Russian
German

Часть 2. Хронология с точки зрения исторической аналитики.

Глава 8. Что такое хронология.

В пирамиде Хеопса археологи нашли надпись

пятитысячелетней давности:“ Я – фараон Хеопс – построил

эту пирамиду за 3000 лет до рождения Христа.“

Исторический анекдот

Насчет сущности хронологии существуют различные мнения, отражающие различное отношение к моделированию прошлого и к оценке значения хронологии для оного. Наряду с разделяемой мной в основном точкой зрения о том, что без хронологии нет истории, что хронология является очень важным элементом моделирования прошлого, бытует и мнение о второстепенном значении датировок для описания прошлого. На этом основана и широко представленная тенденция объявлять прошлое, о котором мы располагаем только весьма скудными знаниями археологической природы, не предысторией, а ранней историей.

Довольно распространенное общее пренебрежительное отношение к хронологии выражается также в классификации историками хронологии как вспомогательной исторической дисциплины, в почти полном прекращении серьезных хронологических исследований в рамках исторического комплекса гуманитарного знания, в абсолютном изъятии – начиная с начала 20 в. - профессии хронолога из списка исторических специальностей. Я бы, скорее, сказал, что история – по крайней мере исследуемая исторической аналитикой история отдаленных от нас на несколько столетий или и того более времен - должна быть вспомогательной дисциплиной хронологии. Только хронология помогает нам понять, занимаются ли историки описанием прошлого или словоблудием и колдовством вокруг придуманной ими виртуальной «древней» действительности.

Некоторые видят в хронологии в первую очередь науку о развитии представлений о времени, о технике измерения времени, о календарях и их строении у разных народов. За этим подходом пытаются закрепить наименование «математическая хронология» (иногда – более точно – его называют «астрономическая хронология»). Конечно, и такое знание весьма ценно. Но настораживает следующее: такой подход к хронологии соответствует идеально задачам хранителей святости храма ТИ.

К чему стремятся и что достигают сторонники концентрации внимания на понимании хронологии как астрономической хронологии, коих подавляюще большинство среди авторов книг, написанных по-русски? Побольше спекулятивных рассуждений на трудно проверяемые темы, максимум отвлечения внимания от проблем с исторической хронологией в рамках ТИ. Эта моя оценка не означает, что я недооцениваю важность знания астрономических основ измерения времени. Она скоре выражает мой скепсис относительно обоснованности наших представлений об использовании календарей разными народами в отдаленные от нас времена.

Другой подход ставит на первое место искусство привязки исторических событий, явлений, процессов к временной оси и видит в хронологии науку об обосновании исторических дат и о трудностях, связанных с технологией датировки. Это и есть историческая хронология. Такое видение хронологии не отвергается ТИ полностью, но и не ставится во главу угла, ибо одна из не сформулированных аксиом ТИ заключается в том, что датировка основных исторических событий прошлого в основном уже была успешно осуществлена до первой мировой войны и сегодня этим не стоит слишком много заниматься.

Историческую хронологию иногда называют еще и технической. Этот термин ввел Иделер в своей известной монографии «Справочник по математической и технической хронологии», напечатанной в Берлине в 1825 г., для того, чтобы подчеркнуть свое желание сосредоточиться только на том самом важном, что необходимо для получения хронологических дат. Поэтому можно считать техническую хронологию синонимом исторической, а можно считать ее костяком оной, из которого удалено все то привычное для историков раскрашивание яркими красками картины прошлого, которое делает исторические труды более читаемыми, но не помогает разобраться в датировках.

Падение интереса к хронологии в общем документирует динамика статей соответствующего содержания в русских энциклопедиях. В энциклопедии Брокгауза-Эфрона 1903 г. статья «Хронология» занимает пять колонок (2,5 стр.), причем за ней следует еще и колонка, посвященная русской хронологии. Еще большего объема статья на эту тему была напечатана в созданной на основе энциклопедического словаря Майера Большой дореволюционной 20-томной Энциклопедии Книгоиздательского Товарищества «Просвещение». Наконец дореволюционная Еврейская Энциклопедия под общей редакцией д-ра Л. Каценельсона и барона Д.Г. Гинцбурга посвятила хронологии целых пять страниц. Ситуация меняется в корне после первой мировой войны. В БСЭ1 такая же статья еще занимает целую колонку (полстраницы). А в БСЭ2 информация под заголовком «Хронология» состоит аж из 14 строк! Правда, в БСЭ3 длина статьи о хронологии снова возросла, но объема таковой в БСЭ1 не достигла.

Свою скептическую позицию по отношению к доминирующей роли астрономической хронологии в соответствующих книгах я постараюсь представить ниже в данной главе. Здесь отмечу только, что в БСЭ3 статья «Календарь» занимает четыре колонки, т.е. она приблизительно в пять раз длиннее статьи «Хронология». Хочу сразу подчеркнуть, что больше всего меня беспокоит не наличие некоторого количества сказок о календарях разных народов, а то обстоятельство, что на основе этих сказок - скороговоркой и без должного внимания к возможным трудностям - новым поколениям историков дают необоснованный и неправильный фундамент для датировок. Их вводят в заблуждение относительно истинного положения дел в хронологии. Каково оно на самом деле, будет рассмотрено и во второй половине этой главы, и во всей данной части книги.

Календари, календари и снова календари.

Каких только календарей не напридумывали историки! Одно только перечисление оных в оглавлениях книг по хронологии занимает целую страницу. Тут и разные типы календарей:

· Лунный

· Солнечный

· Лунно-солнечный

· Солнечно-лунный (если это не одно и то же)

· Подекадный

· Подневной или суточный (календарь Иосифа Юстуса Скалигера – основного претендента на роль основателя современной хронологии, скорее всего названный им юлианским в честь Кая Юлия Цезаря … Скалигера, своего отца)

Но ведь еще различаются календари и началом года: в марте, сентябре, январе. Да и не обязательно с первого числа месяца: в 13-м веке в Ливонии год начинался 25 марта. В конце этого века и в начале следующего в Прибалтике становится модой считать началом года 25 декабря! Об этом сообщает нам доктор исторических наук, профессор кафедры источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета в Москве Елена Ивановна Каменцева в своей «Хронологии», переизданной издательством Аспект Пресс в Москве в 2003 г. почти без изменений по версии 1967 г..

Написанная около 40 лет тому назад исходная брошюра была, по признанию ее автора, излишне перенасыщена «политической ангажированностью изложения истории систем летосчисления». Эту перенасыщенность убрали. И все! Никаких других изменений в науке о времени за прошедшие почти 40 лет уважаемый профессор не сочла нужным нам сообщать. Скорее всего, их и не было. Уже по приведенному названию кафедры в основном российском гуманитарном центре знаний видно, что никто хронологией всерьез не занимается.

Но вернемся к нашим баранам. Оказывается, были даже два мартовских года (т.н. древнерусские весенние годы), ничем друг от друга не отличавшиеся, а только получавшие разные номера, с отличием на единицу. И это все различия, которые проявляются в основном в рамках одного года. Правда, годовые различия могут накапливаться и со временем превращаться в серьезную проблему. Но еще более существенно отличие календарей – по крайней мере с точки зрения их использования не для определения внутригодовых дат типа праздников или срока начала полевых работ, сезона охоты и т.п., а для различения годов в целях исторического датирования - по эре, которую они якобы используют.

По вопросу об изобилии различных эр читатель найдет интересную информацию в книге Фоменко и Носовского «Какой сейчас век?» (Издательство «Аиф-Принт», Москва, 2002), где на стр. 19 рассказывается о двух сотнях различных эр одного только типа «от сотворения мира». Разброс дат начала летоисчисления по этому принципу составляет около двух с лишним тысяч лет! Можете себе представить, с какой точностью будут переводиться даты в исчисление по нашей эре, если в источнике не указано, какая именно из многочисленных эр этого типа была использована автором.

Но ведь есть еще и календари якобы конкретные, соотносимые с разными народами, религиями, странами

· Вавилонский (так прямо один единственный вавилонский?)

· Древнеегипетский (тот же вопрос: три тысячи лет неизменно один и тот же календарь?)

· Древнееврейский (тоже ведь не один век!)

· Китайский (это все равно, что сказать: европейский)

· Календари Индии (по крайней мере не забыли про множественное число!)

· Вьетнамский

· Древнегреческий

· Римский (т.е. «древних римлян»)

· Юлианский римский

· Кумранский

· Арабский языческий

· Мусульманский

· Византийский

· Тюркско-монгольский

· Древне-русский (в разных вариантах)

Они якобы отличались не только астрономическим типом, но и отсутствием или наличием, а также числом високосов (годов особой длины), вставными месяцами или днями и т.п. Часто о таких календарях или о счете времени вообще у разных народов сохранились самые отрывочные сведения, пару названий месяцев или дней недели. Иногда по косвенным данным восстанавливаются какие-то признаки древнего счета времени (без каких-либо надежных хронологических данных о временных рамках изменений календарей и причинах таких изменений).

Традиция эта, сводящая хронологию в большой мере к истории календарей, восходит еще к основателю научной хронологии Иосифу Юстусу Скалигеру, о котом речь идет подробно в одной из следующих глав. Из 430 с лишним страниц своей первой книги по хронологии «Исправление хронологии», изданной якобы в 1583 г., около 200 в начале книги посвящены различным типам года, его подразделениям и разным периодам, длина которых колеблется от четырех лет для олимпиад до многих сотен лет для крупных циклов. Впрочем и вторая половина книги тоже в основном содержит описание разного рода календарных расчетов. Историческая хронология служит здесь скорее иллюстрацией к теории и истории календарей, а приводимые хронологические таблицы побочным продуктом календарных рассмотрений.

Почтенная любительница такого околокалендарного «смол тока» Е.И. Каменцева пишет, например, в своей «Хронологии»:

«Счет времени сезонами очень крупный. Закономерно поставить вопрос – делился год на месяцы или нет? Сведения о делении древнерусского года на месяцы чрезвычайно бедны. […]

Вероятно, как и все календари древности, древнеславянский календарь первоначально был лунным, лишь со временем превратившись в лунно-солнечный. На это указывает наличие 13-го месяца, называемого в более поздних источниках влазьным.» (стр.46)

«Первоначально», «со временем» - какие точные хронологический указания! Как просто будет их использовать при составлении хронологических таблиц! В качестве общей тенденции можно однако заметить явное желание историков удалить от нашего времени, увести в далекое прошлое все изменения в календарях, сделать их неизменными в течение длительного последнего отрезка их временного существования. В этом – основные причины неверных датировок в рамках исторической хронологии. В частности, есть подозрение, что лунные календари использовались еще сравнительно недавно и переход от лунных к солнечным не был исследован и четко описан и служит по причине своей неучтенности основным орудием искусственного удлинения хронологии. Везде, где месяцы играли роль года, а потом это знание исчезло, мы получаем автоматическое удлинение истории в 12 с лишним раз! Но есть ведь еще и календари нового времени, а также календарные проекты, пока еще не реализованные (их тоже нужно знать интересующимся хронологией, чтобы окончательно отвлечься от исторической хронологии):

· Республиканский календарь Французской революции

· Корейский календарь Ким Ир Сена

· Календарный проект Медлера (1864 г., 31 високос на 128 лет, а не 32)

· Всемирный календарь

  • Стабильный календарь

И про все это можно писать страницы и страницы, десятки и сотни. Можно рассматривать все, что попадется под руку, с точностью до наносекундцы и сетовать на то, что год не измеряется целым числом дней и лунный месяц тоже, а также радоваться тому, что неделя, если ее определить как состоящую из ровно семи дней, будет-таки в отличие от года и лунного месяца измеряться целым числом дней, без необходимости добавлять к ним сердешным дополнительные часы, минуты и секунды. Что и делают в разных вариантах все представители ТИ, пишущие с умным видом на тему о хронологии, но более всего боящиеся, что читатель завопит недетским голосом: «А король-то до не приличия голый!».

Тут тебе и о декретном времени расскажут (без которого, конечно, ни одно историческое событие не датируешь даже с точностью до года!), и о Гринвичском меридиане, с одной стороны которого расположен розовый нулевой пояс, а в шаге от оного уже светло-зеленый 23-й, и об эре Девы, которая использовалась в пупе земли городе Херсонесе (прочитал было в Херсонете, не сообразил, где это и написал извинительно «пардон, так в тексте», но потом протер очки и понял, что речь идет о причерноморском Херсонесе), и об эре, которой пользовались старообрядцы (наверное, еще в армии Александра Великовыдуманного), и о механических часах, которые Лазарь Сербин установил в 1404 г. (это по какой же эре?) в Кремле, и о шаббате, который у ведьм и прочих народов означал всего-навсего покой, который нам только снится, и о разнице между солнечными и звездными сутками (звездных суток на Солнце на единицу больше, чем солнечных на звездах, или я чего-то там недопонял с этой крайне необходимой каждому хронологу хреновщиной)…

Вот, например, статья А.А. Романовой о хронологии на стр. 162-201 в книге «Специальные исторические дисциплины. Учебное пособие», изданной в 2003 г. в С.-Петербурге при финансовой поддержке Института «Открытое общество (Фонд Сороса) Россия», из которой я взял приведенные в последнем абзаце примеры. Статья, не обошедшаяся без формулы-заклинания в сноске на странице 167 о легкой опровергаемости работ «многочисленных сторонников так называемой «новой хронологии» А.Т.Фоменко и Г.В. Носовского». Очевидно, вместо ранее обязательных цитат из классиков марксизма-энгельсизма-ленинизма-сталинизма-маодзедунизма современные российские историки должны давать клятву верности родной ТИ в такой, например форме: «Эта теория выглядит весьма эффективно в целом и не выдерживает никакой критики при рассмотрении конкретных аргументов, которыми оперируют А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский и их последователи».

Вот и Савельева со Полетаевым, признавая что в хронологии сохраняется немало темных мест и белых пятен, не делают из этого вывода о том, что нужно попытаться выяснить причины такого состояния, а обрушиваются на Фоменко за его якобы «неимоверные хронологические измышления». А далее следует перл на уровне идеологического идиотизма: «К сожалению, подавляющему большинству профессиональных историков просто жалко тратить время на демонстрацию научной несостоятельности фантасмагорических концепций А. Фоменко и его последователей.»

А на научное обоснование фантасмагорических хронологических построений их же коллег Скалигера и Ко им тоже жалко тратить время? Да за прошедшие 30 с лишним лет идеологической борьбы с критиками традиционной хронологии не проще ли было бы собрать квалифицированный коллектив «профессиональных историков» и хронологов (если таковые еще не вымерли как социальная прослойка вспомогательного характера) и написать солидный многотомный труд «Обоснование традиционной хронологии» и дать в нем исчерпывающий анализ истории возникновения хотя бы сотни-другой узловых дат мировой истории. Слабо, товарищи словоблюды в поисках утраченного?! Да вы хоть Иделера читали, о котором пишете ничего не значащие общие фразы?

Кстати, не призван ли Фонд Сороса способствовать открытому обществу и свободе научного творчества, попираемой романовыми, савельевыми, полетаевыми и иже с ними во имя сохранения догматического стандарта на уровне воззрений 17-го века о прошлом человечества?!

От календарей к технической хронологии

Возвращаясь к статье А.А. Романовой о хронологии, отмечу, что в ней всему этому описанному выше развлекательному чтиву посвящены страницы 162-200 с заходом на завершающую статью страницу 201 и только последние полстранички уделены «применению хронологии в исторических исследованиях». Можно себе представить, как будут применять хронологию в исторических исследованиях будущие поколения историков, воспитанные на столь мудрой и разработанной до мельчайших деталей методологии технической хронологии. А для читателя, который этого себе еще представить не смог, приведем этот объемистый раздел полностью?

«Знание хронологии требуется при анализе практически любого источника, содержащего прямую или косвенную датировку. Если речь идет о средневековом источнике, большое значение имеет вид источника. Трудный, но обширный материал для исследования представляют собой летописные памятники. На их материале были выработаны многие приемы хронологического исследования, в том числе: перекрестное сопоставление данных с показаниями иностранных источников и других списков летописи, метод «годовых границ», позволяющий определить использовавшийся в летописи стиль. При наличии достаточно развернутой датировки, содержащей противоречия, в последнее время исследователи делают попытки истолковать эти датировки не просто как ошибку, особенно если можно проследить определенную систему следования датировок, но как свидетельство использования в том или ином летописном памятнике хронологической системы, не укладывающейся в традиционную схему. Если в памятнике (в акте, писцовой или владельческой записи) содержится только одна дата, анализ хронологических несообразностей из-за отсутствия сравнительного материала не всегда позволяет сказать, имеется ли в документе ошибка или при датировке была использована особая хронологическая система. Кроме того, многие акты (особенно XIVXV вв.) или записи не имеют прямых хронологических указаний на время их создания. Вне зависимости от типа источника необходимо проверить все имеющиеся в нем даты и косвенные датировки.

При рассмотрении памятников нового времени затруднения может вызвать проблема использования в памятнике юлианского или григорианского календаря, особенно если датировки с использованием этих календарей чередуются. Выяснение того, какой именно стиль использован в источнике, требует зачастую достаточно большого количества материала для сравнения, а также дополнительных косвенных хронологических указаний на дату события.»

И это все. Все, так сказать, хронологические университеты. Все что можно сказать сегодня о применении этой «специальной исторической дисциплины» на практике. Все, что должно научить историка замечать ошибки в традиционной хронологии и устранять оные. И какое же знание хронологии получает читатель статьи Романовой, кроме того, что нужно придерживаться традиционной исторической дисциплины и поругивать нетрадиционных и недисциплинированных вольнодумцев? Только то, что хронологию как науку к началу третьего христианского тысячелетия в ТИ окончательно добили, что она деградировала до уровня комикса и постельного чтива на предмет ускоренного засыпания.

Оставаясь на предложенном Романовой общем уровне, мы бы хотя бы отметили, что следует различать датирование историческое, т.е. на основе исторических документов или текстов, которые некоторые авторы считают таковыми, и археологическое датирование. Историческое датирование можно разделить на абсолютное, когда в источнике указана дата происходившего или хотя бы ее часть (например, год), и относительное (о котором скажу ниже). К абсолютной датировке можно отнести и датирование, которое приводит к некоторой дате (или году) на основе цепочки логических рассуждений и расчетов. Абсолютная датировка равносильна привязыванию событий прошлого к точкам на временной шкале

Не так уж и важно, в какой именно эре или системе датировок происходит это привязывание, если мы не ошибаемся в определении используемой эры и если начало эры наукой определено правильно (к сожалению, в этом далеко не всегда можно быть уверенным). При отсутствии ошибок в данных ключевых вопросах перевод дат в используемую автором эру, например, в почти повсеместно используемую сегодня эру «от рождения Христа», является арифметической по существу задачей, решение которой доступно довольно солидной части человечества.

Главная опасность при таком абсолютном датировании заключается не в возможности ошибки в расчетах или цепочке рассуждений (если оные не держатся в секрете, такие ошибки со временем будут устранены), а в том, что источники могут давать неверную информацию или информацию, которую мы – исходя из мышления, которое не соответствует времени создания источника - неверно интерпретируем.

В любви историков к астрономической хронологии и в их нелюбви к хронологии исторической важно даже не то, что они пишут о бесчисленных календарных системах, а то, что они предпочитают – скорее всего по незнанию – не писать. Не пишут или крайне редко пишут они о возникновении календарей и их развитии, о введении календарей в разных странах или государствах, у разных народов или внутри религий. Крайне мало пишут о создателях календарей, о побудивших их на такой шаг причинах, о трудностях введения календаря и о реальной динамике его распространения. Ведь календарь – это не налог, который с тебя сдерут, хочешь ты того или нет. Календари «сидят» в голове и если туда раньше уже был посажен другой календарь, то новому будет совсем не легко вытеснить из массового сознания своего календарного предшественника. Это крайне нелегко и в письменную и печатную эпоху, но было еще во сто крат труднее в допечатную пору или до возникновения письма и массовой грамотности.

Римский и юлианский календари.

У «римлян» был якобы (чисто?) лунный календарь, но потом появился и календарный год. И какой: всего 10 месяцев и всего 304 дня. Как такой год мог возникнуть – [Каменцева] умалчивает. А [Селешников] добавляет, чтобы не было сомнений: «история не сохранила нам точных сведений о времени зарождения римского календаря.» [Каменцева] же отмечает, что «этот год не соответствовал ни солнечному годичному циклу (а без нее мы об этом и не догадались бы! – Е.Г.), ни лунному (чему лунному? лунному циклу в 19 лет? А почему год должен ему соответствовать? - Е.Г.). Пользовались мол таким странным календарем еще за семь веков до н.э. (во времена Ромула – уточняет Селешников), но потом постепенно (или сразу – но когда? Каменцева молчит – добавили еще два месяца ) стали удлинять год и удлинили аж до 355 дней (Селешников поясняет, что сделал это легендарный древнеримский царь Нума Помпилий).

Т.е. вроде бы дотянули римский год до лунного 12-месячного года, который как раз и равен 354-355 дням. Так зачем не ввели просто лунный год длиной в 354,4 дня из 12 лунных месяцев длиной в 29 дней 6 часов и 44 мин.? Тем более, что Селешников утверждает, будто «Такое совпадение не случайно. Оно объясняется тем, что римляне пользовались лунным календарем», причем пользовались весьма интенсивно: «начало каждого месяца определяли по первому появлению лунного серпа после новолуния. Жрецы приказывали глашатаям публично «выкликать» для всеобщего сведения начало каждого нового месяца, а также начало года.». Но тогда совсем уж неясно, зачем нужно было еще и год такой же длины с несколько иными длинами месяцев (от 28 до 31 дня) иметь. Какая-то белиберда! Впрочем, трудно нам понять загадочную душу римлянина, да еще и древнего.

Но на этом катавасия вокруг римского якобы календаря не заканчивается. Так как он не дотягивал до солнечного года, то его якобы со временем все-таки удлинили еще более, но не на недостающие дни – это было бы для римлян слишком просто, а так, что раз в два года в календарь вставлялся дополнительный месяц. Вместо изменения длины месяцев до 30 дней стали каждые два года добавлять еще и дополнительный 13-й месяц! Каменцева и Селешников расходятся в оценке его длины: она говорит о 20 днях, а он о 22-23 днях. Поди разберись. Римляне (по крайней мере самые древние из них) давно вымерли как класс, так что и спросить не у кого.

Зато последний подробно рассказывает о хаотичности римского календаря. Не той, которую мы уже узрели, а еще большей, связанной с тем, что местные жрецы совсем обнаглели и в нарушение партийной дисциплины присвоили себе право изменять продолжительность добавочных месяцев (куда только Цезари и прочие выдуманные великие римляне смотрели, оскопили бы бездельников и посадили бы их на 15 суток, чтобы неповадно было). Жрецы часто злоупотребляли своей властью (наверное, взятки борзыми щенками брали) и произвольно удлиняли или укорачивали год.

Читателю, конечно, знаком исторический персонаж по имени Вовочка. Я имею в виду не одного из великих Вовочек, революционеров или глав государства, а первоклассника Вовочку, который на вопрос «С кем ты живешь?» отвечал: «Да, так с одной из первого Б». Вовочку, который говорил учительнице публично, что он ее любит, а когда она реагировала замечанием «А я не люблю противных маленьких детей» отвечал: «О детях я не думал, но ход Ваших мыслей мне нравится». Бессмертного Вовочку, про которого сочинено бесчисленное количество анекдотов.

Так вот, у «древних римлян» был свой Вовочка. Он уже давно кончил с отличием первый класс и в свободное от школы время шлялся по судам и произносил речи, которые многие поколения школьников, изучавших не нужный им латинский язык, должны были читать и интерпретировать, не говоря уже о переводить и делать вид, что понимают. Звали этого Вовочку вовсе даже не Вовочка, а Марк Туллий Цицерон (в переводе с латыни «турецко-гороховый», желтым крупным жаренным цицером, который им давали в качестве школьного завтрака любящие их родители, бросались в классах нерадивые ученики, взрослый Цицерон бросал в своих противников уже не турецкий горох, а целые тыквы) и придумали его профессора популярных в средние века и в эпоху Возрождения риторических школ для своих Rollenspiele (разыгрываемых учениками в классе игровых ситуаций с заданными профессором ролями). Учеников школ риторики постоянно заставляли писать от имени Цицерона речи и выступления, которые он произнес бы в той или иной ситуации. Многие из них сохранились и были позднее собраны и напечатаны от имени не существовавшего Цицерона, которому как и всем другим римским Козьмам Прутковым придумали богатую биографию.

По свидетельству этого Цицерона, узурпаторы-жрецы, пользуясь предоставленной им властью (это кем же? наверное, брали себе столько автономии, сколько могли), удлиняли сроки общественных должностей для своих друзей или для лиц, подкупивших их (ну, что я говорил?! не без борзых щенков делалась римская древняя история!), и укорачивали сроки для своих врагов. Можете себе представить, как злился вражеский сенатор, если его сенаторство сокращали аж на целых три дня. Или на три недели в случае особо большой стаи борзых и уже подросших щенков. Небось синел от злости. Но против жрецов не пер. Кишка была тонка. Время уплаты различных налогов и выполнения других обязательств также зависело от произвола жреца. Во, что нам историки напридумывали! Ко всему этому началась путаница в проведении праздников. А это уж никуда не годится. Так, праздник жатвы иногда приходилось отмечать в день посева, прямо за штурвалом пашущего древнеримского вестимо трактора, а иногда и вообще зимой.

Великий Вольтер, который как известно был лично знаком со многими из самых обжористых жрецов (само последнее слово, скорее всего, произошло от глагола «жрать» в указательной форме «жри» или на древнеримском наречии «жре»), как-то сказал: «Римские полководцы всегда побеждали, но они никогда не знали, в какой день это случалось». Это, конечно, преувеличение, ибо хотя, как всем нам по профессору Галлеттису известно, «Варус был единственным римским полководцем, которому удалось потерпеть поражение от немцев», было немало других способных римских военноначальников, которым удавалось проигрывать битвы не только легендарному Ганнибалу, но даже и не менее литературному Спартаку.

Чем эта длительная хаотичность кончилась, всем нам известно: пришел Юлий Цезарь и всех нехороших жрецов победил (поставил на место). «Хаотичность римского календаря создавала такие большие неудобства, что неотложная реформа его превратилась в острую социальную проблему» пишет Селешников, так что партия сказала «Надо!». «За первый месяц года был принят январь, так как уже с 153 г. до н. э. вновь избранные римские консулы вступали в свою должность с 1 января» хаотически разного по длине года.

Ну, и как же вводил прирезанный вскоре после это невесть за что календарный реформатор этот свой замечательный имени Юлия Цезаря и полностью освободившийся от хаотичности календарь на широких просторах нашей родины? Пардон, Римской, так сказать, империи, в которой тоже было много лесов, полей и рек, не говоря уже о городах, провинциях, народах и языках. Издал себе указ (где он, написанный хорошим латинским языком?) и уехал в командировку в мир иной? Ведь нет ничего более простого на этом свете, как ввести новый календарь указом какого-нибудь не очень достоверного Цезаря!

Селешников ничего не пишет о трудностях внедрения нового и так непривычно не хаотичного календаря. «Однако юлианский календарь не сразу вошел в употребление. Первоначально он употреблялся только в Риме.» Потом якобы в 325 г. якобы первый якобы вселенский якобы Никейский собор признал юлианский календарь обязательным для христиан. [Каменцева, стр. 33]. Это когда христианство только-только в первые разы стало государственной религией, да и то далеко не везде, и еще и долго после этого продолжало оставаться то преследуемым, то терпимым и не очень популярным учением. Вот как все было просто.

Употреблялся вначале только в Риме, даже и в Остии не употребляли, не слышали в портовом пригороде Рима ни о каком декрете лучезарного Цезаря, а потом какой-то собор лет эдак через 400 без малого постановил, и никаких проблем не возникло (да и возникнуть не могло в принципе, ибо не было ни самого собора, ни этого бессмысленного для новой религии постановления). Раз обязателен для христиан, то прямо назавтра и христиане, и язычники бросились внедрять этот календарь и не расставались с ним ни днем, ни ночью, пока не выучили его наизусть и не вбили его себе и детям-внукам в немытые и нечесаные позднеантичные и раннесредневековые головы.

И ведь при внедрении юлианского календаря речь идет не о темных веках средневековья, а о самых что ни на есть исследованных историками веках императорского Рима. Но о введении юлианского календаря, о трудностях, при этом возникавших, о географическом – очевидно постепенном – его распространении нет нигде ни слова. Рассказывают только байки про переименование месяцев в июль в честь Юлия Цезаря и в август в честь императора Августа, да еще о глупости жрецов, которым Цезарь велел вставлять после трех лет один – четвертый – високосный (т.е. удлинять его на один день), а они – самые образованные люди империи, не могли такую простую вещь понять и поэтому вставляли дополнительный день через два года в третий (такую маленькую последнюю фронду позволили себе свободолюбивые священнослужители, такую фигу в кармане показали ущемленные диктатором жрецы в знак протеста против деспотизма отошедшего уже в мир иной Цезаря, не любивший из-за своего аскетизма и нездоровой худобы миленьких борзых щенков), так что пришлось вскоре и юлианскую реформу «доюлианивать». Детский сад ТИ! Хуже того, ясли для писающих под себя историков традиционалистов.

А потом еще переносили 31-й день из одного месяца в другой (но опять ни слова о введении календаря, о трудностях оного, о сопротивлении оному, которое не могло не быть в огромной империи (хотя бы в отдаленных провинциях!). Зато самодовольная реплика у Селешникова: «Так постепенно совершенствовался юлианский календарь, оставшийся единственным и неизменным почти по всей Европе до конца 16 в., а в отдельных странах до начала 20 в.». Все, вся история распространения календаря убедительно изложена в одной этой фразе! А ведь большая часть Европы никогда не входила в Римскую империю. Что и в ней для распространения календаря было достаточно переименовать два месяца и поиграть длинами двух других?!

«История распространения юлианского года еще не написана»

По крайней мере такое впечатление возникает, если читаешь только книги по-русски. Анна Доротея фон ден Бринкен в своей книге «Историческая хронология Старого света. Календарные реформы и расчеты тысячелетий» посвящает введению юлианского календаря отдельный раздел (стр. 28-29). Она отмечает, что в Афинах юлианский календарь появился только в 6-м столетии н.э. Вернее, она пишет, что, мол, источники свидетельствуют, что в 5-м веке греки еще не использовали этот календарь, а пользовались своим старым с совсем другими наименованиями месяцев (как будто наименование это – главное!). И далее она уже без ссылки на источники утверждает, что в 6-7 веках под христианским влиянием мол и в Афинах стали пользоваться юлианским календарем. А ведь Афины лежат в одной из древних римских провинций! Что же происходило во всех других? И к тому же эта локальная история, ограничивающаяся потерявшим в средние века какое-либо общеевропейское значение городом в Греции, является единственной, которую автор книги оказалась в состоянии рассказать про длившееся до 20-го века внедрение юлианского календаря в Европе: хотя бы уже потому, что до этого времени продолжали свою конфессионально-пропагандистскую деятельность, скажем, русские православные миссионеры среди язычников и мусульман Приуралья и Поволжья!

Единственный из авторов-хронологов, затронувших хотя бы раннюю историю распространения юлианского календаря, вернее то, что себе историки под такой историей понапридумывали, это Э. Бикерман, из книги «Хронология древнего мира» (русский перевод Наука, Москва, 1976) которого я и взял заголовок этого раздела (стр. 46). Он пишет (стр. 42 и далее):

«На западе Римской империи юлианский календарь был введен без изменений, но в восточных провинциях, где греческий язык был официальным языком римской администрации, новое исчисление времени в отношении начала года, названий и продолжительности месяцев обычно приспосабливалось к местным обычаям. [...]

Имперское правительство вводило солнечный год постепенно и, как кажется, согласуясь с местными властями. Первым греческим городом, принявшим реформу Цезаря в 46 г. до н. э., был, по-видимому, Саламин (на Кипре) . [...]. В Египте Август в 26 г. до н. э. преобразовал египетский подвижной год [...], добавив шесть дополнительных дней каждые четыре года (3, 7, 11 и т. д. гг. н. э.). Начиная с этого времени александрийский год, как он назывался, всегда начинался 29 августа. В провинции Азии юлианский год был принят около 9 г. до н. э., а Новый год совпадал здесь с днем рождения Августа — 23 сентября [...]. Гален примерно в 160 г. н. э. утверждал, что в провинции Азии и у «многих народов» употребляется солнечный год [...]. Неюлианские календари, тем не менее, частично сохранялись в западных провинциях [...] и во многих районах на востоке. Римское правительство не навязывало официальный календарь греческим городам и восточным народам (например, иудеям), которые не желали отказываться от лунно-солнечного года.»

Про александрийский год переводчик и редактор этой книги Леонид Ратнер заметил: может теперь его так и называют, но вряд ли александрийцы, употребляя слово «год», добавляли прилагательное «александрийский». Далее Бикерман приводит следующие примеры внедрения или использования юлианского – даже не всегда календаря, а – года.

  • Римский город (муниципий) Никополь в Болгарии на Истре придерживался юлианского календаря
  • Вольный город Фессалоники также пользовался юлианским годом

Да, примеров не слишком много! В то же время у него преобладают случаи противоположного рода, когда города и провинции Римской империи не переходили на юлианский календарь или применяли его лишь спорадически, не пользовались юлианским годом и даже не отказывались от лунного календаря. Правда, он отмечает губительное влияние юлианской реформы в следующем виде: «В большинстве городов, однако, лунный календарь был нарушен». Тем не менее, в списке его примеров преобладают фразы, свидетельствующие против сказки о юлианской реформе календаря:

· Такие города, как Эфес и Милет, придерживались старого календаря еще в эпоху императора Антонина

· В Сардах еще в 459 г. н. э. лунно-солнечный календарь существовал наряду с юлианской системой исчисления времени

· Веками после введения юлианского (александрийского) года в Египте народ продолжал считать время по «старому стилю», т. е. согласуясь с подвижным календарем

· Поздний папирус VI или VII в. н. э. приводит приблизительные соответствия между римскими (юлианскими) и александрийскими (юлианскими) месяцами: сентябрь — тот и т. д., т.е. реформа еще не внедрена

· Одесс (Варна), провинциальный город во Внутренней Месии, еще в январе 215 г. н. э. придерживался лунно-солнечного календаря, который, по крайней мере в это время, совпадал с фазами Луны

· Юлианский календарь не был принят и в Боспорском царстве

  • Иногда несоответствие с солнечным годом было столь велико, что вызывает замешательство.

Из этого изложения и из приведенных Бикерманом на стр. 44 и 45 таблиц местных «юлианских» календарей с разными началами года, непривычными названиями месяцев, с началами месяцев в разные дни в середине римских месяцев, с отличными от цезарево-юлианских длинами месяцев (в т.н. александрийских «юлианских» календарях, например, все месяцы имели по 30 дней) становится ясно, что он на самом деле говорит не о введении юлианского календаря, не о реформе Цезаря, а о распространении (и нераспространении) солнечного календаря в его бесчисленных формах. Но это совсем другая материя и ее привязывание к распространению юлианского календаря не представляется обоснованным (скорее, в еще не написанной истории распространения солнечного года могло бы найтись место главе об истории распространения юлианского календаря, а не наоборот).

Я специально не останавливался еще и на тематике счета дней внутри месяца с использованием ид, нон и календ, чтобы не отвлекать читателя от главного: полностью отсутствующей правдоподобной истории внедрения юлианского календаря, его географического и политического распространения. Но в связи с этим счетом дней в учебном пособии Пронштейна А.П. и Кияшко В.Я. «Хронология», изданной под редакцией тогда еще члена-корреспондента, а сегодня уже академика-традиционалиста В.Л. Янина (стр. 55), написано «В быту счет дней по римскому календарю использовался в средневековой Италии до 16 в.». Так не был ли юлианский календарь просто календарем на основе солнечного года, распространившимся в 16 веке непосредственно накануне его григорианской реформы? И не свидетельствует ли вся эта выдуманная полуторатысячелетняя история юлианского календаря, что правы новохронологи, сомневающиеся в самом существовании Римской империи, ее Цезарей и Августов, а заодно и ее хаотических календарных традиционно-исторических игр?!

Сравнение с введением григорианского календаря.

В истории с юлианским календарем, таким образом, важно не то что нам рассказывают историки, какую лапшу они нам на уши вешают, а в первую очередь то, о чем они даже не догадались насочинять свои байки. Должны мы им верить? Должны мы забыть про более или менее хорошо известные трудности с введением календаря, наблюдавшиеся в последние 400 лет. Должны мы действительно жить с картиной легкой победоносной прогулки юлианского календаря по обширным пространствам многоплеменной Европы?

Только вот почему-то через 16 с лишним веков, в эпоху книгопечатания и невероятно возросшей власти церковной иерархии, папам римским в течение столетий и столетий не удавалось навязать еще раз подправленный календарь ставшим уже доминирующими христианам. В Пруссии григорианский календарь вошел в употребление якобы в 1610 г., а в Курляндском княжестве григорианский календарь был принят в 1617 г.. Иными словами, в 17 в. подправленному и чуть сдвинутому юлианскому календарю не удавалось перекинуться на новые страны. В 18-м веке этот календарь распространился на протестантские государства Германии, Великобританию и скандинавские страны. В 19 в. известно только одно расширение области приложения этого календаря: Япония переняла его в 1873 г.

И это все при том, что переход от юлианского к григорианскому не представлял собой никакой особой ломки понятий, а просто сдвиг на несколько дней или недель. И хотя, кроме указа папы римского и постановления очередного вселенского собора на стороне нового календаря была и потребность согласования счета дней с таковым в соседних странах (а без оного и билет на самолет правильно не купишь!), процесс хотя и пошел, но сильно застопорился к последнему веку прошлого тысячелетия. На самом деле, только в 20 в. григорианский календарь завоевал весь мир. Он был введен в Китае в 1911 г., католической Литве в 1915 г., в Болгарии в 1916 г., в Латвии в 1915-18 гг., в Эстонии в 1918 г. И понадобилась Великая октябрьская революция и гений великого Ленина, чтобы внедрить григорианский календарь после 1918 г. аж в Одессе. От которой до Никеи много меньше лёту, чем от последнего до азиатских провинций Рима или Афин, не говоря уже об якобы рано принявших христианство Армении и Грузии или христианской Эфиопии. Христианские страны Сербия и Румыния стали григорианскими только в 1919 г., а мусульманские Турция и Египет в 20-х годах 20 в.

Самые догадливые из читателей уже сообразили, что я руку в огонь за правдивость каждого слова наших календарных сказочников класть не буду. Более того, я совершенно уверен, что вся эта хаотичность возникла только на бумаге: очень уж много фантазеров трудилось над придумыванием древнего Рима. Тут не только год из 304 дней придумать можно, а и месяц из трех с половиной. На самом деле, скорее всего, потому не было проблем с внедрением, что не было никакой реформы и никакого внедрения юлианского календаря в Римской империи?! Может быть возникла путаница с календарем в середине 14 столетия после последней большой катастрофы и до тех пор, пока не стабилизировали свое движение вокруг Солнца планеты нашей Солнечной системы, взбудораженной каким-то космическим пришельцем, метались календарщики (жрецы и священники) то в одну, то в другую сторону. А когда успокоилось все на небе, то и установили длину солнечного года и подогнали к ней календарь. Не такие уж идиоты были люди 15-16 веков, как писавшие их по своему образцу и подобию историки, от которых произошли – как все остальные от обезьяны – современные историки-традиционалисты.

Вопрос эры или точки отсчета исторических дат.

С точки зрения исторической или технической хронологии точная длина года и его начало представляют определенный интерес. Если их не учитывать, то возможны ошибки в много месяцев или даже в несколько лет. Но историческая аналитика вскрывает ошибки в хронологии, которые исчисляются сотнями и тысячами лет. При этом, основной потенциал хронологических ошибок – наряду с неверными данными в используемых историками текстах и в неоднозначном прочтении написания цифр, запрятан в многообразии хронологических эр, т.е. дат, от которых ведется хронологический отчет, каким бы годом при этом не пользовались.

Выше я уже сослался на книгу «Какой сейчас век?», в которой Фоменко и Носовский рассказали о двух сотнях различных эр «от сотворения мира»: от 3491 г до н.э. (по Иерониму) до 5969 г. до н.э. (по Феофилу). В [Романова] эти границы раздвинуты аж до чисел от 3483 до 6984 дет. А [Фон ден Бринкен] упоминает в начале своей хронологической таблицы еще и год 6024 до н.э. как год сотворения мира по представлению грузинской религиозной общины Иерусалима. Разброс дат начала летоисчисления от сотворения мира составляет таким образом более двух с половиной тысяч лет!

Стоит только историку при чтении источника неверно определить, по какой именно эре от сотворения все одного и того же мира выдавал свои даты автор изучаемого текста, и новоиспеченный хронолог начнет походить на снайпера, сменившего винтовку с оптическим прицелом на орудие главного калибра ушедшего на десяток миль от берега крейсера. Конечно, пальнув из такой пушечки в бумажную мишень для пулевой стрельбы, установленную в находящемся недалеко от берега тире, можно случайно и попасть в эту бумажку, но можно и разнести в пух и прах не только весь тир, но и его солидную эпсилон-окрестность (надеюсь, это широко используемое математиками для обозначения ближайшей окрестности неопределенного радиуса выражение, не напугает моих гуманитарно настроенных читателей).

А ведь дело не ограничивается эрами от сотворения мира. Эр, правда, несколько меньше, чем собак нерезаных, но все-таки их развелось столько, что обозреть их все не решился еще ни один учебник по хронологии. Энциклопедия Майера уделяет этому вопросу отдельную статью, в которой предпринята попытка классификации всего необозримого множества эр. Безымянный автор этой энциклопедической статьи ввел девять классов эр и посвятил описанию этих классов и перечню самых главных примеров из арсенала ТИ набранные мелким шрифтом полторы страницы (т.е. в несколько раз больше объема, чем БСЭ2 и БСЭ3 вместе взятые понятию хронологии). Приведем только названия классов:

  1. Хронографические эры (по великим завоевателям международного масштаба: Александру, Диоклетиану, Набоннасару и т.д. Сюда же отнесена и эра по греческим олимпиадам)
  2. Династические эры (по основателю династии, например, эра Селевкидов с момента утверждения первого из них в качестве сатрапа)
  3. Мемориальные (в честь некого знаменательного события, например, посещения императором Андрианом Афин!)
  4. Освободительные эры (например эра Помпея, якобы освободившего сирийские провинции от ига Маккавеев)
  5. Провинциальные эры (эпохальные для провинции даты якобы служили началом локальных эр в Римской империи)
  6. Революционные эры (например, от провозглашения французской республики)
  7. Сакральные эры (от знаменательных дат, воспринимаемых как священные: сотворение мира, от рождения Христа или сожжения храма)
  8. Победные эры (победа Октавиана над Антонием и Клеопатрой, Цезаря над Помпеем и т.п.)
  9. Городские эры (например, от основания Рима),

Наверняка, если поднатужиться, можно и еще классик-другой придумать. Например, счет времени от выигрыша в лотерее или от всемирной катастрофы. Вот и переливающие из пустого в порожнее на темы о времени Савельева и Полетаев придумали два больших класса ex ante и ex post при помощи переводимых практически одинаково латинских выражений (нечто вроде «от бывшего раньше»), не продвинувшись ни на иоту к пониманию сущности хронологии.

С другой стороны, многие из эр могут вполне обоснованно быть помещены в два разных класса. Так что и эта псевдонаучная систематизация, в которой проявилась общенемецкая (и китайская) любовь к порядку, опять же хороша лишь для того, чтобы отвлечь нас от главного. А главное это то, что если спутать эру от рождения Ким Ир Сена с эрой создания мира грузинской общиной Иерусалима, то расхождение выдуманных дат в восемь тысяч лет можно будет считать научно обоснованным. Вот список некоторых эр согласно книге [Прокштейн2], стр.82:

· Юлианский период Скалигера—1 января 4713 г. до н. э.

· Индийская эра Калиюга — 18 февраля 3102 г. до н. э.

· Китайская циклическая эра — 2637 г. до н. э.

· Эра Авраама— 1 октября 2015 г. до н. э.

· Буддийская эра (Китай, Япония, Монголия) — 950 г. до н. э.

· Эра олимпиад — лето 776 г. до н. э.

· Эра от «основания Рима» — 21 апреля 753 г. до н. э.

· Эра Набонассара — 26 февраля 747 г. до н.э.

· Японская эра Нино — 660 г. до н. э.

· Буддийская эра Нирваны (Индия) — 543 г, до н. э.

· Индийская эра Махавиры — 527 г. до н. э.

· Фнлипнйская эра (эра Александра) — 12 ноября 324 г. до н. э.

· Эра Селевкидов — 1 октября 312 г. до н. э.

· Парфянская эра Аршакидов — весна 247 г. до н. э.

· Индийская эра Викрамы — март 57 г. до н. э.

· Испанская эра— 1 января 38 г. до н. э.

· Акцийская эра —2 сентября 31 г. до н. э.

· Эра Августа — 29 августа 30 г. до н. э.

· Эра индиктионов — 1 января и 1 сентября 3 г. до н. э.

· Христианская эра — 25 декабря 1 г. н. э.

· Индийская эра Шака — 15 марта 78 г. н. э.

· Эра Диоклетиана — 29 августа 284 г, н. э.

· Западная эра индиктионов — 1 сентября 312 г. н. э.

· Индийская эра Гупта — 26 февраля 350 г. н. э.

· Эра постконсулата — 541 г. н. э.

· Вирменская эра — 11 июля 553 г. н. э.

· Мусульманская эра— 15 и 16 июля 622 г. н. э.

· Японская эра Ненго -— 645 г. н. э.

· Индийская эра Невал~20 октября 879 г. н. э.

· Эра Джелал эд Дина — 15 марта 1079 г. н. э.

  • Мексиканская эра— 1089 г. н. э. (начало 1-го цикла).

Обилием рассмотренных эр отмечалась уже книга Скалигера «Исправление хронологии». Здесь более 50 страниц посвящено описанию самых главных эр.

Главную проблему, связанную с обилием эр - только что названную возможность хронологических ошибок из-за неверного понимания того, какой именно эрой пользовался тот или иной автор, тот или иной источник, - историки предпочитают не артикулировать слишком настойчиво. Рассмотрим простой пример: Л.В.ЧЕРЕПНИН в брошюре РУССКАЯ ХРОНОЛОГИЯ (УЧЕБНом ПОСОБИи ПО ВСПОМОГАТЕЛЬНЫМ ИСТОРИЧЕСКИМ ДИСЦИПЛИНАМ), изданной ГЛАВНым АРХИВНым УПРАВЛЕНИЕм НКВД СССР через ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ ИНСТИТУТ, МОСКВА в победоносном 1944 г. пишет на стр. 40 «В самом деле, современное летосчисление началось в 5508-м году от "сотворения мира"». Стоит нам поверить этому заявлению и при чтении «Всемирной хроники» Шеделя мы будем все даты сдвигать на 310 лет: в этой хронике на самом деле «рождение Христа» (в плане рождения нового летоисчисления, т.е. как точка отсчета лет нашего летоисчисления, а не жизни принимаемого за историческую личность человека Иисуса) приходится на 5198 год.

На стр. 68 в разделе «Ошибочные даты в древне-русских актах» Черепнин признает

«Задача перевода дат с византийского летосчисления на современное сильно осложняется тем, что в древне-русских документах мы часто находим неверные цифровые обозначения годов. Мы оставим пока в стороне вопрос о применении заведомо неправильных принципов датировки древними летописцами. Этого вопроса мы коснемся ниже. А пока остановимся на хронологии актового материала и отметим возможные и часто встречающиеся на практике искажения действительных дат, в результате случайных причин, при механической или не достаточно точной переписке. Цифры пропускались, заменялись одна другой, принимались одна за другую и т. д. От времени документы портились, поэтому в некоторых датах стирались отдельные цифры. Позднейшие копиисты не обращали на это внимания и воспроизводили цифровое указание источника в неполном виде, искажая тем самым его смысл.»

В разделе «Неточности хронологических данных древне-русских летописей и их проверка» он уточняет (стр. 71-72):

«Говоря о привлечении летописей для проверки актовой хронологии, надо в то же время учитывать, что и летописные хронологические данные часто грешат неточностями. Это относится в особенности к Начальной летописи, -- наиболее раннему дошедшему до нас памятнику летописного типа. Исследованиями ряда специалистов (главным образам, акад. Шахматова) доказано, что первоначальный древнейший текст Начальной летописи (или же не дошедших до нас предшествовавших ей летописных сводов) в основном представлял собой оплошное сплошное литературное изложение, лишенное хронологической сетки. Основные даты для наиболее раннего периода вставлены уже позднейшей рукой, причем большинство дат не имеет под собой твердой почвы. Они появились в результате различных домыслов и соображений летописного сводчика, сопоставлявшего события русской истории с известными ему из греческих источников хронологическими данными, относящимися к истории Византии.»

В условиях Великой Отечественной войны, да еще и под эгидой НКВД, автор мог себе позволить такие стилистические перлы как

«Грузинской эрой является так называемое "сотворение мира" … От "сотворения мира" до "рождества христова" грузинская хронология считает 5604 года.»

А две следующие его фразы

«нам известно, что мусульманское летосчисление началось на 622 года после нашей эры»

«Монгольское летосчисление началось на 1027 лет после нашего (христианского).»

нужно, очевидно, понимать так, что после введения нашего (христианского) исчисления в 1582 г. должны были пройти 622 года и соответственно 1027 лет для того, чтобы в разгар третьего нашего (христианского) тысячелетия можно было ввести мусульманское, а затем еще и монгольское летоисчисление! Или историк-традиционалист не знал, что в хлеву в Бетлехеме в день собственного появления на этом свете Христос ни вселенского собора не созывал, ни указа о новом летоисчислении не подписывал, а как и все младенцы выражал отчаянным криком свой протест против всех тех безобразий, которые в этом мире происходили до него и будут происходить как в течение его недолгой земной жизни, так и довольно долго после ее трагического завершения. Но это уже следующая наша тема.

От рождества Христова до эры before Christ (до Христа)

Мы не будем здесь рассматривать подробно процедуру введения в обиход всех бесчисленных эр, выше названных или не названных. В большинстве случаев это и невозможно сделать, ибо никаких баек на эту тему историки не сочинили. Отметим только, что нет никаких оснований считать, что какая-либо из них была введена сразу после некого события, с ней потом связывавшегося. Например, не могли все эры от сотворения мира быть введены сразу после сотворения мира, а не то они бы все совпадали друг с другом. И даже если эра Французской Революции и составляет одно из немногих исключений из этого скептического правила, доминирующей эмпирикой была, скорее всего, гораздо более поздняя привязка некой эры к тем историческим событиям, которые потом использовались для обозначения этих эр. А это увеличивает вероятность того, что даже в случае эр, связанных с вроде бы относительно недавними историческими событиями, сами эти события были либо выдуманы, либо изменены до неузнаваемости под пером историков. Не исключаю, что и главное историческое событие всех времен под названием «сотворение мира» было выдумано историками по незнанию хитроумной гипотезы физиков о Великом Взрыве, скромно ими именуемом просто большим.

Правилом, скорее всего, было выдумывать эры, начало которых сознательно относилось в столь давнее прошлое, что все описанные кем-либо события прошедших веков должны были свободно поместиться во время после начала эры. Одним из досадных исключений стала наша эра или эра «от рождения Христа», которая этим удобным свойством – по крайней мере сегодня после прилежной работы историков по придумыванию не существовавшего прошлого – вроде бы не снабжена и потому заставляет нас делать из нее склейку исходной эры с собственной антиэрой и считать годы не только от рождения Христа но и до оного. На самом же деле для целей свободного от фантазий моделирования прошлого – и это одно из основных убеждений исторической аналитики – нам вполне достаточно времени с момента фиктивного рождества Христова.

Как же могла возникнуть и как возникла наша эра. К сожалению про это у историков крайне мало достоверной информации. Мы знаем, правда, что в течение 33 лет земной жизни Христа никому и в голову не пришло вести счет лет от его рождения. Потом его казнили и его многочисленные ученики разбрелись по свету, чтобы нести в массы его учение и готовить себе очередное поколение учеников. Считается, что кое что об этой эпохе мол известно, но никто, почему-то, не описывал ее в терминах числа прошедших после рождения Христа лет. Потом всех апостолов благополучно отправили в мир иной, но и об этих событиях никому не пришло в голову рассказывать с расписыванием по годам от рождения Христа.

Появились евангелисты, которые якобы подробно описали жизнь Христа, его проповеди, путешествия и трагическую смерть, но ни один из них не пользовался хронологией от рождения Христа. Последовали десятилетия и даже столетия преследования христиан, их распространения и превращения в важную общественную силу, но обо всем этом никто не рассказывал в системе счета лет от рождения Христа. Наконец, якобы, христианство стало государственной религией в Римской империи, а затем и в Армении и несколько позже в Грузии, но и теперь уже христианским якобы правителям почему-то не хотелось считать годы от рождения Христа. Какими только эрами не пользовались, но только не христианской.

Вот дошло дело да первого вселенского собора. Собрались в Никее мудрейшие христиане всего мира, постановили ввести в христианский обиход юлианский календарь, но о рождении Христа как о самой знаменательной дате христианства, от которой сам бог каждому христианину вроде бы повелел вести отчет всех мирских и церковных дел, даже не вспомнили. Считайте себе от основания Рима или от воцарения языческих правителей, делайте, что хотите, но только не примешивайте к этому нашего господа-спасителя!

Ситуация, прямо скажем, непонятная и некрасивая. И куда только смотрели многочисленные святые папы и несвятые антипапы (пусть и анти, пусть и несвятые, но все-таки ведь были и антипапы вроде бы высокими иерархами церкви, могли бы и переменить христианское летоисчисление – или не вели христиане никакого летоисчисления ? - на летоисчисление от рождения Христа!)? Все эти Св. Петр (33—64 или -67), Св, Лин (67—76 или -78), Св. Клет (Анаклет) (76 или 78—88 или .90), Св. Климент I (88 или 90—97 или -99), Св. Эварист (97 или 99—105 или -107), Св. Александр I (105 или 107—115 или -116), Св. Сикст I (115 или 116)—125, Св. Телесфор (125—136), Св. Гигин (136—140), Св. Пий I (140—154 или -155), Св. Аникет (154—165 или -166), Св. Сотер (165 или166—174 или -175), Св. Элевтерий (174 или175—189), Св. Виктор I (189—199), Св. Зефирин (199—217), Наталис (антипапа) (199—[?]), Св. Каликст I (217—222), Ипполит (антипапа) (217—235), Св. Урбан I (222—230), Св. Понтиан (230.УП.21—235.1Х.28), Св. Антер (235.Х1.21—236.1.3), Св. Фабиан (236.1.10—250.1.20), Св. Корнелий (251.111—253.VI), Новациан (антипапа) (251—268), Св. Луций I (253.У1.25—254.Ш.5), Св. Стефан I (254.V. 12—257.УШ.2), Св. Сикст II (257.УШ.30—258.УШ.6), Св. Дионисий (259.УП.22—269.ХП.26), Св. Феликс I (269.1.5—274.ХП.30), Св. Евтихий (275.1.4-283.ХИ.7), Св. Гай (283.ХН.17—296.1У.22), Св. Марцеллин (296.У1.30—304.Х.25), Св. Марцелл I (308.У.27—309.1.16), Св. Евсевий (309 или 310.1V.18—309 или 310.УШ.17), Св. Мильтиад (Мельхиад) (311.УИ.12—314.1.11), Св. Сильвестр I (314.1.31—335.ХН.31), Св. Марк (336.1.18—336.Х.7), Св. Юлий I (337.11.6-352.IV.12), Либерии (352.V. 17—366.1Х.24), Феликс II (антипапа) (355—358 или -365.Х1.22), Св. Дамас I )(366.Х.1—384.ХН.11), Урсин (антипапа) (366—367), Св. Сириций (384.ХН.15—399.Х1.26), Св. Анастасий I (399.Х1.27—401.XII.19), Св. Иннокентий I (401.XII.22—417.111.12), Св. Зосима (417.1П.18—418.ХП.26), Св. Бонифаций I (418.ХП.29-422.1Х.4), Евлалий (антипапа) (418.XII.29—419), Св. Целестин I (422.1Х.10—432.УН.27), Св. Сикст III (432.УП.31— 440.У1Н.19), Св. Лев I (Великий), (440.1Х.29—461.Х1.10), Св. Иларий (461.Х1.19—468.11.29), Св. Симплиций (468.Ш.З—483.111.10), Св. Феликс II (483.111.13—492.111.1), Св. Геласий I (492.Ш.1—496.Х1.21), Св. Анастасий II (496.Х1.24—498.Х1Л9), Св. Симмах (498.Х1.22—514.УП.19), Лаврентий (антипапа) (498 или 501—505), Св. Гормизд (514.УИ.20—523.УШ.6), Св. Иоанн I (523.VIII. 13—526.V. 18), чем они занимались в плане истинно-божественной хронологии? А ведь о хронологии должны были иметь представление, если мы так точно знаем сегодня (см. [Гергей, 455-456]), когда именно они сидели на святом престоле!

В связи с этой таблицей пап и антипап (ее продолжение охотно пришлю желающим по электронной почте) можно сформулировать следующее историко-аналитическое исследовательское задание для читателей: вычислить (или, лучше, подсчитать), сколько времени требовалось в далекие от нас времена на выборы очередного нового папы, после смерти, отречения или устранения со святого престола старого папы.

Но все приведенные даты, якобы описывающие длительность и время пребывания на троне в Ватикане различных святых - и не очень - товарищей, пришлось пересчитывать из нехристианских эр: папы еще не были информированы о времени рождения Христа и о потенциальной возможности использования этой даты в хронологических целях. [Селешников3, стр. 196] пишет по этому поводу:

«Следует особо подчеркнуть, что в течение более чем пяти веков христиане обходились без своего летосчисления, не имели ни малейшего понятия о времени рождения Христа и даже не задумывались над этим вопросом.»

Наконец наступил долгожданный перелом. И совершил его никакой не папа и даже не антипапа, а мало кому известный и может быть даже вообще никому не известный, ибо вряд ли реально существовавший, монах Дионисий. Вот что писала об этом в сильно еще антирелигиозное время Каменцева:

«И, наконец, фиктивной эрой является наша современная эра. Она ведет счет лет от мифического события — «рождения» Иисуса Христа. Эра была предложена римским монахом, скифом по рождению, Дионисием Малым в 525 г. н.э. в связи с вычислением пасхалии. Дионисий не располагал решительно никакими данными о времени появления на свет Иисуса Христа. Дата была им принята условно. Дионисий высчитал год «рождения» Христа посредством расчетов, ничего общего не имеющих с наукой. Даже церковники, присмотревшись к хронологическим выкладкам Дионисия, вынуждены были признать их полную несостоятельность. В Евангелии и других источниках раннехристианского периода нет указаний о дне рождения Иисуса Христа. Эра Дионисия распространяется на Западе с VI в. К XIX в. ее приняли во всех христианских странах. Принятие эры, предложенной Дионисием, было связано в первую очередь с необходимостью использования его пасхальных таблиц.

В настоящее время эра Дионисия от «рождества Христова» стала как бы абсолютной шкалой для фиксирования исторических событий во времени.»

Четко и ясно. Потому мол папы до него ничего не предпринимали, что «решительно никаких данных о времени появления на свет Иисуса Христа» у них не было, а заниматься расчетами, «ничего общего не имеющими с наукой» папам и антипапам, конечно, не подобает. Только вот что-то они не препятствовали антинаучной эре Дионисия (вот, оказывается, по какой эре живет весь современный христианский и в какой-то мере даже нехристианский мир) распространяться на Западе с VI в. аж до самого XIX-го века. А почему не препятствовали, поясняет Селешников.

«Многие религиозные люди считают, что одним из доказательств подлинности существования Иисуса Христа является то, что летоисчисление ведется от его рождения. При этом они считают, что такой счет времени был всегда и является повсеместным. Однако это далеко не так»,

- писал Селешников в 1962 г. в разгар хрущевской оттепели (стр. 47). Ох уж эти мне неграмотные религиозные люди. А через 15 лет Селешников пояснил, что в общем-то религиозных людей даже и обвинять-то в невежестве нельзя, ибо «Господствующие классы и духовенство приняли христианское летосчисление потому, что оно способствовало укреплению веры в существование Христа.» Кстати он вторит Каменцевой и тоже подчеркивает: « Таким образом, действующее летосчисление совершенно произвольно и не связано с каким-либо историческим событием.» И добавляет целый рассказик на эту тему (стр. 197):

«Нелепость попыток установить дату рождения Христа настолько очевидна, что даже многие богословы вынуждены были это признать. Так, когда в 1899 г. на заседании Комиссии Русского астрономического общества по реформе календаря был поднят вопрос о христианском летосчислении, то представитель святейшего синода профессор духовной академии В. В. Болотов заявил: «Год рождения Христа лучше исключить из списка тех эпох, на которых Комиссия может остановить свой выбор. Научно год рождения Христа (даже только год, а не месяц и число) установить невозможно». Понятно, что это выступление, сделанное на закрытом заседании, не было предано широкой огласке.

Таким образом, неопровержимо установлено отсутствие у Дионисия каких-либо данных о рождении Христа. Все евангельские даты, на которые он ссылается, противоречивы и лишены всякой достоверности.»

Как будто с точки зрения хронологии так уж важно, ведем ли мы отсчет времени от реального или фиктивного события?! А, что, сотворение мира более реально? Несмотря на осуждение вклада Дионисия в формирование нехорошего по своей сути - ибо религиозного - христианского сознания, Селешников, тем не менее, пытается придать – не исключено, что фиктивной – инициативе Дионисия Малого на стр. 195 масштаб великой реформаторской акции:

«Множественность систем счисления времени порождала большие неудобства. В VI в. назрела необходимость установить наконец единую систему для большинства культурных народов того времени.[…]

Христиане считали Диоклетиана своим злейшим врагом за преследования, которым они подвергались во времена его правления. Поэтому Дионисий высказал мысль о замене эры Диоклетиана какой-либо другой, имеющей отношение к христианству. И вот в одном из писем он предложил впредь считать годы от «рождества Христова».»

В предыдущие три века никого не смущало, что Диоклетиан преследовал христиан, ни тебе пап, ни антипап, ни христианских правителей. А вот монаха Дионисия смутило это. Такое у него была возросшее христианское самосознание! Смутило настолько, что в одном из писем он предложил не считать более годы от ненавистного императора, а считать их впредь от любимого Христа. Событие это имеет столь великое значение для хронологии, что распространяться об адресате этого письма, о стоимости наклеенных на него марок и о судьбе письма Селешников не стал. Зачем засорять нам головы всей этой прозой жизни. Промолчал он и на счет того, исчезла ли после этого разнополосица на поле хронологии, необходимость устранения которой якобы назрела к шестому веку?

Я не такой, как эти несколько неопределенно очерченные автором религиозные люди. Я не только не думаю, что «такой счет времени был всегда», но и сильно сомневаюсь во многом из того, о чем Селешников и Ко нам на сей счет рассказывают. Например, в возникновении и распространении счета лет от рождества Христова, которому папы и антипапы настолько мало препятствовали, что Каменцева ничего о реальном распространении летоисчисления по Христу в течение 13-14 столетий даже и написать не посчитала нужным! Зато Селешников очень подробно описывает связанные с новой эрой события этих веков:

«Как вводилось христианское летосчисление. Летосчисление, предложенное монахом Дионисием, было принято не сразу. Впервые официальное упоминание «рождества Христова» появилось в церковных документах лишь через два века после Дионисия, в 742 г. В X в. новое летосчисление стало чаще применяться в различных актах римских пап, и только в середине XV в. все папские документы обязательно имели дату от «рождества Христова». Правда, одновременно в обязательном порядке указывался и год от «сотворения мира».»

В общем, какое-то безобразие. Дионисий написал письмо таинственному корреспонденту, предложенное им новое летоисчисление, несмотря на этот титанический подвиг, не было принято и даже не упоминалось нигде в течение 217 лет! Я бы на его месте заявил решительный протест против такого разгильдяйства. К сказочкам об упоминании «рождества Христова» в церковных документах я еще вернусь, а пока обращу внимание читателя на то обстоятельства, что для Селешникова никого, кто мог бы интересоваться хронологией по Христу ВНЕ ЦЕРКВИИ ПРОСТО И В ПОМИНЕ НЕТ. Ах, да, про господствующие классы мы нечто неопределенное у него нашли, но где, когда и как – это остается для нас тайной.

Прокштейн уделяет всей проблематике распространения счета лет от рождества христова ровно одну фразу:

«Эра Дионисия (от «рождества Христова») оказалась очень удобной для расчета церковных праздников (так-таки, прямо всех церковных праздников? – Е.Г.), и хотя была столь же условной, как и другие, она постепенно распространилась во всем христианском мире, а затем и в большинстве стран земного шара»

Вот бы историки писали и всю остальную историю так лаконично:

  1. Римская империя постепенно распространилась от Португалии и Великобритании до Армении и Египта
  2. Российская империя постепенно распространилась от Польши до Калифорнии

И баста. Все стало ясно и никаких имен и событий нам не надо!

Христианская эра у Беды Достопочтенного

Не нужно думать, что пренебрежение историей распространения календаря является особенностью русских авторов с их антирелигиозными тенденциями. Этот стиль восходит и к Иделеру, и к еще более ранним западным хронологам, для которых «знание» структуры календаря, его морфологии, было важнее, чем история его распространения. Я подозреваю, что истинная причина такого подхода заключается в том, что большинство календарных и с эрами связанных баек были придуманы незадолго до григорианской календарной реформы или даже после нее, когда еще не было ясно, как сильно будут сопротивляться новому календарю некатолические страны.

Самым солидным трудом по хронологии еще и сегодня все считают книгу почти столетней давности: трехтомник Гинзеля «Справочник по математической и технической хронологии», отдельные тома которой издавались в Лейпциге в 1906-14 гг. Так вот, этот солидный труд, значительно превосходящий по объему и по списку рассмотренной литературы книгу Иделера, тоже построен по принципу изложения всего того, что нам якобы известно о календарях разных - в основном принимаемых за очень древние - якобы древних народов.

  • Том 1 (1906): Календари Вавилона, Египта, мусульман, персов, индусов, народов юго-восточной Азии, китайцев, японцев и индейцев Центральной Америки
  • Том 2 (1911): Календари евреев, примитивных народов, римлян и греков
  • Том 3 (1914): Календари македонцев, кельтов, германцев, коптов, византийцев и русских, а также жителей малой Азии, Сирии, Армении и Абиссинии. Здесь же рассмотрены календари нового времени.

Посмотрим, в состоянии ли сказать западные хронологи что-либо вразумительное о распространении эры от рождества Христова. В книге фон ден Бринкен этой проблеме посвящены пять страниц, целый раздел под заглавием «Христианская эра и связанные с ней проблемы» (стр. 80-85). Она подчеркивает связь этой эры с верой в историчность Христа и пишет, что отсчет лет по этой эре в течение полутора тысяч лет является привычным способов расчетов в Старом свете, а в последние пятьсот лет постепенно он превратился в международную привычку. Последнее не является большим секретом, но вот про первое утверждение хотелось бы прочитать побольше деталей.

Рассказав о духовном подвиге Дионисия Малого, который, оказывается, был не простым монахом, а аббатом, и, хотя и скифом, но римлянином по формам поведения, она повторяет версию, которую мы уже прочитали у Селешникова. О письме, правда, ни слова, но зато следует замечание, в котором с горечью подчеркивается существование эры Христа на самом краю лишь в немногих (выдуманных задним числом в эпоху Ренессанса? – Е.Г.) таблицах для расчета пасхалий, которые было принято составлять раз в столетие или на 95 лет. При этом, мол, год указывался и по Христу, и по «созданию мира».

Никаких свидетельств о поддержке антипапами или папами римскими до Григория Великого летоисчисления по Христу или хотя бы об их поддержке использования этого летоисчисления в таблицах с результатами расчета пасхалий у фон ден Бринкен нет. Судя по всему папы римские и антипапы Св. Феликс III (526.VII. 12—530.1Х.22), Бонифаций II (530.1Х.22—532.Х.17), Диоскур (антипапа) (530.1Х.22—530.Х.14), Иоанн II (533.1.2—535.У.8), Св. Агапет I (535.У.13—536.1У.22), Св. Сильверий (536.У1.8—537.111.11), Вигилий (537.1П.29—555.У1.7), Пелагий I (556ЛУ.16—561.Ш.4), Иоанн III (561.VIIЛ7—574.VIIЛ 3), Бенедикт I (575.У1.2—579.УП.ЗО) и Пелагий II (579.Х1.26--590.11.7) продолжали игнорировать возможность усилить веру в Христа за счет введения эры от его рождения. Зато последовавший якобы за ними папа Св. Григорий I (Великий) (590.1Х.З—604Л11.12), первым из всех римских пап одумался и стал поддерживать описанные выше расчеты пасхалий.

В качестве конкретного последователя таких расчетов пасхалий фон ден Бринкен называет Августина из Кэнтербури в Англии, игравшего якобы роль апостола папы Григория Великого в Англии и занесшего их мол из Рима (где они согласно Селешникову еще не использовались, около 600 г. в Англию). Якобы в Англии эта датировка по Христу с удовольствием после этого использовалась. Так и хочется спросить: почему же только в Англии, на самом крае христианского мира историков-традиционалистов? А между Римом и Кэнтербури сей Августин нигде не останавливался и ни в одном монастыре у себя на пути идею эры от Христа не посеял? Наверное, очень торопился вовремя прибыть в Англию! А в самой Италии папа не сумел найти христианско-календарного апостола?

Тем не менее, даже и для Англии, про ближайшие 100 лет опять ничего нам не сообщают. Понадобился Беда Достопочтенный (якобы 673-735), который, мол, в хрониках 703 г. и 725 г. продолжил расчеты Дионисия аж до 1063 г. вперед. Правда он использовал в этих таблицах некую эру от сотворения мира, основанную на его расчетах времени этого исторического события, но зато в своей истории церкви в Англии он уже воспользовался датами от рождества Христова. Явный анахронизм, ничуть однако не смущающий историков традиционной выучки.

Топпер относит Беду к выдуманным гуманистами фигурам. В особенности из-за использования Бедой не только эры от рождения Христа, но даже и дат до рождения Христа. Про последние принято считать, что их ввел в обиход Дени Пето (Петавиус) в 17 веке. Так, Беда Достопочтенный («Церковная история народа англов», Алетейа, Санкт-Петербург, 2003, стр. 190) пишет

«В шестидесятом году до воплощения Господа Гай Юлий Цезарь первым из римлян пришел с войной в Британию»

Да, действительно, в 17-м веке вполне могли так писать. Да и вся хронологическая насыщенность и точность книги в сравнении с хронологией Скалигера наводит на мысль, что ее не могли сочинить до 17-го века. Кроме того, Топпер спотыкается на использовании Бедой еврейской библии, в то время в Европе еще не известной. Лишь в 11-м веке она, согласно ТИ, начинает появляться в Европе. Из описания университетов молодого талантливого писателя, приведенного в статье «Отец английской истории» переводчика и комментатора В. Эрлихмана в приложении к сделанной им книге [Беда] читаем

«Таланты юного послушника были замечены епископом Хексема Иоанном, высоко ценившим ученость. По его просьбе Беда был посвящен сначала в диаконы, потом в священники и получил возможность целиком отдаться научным занятиям. Главным предметом этих занятий также была Библия: монахи учили латынь, разбирали и заучивали наизусть отрывки из Писания, изучали жития и труды отцов церкви. К их услугам была богатая библиотека, собранная Бенедиктом и Кеолфритом в разных странах. О составе ее можно судить по источникам сочинений Беды; кроме патристики, там были представлены исторические труды, книги по естественной истории, поэтические, сборники — не только христианские, но и античные. Прилежно изучая эти сочинения, молодой священник уже через несколько лет начал сам учить других, параллельно продолжая свои литературные занятия.»

Поэтические сборники, да еще не только христианские, это, конечно, замечательно, но ведь арамейский язык не был, кажется, разговорным в среде средневековых англов (не путать с ангелами, которые, конечно, все были полиглотами), а еврейская Библия не обязательно писалась готическим шрифтом.

Топпера смущает использование Бедой византийской хронологии для сравнения с английской. Ничего более близкого и знакомого англам Беда найти не смог? На стр. 43 он говорит о 603 годе и о событиях в Англии в этом году и подчеркивает, что это был якобы третий год царствования Фоки, ставшего незадолго до того восточно-римским императором. Историки-традиционалисты придумают, конечно, какую-нибудь байку о том, что мол через сто с лишним лет после этих событий Беда ну просто обязан был напомнить своим читателям в Англии о византийском узурпаторе Фоке. Хотя, конечно, мог бы и на японского городового сослаться, не говоря уже о китайском императоре.

Топпера смущает также то, что Беда предпринимает весьма основательные усилия, чтобы развеять сомнения в том, что еще сравнительно недавно Англией владели римляне (неужели память об этом так быстро улетучилась, а об описываемых в «Истории» многочисленных местных королях сохранились детальные сведения?). Само римское владычество в Англии он относит к гораздо более позднему времени. Для Беды христианская церковь правит в годы его жизни Африкой и Египтом, хотя традиционная история считает это время периодом владычества ислама в Северной Африке. Топпер приводит различные другие несоответствия, связанные как с церковными, так и с календарными вопросами.

Подозрение у Топпера вызывают и частые поездки Беды в Рим, о которых он прочитал у кого-то из немецких хронологов-традиционалистов. Я попытался рассеять эти сомнения в своем комментарии к его книге, написав следующее: «Сохранились его командировочные удостоверения и ксерокопии его авиационных билетов. Уровнем обслуживания в первом классе достопочтенный пассажир был в принципе удовлетворен.» Не знаю, удалось ли мне переубедить Топпера, но сам я, право, тоже не лишен сомнений на тему о столь раннем развитии христианства в Англии, о существовании в 8-м веке не только исторических записей, но и целых книг по истории и на разные другие темы.

Правда, вопреки Топперу, Вайнштейн пишет, что Беда безвыездно прожил всю свою жизнь в двух монастырях-близнецах и никогда Англию не покидал. Это, конечно, гораздо более удобная версия для придуманного гуманистами великого историка (сидел себе в глуши на краю света и потому никто его не встречал и этих встреч не описывал), но при этой версии возникает вопрос о том, а где же Беда понабрался еретических идей про счет лет от рождения Христа, который даже папы римские якобы за исключением Григория Великого не пропагандировали?

В отличие от нас – скептиков редактор русского издания книги Беды сомнений не знает. Он пишет (стр. 325):

„Уже в то время у него проявился живой интерес к хронологии, которая из чисто технической дисциплины давно превратилась в предмет ожесточенных споров между различными церквями и сектами. (Так вот прямо и давно! – Е.Г.) Незадолго до того в западной церкви утвердилось новое летосчисление от Рождества Христова (Утвердилось! Как здорово! Жаль, что об этом не догадывается ни один из специалистов-традиционалистов по истории хронологии – Е.Г.), сменившее прежнее «от сотворения мира», а также принятую в позднеримский период эру Диоклетиана (Все, капут, нет больше ни сотворения мира, ни Диоклетиана. И авторы, которые продолжают считать годы от сотворения мира и в 15, и в 16 в. просто невежды, которые не читали Эрлихмана в подлиннике – Е.Г.). Остро стоял и вопрос об исчислении Пасхи: хотя Христово Воскресенье везде отмечали в воскресный день после первого весеннего полнолуния, дата последнего определялась по-разному. Завязался спор между Римом и кельтскими церквами (ирландской и бриттской), причем прежде всего речь шла не о богословских тонкостях, а о вопросе юрисдикции. Борьба кельтов за свою самостоятельность длилась до конца VIII в., и Беда в ней решительно принял сторону Рима. Одно из первых его сочинений «Книга о временах» (Dе tеmроribus liber), написанное около 703 г., было посвящено защите нового летосчисления и римской Пасхи. В книгу входила так называемая «Малая хроника» — краткий перечень исторических событий, образцом для которого была «Хроника» Проспера Аквитанского. Беда дополнил ее сведениями из истории Британии и исправил некоторые даты Проспера по работам других авторов. В небольшой по объему хронике были впервые применены принципы, которые позднее легли в основу «Церковной истории народа англов», а также «Большой хроники». Последняя входила в состав написанного в 726 г. сочинения «О шести возрастах мира» (Dе sex aetatibus mundi); в нем Беда подошел к истории более философски, восприняв ее не как механическую последовательность событий, но как смену эпох, ведущую к наступлению Царства Божьего. Впервые эту концепцию блаженного Августина пытался воплотить в жизнь Павел Орозий в своей «Истории против язычников», но именно Беда сумел приспособить ее к новым историческим реалиям.»

Вайнштейн считает Беду общепризнанным авторитетом в области хронологии. Его основной хронологический труд «Dе tеmроribus ratione» сохранился мол в 81 рукописи. Не многовато ли для автора 8-го века? Ведь рукописи не только горят, но и гниют и используются в пищу всем живым: от крыс до грибка. Вот для автора 16-17 вв. такое количество было бы легко объяснимо. Как и то обстоятельство, что в его рукописях мало ошибок: при переписывании с печатных книг так оно и бывает.

Интересно, что Беда как пользователь эры от рождества Христова совсем не попал в фокус внимания Гертруды Бодманн, которую много цитирует Уве Топпер. Например, на стр. 99 он пишет:

«Весьма эрудированный и проницательный критик Гертруда Бодманн, исследовав в своей диссертации «Летоисчисление и возраст мира» весьма строго средневековые представления о времени, очертила границы, которых следовало бы придерживаться в будущем. […]

На недвусмысленный вопрос, с каких пор существует наше летоисчисление (стр. 38), Гертруда Бодманн отвечает: «Счет от Рождества Христова начался в 11–12 вв.; счет до новой эры в 17–18 вв.».»

Да, не согласовали историки между собой даже такой краеугольный вопрос, как начало использования нашего летоисчисления! Зато Бодманн относит Адама Бременского якобы умершего 12 октября, только вот не совсем ясно какого года в конце 11 века (не ранее 1081 г.), автора вторичного по отношению к Беде, к числу пользователей эры Христа. Интересно, что в 12-титомной истории Германии в посвященных средневековью томах имя этого Адама даже не упомянуто.

Что же касается веков под номерами 11 и 12, то настораживает меня здесь то обстоятельство, что фон ден Бринкен на многих страницах, рассматриваемого раздела, ни одного примера, кроме уже описанной «Истории» Беды, о применении эры Христа для исторической хронологии не приводит. Она правда рассказывает о критике Бедой эры от рождения Христа (не успел разочек применить, как уже и раскритиковал, а если не нравилось, зачем применял?!), а также о его скрупулезной работе по уточнению дат из жизни Христа, но и эта его работа мне представляется попавшей не в ту эпоху. После 1500 г. она смотрелась бы более естественно! К тому же вряд ли рассмотрение вопроса о том, на сколько лет до рождения Христа родился Иисус Христос, можно идентифицировать с практическим применением новой эры в рамках хронологии.

В связи с распространением идеи датировок от Христа фон ден Бринкен рассказывает затем про скепсис, который эта новая эра якобы вызвала в связи с критикой Беды. Правда последователи снова раскачивались четверть тысячелетия с лишним, прежде чем накануне круглой даты конца первого тысячелетия от рождения Христа они вспомнили о критике Беды. При этом, характеризуя сложившуюся к временной границе двух тысячелетий (которые вроде бы и как тысячелетия не должны были бы никем восприниматься, раз христианская эра еще не пробила себе пути в сознание людей!) фон ден Бринкен отмечает, что

· Эра Дионисия ни в коей мере не являлась практикой датирования (иными словами, все еще не применялась)

· Вовсю использовались, вопреки цитированному Эрлихману, различные эры от сотворения мира.

· Ватиканская канцелярия и Римские папы датировали свои документы годами правления того или иного папы

· Французские короли в аналогичных случаях хронологически отталкивались от годов своего правления

  • Подтверждения использования христианской эры крайне редки (скорее всего, просто отсутствуют: полное отсутствие не является частым использованием!) и встречаются только в копиях (кто знает, когда на самом деле изготовленных)

Далее, правда, не называя ни одного конкретного примера, фон ден Бринкен пишет:

«Императорская канцелярия использовала христианскую эру, однако на всех других уровнях время до 1000 г. является в Германии темным и бедным письменными свидетельствами».

Если мы еще учтем, что подавляющее большинство документов, якобы вышедших из этой якобы существовавшей имперской канцелярии, самими же историками приняты за подделки (вспомним про 6000 поддельных императорских дарственных, выявленных австрийским историком средневекового права профессором Фаусснером из общего числа менее 6200 известных таких дарственных). Но все-таки, что это была за дискуссия о смене тысячелетия? И здесь снова ее рассказ концентрируется на одном единственном лице Аббо из Флери во Франции на Луаре, причем этот то ли Аббо, то ли Аббат Флерийский (было, начиная с 988-го г., и такое темное пятно в его - якобы с 945 г. по 1004 г.– жизни) интересовался больше тем фактом, что в 11 веке (но ни коим образом не в начале оного) в третий раз должен был начаться якобы введенный Дионисием Малым пасхальный цикл длиной в 532 г.

При этом оказывается, что он и некоторые последующие авторы в последующие два века так запутали вопрос о времени рождении Христа и о правильном начале отсчета циклов Дионисия Малого, что окончательно дискредитировали надолго, на несколько столетий, саму идею счета лет (пусть даже и в пасхалиях) от рождения Христа.

Умер Аббо Флерийский не совсем добровольно: был убит, когда пытался внедрять исходящую из монастыря в Клуни реформу. Реформа эта никак с календарем и эрой Христа связана не была, но якобы по крайней мере с именем Христа и идеями христианства, столь раннее наличие которых исторической аналитике представляется сомнительным. Речь шла вроде бы о борьбе с упадком нравов, но на самом деле с попыткой монастыря Клуни возвыситься над другими монастырями, создать нечто вроде монастырского государства под собственной эгидой. Аббо примкнул к этой реформе, но нашлись и вольнолюбивые монахи, которые его попытку захватить их монастырь не одобрили. Вот как опасно, оказывается, было внедрять реформы. Но где же, сравнимые с Аббо Флерийским, великомученики реформы календаря и христианской эры?

В самом конце рассматриваемого раздела о датировках по Христу фон ден Бринкен пишет на стр. 85:

«В конце средневековья наш метод счета лет воспринимался подчас как затруднительный (ясно, легче написать 6745 от сотворения мира по не известно какой из эр такого рода, чем дать выражаемую меньшим числом дату - год - от рождения единственного в своем роде, да еще и горячее любимого в религиозном плане Христа – Е.Г.) и его применение ограничивали - особенно в случаях менее торжественных текстов, например, копий, - передачей так называемого минимального числа, т.е. количества единиц и десятков соответствующей даты, которым часто предшествовала формула типа «год такой-то». Чаще всего такая краткая датировка применялась в 16 в., в 17 в. возник обычай выписывать снова по крайне мере еще и количество сотен, это значит, что, например, вместо 1639 писали 639.»

Не знаю, читатель, насколько убедительным показался тебе проанализированный мной раздел о якобы рано возникшем применении эры от рождения Христа. На меня он производит впечатление притянутой за уши попытки во что бы ни стало обосновать тезис, не имеющий никакого права на существование. И выдуманный Беда, и – скорее всего тоже выдуманные - дискуссии о недостатках нашей эры (чего же она распространилась по всему миру?) производят впечатление беспомощности в попытках прикрыть истину: позднее возникновение эры Христа (из которого, боюсь, следует и позднее возникновение самой легенды о Христе, которая кажется мне проникшей в массовое сознание после 1500 г.). Тогда будет и ясно, почему в 16 в. писали год 39 от рождения Христа, а в 1639 г. сперва писали 139 от рождения Христа, а потом, под влиянием разработки длинной хронологии, начали увеличивать это число сначала до 639, а со временем и до 1639.

Вряд ли даты от рождения Христа имели большое распространение в мире до григорианской реформы календаря. Утверждается, правда, что Ватикан начал использовать такие даты в своей внутренней переписке аж за 140 лет до этой реформы. Но и это утверждение я бы рекомендовал скептически проанализировать.

В России христианское летоисчисление было введено только в правление Петра 1. Первой в России датой от рождества Христова стало по его указу 1-е января 1700 г. Сколько времени понадобилось этому летоисчислению, чтобы распространиться по бескрайним просторам Российской империи – об этом книги о хронологии предпочитают умалчивать. А английские ученые, согласно [Селешников2], и того позже, тоже только в 18 веке начали применять обратный счет: даты до рождения Христа.

Частичное упорядочение исторических событий

Кстати, в старых источниках редко приводятся абсолютные датировки, представляющие собой соотнесение событий точкам на временной оси. Чаще встречаются датировки относительные, примеры которых мы уже приводили. Относительные датировки могут утверждать, что два события произошли одновременно или что одно событие было раньше (позже) другого. Все утверждения такого рода задают в совокупности на множестве описанных событий некоторое отношение.

Это отношение не обязательно является упорядочением множества событий. Например, одно утверждение может говорить нам, что событие А произошло раньше события В, но другое может утверждать обратное. Тогда мы получаем хронологическое противоречие и, если это действительно два разных события, то мы в принципе не можем их упорядочить. Эта первая трудность в работе с хронологической информацией из источников и не нужно думать, что ее всегда можно устранить волевым решением, решив, какое из этих двух противоречащих друг другу утверждений является верным, а какое – ложным.

Итак, если источник содержит противоречивую хронологическую информацию, то он не может использоваться для датировки событий. В лучшем случае можно попытаться построить две различные системы упорядочения событий, рассмотрев альтернативные варианты:

1) Первое утверждение верно и, следовательно, второе ошибочно

2) Второе утверждение верно и, следовательно, первое ошибочно

Однако, если в тексте встречается несколько противоречий, число вариантов, которые необходимо рассмотреть, будет возрастать экспоненциально.

Поэтому мы должны впредь предполагать, что для создания хронологии используются только тексты, не имеющие внутренних противоречий. Однако не нужно забывать, что объединив два текста, не имеющих внутренних противоречий, мы сможем получить внутренне противоречивый текст большего объема: некое утверждение из первого текста может быть в противоречии с каким-то утверждением второго текста. Если же два непротиворечивых текста не имеют утверждений, противоречащих таковым разных текстов, то их можно объединить в один больший внутренне непротиворечивый текст.

Как же выглядит работа с неким внутренне непротиворечивым источником? Содержащиеся в нем датировки позволяют частично (но не обязательно линейно) упорядочить описанный в этом тексте набор исторических событий, не привязывая его вообще к временной оси или привязывая его к оной лишь по некоторому подмножеству совокупности рассматриваемых событий.

Именно так и должно происходить создание хронологии: берем некоторое множество внутренне непротиворечивых текстов и постепенно проверяем их на хронологическую согласованность. Предположим, что мы имеем тексты

Т1, Т2, …, Тк,

Каждый из которых свободен от внутренних противоречий и в совокупности образующие набор Т. Если нам очень повезет, то и объединение всех этих к текстов тоже будет свободно от противоречий и мы сможем получить непротиворечивый набор хронологической информации, не обязательно достаточный для размещения всех дат на временной оси. Но, как показывает опыт, обычно большие наборы текстов не удается объединить в единый внутренне непротиворечивый текст. В таких случаях приходится рассматривать разные подмножества множества Т.

Если нам совсем уж не повезет и ни одна пара текстов не является внутренне непротиворечивой, то мы получим к разных относительных хронологий. Если окажется, что каждый текст склеивается с любым другим, но ни одна тройка текстов не образует внутренне непротиворечивой склейки, то мы получим к(к-1)/2 разных относительных хронологий. Ну, и конечно возможны разные другие варианты, так что набор текстов Т может привести нас к очень большому числу разных – чаще всего относительных - хронологий.

Представить себе создание одной хронологии для одного внутренне непротиворечивого (быть может объединенного из нескольких) текста можно, например, следующим образом. Следует заготовить достаточно большое число кружочков из картона, которые будут символизировать исторические события (на кружке можно написать краткое обозначение события). Если для двух событий известно, сколько лет лежит меду ними, то их следует соединить полоской бумаги, длина которой соответствует количеству лет между ними: например, 10 см для 10 лет. Соединять лучше кнопкой, а не клеем, чтобы сохранить подвижность конструкции. Если же не известно, сколько лет лежит между ними, но известно, что одно из них было раньше другого, то их следует соединить резинкой или пружинкой. Теперь положите все кружки и все соединяющие их бумажки и резинки на стол так, чтобы более позднее событие располагалось выше (дальше от тела человека). Когда эта операция будет закончена, то некоторые кнопки будут протыкать более одной соединяющей бумажки, но могут оказаться и кружки, ни с одной бумажкой не соединенные. Распределив все это на столе, мы и получим (скорее всего частичное) упорядочение исторических событий.

Уточним терминологию:

Приклейка к временной оси: для каждого события известна его дата. Такой набор целиком располагается на временной оси (самый счастливый случай для хронолога)

Привязка к временной оси: по крайней мере для одного события известна его дата.

Полное (линейное) упорядочение событий: для каждой пары событий известно, какое из них совершилось раньше, а какое позже, и, кроме того, известен промежуток времени между любыми двумя событиями.

(Просто) линейно упорядоченное множество событий: для каждой пары событий известно, какое из них произошло раньше, а какое позже, но не во всех случаях известен промежуток времени между любыми двумя событиями.

Частично упорядоченное множество событий: не для каждой пары событий известно, какое из них произошло раньше, а какое позже.

Если набор событий приклеен к временной оси, то он имеет полное и, следовательно, линейное упорядочение. Ситуацию можно себе наглядно представить и без кружков, вообразив события размещенными в правильном временном масштабе на длинной полоске бумаги, которая затем приклеивается к нарисованной на листе ватмана временной оси. В модели с кружками соединяющие наши кружки бумажки не помешают нам в этом случае приклеить весь их набор к листу ватмана, к нарисованной на нем временной оси. Это наш идеальный случай, к которому техническая хронология всегда стремится. Однако нет гарантии, что для каждого набора событий может быть осуществлена приклейка.

Если множество событий только привязано к временной оси, то над его приклейкой еще предстоит поработать и не исключено, что не удастся добиться полной приклейки всего набора событий. Если множество событий полностью упорядочено, то достаточно одной датировки любого из событий множества для приклейки всего множества к оси. Если же оно не имеет ни одной привязки к временной оси, то для его потенциальной приклейки мы будем иметь бесчисленное множество вариантов. Их нужно будет последовательно отвергать путем привлечения информации из других источников.

Линейно, но не полностью упорядоченный набор событий трудно приклеить к временной оси, даже если мы имеем несколько привязок. Резинки между кружками можно растягивать или укорачивать в той мере, в какой это позволяют те кружки, которые зафиксированы на временной оси. Здесь предстоит проделать еще большую работу (не всегда осуществимую или не всегда приводящую к цели). В общем случае мы имеем здесь бесконечное число вариантов приклейки к временной оси.

Наконец, если множество исторических событий частично, но не линейно упорядочен, то для приклейки к временной оси будет опять же бесчисленное множество возможностей и найти среди них единственно правильное будет практически невозможно (если чудесное спасение не придет из других источников). Ведь различные связанные между собой бумажными полосками и резиночками наборы кружков можно свободно переставлять в разных вариантах: ни один из этих не связан никак с другим. И в дополнение к этому в любом связном наборе кружков можно снова растягивать или укорачивать резиночки.

Хронология как пасьянс

Есть такой пасьянс, который хорошо знают многие пользователи компьютеров: он поставляется вместе с операционной системой фирмы Майкрософт и, таким образом, доступен практически любому пользователю персональных компьютеров. Называется он Фриселл (Свободные ячейки) и на самом деле является игрой, напоминающей работу хронолога с неупорядоченной в начале хронологической информацией. Я не хочу совращать невинные души этой компьютерной игрой и завлекать новые жертвы в сети компьютерного империализма. Поэтому предлагаю читать следующие строки только тем, кто так и так знаком с этой игрой и в состоянии без особого напряжения увидеть в ней иллюстрацию к частичному упорядочению хронологической информации.

Пасьянс этот заключается в том, что 52 карты раскрываются компьютером в случайном порядке и распределяются по восьми столбикам по 7 или по 6 карт в каждом: 7 х 4 +6 х 4 = 28 + 24 = 52. Внутри столбика карты не упорядочены. Целью же является создание линейной упорядоченности в каждой из четырех мастей:

Туз ‹2‹3‹4‹5‹6‹7‹8‹9‹10‹Валет‹Дама‹Король. (*)

Подчеркну: не линейной упорядоченности всей колоды карт, а только внутри каждой из четырех мастей. Если масти между собой не упорядочены (а в этом пасьянсе никакого правила на сей счет нет), то в конце получается частично упорядоченное множество: даже линейный порядок внутри каждой масти при невозможности сравнивать друг с другом карты из разных мастей.

Если мы присвоим значение 1 тузу, 11 валету, 12 даме и 13 королю, то упорядочение внутри масти будет соответствовать привычному порядку чисел от 1 до 13. В игре все карты делятся на красные (черви и бубни) и черные (крести и пики) и это правило упорядочения распространено и на карты разной масти, если они отличаются по цвету от соседних. Например,

2 пик‹3 червей‹4 крестей‹5 бубен‹6 пик

или

5 червей‹6 крестей‹7 бубен‹8 пик‹9 червей

или

валет крести‹бубновая дама ‹король пик.

В то же время следующие пары карт никак не упорядочены согласно этому правилу:

  • Двойка червей и тройка бубен (карты одного цвета)
  • Туз пик и валет червей (значения отличаются больше, чем на единицу)

Наверху, над столбиками из шести или семи карт расположены восемь в начале пустых ячеек: четыре для передвижения карт из столбиков и обратно (они и дали название игре и они могут использоваться единовременно каждая только для одной карты) и четыре для конечного линейного упорядочения каждой из четырех мастей (в каждой из них помещается сначала оказавшийся внизу столбика туз, затем по возрастающей другте карты заданной этим тузом масти).

Любая карта из столбика может быть переведена играющим в свободную ячейку, но обратно в какой-либо из столбиков можно переводить карты только по правилу частичного упорядочивания: валета любой масти можно поместить под дамой другого цвета и т.п. По этому же правилу играющий старается создать в каждом столбике как можно более длинный частичный порядок. Как только он установлен во всех столбиках, игра закончена и выиграна: все карты можно постепенно переводить в предназначенные для мастей ячейки. Пасьянс проигран, если частичное упорядочение какого-либо из столбиков не удается сконструировать по описанным правилам.

В ячейки для линейного упорядочения четырех мастей, можно перемещать карты из столбиков (т.е. самые нижние карты столбиков) только согласно линейному порядку (*): сначала тузы, потом когда-нибудь двойки, затем, когда они окажутся в самом низу одного из столбиков, тройки и т.п. в отдельности для каждой из масти и независимо от положения дел в соседних ячейках для других мастей: в каждой ячейке по мере возможности их перемещения туда помещаются карты той масти, которую определил помещенный в самом начале в нее туз.

В первую очередь рассмотренный пасьянс иллюстрирует хорошо сами понятия частичного и линейного упорядочения. Здесь могут возникать саамы разные ситуации:

  • Частично упорядоченные столбики разной длины
  • Невозможность создания частичного порядка в одном из столбиков или в нескольких из них, и как результат
  • Невозможность создания линейного порядка (*) в некоторых их ячеек, соответствующих четырем мастям

Каждую игру можно рассматривать как обработку очередного исторического источника, в котором отрывочная хронологическая информация представлена в случайной последовательности. Или же можно считать, что мы имеем дело с набором источников, каждый из которых содержит только весьма малое количество хронологической информации.

Числовое значение 1-13 карты может интерпретироваться как аналог некого исторического периода или века, десятилетия или года. Или как время правления властителя с соответствующим номером.

Масть может восприниматься как обозначение некого древнего автора хроник, причем хроники одного цвета как зависимые (или как два произведения одного летописца), а разного – как независимые друг от друга. Тогда правило частичного упорядочения будет требованием подтверждения информации независимыми друг от друга авторами хроник.

Конечно, эта аналогия не является полной, но в какой-то мере иллюстрирует попытки систематизации хронологической информации и ее принципиально сложный характер с не обязательной возможностью даже частичного упорядочения информации во временит и с трудностями, вытекающими из неоднозначности процесса постепенного сравнения друг с другом отдельных квантов хронологической информации. Поэтому мы теперь рассмотрим некий вроде бы совсем простой пример хронологического сообщения и посмотрим, какие проблемы могут возникать в простейших случаях, например, при наличии следующей непротиворечивой хронологической информации

«Иван родился за семь лет до большого пожара внутри крепостных стен, сооружение которых произошло на много лет позже, чем Иван родился. За пятнадцать лет до окончания сооружения этих стен, кирильцы пытались взять город штурмом, но были отбиты.»

мы можем с довольно большой уверенностью (если верим автору текста) утверждать, что события «Иван родился» (более раннее событие) и «Большой Пожар» разделены промежутком в семь лет. С несколько меньшей уверенностью мы можем считать, что «много позже» означает промежуток времени, длившийся более семи лет. На самом деле это уже допущение. При таком допущении оказывается, что событие «Возведение крепостных стен» произошло не только позже события «Иван родился», но и позже события «Большой пожар». Итак, эти три события оказываются линейно упорядоченными, хотя и не известно точное количество лет между двумя событиями, если одно из них – это «Возведение крепостных стен». Но наше допущение может быть и неверно, ибо во время пожара стены уже в каком-то виде существовали. Много может здесь означать и пять или шесть лет. В этих случаях мы получим другое упорядочение трех событий.

Хуже обстоит дело с четвертым событием «Осада кирильцев»: оно произошло раньше события «Возведение крепостных стен» на 15 лет, но не ясно, как соотносится время осады с временем рождения Ивана и пожара, если во время пожара стены строились, но еще были далеки от завершения. В результате мы получаем для четырех событий некое частичное упорядочение, не являющееся ни линейным, ни полным в смысле знания временного промежутка между любой парой событий. Если же стены завершили до пожара, то осада была, конечно, раньше рождения Ивана и мы получаем линейное, но не полное упорядочение, ибо время завершения строительства стен все-таки остается неопредел6енным.

Структура анализируемой информации наводит на мысль, что хроника сия была составлена много позже описываемых здесь событий и, следовательно, велика вероятность того, что и приведенная здесь хронологическая информация не полностью соответствует действительному ходу дел в прошлом. С учетом этой неопределенности мы можем пытаться искать частичную привязку к временной оси этих четырех событий на основании дополнительной хронологической информации из других источников.

Если из другого источника нам только известно, что Иван родился в году Х, то будет ясно, что пожар состоялся в году Х+7. Если известно только, что пожар состоялся в году У, то Иван родился в году У-7. В этих двух случаях привязать остальные два события к временной оси не удается. Если из другого источника получена дата осады, то мы вычисляем год воздвижения стен. Если известен откуда-то этот год, то вычисляем год завершения строительства стен. В этих двух случаях события «Рождение Ивана» и «Большой пожар» остаются без привязки к временной оси.

Пока мы рассматривали пример с грубой (с точностью до года) оценкой временных промежутков. Но приведенные понятия приложимы и к датам с точностью до дня или даже его доли. Мы остаемся в рамках потенциального частичного хронологического упорядочения событий и в часто встречающемся случае совпадения года абсолютной датировки двух событий. Особенно, если эти события описаны в совершенно разных документах, то вряд ли они разносят эти два события по временной оси с точностью до месяца или суток. Если третьи источники не дают точной информации для определения, какое из этих двух событий произошло раньше другого, то приходится жить с частичным порядком этих событий.

Частичный характер временной упорядоченности в относительной хронологии, получаемой на основании содержащейся в источниках информации, не соответствует ментальности сегодняшней «исторической науки». В ней считается неприличным, ненаучным, неквалифицированным оставлять события без абсолютных датировок. А причина этого ментального настроя в смешении понятий «прошлое» и «история». В этой ментальной атмосфере велика опасность дополнительного хронологического творчества хронолога или историка (поправки = фальсификации хронологии).

Именно к таким поправкам, к тому же поздним, но отравленным в более древние века, я отношу все упоминания эры Христа до 15-го века. Ведь если бы хотя бы одна только «История» Беды была действительно написана в столь отдаленное от Возрождения время (в данном случае, в 8-м веке), то при ее популярности эра Христа стала бы по меньшей мере общеизвестной. А тогда было бы естественным ожидать ее широкого применения и в 8-м веке, и в последующие века.

Рассмотрим, например, еще одно произведение, в котором эра Христа выглядит явным анахронизмом: «Хроника земли Прусской» Петра из Дусбурга (Ладомир, Москва, 1997). В этой якобы написанной в конце первой трети 14-го века подробной хронике используются как нечто само собой разумеющееся годы от рождества Христова. При этом

· Используются арабские, а не римские цифры, хотя римские цифры и использованы для обозначения календ

· Порой отсутствует формула анно домини, «от Рождества Христова», или другая форма, указывающая на начало эры (см. стр. 49, 216, 217)

  • Формула «от Рождества Христова», используемая для большинства дат, представляется анахронизмом, а использованная на стр. 84 формула «Христос в год от Воплощения Своего 1254 послал …» показывает, что книга писалась в период, когда эта более архаичная форма стала уступать место современной «от Рождества Христова»

В отличие от названного выше труда Беды, современных «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга ее рукописей не сохранилось, а сохранившиеся датируются 16-17 веками. Так может быть тогда и была сочинена эта «Хроника»?

Верить в хронологию? Полемическое отступление.

Читатель, помоги мне. Помоги понять, где я совершаю логическую ошибку, считая существующую хронологию и построенную вокруг нее традиционную картину нашего прошлого чисто религиозной по характеру и не соответствующую истине системой. Системой, основанной в первую очередь на вере, а не на знании.

Я читаю предназначенные для широкой читательской аудитории исторические книги одну за другой и нигде, ни у одного из авторов не нахожу ни капли сомнения в верности традиционной хронологии. Но ведь не может же быть, что в этом несовершенном мире, где все время что-то подправляется, где законы обновляются, где здания ремонтируются, где машины совершенствуются и все-таки регулярно подвергаются ремонту, где самые совершенные корабли терпят кораблекрушения, где даже наши представления о космосе постепенно меняются, чтобы в этом полном ошибок и недоработок мире высилась как неприступная скала без единой складочки и трещинки, как идеал совершенства и богоданности традиционная хронология. Ну, не может этого быть! Не может быть уже по тому самому принципу, по которому отвергается любая критика в адрес хронологии: не может быть, потому что этого не может быть никогда.

Не бывает в мире такого совершенства! Если бы критикуемые историки-традиционалисты – пусть не в один голос, но хотя бы время от времени - заявляли, что мол им самим известно несовершенство используемой хронологической системы, что в последней неоднократно субъективные оценки и основанные на них джентельменские соглашения заменяли отсутствие точного знания, а утряска по принципу минимизации противоречий не была в состоянии выдать на гора ничего лучшего, чем традиционная хронология, то можно было бы вести с ними спокойный диалог. Если бы они честно говорили нам, что ни один из них никогда никаких исторических дат древней истории не проверял, а все такие даты выучил в детстве и юности и перенял из работ предшественников, понимая условность всей хронологической системы, то можно было бы считать их с определенной степенью допуска относящимися к разряду ученых.

Но когда тебя считают за полного идиота и тебе внушают, что хронология абсолютно верна, причем верна по тому же принципу, по которому было верным единственно верное учение, которое сопровождало нас большую часть жизни, по которому верно любое религиозное учение, как бы оно не противоречило всем другим таким учениям, не говоря уже об основах науки, то ужасно трудно сохранять остатки внушенного тебе в детстве уважения к «исторической науке».

Я не говорю об отдельных мудрых историках. Изредка, но они все-таки отваживаются на болезненные признания в несовершенстве традиционной хронологии, стараясь таким образом спасти все здание, пожертвовав парой расколовшихся кирпичей и сделав вид, что не знают, насколько прогнил весь фундамент их дома. Я говорю о масса историков и одураченной ими читательской аудитории, которые действительно верят в совершенство общепринятой хронологии. Ведь если бы не верили, запретили бы детям зубрить наизусть сотни бессмысленных дат древней истории

А, может быть, историки и не виноваты в большей мере, чем мы сами во всей этой идиотской ситуации? Может быть они только придают религиозный глянец тому, во что нам (или многим из нас) хочется верить? Может быть так уж устроен человек, что его больше устраивает вера в чудеса, если она дает чувство спокойствия, надежности, освобождения от необходимости думать и сомневаться, чем рационально-логический подход, который приводит к сомнению, к пересмотру устоявшегося «знания», к необходимости ломать голову и принимать решения, да к тому же еще и с неполной информацией. Так, может быть, читатель, ты мне больше всего поможешь выбраться из возникшей неразберихи, если просто глянешь в зеркало и постараешься быть честным хотя бы наедине с самим собой?!

Литература

[Беда] Беда Достопочтенный: Церковная история народа англов, Алетейа, Санкт-Петербург, 2003.

[Бикерман] Бикерман, Э.: Хронология древнего мира, Наука, Москва, 1976.

[Бринкен] Brinken, AnnaßDorothea von den: Historische Chronologie des Abendlandes. Kalenderreformen und Jahrtausendrechnungen, Kohlhammer, Stuttgart, 2000.

[Габович] GabovitšJ: Arvudeta matemaatika, Valgus, Tallinn, 1968.

[Галлеттис] см. [Минковский]

[Гергей] Гергей, Е.: История папства, Республика, Москва, 1996.

[Гинзель] Ginzel, F.: Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie. 3 Bände. Hinrichs, Leipzig, 1906-1914.

[Иделер] Ideler, L.: Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie, 2 Bände, Nauck, Berlin, 1825-1826.

[Каменцева] Каменцева, Елена Ивановна: Хронология, Аспект Пресс, Москва, 2003.

[Минковский] Minkowski, Helmut: Das größte Insekt ist der Elefant. Professor Gallettis sämtliche Kathederblüten, dtv, Nördlingen, 1963.

[Петр] Петр из Дусбурга: Хроника земли Прусской, Ладомир, Москва, 1997.

[Романова] Романова, А.А.: Хронология, в книге «Специальные исторические дисциплины. Учебное пособие», Европейский университет, Санкт-Петербург, 2003, стр. 162-201

[Савельева] Савельева ; Полетаев, История и время. В поисках утраченного. Языки русской культуры, Москва. 1997.

[Селешников1] Селешников С.И.: История календаря и его предстоящая реформа, Лениздат, 1962

[Селешников2] Селешников, С.И.: История календаря и хронология, Наука, Москва, 1970

[Селешников3] Селешников, С.И.: История календаря и хронология, третье издание, Наука, Москва, 1977

[Топпер] Топпер, Уве: Выдуманная история Европы, Нева, С.-Петербург, 2003.

[ФН] Фоменко, А.Т. ; Носовский, Г.В.: Какой сейчас век? Издательство «Аиф-Принт», Москва, 2002

[ЧЕРЕПНИН] ЧЕРЕПНИН, Л.В.: РУССКАЯ ХРОНОЛОГИЯ (УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ПО ВСПОМОГАТЕЛЬНЫМ ИСТОРИЧЕСКИМ ДИСЦИПЛИНАМ), ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ НКВД СССР, ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ ИНСТИТУТ, МОСКВА, 1944.

[Эрлихман] Эрлихман, Вадим: Отец английской истории, в книге Беда Достопочтенный «Церковная история народа англов», Алетейа, Санкт-Петербург, 2003, стр. 321-337,

Последнее на форумах

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com