать пропитание на берегу, на мелководье, в воде вблизи берега. Способность употреблять растительную пищу не пропала, но рацион основательно сместился в сторону животных белков. Вид стал плотоядным. Первоначально это было собирательство. По мере адаптации к водной среде способы добычи пропитания становились все более интенсивными. Вид начал заниматься рыбной ловлей и охотой, как в воде, так и на берегу, превратившись в хищную водяную обезьяну.
Адаптация состояла в психологических, поведенческих, а потом и физиологических изменениях. Обитание на границе ландшафтов со значительным временем пребывания в воде привело к изменению формы задней конечности. Она стала больше подходить для плавания и бегания по берегу, чем лазания по деревьям. Из-за потребности плавать как можно быстрее произошло вытягивание тела, вид перешел к прямохождению. Изменился зрачок и устройство носоглотки. У человека они ближе к водным обитателям планеты вроде тюленя, чем к сухопутным. Переход от растительноядного образа жизни к плотоядности привел к значительным физиологическим изменениям в устройстве зубов и пищеварительного тракта. Обитание в водной среде достаточно теплого региона, чтобы защититься от насекомых-паразитов, привело к сокращению волосяного покрова.
В результате этих изменений вид полностью адаптировался к новым климатическим условиям и начал расселяться по подходящей территории. Расселение шло вдоль побережий морей, рек, иных водоемов. Изменение рациона позволило существенно расширить ареал обитания в сторону холодных широт. При этом водяная обезьяна могла осуществлять сезонную миграцию, проникая в летнее время севернее и отступая в зимнее время южнее на незамерзающие водоемы. В частности Кавказ оказался в зоне такой сезонной миграции.
Эльбрус, как известно, почти действующий вулкан. Поэтому на Кавказе есть множество незамерзающих водоемов, берущих свое начало от горячих источников, на которых можно было зимовать. Условия оказались благоприятными. Это привело к возникновению северокавказской популяции водяной обезьяны. Но в результате выросшей численности популяция оказалась в эволюционной ловушке. Летом там были комфортные условия с избытком корма животного и растительного происхождения. Зимой зона обитания сжималась до небольшой территории незамерзающих водоемов. С добычей пропитания возникали серьезные проблемы, вынуждавшие искать альтернативные варианты.

«Схватила его за лапу мохнатую – и видит, что зверь лесной, чудо морское, бездыханен, мертв лежит... Помутилися ее очи ясные, подкосилися ноги резвые, пала она на колени, обняла руками белыми голову своего господина доброго, голову безобразную и противную, и завопила истошным голосом: «Ты встань, пробудись, мой сердечный Друг, я люблю тебя как жениха желанного!..»
 С.Т. Аксаков. «Аленький цветочек»
Снежный человек, фото Роджера Паттерсона, 20 октября 1967 года.



Кустодиев. Купчиха и домовой
Удобная экологическая ниша для хищника с почти человеческой физиологией находится в горах. Здесь человек из-за большей мобильности на непроходимых кручах оказывается в некоторых случаях конкурентоспособнее других хищников, собачьих и кошачьих, умеющих быстрее бегать. Что нужно человеку для проникновения в эту нишу? – Во-первых, подготовка альпиниста, работающего без снаряжения, во-вторых, закалка «моржа», в-третьих, более крупный размер и физическая сила. В результате постепенного проникновения в эту нишу вид начал претерпевать следующие физиологические изменения. Повысилась холодоустойчивость, вид стал крупнее, восстановился, уменьшившийся прежде до рудиментарного состояния, волосяной покров.
То, что получилось в результате этой эволюции, сегодня считается неандертальцем. Что представлял собой этот биологический вид? Во-первых, в соответствии с общепринятой сегодня классификацией принадлежность к единому виду определяется возможностью скрещивания и появлением в результате этого многочисленного и плодовитого потомства. Исходя из этого, неандерталец и кроманьонец принадлежат к одному биологическому виду. Но породы в рамках этого вида могут быть разные и разброс по физическим данным возможен такой же, как, к примеру, у собак.
Неандерталец в среднем был процентов на двадцать – тридцать выше кроманьонца, в полтора раза шире и раз в десять сильнее. Самки были несколько мельче, в среднем превышая по росту мужчину кроманьонца и по физической силе превосходя его в несколько раз. Неандерталец был покрыт густой шерстью без подшерстка, гораздо легче кроманьонца переносил холод, отлично нырял и плавал. Основной образ жизни и добыча пропитания были связаны с водной средой, причем, и в зимнее время. Физиологически он был отлично адаптирован к климатическим условиям средней полосы. Поэтому при необходимости вполне мог выжить в лесу или горах, занимаясь охотой и собирательством.
Неандерталец имел более развитую челюсть, но без подбородка, речью не владел, хотя звуковых сигналов в его арсенале было немало, он в частности умел голосом подражать многим животным, что использовал для охоты. По степени развития мозга неандерталец не уступал кроманьонцу. Отсутствие речи обеспечивало развитие иных участков мозга, в частности, у многих из них были развиты парапсихические способности. В арабских сказках джины были большого роста, обладали огромной физической силой, владели сверхъестественными силами, но при этом были наивны и глупы с точки зрения человека, живущего в социуме. Соответственно слово «джин» имеет два значения, во-первых, волшебник, во-вторых, дурак. Практически вся сказочная нечистая сила это реальность. Происхождение ее описания относится к восемнадцатому веку и ранее, когда складно врать еще не умели, поэтому этим данным вполне можно доверять. Черти, лешие, домовые, водяные, русалки, дивы, баба-яга, соловей-разбойник, горные тролли, циклопы – все это попросту неандертальцы. Водились они в изобилии до конца семнадцатого века. В течение восемнадцатого – девятнадцатого веков в результате истребления и вытеснения кроманьонцем их численность значительно сократилась, они стали вести гораздо более скрытный образ жизни. Тем не менее, и в двадцатом веке свидетельств встреч с ними зафиксировано не так уж мало. Только культура цивилизации изменилась, и их стали теперь называть по-другому, «снежным человеком», хотя это все тот же неандерталец.

Профессор Борис Поршнев записал целый том свидетельств стариков о «снежной женщине» Зане, которую удалось поймать в ХIХ веке в Абхазии. Зана привыкла к хозяину и подчинялась только ему. Научить ее языку или каким-то бытовым действиям не удалось. Однако она рожала детей от местных жителей. Ее потомство было нормальными людьми, отличавшимися большой физической силой и смуглостью.
Неандерталец

В результате адаптации вида к горным условиям Кавказа человеческий предок занялся активной охотой в горах, а не только из засады на водопое. Объект охоты – копытные среднего размера, которые сами значительно легче, и, следовательно, слабее неандертальца. У них были выработаны определенные приемы защиты от других хищников, волков и кошачьих. Но против нового хищника, который был гораздо сильнее и в горах мобильнее волков, копытные оказывались беззащитны. Неандерталец занял экологическую нишу, подходящую для эволюционного прорыва – начала скотоводства.
II.7Происхождение кроманьонца
Скотоводство начинается с охоты и охраны «своего» стада от прочих хищников. Однако большинство неандертальцев продолжает жить, как и прежде, занимаясь охотой. Вид оказывается вполне приспособлен к такой форме существования и альтернативный способ добычи пропитания почти ничего не меняет в его организации. Появление первичного скотоводства еще не приводит к резкому качественному эволюционному прорыву. Такой способ существования был удобен для неандертальцев преклонного возраста и самок, особенно при выкармливании ими потомства. Физическая нагрузка меньше и стабильность в питании выше. Молодым здоровым самцам, да и самкам, пока они без детей, проще было жить охотой и собирательством, не связывая себя постоянной рутиной.
Какова была организация вида? – Первоначально человеческий предок, пока в его рационе преобладала растительная пища, жил, как и все прочие приматы, стаей. Переход к охоте, вынудил изменить форму организации. Охота из засады предполагает жизнь в одиночку, как живут, к примеру, практически все кошачьи. Такая же форма организации вида была и у человеческого предка. В результате этого сложился психологический тип, который фактически не мог с кем-то уживаться, и подобно тигру жил только в одиночку. Соответственно, детенышей самка выращивала одна. Поскольку у человека относительное время взросления больше, чем у любого другого вида, то самка была вынуждена воспитывать одновременно нескольких детей разного возраста, как это сейчас бывает, к примеру, у бурых медведей. Поэтому самки несколько лучше подходили для коллективной жизни.
Возникновение новых видов деятельности привело к возникновению и новых форм организации вида. Скотоводством лучше заниматься коллективно. И соответствующий переход в организации части вида, занимающейся скотоводством, постепенно начался. В прежние времена самка выращивала детей до какого-то возраста, после этого они начинали добывать пропитание самостоятельно и уходили. При наличии своего стада молодежь могла остаться с матерью и позже. Однако пользовались этой возможностью, вероятно, только девочки. Самцы психологически гораздо меньше подходили для коллективной жизни и потому мальчики сами уходили после достижения ими переходного возраста, предпочитая жизнь на свободе и занимаясь охотой. Начал складываться женский род. Самцы предпочитали не быть связанными с рутиной скотоводства, и только ближе к старости самец мог при удачном стечении обстоятельств, если ему удавалось «унаследовать» стадо еще более старого и дряхлого одинокого скотовода, вновь вернуться к занятию, навыки которого он приобрел в детстве.
География Кавказа позволяет практически однозначно указать маршрут по которому прошел человеческий предок, прежде чем возник современный вид человека, кроманьонец.
Проникнуть в зону Кавказа в результате миграции водяная обезьяна могла только со стороны Черного моря. Продвинуться далее в зону Кавказских гор – только по рекам, впадающим в Черное море. Возможных эволюционных ловушек с незамерзающими водными источниками, которые позволяли зимовать на них, но вынуждали бы зимой переходить к охоте в горах, на Кавказе достаточно много. Однако первые такие попытки, пока вид еще недостаточно акклиматизировался и не приспособился к охоте в горах, более естественны в районах, где зимы менее суровы. С этой точки зрения наиболее благоприятен район Абхазской низменности со среднегодовой температурой около пятнадцати градусов. Там же наиболее комфортные условия для возникновения первичного горного скотоводства.
Удобная экологическая ниша привела к тому, что начался рост численности как стад, оберегаемых неандертальцами, так и самих неандертальцев. Территория оказалась густо заселенной. «Скотоводы» постепенно начали друг другу мешать. Наиболее слабые вытеснялись в соседние районы. Вытесняемые неандертальцы покидали обжитые территории со своими стадами или на новых территориях находили и начинали пасти новые стада.
Рядом много мест, в которых можно было заниматься горным скотоводством, но наиболее интересна по ряду причин Кура-Араксинская низменность. Во-первых, переход туда из Абхазской низменности достаточно прост, через невысокие (несколько сот метров над уровнем моря) перевалы. Во-вторых, здесь так же как и в Абхазской низменности, исключительно благоприятные условия для скотоводства, и сухой субтропический климат со средней температурой января около восьми градусов. В-третьих, именно на территории Азербайджана есть природный вечный огонь. В-четвертых, здесь значительные открытые территории без горных хребтов, неудобные для охоты неандертальца.
 В небольших популяциях всегда существенна проблема близкородственного скрещивания. В результате этого в потомстве часто всплывают те или иные негативные рецессивные признаки. Для женских родов, вытесняемых на новые территории, эта проблема стояла еще острее. Самцы за ними не следовали, и воспроизводиться они какое-то время могли только от своих же детей, подростков, достигших половой зрелости. В результате много детей рождалось больных и неполноценных, проявлялись те или иные негативные рецессивные признаки. Именно так иногда у неандертальцев рождались дети кроманьонцы или точнее первоначально метисы со значительным набором кроманьонских признаков, которые были практически нежизнеспособны в тех условиях. Наиболее распространенный физиологический признак, оставшийся у неандертальца (достаточно молодого вида) от его более теплолюбивых предков в рецессиве, это неприспособленность к холодам. Климатические же условия Кура-Араксинской низменности позволяли некоторым из них не погибнуть зимой в детстве. А чуть повзрослев, в результате детской игры они должны были освоить то, в чем неандерталец не нуждался.  
Им был очень интересен огонь, который согревал. Соответственно очень быстро появились простейшие навыки пользования им.
Шкуры съеденных животных неандертальцы, вероятно, использовали в качестве подстилок. От такой подстилки не откажется практически никакое животное. Кроманьонцу же нужна была не только подстилка, но и покрывало, а потом одежда. Вероятно, самая древняя одежда на планете это бурка. При ее предельной простоте она универсальна. Бурка это и одежда, и подстилка, и покрывало. Первые самые примитивные варианты ее изготовления могли быть освоены за одно – два поколения. Надо было научиться беречь шкуры при разделке животных, а потом связывать их жилами. Для этого нужен был простейший инструмент вроде кремня с острыми краями. На Кавказе природный кремень встречается часто в том числе и на территории Азербайджана.
Метисы еще не очень сильно уступали неандертальцу физически и соответственно могли обходиться без вспомогательных инструментов при разделке животных. Им этот инструмент требовался только для сохранения шкур. Кроманьонцу же кремниевый инструмент был нужнее. Без него он в принципе не смог бы разделать барана. А постоянное использование кремня через некоторое время привело и к умению получать с его помощью огонь.
Вся система потребления и усваивания пищи кроманьонца, начиная с зубов, представляет собой значительную деградацию соответствующей системы неандертальца. Современный человек уже не сможет обойтись без тепловой обработки мяса, основной пищи того периода, даже если тренировать его с детства. Вероятно, эта деградация произошла не скачком, а постепенно в ходе уже дальнейшей эволюции. На первых же этапах она носила только характер тенденции, стимулировавшей переход на употребление пищи, прошедшей тепловую обработку. Первой такой пищей был шашлык, который и сегодня распространен на Кавказе.
Вероятно, в женских родах, где начали появляться особи с кроманьонскими признаками и стал использоваться огонь, одежда и простейшие орудия труда, неандертальцы тоже, обучаясь с детства, могли в результате подражания приобретать соответствующие навыки, хотя особой потребности у них в этом и не было. Двигателем этого процесса были особи со значительным набором кроманьонских признаков.
Через некоторое время территория Кура-Араксинской низменности оказалась достаточно плотно заселенной. Женские роды занимались горным скотоводством. Самцы неандертальцев, повзрослев, уходили в горы заниматься охотой. С некоторой сезонной периодичностью они спускались с гор для продолжения рода. Самцы со значительным набором кроманьонских признаков не могли заниматься охотой и потому оставались в родах. Из-за худших физических данных они, как правило, не могли составить конкуренции самцам неандертальцам в борьбе за самок. Размножение в основном шло от самцов-неандертальцев. Однако наиболее слабые в физическом отношении роды оттеснялись соседями дальше от гор на многие десятки километров. До некоторых из них самцы-неандертальцы не добирались или добирались нерегулярно. Там в качестве производителей оказывались востребованы и самцы, остававшиеся в роду из-за плохих физических данных. Соответственно в этих родах продолжилось дальнейшее вырождение неандертальцев в кроманьонцев. Все чаще стали рождаться и самки с набором кроманьонских признаков.
Через некоторое время по мере повышения плотности «населения» более слабые стали вытесняться с освоенной территории. И первыми кандидатами на вытеснение были роды, имевшие кроманьонцев в качестве производителей. Их вытеснили вдоль побережья Каспия в степи к северу от Кавказских гор.
Предложенный маршрут, по которому прошли неандертальцы, прежде чем вышли в степи к северу от Кавказских гор, не единственный. Возможно, что в степях иногда появлялись женские роды неандертальцев, вытесненные и из других районов. Однако именно этот маршрут важен с точки зрения приобретения многих, существенных для дальнейшей эволюции навыков и определенной генетической наследственности.
Оказавшись в степях вдали от гор, женские роды неандертальцев попадали в сложные условия с точки зрения собственного воспроизводства. Они как-то могли воспроизводиться от своих же подростков, которые достигали половой зрелости, прежде чем покинуть женский род и уйти в горы. Но это воспроизводство было за гранью устойчивости. Такие роды постепенно вымирали, если не было иных вариантов самцов-производителей.
А в благоприятном положении оказались женские роды с «плохой» наследственностью, в которых были свои постоянные самцы, не покидавшие женский род в переходном возрасте. Однако для их нормального существования в более холодных, по сравнению с Куро-Араксинской низменностью, районах уже обязательным было пользование огнем и умение изготовлять одежду.
Таким образом, кроманьонец был почти нежизнеспособен в тех условиях и первоначально возник как значительная деградация неандертальца. Он не был покрыт шерстью, гораздо хуже переносил холод, был меньше ростом и слабее физически, имел челюсть и зубы гораздо слабее, так что не смог бы охотиться подобно мужчинам-неандертальцам и едва ли смог бы разделать овцу голыми руками и съесть ее сырой. У него не было ни малейших шансов в очной борьбе с неандертальцем за самок.
Но дальнейший отбор происходил на территории степей, где самец-неандерталец не мог охотиться и покидал этот район. Занятие скотоводством предполагало неограниченный источник сырья для изготовления одежды. К этому времени скотоводы уже пользовались огнем, да и скотоводство требовало меньшей физической силы, чем охота. Так что все эти недостатки оказались преодолимы. К тому же в отличие от неандертальцев такой самец обладал несколькими достоинствами. Во-первых, он не сбегал из женского рода, достигнув переходного возраста, поскольку просто не выжил бы самостоятельно. Во-вторых, он оказался более контактным (домашняя порода) и физически был слабее самок-неандертальцев, так что в роду уживался, а в результате лучше подходил для коллективной жизни.
Женский род, в котором родился первый кроманьонец, решил проблему своего воспроизводства. В нем появились свои постоянные самцы. Потомство в таком роду было неоднородным. Рождались как кроманьонцы, так и неандертальцы, но мужчины-неандертальцы покидали род, чуть повзрослев. Так что воспроизводство шло только от самцов-кроманьонцев. В результате такой селекции в течение нескольких поколений произошла генетическая чистка. Род стал кроманьонским. Вместе с этим за несколько поколений сложилась и традиция воспроизводства в первом кроманьонском роду. Только связи внутри рода, для сохранения генетической чистоты.
Через некоторое время в этом роду даже образовался избыток самцов. При среднем равенстве внутри вида числа самцов и самок, многие самцы при родовой организации оказывались лишними. Род получил возможность делиться ими с другими женскими родами неандертальцев, у которых пока еще была проблема с воспроизводством. Вероятно, самых хилых самцов, не представляющих ценности для первого рода, могли обменивать на скот. Так что первым товаром в цивилизации до возникновения рынка оказались самцы-кроманьонцы. Хотя, скорее всего, наряду с этой достаточно редкой практикой была другая более распространенная. Женские роды, не имевшие своих самцов, специально встречались с родом, имевшим самцов, и те за определенную плату, к примеру, какое-то количество голов скота, обслуживали их. Отсюда позже возникли некоторые фаллические традиции вроде праздников любви.
Женские роды неандертальцев, участвовавшие в такой коммерции, постепенно в результате естественной селекции, когда самцы-неандертальцы покидали род в переходном возрасте, превратились в кроманьонцев. Численность этой популяции начала быстро нарастать, заполняя степи. А женский род в силу ряда причин, в частности, из-за естественного с биологической точки зрения разделения труда и того, что мужчины сильнее женщин своей же породы, начал переходить в мужской. На смену матриархату пришел патриархат. А следы матриархата сохраняются в культуре многих отсталых племен до наших дней, указывая, что все это было относительно недавно.
Следствий у такого эволюционного процесса получилось немало. Во-первых, новая порода людей требовала одежды, требовала режущих приспособлений для разделки животных и обработки шкур, требовала жилья, для того чтобы ночью и зимой укрываться от холода. Все это дало толчок технологической эволюции. Во-вторых, быстрый рост численности привел к двум процессам: расселению человека-скотовода по степной зоне в восточном и западном направлениях и одновременному вытеснению части скотоводов здесь же в соседние природно-ландшафтные зоны, где они вынуждены были заниматься чем-то иным. В результате, появились новые виды деятельности, стал складываться рынок, начали возникать города. В городах потребовалась городская власть. Это место в главном городе степной зоны занял самый первый рыночный субъект, род, начавший торговлю самцами и сексуальными услугами, от которого и пошел весь современный людской род.
Однако в генетике нового вида, кроманьонца, еще долго оставались генетические следы неандертальцев. Полностью они не вытеснены еще и сегодня, но концентрация соответствующих генов в человеческой популяции в наше время уже настолько мала, что неандертальцы в семьях кроманьонцев практически не рождаются. А три – четыре века назад генетической чистоты вида не было. В семьях кроманьонцев достаточно часто рождались неандертальцы. И чистота вида обеспечивалась порядками, схожими с теми, которым следуют скотоводы. В стаде держат породистого производителя с хорошей наследственностью. В человеческом обществе таким носителем хорошей наследственности сначала выступал царь – отец народа, потом, когда популяция выросла, аристократы – благородные. Первыми благородными, с хорошей породой, на Руси были попы (первоначально папы) – батюшки.
Дворяне – это аристократия второй волны. Биологическую чистоту вида уже не нужно было обеспечивать, а пережиток этого – право первой ночи – сохранялся еще долго.
Уже эти факты ясно показывают, что цивилизация происходит из России. Наши священники составляли особую наследственную касту, женились только в пределах ее, на поповнах, чтобы обеспечить генетическую чистоту. Католические же священники практикуют безбрачие (целибат). Корни этого в другой более поздней культуре. А термины «целибат» и «аббат» происходят от русского нецензурного (в древности бывшего вполне цензурным) и соответствуют именно описанной выше древней функции русских попов.
Отсюда, в частности, становится понятно, почему надо засекречивать и такой, казалось бы, несущественный для политики вопрос, как происхождение человека. Оказывается, что и из него вырастают достаточно прямые политические следствия.
II.8Возникновение земледелия
Исходя из человеческой физиологии, до возникновения обмена земледелие не может быть основным занятием. Основным занятием может быть охота или скотоводство, т.е. виды деятельности, обеспечивающие организм человека белками животного происхождения, поскольку белки животного происхождения в природе не могут быть получены просто так, в качестве подножного корма, как результат собирательства. Организму человека наряду с животными белками требуются и витамины растительного происхождения. Они вполне могут быть получены в результате дополнительного занятия, собирательства. Как и когда возникает земледелие?
Из предыдущей схемы развития цивилизации видно, что земледелие не могло возникнуть до горного скотоводства, поскольку это первое человеческое занятие в цивилизации, в результате которого начался переход от животного состояния к человеческому. Из непрерывности технологической культуры и биологической эволюции следует, что земледелие не могло непосредственным образом вырасти из горного скотоводства. Оно также не могло возникнуть из кочевого скотоводства, хотя бы потому, что это принципиально разные культуры по жизненному укладу, одна кочевая, другая  оседлая. Сначала должно возникнуть оседлое скотоводство и только потом под давлением тех или иных природно-экономических факторов может сложиться земледелие.
Освоение металлов позволяет человеку начать проникновение в лесную зону. Появление металлических орудий труда делает возможным заготовление кормов на зиму и загона, защищающего от лесных хищников. В поисках полезных ископаемых сначала на Средний Урал устремляются ремесленники, а вслед за ними туда приходит и сельское хозяйство для обеспечения нормального товарообмена, поскольку пока там нет своего производства продуктов питания, и цена на них оказывается высокой. Рынок стимулирует их производство на месте. В зоне Среднего Урала возникает полукочевое отгонное скотоводство, когда скотовод в летнее время перемещается со своим стадом от пастбища к пастбищу, как и кочевник, а часть работников заготовляют корма на зиму в районе зимней стоянки.
Эта более высокая культура постепенно распространяется на запад от Уральских гор в зону более мягкого климата, что приводит к нескольким социальным и технологическим изменениям. Начнем с социальных.
Скотоводы-кочевники живут родами. Более того, в условиях тесноты в степной зоне, а именно она и явилась причиной того, что некоторых скотоводов даже начали вытеснять в соседние природные ландшафты, происходит укрупнение основной социально-производственной единицы общества. Это дает определенные преимущества в спорных ситуациях по поводу пастбищ. В частности, мужской род крупнее женского во столько раз, сколько жен у главы рода. Это наряду с прочими причинами стимулировало быстрый переход материнского рода в мужской. Укрупнение могло бы продолжаться беспредельно, но включается природный ограничитель, приостанавливающий процесс укрупнения. Рост человеческой группы, которая кормится от стада, приводит к пропорциональному увеличению стада. Более крупное стадо быстрее объедает подножный корм в одном месте, в результате больше проводит времени в пути, меньше на свободном выгуле. Начинаются трудности экономического порядка. Два механизма, один из которых ведет к укрупнению, второй к дроблению основной социально-производственной единицы, вынуждают в результате найти оптимум для характерного размера рода. И экспериментально он известен, от нескольких десятков до нескольких сотен человек.
В лесной зоне, где пастбища (поляны) в среднем невелики по размеру, и переход от одного пастбища до другого затруднен, происходит дробление стада, чтобы сделать переходы как можно более редкими. В результате дробится и основная социально-производственная единица общества, которая кормится от своего стада. Минимальный возможный размер – это парная семья с детьми, пока они сами еще несемейные. При дальнейшем дроблении нерешенным оказывается вопрос воспроизводства (рождение, выращивание, обучение) новых членов общества. Род по традиции сохраняется, но как единая хозяйственная единица утрачивает свое значение. Хозяйства ведутся семьями. Возникает частная семейная собственность, а с ней возникает и соответствующий общественный институт наследования собственности, но об этом чуть позже.
Минимальная производственная единица – семья – уже не имеет возможности и пасти стадо вдали от места зимовки, и одновременно заготовлять корма в месте предстоящей зимовки. Оседлое скотоводство становится основным видом деятельности. Оседлый образ жизни позволяет внести определенные изменения в технологии животноводства. Во-первых, технологии одомашнивания применяются к новым видам животных, подходящих к местным условиям. В частности получает развитие молочное животноводство. У скотоводов-кочевников оно было вспомогательным, здесь становится основным, даже в какой-то мере превосходящим по экономическому значению мясное животноводство. Во-вторых, начинает развиваться птицеводство. А птицеводство, в отличие от других видов животноводства, требует на зиму уже заготовлять не просто траву, а специальные корма, предпочтительно семена злаков.
Оседлое скотоводство вообще начинает требовать более бережного отношения к пастбищам. Скотовод начинает думать о том, когда и на какое пастбище выгонять скот, чтобы урожай трав получился и на следующий год, причем именно тех трав, которые желательны. Те пастбища, с которых происходит заготовление кормов на зиму, вообще берегут, не выпуская на них скот и т.д. Чтобы обеспечить домашнюю птицу кормами, приходится вопрос воспроизводства трав решать еще более аккуратно, постепенно вообще переходить на высев семян, оставшихся от прошлогоднего корма. Постепенно доходит и до обработки земли, которая обеспечивает два момента. Во-первых, перед высевом семян в результате вспашки уничтожаются сорняки, во-вторых, семенам облегчаются условия для прорастания. Применение тяглового скота для обработки земли довольно естественно, поскольку использование его в качестве тягловой силы было уже давно, еще со времен кочевого скотоводства. Таким образом, первоначально возникает земледелие кормовых культур, как вариант интенсификации оседлого животноводства. Логическим завершением этого процесса становится развитие земледелия не только кормовых, но и пищевых культур.
Все технологии в древности создаются путем усовершенствования. Технологическая эволюция происходит небольшими шагами в пределах основного вида деятельности. В силу непрерывности технологической культуры многоступенчатая технология не может быть создана в древности, если она содержит более одного нового технологического этапа. Поэтому земледелие, особенно зерновых культур, из-за своей сложности в принципе не может сложиться у нецивилизованных народов. Оно требует множества технологий, некоторые из которых очень серьезны. Нужно дорасти до обработки земли и создания для этого орудий труда. Нужно дорасти до технологии переработки земледельческого продукта. Если это зерновая культура, то надо бы ее перемолоть и на основе уже кулинарных технологий выпечь хлеб, освоив мимоходом вовсе не простую технологию хранения муки. Нужно хотя бы для начала создать технологию по уборке урожая, т.е. иметь либо острый нож вроде серпа или косы, либо лопату для выкапывания корнеплодов. Надо иметь во что этот урожай собрать, т.е. нужен хотя бы мешок. Наконец, нужно где-то этот урожай сохранить, т.е. иметь дом или сарай.
К тому же человеческая физиология не позволяет употреблять в пищу необработанное зерно. Поэтому эта технология не может происходить из глубочайшей древности, а вероятная эволюция ее следующая: 1. варка каши; 2. выпекание уже сваренной каши; 3. дробление зерновой культуры до консистенции муки. Первый этап до сих пор жив в человеческой культуре, но он требует наличия металлической посуды. Второй этап – логическое продолжение первого, когда, к примеру, надо подогреть остывшую кашу. Если выпекать на втором этапе до состояния коржа, то получается уже вариант хлеба. Далее можно улучшать эту уже возникшую технологию изготовления хлеба. Тогда естественным ее развитием станет первоначальное дробление зерна до консистенции муки, чтобы при замешивании уйти от операции варки каши. В результате окончательная технология становится реализуемой без металлической посуды.
II.9Эволюция государственности
Механизм возникновения первичной государственности городского уровня выше уже разобран. Однако у него нет объективных экономических причин для изменения, даже если власть станет наследственной. Первые города возникают в степной зоне в местах вкраплений иных природных ландшафтов. Основная культура, господствующая на всех окружающих территориях, – кочевая скотоводческая с почти натуральным хозяйствованием. Форма организации общества – родовая. Высшая форма власти в городах – общее собрание жителей. Именно это собрание решает, каковы должны быть налоги и на что они должны собираться. Любые изменения могут происходить только в интересах горожан. Пока нет каких-то серьезных изменений в устройстве общества в самом городе и вокруг него, никаких изменений в налогообложении и организации власти случиться не может. Демократия.
Несколько иная ситуация в лесной – земледельческой зоне. Общие принципы организации власти те же, что и в степной зоне. Высшим законодательным органом власти является общее собрание, и ни одно серьезное решение по изменению налогообложения и организации власти здесь тоже не может быть принято не в интересах народа. Однако из-за экономических отличий такая потребность достаточно быстро возникает.
Во-первых, окрестное сельское население гораздо активнее тяготеет к городам, чем в степной зоне. Земледелие в отличие от кочевого скотоводства не может быть совершенно натуральным. Земледелец вынужден покупать многие товары, стало быть, продавать свои, т.е. активно участвовать в товарообороте и постоянно присутствовать на рынке, в городе.
Во-вторых, при родовой организации общества полностью отсутствует наследование собственности. Смерть одного или нескольких человек ничего не меняет в плане собственности. Хозяином имущества как был род, так он же и остается. При хозяйственном семейном укладе вопрос наследования собственности и семейного бизнеса встает достаточно регулярно, а вместе с ним нередко возникают те или иные спорные ситуации, требующие разрешения и определенной силы для выполнения принятого решения при наличии некоторого противодействия со стороны, недовольной вынесенным решением. Эта функция вместе с соответствующими полномочиями делегируется городской власти.
В-третьих, конфликтные спорные ситуации могут в цивилизации возникать по различным поводам. У кочевников это, к примеру, возможно по поводу пастбищ. Род – это объединение родственников, причем относительно многочисленное, которое может за себя постоять в спорной ситуации. Семья с этой точки зрения гораздо менее защищена. С появлением земледелия в цивилизации возникают два первичных этноса, различающихся по культуре. Конфликты возможны на межэтнической почве просто из-за взаимного непонимания друг друга. Поэтому, если, к примеру, во время торговли в городе, на которую пришел кочевой род, возникает спорная ситуация местного жителя с кочевником, то земледелец оказывается практически беззащитен перед коллективом родственников скотоводов. Так что для защиты своих граждан в подобных ситуациях соответствующие полномочия должны опять же быть делегированы городской власти, которая в случае незначительного конфликта подавит его своими силами, а в случае серьезной ссоры может поднять и все городское ополчение, всех горожан.
Таким образом, городской начальник в земледельческой зоне становится судьей, разрешающим спорные ситуации, в частности, по поводу наследования имущества, во-вторых, начальником службы судебных приставов – княжеской дружины, которая обеспечивает выполнение принятого решения, в-третьих, начальником полиции – княжеской дружины, которая обеспечивает порядок в городе и вокруг него, в-четвертых, воеводой – главой городского ополчения. Сельские жители окрестных сел под юрисдикцию городской власти также попадают, соответственно, платят налоги. И все это делается в интересах народа, по общему решению горожан и окрестных селян. В результате этого в земледельческой зоне возникает более централизованное государство с властью, наделенной значительно большими полномочиями, и сам этнос оказывается экономически и организационно более связанным. Цивилизация созревает до централизации. И соответствующую объединительную функцию на себя должна взять городская власть города из земледельческой зоны, имеющая необходимый опыт.
Постараемся определить город, который в реальной истории выполнил эту функцию.
Освоение территорий происходило с востока, с Урала. Восточные районы Поволжья заселены народностями с культурой переходной от кочевой к земледельческой. Первые города земледельческой зоны расположены в междуречье Волги и Оки приблизительно на географической долготе Муром – Ярославль. Муром чуть восточнее и южнее первых земледельческих городов, расположен фактически на границе кочевой зоны. Он был первым.
Интересующий же нас город, скорее всего, должен быть в глубине лесной земледельческой зоны хотя бы из соображений лучшей защищенности от возможного набега. Следом за Муромом возникли города чуть севернее. И именно там, где ему приблизительно и положено быть, исходя из всех рассуждений,  есть русский город с соответствующим названием «Владимир» – владеющий миром, другими словами – первая мировая столица.
Владимир расположен на Владимирском тракте, одной из древнейших дорог, но оказывается в стороне от дороги с юга на север, связывающей два древнейших города Муром и Ярославль. На пересечении же названных дорог находится город Ковров. Именно через него надо проехать и из Мурома, и из Ярославля, чтобы попасть в современный Владимир. Не могла старая дорога Муром – Ярославль оставлять крупнейший центр в стороне. Так что город, именуемый сегодня Владимиром, явно моложе. Он возник как центр вокруг пересыльной тюрьмы на Владимирском тракте и был переименован в древнейший русский город во время фальсификации. А Ковров и есть древний Владимир, первая столица мировой империи.
На это же косвенно указывают история города, который в правление Екатерины II (во время фальсификации истории и переноса первого русского центра в Киев на Украину) вдруг перестал быть городом (его статус понизили), и название «Ков», явно созвучное с названием Киев (при переходе из русского в украинский «о» меняется на «и»). В это время старый Ковров был разрушен, из-за чего собственно и был изменен его статус. Между прочим, то же самое в это же самое время произошло и с Полтавой – настоящей древней столицей Украины.
Традиционная история предлагает исторические схемы, когда государственность возникает практически независимыми очагами. Цивилизационные центры возникают, развиваются до государств, а потом без видимых причин их развитие замедляется, начинается распад и угасание. Через некоторое время возникшие в других регионах планеты новые очаги государственности начинают их обгонять.
Сегодня экономическое развитие происходит относительно неравномерно. Отсталые на каком-то этапе государства могут догонять и даже обгонять прежде более благополучные. Причина этого в экономических рыночных механизмах. В отсталых государствах более дешевая рабочая сила, и не востребованы внутри страны оказываются источники сырья, нужного более развитым народам, что стимулирует ускоренное развитие этих отсталых государств в масштабах всей цивилизации. При этом и более благополучные государства продолжают развиваться, хотя из-за рыночных механизмов, связанных с возможным оттоком капитала, быть может, не столь динамично.
Развитие в цивилизации происходит с ускорением. В древности центр с возникшим государством начинает обгонять более отсталых соседей, и разрыв между ними может только нарастать. В наше время выравнивание уровней происходит через рыночные механизмы. На этапе же возникновения первых государств в цивилизации выравнивание уровней возможно только через распространение культуры государственности, т.е. включение более отсталых (или незаселенных) районов в уже существующее государство. Так что альтернативе мировой империи на самом раннем этапе развития цивилизации нет.
Отдельные государства или так называемая феодальная раздробленность возникают существенно позже в результате распада мировой империи. И соответствующие исторические схемы с многими независимыми очагами государственности на планете выдумывались в девятнадцатом веке (по мотивам истории восемнадцатого – девятнадцатого веков), когда науки даже в естественных областях еще не сложились, а уж в общественных вопросах ни о каких научных подходах и речь не могла идти.
Что было выгодно из политических соображений того периода, то и утвердили в качестве официальной истории. И эта безграмотная антинаучная позиция узаконена в официальной истории до наших дней.
II.10Расселение человека
В древности, до этапа возникновения государственности, человек, по большому счету, озабочен всего одной проблемой – выживания. В связи с этим возникает вопрос, что может явиться причиной миграций? Некоторые виды бизнеса предполагают постоянные перемещения. Это относится к скотоводам-кочевникам, охотникам, сезонным собирателям, купцам. Однако их перемещения диктуются условиями хозяйствования и происходят они по известным им территориям.
К примеру, купец перемещается только между обжитыми районами, и туда, где нет людей, он не пойдет. Искатель руд может и даже должен по характеру своего труда, забрести в неизведанную даль, где нет людей, но он все равно нацелен на то, чтобы вернуться к цивилизации с ее рынком, ориентируясь на который, он и занялся своим делом. Представители кочевых более натуральных видов деятельности, как правило, перемещаются в пределах одной или нескольких природно-климатических зон, где их производственные навыки позволяют им нормально выжить, не погибнуть от неблагоприятных природных условий и добыть себе пропитание.
В этой связи причина миграций в новые районы становится понятна. Это изменение условий в старых, привычных природно-климатических зонах. Таких изменений может быть два: либо изменение климата с вытекающими отсюда следствиями, либо повышение плотности населения, которое в конечном итоге затрудняет добычу пропитания. В этой ситуации возможна миграция в несколько отличающиеся природные условия, но все же такие, чтобы эти отличия были минимальны, и основной сложившийся способ существования с не очень большими отличиями позволял выжить.
Естественно, не исключено, что один–два не совсем нормальных представителя рода человеческого нарушат эту логику и отправятся куда-то просто из-за неумения сидеть на месте или необходимости сбежать от своих соплеменников. Однако для выживания на новых территориях надо чтобы такое совершило, по крайней мере, несколько родов с хозяйственным скарбом, женщинами, детьми. Это значительно сокращает и так ничтожно малую вероятность подобной миграции, но значительно повышает вероятность такому роду погибнуть на новых неосвоенных территориях. Так что возможностью подобной необоснованной миграции можно полностью пренебречь.
Другие варианты массовых миграций появляются только после возникновения государства, по приказу властей, на кораблях или пешим маршем под конвоем. Здесь уже и технически и организационно можно в кратчайшие сроки заселить хоть всю планету, было бы кем.
Ясно, что биологический вид должен возникнуть в одном месте планеты и потом уже расселиться из него. Взглянем с этой точки зрения на присутствие человека на всех теплых континентах планеты: Австралии, Америки Северной и Южной, Африки, Евразии. Природно-климатические зоны на них и на имеющихся перешейках с одного континента на другой распределены так, что расселение человека по этим континентам в древности в пределах одной – двух природно-климатических зон невозможно. Чтобы, к примеру, попасть из степной полосы Евразии в аналогичную зону Северной Америки, надо пересечь, по крайней мере, несколько качественно отличающихся природно-климатических ландшафтов, в которых для выживания пришлось бы создавать совершенно новые технологии. Подобная миграция потребовала бы, как минимум, тысячелетия, причем во всех природных зонах, которые предстояло пересечь для проникновения дальше, должно было остаться население с критической плотностью, которая вынуждала бы избыточную его часть мигрировать в соседние природно-климатические зоны. Во-первых, следы этого демографического давления полностью отсутствуют. Во-вторых, на возникновение государственности и расселение на кораблях по приказу властей, как видно из предлагаемой исторической концепции, нужны гораздо меньшие времена. Т.е. механизм расселения человека по планете в эпоху государственности становится единственно возможным.
А если этот так, то однозначно установленным можно считать и факт фальсификации истории, включавший сбор и преднамеренное уничтожение документов, в частности, касающихся массового расселения человека по планете. Расселение человека по планете в рамках государственной программы могло происходить только при наличии письменности, в период развитого государственного делопроизводства.
Если неандерталец возник на Кавказе, причем незадолго до возникновения кроманьонца, как он сумел столь же быстро расселиться по всему свету, от Западной Европы до Америки и Австралии? – По всей видимости, расселение кроманьонца в тринадцатом – шестнадцатом веках привело и к сопутствующему расселению неандертальца, который в это время весьма часто рождался у кроманьонцев и, чуть повзрослев, убегал из человеческого общества в горы или леса. Самцы убегали всегда, а самки иногда убегали, иногда оставались в обществе кроманьонцев. Сбежавшие неандертальцы образовывали свои местные популяции, но еще несколько веков их численность поддерживалась не только за счет собственного воспроизводства, но и за счет рождения их у кроманьонцев. По мере генетической чистки вида кроманьонцев случаи рождения у них неандертальцев стали все реже. А еще в девятнадцатом веке, к примеру, цыгане иногда водили на цепях не медведей, а диких гигантских людей.
Естественно, они их не ловили в лесу. Снежного человека так просто не поймаешь и на цепь не посадишь. Подобная попытка, к примеру, описана в отчете о походе Ермака в Сибирь. И она закончилась неудачно. Дикого гиганта солдатам и (донским) казакам не удалось захватить живым, и они вынуждены были его убить.
II.11Возникновение рас
Исходя из представлений, навязанных нам ТИ, считается что на возникновение различных рас потребовались многие тысячелетия. К такому же выводу приводят и оценки, сделанные на основе теории биологической эволюции. Однако у этой теории есть немалые проблемы, поскольку, исходя из аналогичных оценок для скорости развития всей биосферы, к настоящему моменту на Земле могли появиться только одноклеточные организмы.
Так что эта теория значительно занижает скорость эволюции. А причина в том, что не учитывается один из основных механизмов изменчивости видов, вирусный. Поэтому далее придется дать краткое введение в теорию вирусной изменчивости видов.
Под воздействием изменившейся среды обитания биологический организм претерпевает значительные изменения, адаптируясь к местным условиям. Простейший, очевидный пример это потемнение кожи у человека, если он переселяется, к примеру, из Европы в более жаркие районы. Человек загорает. На самом деле изменений происходит гораздо больше. Просто все это не так известно, изменения не столь заметны, и главное, они обратимы. После возвращения в привычные для организма условия он восстанавливается, внешность постепенно возвращается к первоначальной. Естественно эти изменения не закрепляются генетически, т.е. они не передаются потомству.
Однако, оказавшись в новой среде обитания, биологический организм оказывается в новых для него условиях и с некоторых других точек зрения. Это иное окружение флорой и фауной. Вокруг оказываются другие животные, насекомые, растения. Меняется окружающая микрофлора. Биологический объект оказывается в среде иных бактерий и вирусов, которые, естественно, проникают в организм самыми разными способами. А иммунитет ко многим из них первоначально отсутствует.
 Бактерия это одноклеточный организм, а вирус только лишь часть живого организма, который самостоятельно «жить» (иметь обмен веществ и размножаться) не может. Вирус это молекула ДНК с наследственной информацией, запрограммированной на следующие действия: активно внедриться в чужую клетку (живой организм с обменом веществ и системой размножения), присоединиться к клеточной наследственной структуре ДНК, которая отвечает за размножение клеток, и заставить ее создавать не ДНК клетки, а ДНК вируса, что приведет к рождению не новых клеток, а новых вирусов.
Таким образом одна часть вируса у всего их множества почти одинакова (по крайней мере, в функциональном отношении). Это та часть, которая отвечает за эти общие свойства вирусов, умение проникать в чужие клетки, присоединяться к чужому ДНК, блокировать его функции, заставляя генерировать не собственное ДНК, а ДНК вируса. Остальная же часть вируса, его структуры ДНК, у каждого вируса индивидуальна. В ней тоже какая-то наследственная информация, определяющая прочие свойства вируса. В частности именно эти свойства определяют, к какому заболеванию организма будет приводить тот или иной вирус, насколько тяжело организм будет его переносить, и иммунитет у организма будет вырабатываться на эту индивидуальную для каждого вируса часть.
Проникновение вируса в некоторые клетки организма к изменению наследственной информации всего организма еще не приводит. Иммунная система с вирусами справляется, и прежнее состояние организма восстанавливается.
Однако в системе размножения двуполых живых организмов есть специфические половые клетки, во-первых, несозревшие яйцеклетки в женском организме, во-вторых, сперматозоиды в мужском организме. Обычные клетки организма имеют двойную спираль ДНК. Эти клетки имеют одиночную спираль ДНК. Их структура ДНК половинчата и активна, готова к сцеплению с другой половинчатой ДНК. Именно так и происходит зарождение нового организма при проникновении сперматозоида в созревшую яйцеклетку в результате объединения их половинчатых ДНК.
Особенность этих клеток в том, что, во-первых, они более активны в смысле взаимодействия на уровне ДНК с чужеродными структурами, во-вторых, не отслеживаются подобно прочим клеткам организма иммунной системой на соответствие ДНК организма. Если для сперматозоидов это достаточно естественно, поскольку после их создания они фактически стали вне мужского организма, то несозревшие яйцеклетки в принципе продолжают принадлежать женскому организму, как бы остаются его частью.   
 На двух названных специфических свойствах этих клеток в частности действует эффект телегонии. После полового акта сперматозоиды добираются до яичников, где хранятся еще несозревшие яйцеклетки, и проникают в них. В результате взаимодействия их структур ДНК, ДНК яйцеклетки может измениться. Отдельные ее фрагменты заменяются соответствующими фрагментами ДНК сперматозоидов. В результате в потомстве женского организма иногда могут всплывать биологические признаки, которых не было у ее предков, а были у предков прежнего полового партнера.
Впервые этот эффект современной наукой зафиксирован в девятнадцатом веке, когда были попытки скрестить лошадь с зеброй. Сами опыты на том этапе были безуспешны, но через некоторое время у кобыл, участвовавших в опытах, от породистых жеребцов стало появляться полосатое потомство.
Однако, сам эффект специалистам в некоторых областях известен давно. К примеру собаководы знают, что если породистая сука хоть раз вступит в связь с дворнягой, то потом у нее в потомстве и от породистых кобелей постоянно будут всплывать нехарактерные для породы признаки.
Голубеводы, как правило, убивают породистую голубку, если ее покрыл непородистый голубь. Породистого потомства от нее уже не будет.
У человека эффект телегонии также проявляется. Отсюда в частности происходит право первой ночи сюзерена, что было в древности введено для улучшения человеческой породы. Благородство предполагалось не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова.
Но вернемся к вирусам. Они тоже обладают повышенной активностью при взаимодействии с чужими структурами ДНК. Если организм заражен вирусом, то вирусов в организме много, и они могут проникать и в яичники (в женском организме), и в семенники (орган генерации сперматозоидов в мужском организме). Более того, проникнув в обычную клетку, вирус присоединяется к ее ДНК  стандартным способом, к тому участку ДНК, который отвечает за размножение – воспроизводство аналогичной молекулы ДНК. Проникнув же в половую клетку, вирус не может найти соответствующий участок ДНК, поскольку его нет. Эти клетки сами не размножаются. Соответственно вирус присоединяется к ДНК половой клетки нестандартным достаточно случайным образом, в результате чего сильно повышается вероятность мутаций. Отдельные фрагменты ДНК половых клеток могут заменяться на фрагменты ДНК вируса.
Особенно этот механизм актуален в отношении несозревших яйцеклеток. Во-первых, мембрана яйцеклетки специально устроена так, чтобы в нее было легче проникать сперматозоиду. Вирусу проникнуть в такую клетку тоже оказывается проще. Во-вторых, сперматозоиды создаются в мужском организме. Соответственно интересующий нас механизм мутаций возможен только во время болезни организма, что, как правило, составляет относительно небольшой срок по сравнению с продолжительностью жизни. Яйцеклетки же в женском организме хранятся с рождения. Поэтому во время болезни они все могут быть поражены вирусом.  Соответственно новые признаки могут проявляться в потомстве всю оставшуюся жизнь (до конца репродуктивного возраста), как и в эффекте телегонии.
Как возникают новые вирусы? – В результате мутации прежних вирусов. Из-за повышенной активности их структур ДНК они сами могут меняться, прихватывая от тех или иных организмов фрагменты их ДНК. Новые вирусы, как правило, возникают у животных и могут содержать фрагменты их наследственной информации.
В результате этих двух механизмов, возникновения новых вирусов и переноса их фрагментов ДНК в ДНК половых клеток зараженного вирусом организма, возможен перенос наследственной информации одного биологического вида другому. Мутации возможны не только на атомарном уровне, но и на уровне значительных по размеру фрагментов структур ДНК. У нового, родившегося организма могут быть новые признаки, которых не было у его предков, но были у другого биологического вида, в котором и возник соответствующий вирус.
Таким образом возможен перенос биологических признаков от вида к виду. Некоторое свойство биологического организма, которое требовало многих тысячелетий эволюции, может быть передано представителю другого биологического вида всего за одно поколение (если признак оказывается доминантным, и за два – три поколения, если признак рецессивный). А дальше уже естественный отбор позаботится о том, чтобы победил наилучший для выживания вида признак, старый или новый.
В принципе возможны и другие механизмы переноса вирусами наследственной информации от вида к виду, не только через клетки, создаваемые в системе размножения двуполых видов.  Однако этот механизм наиболее вероятен в силу названных выше особенностей этих клеток. В результате эволюция биосферы планеты качественно ускоряется.
После того, как сформулированы основные моменты вирусной теории изменчивости, можно вернуться к эволюции человека.
Предполагаем, как вариант, что человек и орангутанг произошли от общего предка, и ареал его распространения в условиях более жаркого климата на планете был достаточно широк – значительная часть Евразийского континента.
В результате похолодания подходящие для него природные зоны постепенно смещались южнее, и к настоящему моменту сохранились только на островах юго-восточной Азии. В Европе на пути медленной миграции популяции животных к югу встретилось непреодолимое препятствие – Средиземное море. Вид попал в эволюционную ловушку и вынужденно сменил среду обитании и образ жизни.
В результате этого он оказался в более тесном контакте с новыми для него представителями флоры и фауны, в частности, водной. От них произошло заражение новыми для вида бактериями и вирусами. В популяции человеческого предка могло быть несколько вирусных эпидемий, в результате которых вид достаточно быстро приобрел ряд новых для него признаков, которые возникли у других биологических видов в ходе длительной эволюции.
Далее естественный отбор обеспечил вытеснение более удобными для новой среды обитания признаками менее удобных. В результате человеческий предок получил глаз более адаптированный к водной среде, лишился значительной части волосяного покрова, носоглотку, более приспособленную к нырянию, перепонки между пальцами рук и т.д. И произошли все эти изменения не за миллионы лет, а результате смены всего нескольких десятков поколений.
Изменившийся биологический вид, став более приспособленным, начал быстро расселяться по подходящим для него территориям. В частности добрался до Кавказа. И здесь он попал в новую эволюционную ловушку, вынуждающую его сменить среду обитания.
Новая среда обитания, контакты с новыми представителями флоры и фауны привели к серии новых вирусных эпидемий. В результате этого в генетике вида произошли изменения. Возникли (еще окончательно не сложившиеся) генотипы неандертальца и кроманьонца. Первоначально в результате естественного отбора основным стал неандерталец, но генотип кроманьонца из-за относительно малых времен естественного отбора полностью не исчез. Быстрое (по сравнению со временем  генетической чистки от генотипа кроманьонца) расширение ареала обитания, выход в степи привел к тому, что самец-неандерталец из-за неудобства этого ландшафта для его основного вида деятельности, охоты, сам «уступил» место во внутривидовой борьбе кроманьонцу в этой части популяции. В результате к северу от Кавказских гор в междуречье Волги и Дона возникла популяция кроманьонца.
Первоначально это, вероятно, был европейский тип, близкий к современному кавказскому. Занимаясь кочевым скотоводством, кроманьонец в течение нескольких веков расселился по степной, лесостепной и полупустынной зоне Евразийского континента.
Вероятно, уже в степях, популяция кроманьонца могла перенести серию легких, прошедших практически незаметно вирусных эпидемий. В результате мутаций возникли два отличающихся генотипа, европейский и монголоидный. Биологические отличия здесь были незначительные, но, тем не менее, за несколько столетий (десять – пятнадцать поколений) естественный отбор привел к тому, что в более восточных степных районах стал преобладать монголоидный тип, поскольку он лучше подходит к резко континентальному климату, западнее преобладающим остался европейский, близкий к кавказскому.
Практически одновременно с этим процессом началось проникновение кроманьонца севернее в лесную зону. Новая среда обитания также могла спровоцировать серию слабых вирусных эпидемий, которые привели к некоторому изменению генотипа. В более северных районах значительное, хотя и не повсеместное распространение получил более светлый, в смысле цвета кожи и волос, тип.
Биологически некоторое преимущество этого типа для климатической зоны с менее активной солнечной радиацией понятно. В светлой коже под воздействием солнечный лучей активнее вырабатывается витамин Д. Соответственно загар – временное потемнение кожи, как раз связан с защитным свойством организма от избытка этого витамина, если организму приходится много быть под активным солнцем. Если же организм из-за образа жизни и среды обитания мало подвержен солнечной радиации, то кожа остается светлой, чтобы витамин вырабатывался в ней более интенсивно.
 Именно в таком состоянии человеческой популяции началось расселение кроманьонца по всей планете. Европа заселялась исключительно представителями «европейской» расы. Северную часть Европы заселяли «славяне» светлый и темный европейский тип, с некоторым преобладанием светлого. Несколько последующих веков привели к еще большему сдвигу соотношения в сторону осветления (кожи и волос) этого европейского типа.
Юг и запад Европы заселялся более темными представителями европейского типа. Соответственно вся Южная Европа, Англия и Франция первоначально это европейский тип, близкий к кавказскому. Несколько последующих веков и перемешивание с народами, заселившими север Европы, привели к тому, что англичане и жители северной Франции в среднем несколько посветлели, приблизившись к североевропейскому типу. Особенно это характерно для Англии в силу ее специфической истории.
Районы Ирана, Турции, Аравии и северной Африки заселялись темными представителями европейской расы, кавказским типом. Соответственно практически в таком виде эти народы и дошли до нашего времени, хотя некоторое изменение генотипа в результате слабых, почти незаметных, вирусных эпидемий с последующим действием естественного отбора на новых территориях наверняка было.
Восточная Азия заселялась представителями монголоидной расы. Они же на кораблях расселялись по побережью восточной и юго-восточной Азии вплоть до Индии и даже Африки. Индия это район, в котором встретились два потока переселенцев. Один поток европейского типа, идущий через Иран, второй – монголоидного типа, идущий по Амуру и далее вдоль Азиатского побережья. Но переселенцы с востока проникали и дальше. В Восточной Африке есть группа народов, явно принадлежащих к монголоидной расе, хотя и сильно потемневших на африканской земле.
Районы Дальнего Востока, Америки, Австралии заселялись на кораблях представителями монголоидной расы. Все они оказались на новых территориях  в новой среде обитания в окружении новой флоры и фауны. В результате местных вирусных эпидемий и последующих столетий естественного отбора здесь сложились новые отличающиеся генотипы. Так что сегодня некоторые исследователи даже выделяют американских индейцев и австралийских аборигенов в отдельные расы. Можно все человечество на планете свести к трем основным расам, можно насчитать их больше. Классификация достаточно условна. Все это лишь вопрос соглашения. Но большие или меньшие отличия между разными народами есть, и возникли они не за тысячелетия, а за несколько столетий.
Заселение Африки, если не учитывать незначительное количество переселенцев с востока, в основном происходило с севера. Переселенцы постепенно продвигаясь на юг, попадали в новые условия обитания, в окружение новой для них флоры и фауны. Естественно, это приводило к новым вирусным заболеваниям и мутациям.
В восточной части Африки таких серьезных изменений генотипа почти не было. Жители Эфиопии за исключением цвета кожи фактически еще не отличаются от европейского типа. А западнее произошло значительное изменение генотипа. Где-то южнее Сахары из-за местного вирусного заболевания возник негроидный тип.
Вообще набор признаков, характерных для негроидного типа, в частности темная кожа, хотя и несколько иного оттенка, возникает в результате скрещивания неандертальца и кроманьонца, проявляясь у метисов. Метисы такого сорта представляют собой гибрид с признаками, которые в следующих поколениях не сохраняются. Вирусное заболевание, вероятно, сделало некоторый набор этих признаков доминантным, так что возник новый чистый вид, негроидный, с устойчивым сохранением признаков в следующих поколениях.
В результате естественного отбора в Центральной Африке в жестких условиях на грани выживания этот тип повсеместно вытеснил европейский в самые минимальные сроки, в течение одного – двух столетий.
Далее в более южные районы Африки мигрировали представители только новой расы. Попадая в новые районы они могли тоже несколько изменяться, но эти изменения были уже гораздо меньше, так что южная часть Африки заселена в основном представителями негроидной расы.
Первобытное состояние, в котором оказались некоторые племена Амазонской низменности или Центральной Африки, это результат деградации их в результате сложившегося способа ведения хозяйства и оторванности от остальной цивилизации. Их предки обладали гораздо более высокой культурой, которая оказалась утраченной на новых территориях.
II.12Выводы
В этой чисто теоретической части получено несколько строгих решений по возможным механизмам тех или иных изменений в популяции человека. Попытки построить конкурентоспособный механизм для любого из них будут безуспешны. А это означает, что цивилизация, проходя этап развития от животного уровня человека до государственного, не могла «ни обойти эти механизмы, ни объехать». Если историческая концепция предлагает что-то, входящее в неустранимое противоречие хотя бы с одним из этих выводов, она подлежит пересмотру. Человеческая популяция не могла жить вопреки законам природы, и историческая концепция, которая на этом настаивает, должна быть признана ложной и отброшена.
Базовая историческая концепция периода до возникновения государственности может быть легко сформирована на основании тех механизмов, которые сформулированы в этой части. Она естественно будет излагаться в модельном виде, т.е. с опусканием несущественных подробностей, которые при необходимости могут быть позже уточнены и конкретизированы в той мере, которая будет необходима для понимания исторического процесса. Исходя из распределения природно-климатических зон, рассмотренных механизмов развития цивилизации, распределения полезных ископаемых, современных данных этнографии, непрерывности технологической и культурной эволюции, сохранившихся древних городов, предлагаемое концептуальное решение единственно возможное. Его вполне можно принять за основу и использовать в дальнейшей реконструкции истории как достоверное знание, на которое можно опираться.


III.Государственный этап
JSN Epic template designed by JoomlaShine.com