Russian
German
Что такое предыстория

Часть 2. Палеолит и предыстория Восточной Европы.

 

118. Не только приносивший жертву жрец поцарапался, но и алтарь тоже.

 

119. Соль, брошенная в огонь, является составной частью культа жертвоприношения и трещит.

 

172. Лошадки это люди, на которых скачут, т.е. вроде коней.

 

Высказывания историков, собранные в книге Минковского «Самое большое насекомое – это слон»

 

Оглавление части 2.

Глава 4. Неверная хронология предыстории.

Глава 5. Предыстория Восточной Европы: катастрофы и мифы.

Глава 6. Предыстория Восточной Европы: мегалиты и люди.

 

 

 

 

 

 

 

Российская новая хронология (сегодня – Новая хронология Носовского и Фоменко, развивающиеся параллельно с ней другие исследования альтернативных исторических теорий и дополняющая ее критика истории и хронологии) выросла из анализа хронологических датировок в рамках традиционной истории (ТИ). Поэтому рассмотрение в ней вопросов, связанных с предысторией не представлялось возможным. И действительно, если в рамках этого критического направления и возникают изредка интересные новые подходы к предыстории, то в основном в форме анализа деятельности археологов и вскрытия ошибок в датировании археологических находок. Примером здесь может служить разоблачение Фоменко и Носовским неверного подхода академика Янина к датировке раскопанных в Новгороде на Волхове бревенчатых настилов. В результате традиционные датировки опирающихся на ТИ археологов следует подвинуть в сторону нашего времени на несколько столетий.

Другое дело – западная историческая аналитика. Выросшая из работ Иммануила Великовского и других катастрофистов, она с самого начала уделяла большое внимание предыстории (о проблематичности самого этого понятия я намерен поговорить с читателем ниже, в конце главы 4). Основываясь на сравнении и анализе мифов и легенд разных народов мира, Великовский пришел к выводу, что доисторическая память человечества сохранила воспоминание о космических катастрофах, потрясших Землю в сравнительно недавнее время. Ниже, в третьей части книги будут приведены примеры такого рода, например рассказано про память народов Сибири о падении на Землю крупных осколков разрушившейся при подлете к Земле кометы, которая, скорее всего, и вызвала Всемирный потоп.

Целиком критическому рассмотрению предыстории в классическом понимании этого слова посвящены первые книги Гериберта Иллига и Гуннара Хайнзона (см. [Иллиг1], [Иллиг3] и [Хайнзон8] в списке литературы в конце главы 4). Две последние будут подробно рассмотрены ниже в этой части книги. Подчеркиваю еще раз, что именно с анализа хронологии предыстории и началась немецкая историческая аналитика. Впрочем, исправление хронологии предыстории шло в комплексе с рассмотрением еще двух тем, игравших ведущую роль на начальном этапе развития исторической аналитики:

  • Теория о катастрофах предыстории и даже исторического периода

  • Роль теории Дарвина в искажении хронологического масштаба предыстории

(см. [Блёсс1-2], [Иллиг1-2], в том же списке литературы)

Кроме того, в критическом рассмотрении методов датировки, применявшихся и применяемых археологами, в немецкой исторической аналитике существуют и книги, «подбирающиеся» к историческому периоду в понимании ТИ. Наиболее интересная из них, безусловно, основанная на наблюдениях Христофа Маркса книга Гуннара Хайнзона «Шумеров не было», название которой говорит само за себя. Основанием для этой книги послужила публикация [Хайнзон1], Гуннара Хайнзона и Христофа Маркса «Были ли «щумеры» третьего тысячелетия на самом деле халдеями первого тысячелетия?» Хотя ТИ и относит историю выдуманных шумеров к первым историческим главам всемирной истории, на самом деле мы имеем здесь предысторический период, так как сконструированная историками «история шумеров» на самом деле в основном покоится на неверной интерпретации археологических находок.

 

 

 

 

 

Глава 4. Неверная хронология предыстории

 

 

Если мы – современные люди - имеем хорошие основания испытывать уничижительное недоверие ко всей писанине историков, то в каком фантастическом тумане видится нам исследование предыстории.

Эту фразу философа Вальтера Хюкка (Walter Hueck), написанную последним накануне начала Второй мировой войны в 1939 г., приводит Иллиг в своей книге [Иллиг1]

 

Содержание главы

 

Христоф Маркс – патриарх современной немецкой хронологической критики.

Неудачная попытка придания немецкому движению за пересмотр наших представлений о предыстории, истории и хронологии организационной структуры.

Вклад Иллига в исследование хронологии предыстории.

Хронология предыстории и метод радиоуглеродного датирования.

Каков возраст человеческой породы?

Когда жили динозавры?

Разнобой в периодизации каменного века.

Удлиненный в десятки и сотни раз каменный век.

Что такое предыстория?

Литература.

 

 

 

 

 

 

 

Чтобы лучше понять важность вклада первого поколения активных авторов немецкой исторической аналитики в критику хронологии предыстории, я начинаю настоящую главу, этой самой хронологии предыстории посвященную, с рассказа о возникновении и становлении данного нового для Германии критического направления. Но сначала я хочу обсудить вопрос об абсолютных и относительных датировках в науке о прошлом Земли. Приведу для этого следующую занятную заметку Александра Маркова, доктора биологических наук, старшего научного сотрудника Палеонтологического института РАН, опубликованную в интернете по адресу

http://www.elementy.ru/lib/430055.

Заметка эта называется «Хронология далекого прошлого» и начинается она так:

В научно-популярных статьях по археологии, геологии, палеонтологии, эволюционной биологии и другим дисциплинам, так или иначе связанным с реконструкциями событий далекого прошлого, то и дело встречаются абсолютные датировки: что-то произошло 10 тысяч лет назад, что-то 10 миллионов, а что-то — 4 миллиарда лет назад. Откуда берутся эти цифры?

Понять это не так-то просто, причем не только непосвященному читателю, но порой и специалисту. Более того, большинству геологов и палеонтологов, как ни странно, абсолютные датировки не очень-то и нужны. В серьезных научных статьях по палеонтологии точные даты в тысячах и миллионах лет встречаются на порядок (а то и на два) реже, чем в популярных пересказах. Неспециалисту абсолютные цифры говорят больше, чем названия периодов и эпох геохронологической шкалы. Специалисту — ровно наоборот.

Поясняю: специалист пользуется шкалой геологических периодов в истории Земли как некоторым набором полочек и стоящих на полочках ящичков. Порядок и тех, и других зафиксирован намертво. Каждый образец он кладет в некий ящичек и не переживает из-за того, что время от времени все собранные в ящичке образцы перекладывают в новый, который или меньше, или – чаще – больше старого. Меньше всего специалиста интересует размер ящичка на данный день: он их все равно не помнит, только названия ящичков и полки, на которой они стоят, и их твердо закрепленный порядок. Вот, если кто-нибудь переставит ящичек на чуждую ему полку, то у специалиста может случиться обморок.

Спросите у палеонтолога, разглядывающего в бинокуляр окаменевшую ракушку: когда жил этот моллюск? Вы наверняка услышите в ответ что-то вроде «верхний мел, низы сантонского яруса».

Попробуйте попросить разъяснений: «А это сколько лет назад?» Главное, внимательно следите за реакцией. В лучшем случае на вас посмотрят, как на «еще-одного-идиота-ничего-не-понимающего-в-палеонтологии-и-мешающего-работать».

Все ясно: ученые настолько привыкли к тому, что в течение их жизни оценки длительности разных там геологических периодов и подпериодов, ярусов и веков (по более современной классификации это система, отдел, ярус, горизонт, свита и подсвита) менялись то в одну, то в другую сторону, что они уже не воспринимают всерьез все эти хронологические игры, на которые мы - неучи, бурно реагируем и для которых все время зачем-то требуем от ученых пояснений и доказательств. Нет тут никаких доказательств. Как мы сейчас увидим, есть некоторая комиссия, верховный совет, конгрегация святых, ответственных за хронологию, которые путем голосования простым большинством регулярно меняют ту самую хронологию, из-за которой зачем-то громко стучат наши сердца. Голосуют себе и не дерутся друг с другом, если при голосовании прошла не та версия, за которую ты голосовал. Да, и зачем, все равно через месяц все снова перелопатят и снова проголосуют. Авось в следующий раз я попаду в принимающее решение большинство!

Можно провести и другой эксперимент, если уж у вас под рукой есть подходящий для таких опытов объект — живой палеонтолог. Расскажите ему, что недавно прочли на сайте «Элементы» о гигантских ракоскорпионах, ползавших по земле 330 миллионов лет назад. Результат, скорее всего, будет примерно такой. «Это, стало быть, когда?» — спросит палеонтолог, ставя вас в полный тупик и заставляя усомниться во вменяемости подопытного. Ясно же было сказано: 330 миллионов лет... «Это мне ни о чем не говорит, — скажет палеонтолог. — Какого года заметка, 2005-го? Значит, нужна последняя версия шкалы». Порывшись в бумагах, ученый извлечет на свет божий свежую геохронологическую шкалу (или найдет ее на сайте Международной статиграфической комиссии (так у автора, имеется в виду стратиграфическая комиссия - Е.Г.) и, взглянув, скажет с облегчением: «А, теперь ясно. Это ранний карбон, визейский век. Так бы сразу и сказали».

Как же объяснить такое странное пренебрежение к абсолютным датировкам у специалистов, для которых геологическое время и хронология событий далекого прошлого — непосредственные объекты изучения? Всё дело в том, что относительное датирование в геологии имеет гораздо более давнюю историю, и, главное, оно гораздо надежнее и точнее абсолютного.

Я был прав. Абсолютные датировки в палеонтологии и, скорее всего, в палеоантропологии, которая и будет нас интересовать ниже, надежностью не отличаются. Так что вопрос только в том, сохранят ли уважаемые ученые академическое спокойствие, если мы их ящички не немного уменьшим, а радикально, в десятки, а то и в сотни раз? Или все будет, как в старом советском анекдоте про Ленина, спрашивающего у Дзержинского, сколько человек он готов расстрелять, если Ленин его об этом попросит. Дзержинский кивает в ответ на все называемые Лениным цифры, даже на цифру в сто миллионов. Но тут Ленин грозит ему пальцем и мягко так ему говорит: «Нет, Феликс Эдмундович, сто миллионов – это многовато, тут партия вас поправит.»

А теперь вернемся к исторической аналитике: хотя, как увидит читатель в конце книги, у исторической аналитики последних 20 лет прошлого века и существовала богатая традиция, но эту традицию немецким последователям Великовского еще предстояло для себя открыть и осмыслить. С первым она со временем справилась, но второе давалось и дается ей с большим трудом.

Дело в том, что эта традиция, идущая от Агриппы Неттесгеймского до авторов XX века Бальдауфа и Каммайера, ближе по духу к российской ветви исторической аналитики, с ее отрицанием античности и радикальным сокращением хронологии средневековья, чем к пониманию античности и средневековья немецкими исследователями. Хотя, конечно, и в последней есть интереснейшие работы про эти два огромных – по традиционным представлениям – периода нашего прошлого. Мне лично кажется, что эта бифуркация произошла в момент, когда лидерство в немецкой исторической аналитике захватил Гериберт Иллиг, о чем тоже будет рассказано в следующих двух разделах настоящей главы.

Это именно Иллиг превратил гениальное открытие Маркса о важности стратиграфического анализа для критики хронологии из работающего в некоторых немногих областях активного археологического интереса к прошлому метода (например, в Месопотамии или в населенных некогда первобытными людьми пещерах), в дубинку, которой отгоняют от «верного критического учения» всех конкурентов, работающих другими методами. В частности, его основной аргумент для отрицания Новой хронологии Фоменко и Носовского именно в этом и заключается, что он, не понимая методов статистического анализа и астрофизических ретрорасчетов, возмущается отсутствием подтверждения результатов российских исследователей методом стратиграфического анализа, делая вид, что он будто бы не понимает, что там, где нет глубокой археологической стратиграфии (как, например, во всем Китае) традиционная история в еще большей мере может быть основана на чистой фантазии.

 

 

Христоф Маркс – патриарх современной немецкой хронологической критики

 

Французского писателя Андре Моруа как-то спросил приятель:

- Кто, по-твоему, больше изменил ход истории: Цезарь или Наполеон?

На что Моруа ответил:

- С тех пор как существует цивилизация, никто так не изменил хода истории, как историки!

Из книги Сергея Мазуркевича «Энциклопедия заблуждений. История. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

 

Современная история критики хронологии в немецкоязычном языковом пространстве (т.е., в Германии, Австрии и Швейцарии, хотя отдельные немецкоязычные авторы и живут, например, во Франции и Испании) связана, начиная примерно с 1980 г., в первую очередь с именем швейцарца Христофа Маркса (г. рожд. 1931). Высококвалифицированный программист, свободно владеющий английским, он под влиянием книг Великовского серьезно заинтересовался древней историей азиатского Ближнего Востока и Месопотамии как области, на которую хронологические сокращения не были Великовским распространены. По крайней мере в той мере не были распространены, в какой история этого региона независима от таковой Египта. Маркс не хотел ограничиваться следствиями из зависимости истории азиатского Ближнего Востока и Месопотамии от истории Египта и старался найти независимые доказательства искусственного удлинения истории древних цивилизаций названных азиатских регионов.

С этой целью он записался в 70-х годах в Базельский университет на исторический факультет. Вообще-то, студенты европейских университетов делятся на две возрастные категории: совсем молодых, пришедших учиться вскоре после окончания школы (правда, некоторые из них умудряются просидеть на университетской скамье довольно долго) и на «старичков», которые после выхода на пенсию решили расширить свой образовательный горизонт. Поколение 40-летних представлено в студенческой среде крайне скромно, в основном домашними хозяйками, которым надоело проводить все время в детской, на кухне или за электрическим утюгом. Маркс, никоим образом не походивший на домохозяйку, которой очертенела домашняя работа, оказался, таким образом, с самого начала своей короткой студенческой карьеры белой вороной, к тому же подозрительно хорошо осведомленной об изучаемом предмете.

Быстрее всего распознал в Марксе не простого студента, а человека ищущего и задающего вопросы ведущий базельский египтолог профессор Хорнунг. Таких студентов в университетах в принципе не любят. Они мешают профессорам отчитывать усыпляющим аудиторию нудным голосом записанные с десяток, а то и два-три десятка лет тому назад курсы лекций и с минимальной потерей времени и сил возвращаться к более интересным занятиям за письменным столом. Хорнунг запретил Х. Марксу принимать участие в египтологических семинарах, ибо он, мол, мешает их проведению. Он, в конце концов, добился и отчисления Маркса из университета.

Однако, до того, несмотря на активно враждебное отношение Хорнунга, быстро узревшего в 40-летнем студенте опасного идеологического противника, наш герой прослушал ряд великолепных курсов о стратиграфии месопотамских археологических раскопов. Х. Маркс обратил на этих лекциях по археологии внимание на сходство стратиграфических описаний раскопанных археологами слоев в разных частях Месопотамии. Так у него возникла идея строгой стратиграфической проверки древней истории Месопотамии, которая затем привела его к сомнениям в реальном (а не на бумаге) существовании цивилизации шумеров, по крайней мере в отводимом историками для нее время. Цивилизации, как я уже отмечал, на самом деле, вроде бы доисторической.

Увлеченный книгами Великовского (далее кратко - И.В.), Маркс однажды написал ему о своих мыслях по поводу поднятых И.В. проблем истории Земли и человечества и предложил иллюстрации, хорошо поясняющие суть хронологических утверждений И.В. Завязалась ставшая интересной и для Великовского переписка. Затем последовало приглашение Марксу приехать в США. При встрече в Принстоне И.В. вручил Х. Марксу рукопись молодого немецкого ученого Гуннара Хайнзона, инициированную работами И.В., и попросил его связаться с автором. В результате возникшего вскоре после этого научного сотрудничества этих двух немецких исследователей раннего прошлого были написаны и опубликованы работы [Хайнзон1-4]. Приведу мой перевод их заголовков:

Гуннар Хайнзон, Христоф Маркс, Революция Эхнатона и реставрация Тутанхамона

Гуннар Хайнзон, Христоф Маркс, Были ли «шумеры» третьего тысячелетия на самом деле халдеями первого тысячелетия?

Гуннар Хайнзон, Христоф Маркс, Коллективное вытеснение из памяти и неизбежное повторение человеческих жертвоприношений

Гуннар Хайнзон, Христоф Маркс, Месопотамская историография в хаотическом состоянии? (переработанная версия брошюры [Хайнзон2]).

В результате личного знакомства с И.В., Х. Маркс стал представителем Великовского в Германии и организовал публикацию в Германии переводов на немецкий его последних книг, которые он не только заново перевел, но и снабдил своими содержательными послесловиями. После их выхода в свет издательство получило около тысячи писательских писем, как критических, так и восторженных. Всем этим людям Х.Маркс написал ответ, который был им разослан с помощью издательства и с указанием личного адреса Х. Маркса. В этом письме тем, кто приветствовал идеи И.В., предлагалось поддержание контактов и сотрудничество. Так возникло немецко-австрийско-швейцарское движение за пересмотр предыстории и истории. Среди откликнувшихся был ряд молодых немецких ученых, как гуманитариев, так и естествопытателей, и просто критически мыслящих людей, которые и вступили в творческий контакт с Х. Марксом и Г. Хайнзоном.

В их числе был и работавший в одном из мюнхенских банков программистом Гериберт Иллиг, ныне играющий важную роль в среде немецких критиков хронологии. В настоящее время он является одним из ведущих авторов историко-критического направления в Германии, многие публикации которого посвящены предыстории человечества (см., например, книги [Иллиг1-3])

В рамках этого сотрудничества Христоф Маркс действовал первое время из Базеля, где он зарегистрировал небольшое общество Трибуна Академической Свободы (ТАС), от имени которого печатал брошюры и памфлеты с изложением идей катастрофизма и хронологических сокращений в духе И.В. В издательстве ТАС были напечатаны, кроме уже названных четырех написанных им в соавторстве с Г. Хайнзоном брошюр, также многочисленные другие брошюры разных авторов. Так как они в основном уже распроданы и их невозможно заказать, я привел в моем обзоре «Фоменко не одинок» не только точное библиографическое их описание, но и перевод заголовков всех известных мне 13 брошюр – изредка с краткими комментариями (см. [Габович2]).

Начало расцвета деятельности по пересмотру наших представлений о предыстории и расхожих исторических догм было связано в Германии с созданием в 1982 г. немецкого Общества по Реконструкции Истории Природы и Человечества (ОРИПЧ). Важное значение в работе этого Общества заняло исследование предыстории. Именно поэтому Маркс – серый кардинал этого Общества, отказавшийся из-за присущей ему личной скромности занимать в нем какие-либо руководящие посты - настоял на включении в название Общества слов о реконструкции истории природы.

Эти брошюры положили начало серии основополагающих публикаций Хайнзона, как детально разрабатывающих идеи Х. Маркса, так и применяющие теорию катастрофизма к различным аспектам исторической науки: радикальное сокращение предыстории человека и человечества, катастрофический характер великих цивилизаций древности, дальнейшее сокращение хронологии древнего Египта, коррекция древней истории Индии, истоки религии, происхождение денег и собственности, истинные причины преследования «ведьм» и т.п..

Последние из тем относятся уже к анализу и критике средневековой истории. Касательно предыстории и ранней истории Хайнзон опубликовал большое число статей, книг и брошюр. Первой из них была брошюра [Хайнзон5] «Историография древней Месопотамии – от государств-призраков к реконструкции». Затем последовали книги [Хайнзон6-8]. Многие статьи печатались им в созданном Г. Иллигом со временем вместо бюллетеня ОРИПЧ ежеквартальном журнале, который сначала назывался «Vorzeit-Frühzeit-Gegenwart. Interdisziplinäres Bulletin. [Доисторические времена - ранние времена – современность. Междисциплинарный бюллетень]» и имел объем в 70-100 стр.

С первого номера 1995 г. журнал Иллига, называется «Zeitensprünge» (Временные прыжки) и достигает теперь объема в 150-250 стр. Журнал имеет около 300 подписчиков, в нем за многие годы его существования опубликовали свои статьи более 100 авторов. Ежегодно проводится двух-трехдневная встреча абонентов журнала, на которой зачитываются около дюжины докладов на разные темы. Журнал можно абонировать по адресу MANTIS Verlag c/o Dr. phil. Heribert Illig, Lenbachstr. 2A, 82166 Gräfelfing, Tel. 089 / 87 88 06, Fax 089 / 87 139 139 или по электронной почте по адресу mantis@gmx.de.

Стоимость абонемента (три-четыре номера в год) для иностранных подписчиков составляет 40 евро, хотя я не исключаю, что в связи с возросшими почтовыми расходами для России может потребоваться несколько большая сумма (справиться по электронной почте). В редакцию журнала с самого начала и по сей день входит Хайнзон (другие известные критики, входившие в разное время в состав редакции, не смогли ужиться с Иллигом, но к Хайнзону – своему наиболее серьезному автору и руководителю его докторской диссертации Иллиг относится с уважением, даже с почтением).

 

 

Неудачная попытка придания немецкому движению за пересмотр наших представлений о предыстории, истории и хронологии организационной структуры.

 

Нигде на планете вы не найдете застоя. В мире просто не существует племен и народов старше полутора тысяч лет. Ни единого. Нигде. Можете даже не искать.

Это закон. И единственное исключение из него – евреи. Да и то … Разве нынешние евреи похожи на тех, древних, о которых говорит Священное писание?

Илья Стогов, как устроена мировая история, стр.105-6.

 

Названное выше Общество с трудно запоминаемой аббревиатурой ОРИПЧ объединило как последователей И.В., которые уже сотрудничали с ТАС, так и новых заинтересовавшихся тематикой пересмотра истории лиц. ОРИПЧ начало издавать еще и свой бюллетень, выходивший каждые два месяца и имевший вид скрепленных металлической скрепкой отдельных машинописных листов. Председателем Общества стал Гуннар Хайнзон – к тому времени уже профессор Бременского Университета, а в настоящее время один из наиболее известных немецких ученых с широкой палитрой интересов (он и сейчас работает там и руководит кафедрой по исследованию геноцида и ксенофобии).

Важную роль в становлении Общества играл также берлинский предприниматель Христиан Блёсс, физик по образованию, ставший вице-председателем оного (публикации [Блёсс1-2] демонстрируют круг его предысторических интересов: углубленное понимание теории катастроф, критика «чистого» эволюционизма в смысле Дарвина, феномен навязчивых коллективных идей как следствие подавления воспоминания о катастрофах).

Впоследствии Христиан Блёсс опубликовал написанную совместно с еще одной яркой личностью немецкой критической сцены Хансом-Ульрихом Нимицем (сегодня он – профессор истории техники в Лейпциге и руководитель Берлинского исторического салона) книгу [Блёсс3], посвященную систематической и детально разработанной уничижительной критике естественно-научных методов датировки (радиоуглеродного метода и метода дендрохронологии), широко применяемых при археологическом исследовании как предыстории, так и ранней истории.

Цели Общества – даю их в моем вольном пересказе - были сформулированы для следующих областей знания: историография (реконструкция свободной от противоречий античной истории), история культуры (объяснение не понятых наукой явлений цивилизации, мифы как отражение исторических событий), наука о природе (признание катастрофического прошлого в истории Земли, учет новейших результатов исследования космоса с точки зрения лучшего понимания человеческой истории, учет новых физических теорий, критический анализ эволюционистских и креационистских воззрений), социальная психология (исследование коллективной патологии, являющейся следствием травматических переживаний больших человеческих коллективов в результате событий прошлого). В уставе общества особенно подчеркивался междисциплинарный характер исследований по реконструкции подсознательно вытесненной из массового сознания истинной истории природы и человечества.

Общество просуществовало всего пять лет и добровольно прекратило свое существование (самораспустилось) при следующих необычных обстоятельствах, которые именно русскоязычному читателю должны быть крайне интересны, ибо в эту историю оказываются замешанными СССР, КГБ и атмосфера холодной войны. Человек необычной энергии и общительности, Х. Маркс прореагировал на советскую программу исследования Венеры и на ее первые неуспехи (посланная на эту планету станция сгорела в атмосфере, высокая температура которой оказалась для науки абсолютно неожиданной) письмом в советское посольство в Швейцарии. В этом письме он упрекал советских ученых в незнании работ их «соотечественника» И. Великовского, который еще в 1950 г. предсказал, что температура атмосферы Венеры близка к 500 СО.

Советское посольство прореагировало и Х.Марксу была назначена встреча, на которой вежливые советские «дипломаты» обещали передать всю полученную от него информацию советским исследователям планет Солнечной системы и просили Х. Маркса за соответствующую плату писать им и впредь отчеты на интересующие его темы. В результате этого соглашения Х. Маркс в течение четырех лет (с середины 1983 г. по весну 1987 г.) ежемесячно отправлял в посольство СССР отчеты о всех исследовательских проектах ТАС и ОРИПЧ. Полный список этих отчетов (числом 47), последний из которых был написан Х. Марксом уже в Базельской тюрьме, куда его привели описанные контакты с советскими представителями в Швейцарии, был позже издан ТАС и каждый желающий мог затребовать те из них, которые его интересовали.

Христоф Маркс - основатель ТАСа и представитель И.В. был арестован швейцарской федеральной полицией по подозрению в агентской деятельности и шпионаже в пользу СССР. Вокруг Х.Маркса, человека левых (критических) взглядов, но политически абсолютно наивного в своей научной одержимости, развернулась, очевидно, обычная для времен холодной войны игра. Советские дипломаты, подозреваю, были в большей мере заинтересованы профессией Х.Маркса – системного программиста, имевшего доступ к самой современной вычислительной технике, и надеялись со временем действительно склонить его к сотрудничеству и техническому шпионажу. Однако до этого дело не дошло ввиду «бдительности» швейцарской контрразведки. Да и вряд ли дошло бы, так как Маркса никогда не интересовали деньги, а только поиск научной истины.

Впрочем, арестовав Х. Маркса, швейцарская федеральная полиция в первую очередь поставила в неловкое положение швейцарских судей, которым нужно было во что бы то ни стало теперь осудить подозреваемого в шпионаже Х. Маркса: в противном случае последнему по швейцарским законам полагалась бы солидная денежная компенсация.

История вылилась в международный скандал: секретари соответствующих посольств были отозваны и заменены новыми, ибо федеральная полиция Швейцарии сочла советского секретаря шпионом из-за его контактов с Хр. Марксом. Кстати последний подписывал все свои письменные отчеты о самых «завиральных» с точки зрения общепризнанной науки идеях и воззрениях своими инициалами и сопровождал их призывом к борьбе с коллективным вытеснением из сознания травматических воспоминаний прошлого, по которым его нельзя было не идентифицировать. Сам Христоф Маркс был уверен, что его деятельность по разъяснению коллективных неврозов способствовала разрядке атмосферы взаимного страха в отношениях между Востоком и Западом и идет на пользу миру и дружбе народов.

В результате всей этой истории Х. Маркс был осужден на несколько дней тюремного заключения в связи с передачей советским представителям одной визитной карточки, никаких особых секретов в себе не содержавшей (такую карточку сотрудники посольства могли получить и без помощи Маркса на одной из многочисленных выставок, коммерческих ярмарок и симпозиумов, на одном из которых Маркс и совершил визитно-карточное «предательство родины»), и на первом же судебном заседании несостоявшийся советский шпион от критики предыстории был отпущен на свободу. Судья, можно сказать, выгнал его из тюрьмы и лишил государственного довольствия, о котором Маркс, как и вообще о времени своего тюремного пребывания, отзывался весьма положительно (много интересных людей!). Как он сам вспоминал впоследствии, роковую визитку, стоившую ему законной денежной компенсации, он получил на симпозиуме, в котором принимали участие и советские представители, щедро одаривавшиеся западными участниками именно визитными карточками.

Тем не менее вся эта не стоившая выеденного яйца история настолько взволновала некоторых членов ОРИПЧ, опасавшихся, что «вовлеченность» их Общества по реконструкции истории природы и человечества в один из конфликтов эпохи холодной войны может повредить их академической или деловой карьере, что они настояли на самороспуске ОРИПЧ. Это решение, которое, с точки зрения сегодняшней ситуации, следует рассматривать как ошибочное, нанесло вред движению критиков хронологии в Германии, так как лишило последних демократических рамок коллективного сосуществования, а также уменьшило влияние их критических работ, в том числе и касающихся предыстории, на западную общественность.

Иллиг, который к этому времени стал делопроизводителем Общества (его, так сказать, генеральным секретарем), соблазнил членов Общества на самороспуск обещанием создать специализированное издательство и превратить бюллетень ОРИНЧа в регулярное издаваемый журнал. Оба эти стратегически полезные обещания он выполнил. Кстати к моменту самороспуска Общества Маркс уже был на свободе и попытался принять участие в заседании Общества, на котором должен был обсуждаться данный вопрос. Однако в дом Иллига, где якобы происходило заседание, его не впустили, да и само «заседание» свелось к присылке подписей, поддержавших идею о самороспуске по почте.

Таким образом, самороспуск был проведен с явным нарушение устава Общества. Но дело не в формальностях, а в том, что ОРИНЧ, несмотря на то, что Христоф Маркс еще очень долго после самороспуска продолжал действовать от его имени, фактически перестало существовать. А ведь общество означает коллегиальность в принятии решений и отсутствие единого пожизненно несменяемого руководителя. Конечно, коллегиальность в условиях свободы мнений часто приводит и к внутренним кризисам и параличу деятельности обществ, коих в Германии почти столько же, сколько и граждан. Недаром наши голландские друзья в свое время с иронией описывали нам Германию как страну, в которой каждый гражданин состоит в каком-либо зарегистрированном обществе, хотя бы в обществе по разведению кроликов или любителей рыбалки.

Нынешняя ситуация в коммуне немецкоязычных критиков историографии имеет свои положительные стороны. Во главе большой части движения стоит энергичный и по-деловому мыслящий человек, лично заинтересованный в наращивании движения, так как от такового зависит как финансовый успех его издательства, так и его личная возможность публиковать свои многочисленные статьи и книги. У движения есть свой журнал и свое издательство. Как раз отсутствие специализированного журнала по критике историографии было долгое время основной слабостью российской коммуны критиков хронологии. Созданный в 2004 г Фоменко и Носовским электронный «Сборник статей по новой хронологии» и в 2006 г. Шумахом, Кеслером и Калюжным электронный же альманах «Арт@)факт» могут рассматриваться как попытки преодоления этой слабости. Ежегодные встречи немецких «временных прыгунов» дают хотя бы минимальную возможность осуществления личных контактов.

В то же время у ситуации есть и свои отрицательные стороны, которые в последнее время все сильнее проявляются и которые лежат в личности Г. Иллига - человека безусловно одаренного, исторически широко образованного, весьма работоспособного, энергичного и делового (получив наследство, он уволился с работы в банке с тем, чтобы полностью посвятить все свое время работе по реконструкции истории), но лишенного академического опыта и научной терпимости, толерантности по отношению к «не марширующим в ногу» людям, склонного к интригам и во все большей мере страдающего в последние годы манией величия.

Это с одной стороны привело к сужению спектра тем журнала «Временные прыжки», в котором в настоящее время превалирует тематика сокращения средневековой истории на приблизительно 300 лет, необходимость которой была обоснована Г. Иллигом в серии книг по устранению периода средневековой истории с 614 по 911 гг.. С другой стороны, это привело к личному конфликту между Г. Иллигом с одной стороны и целым рядом ветеранов ОРИПЧ (Х. Маркс, Хр. Блёсс и многие другие) и позже присоединившихся к движению ученых (Х. Фридрих, Г. Гайзе, У. Топпер, Х. Пфистер и автор этих строк) с другой. «Отлученные» от журнала авторы сталкиваются со все большими трудностями при публикации своих статей (в последние годы Иллиг просто прекратил публиковать в своем издательстве книги и статьи тех авторов, которые в чем-то с ним не согласны), исключаются из списка докладчиков на ежегодной встрече абонентов или даже не приглашаются на таковые.

 

 

Вклад Иллига в исследование хронологии предыстории.

 

В некоторые общепринятые трактовки доисторического прошлого человечества вложено так много средств и ученых репутаций стольких людей, что их упрямо сохраняют, невзирая даже на неуклонно растущий вал противоречащих им данных.

Майкл Бейджент, Запретная археология, стр.8.

 

Написав пару гадостей про Гериберта Иллига, хочу теперь воздать должное его исследовательской работе по предыстории. Речь пойдет в первую очередь о книге [Иллиг3], представляющей собой расширенную версию книги [Иллиг1]. Именно потому, что последняя книга вышла в свет раньше книги [Хайнзон8], я начинаю с нее презентацию немецкого критического подхода к предыстории человечества. Впрочем, для этого есть и еще одно основание: если с выводами Хайнзона относительно каменного века я могу согласиться полностью, то с выводами Иллига – только частично.

Связано это с различной интерпретацией результатов Хайнзона из его книги о шумерах. Для меня его отождествление шумеров с халдеями служат только доказательством выдуманности шумеров, но никак не окончательным исправлением хронологии Месопотамии, как эту книгу интерпретирует Иллиг. Именно, он считает, что зачеркнув около двух тысячелетий месопотамской истории, Хайнзон нашел хронологический базис древних цивилизаций, точку отсчета их хронологии где-то в районе 1100 г. до н.э. Я же считаю, что, отбросив двухтысячелетний балласт, Хайнзон создал лишь предпосылку для дальнейшего исследования и сокращения хронологии месопотамской культуры, которая вполне может оказаться средневековой, если исходить из хронологической периодизации, которую использует ТИ. Иными словами, халдеев, быть может, как и другие цивилизации Ближнего Востока, нужно искать в V-XV вв. н.э.

Коротко, совсем коротко, в одной фразе содержание книги Иллига можно охарактеризовать, следуя его же собственным словам, таким образом: европейская предыстория характеризуется гораздо меньшей длительностью, чем мы привыкли считать, и закончилась гораздо ближе к нашему времени, чем нам внушают историки. Последнее, конечно, происходит за счет сокращения хронологии нарративно-исторического периода нашего прошлого. В том, что Иллиг до конца понял масштаб необходимых сокращений, я не уверен. Тем не менее, его подход представляет в принципе большой методический интерес.

Иллиг считает исходную ситуацию крайне проблематичной с точки зрения создания хронологии предыстории и видит для этой цели только весьма ограниченные возможности в руках исследователей, работающих традиционными методами. В основном, это сравнение археологических находок по разным параметрам орудий и керамики типа их формы, материала, ступеней развития. При этом считается, что европейское развитие – почти, можно сказать, к счастью для здешней предыстории - сильно отставало от такового в Месопотамии или на Крите, так что нахождение параллелей между культурными слоями в Европе и в названных восточных регионах позволяло датировать хотя бы новейшую европейскую предысторию. На этом пути, двигаясь с востока на запад и с юга на север постепенно все новые и новые европейские регионы получали хронологию своей предыстории.

Но хронология Месопотамии и Крита выводятся из таковой для Древнего Египта, и трудно себе представить более ненадежное основание для хронологии. В качестве примера Иллиг приводит разные датировки начала исторического периода в Египте, сделанные в разное время различными египтологами. При этом выясняется, что разброс датировок для одного и того же события составляет четыре тысячи лет! Не мало для истории, которая по сегодняшним воззрениям историков насчитывает около пяти тысяч лет. Поэтому одной из задач уточнения хронологии предыстории в Европе Иллиг справедливо считает необходимость освободиться от зависимости от египетской хронологии, которую он, кстати, вместе с Хайнзоном в их совместной книге «Когда жили фараоны?» (см. [Хайнзон7]) сокращает приблизительно на две тысячи лет.

Кроме того, Иллиг считает, что метод сравнений нужно углубить за счет новых хронологических представлений о нарративно-историческом прошлом. Иными словами, новая хронология истории приведет к новой хронологии – по крайней мере европейской – предыстории. Только, вот, новая хронология Иллига (он говорит чаще о сокращенной или короткой хронологии, хотя изредка использует и термин «новая хронология») покоится на святой вере в правильность греческой и римской хронологии, так что за основу своего нового подхода он берет выводимые из этой античной хронологии временные оценки для этрусков, иберов, иллирийцев, италиков, кельтов, фригийцев, которые считает относительно достоверными. Аксиома, с которой я никак не могу согласиться.

Тем не менее, выводы, к которым Иллиг приходит относительно хронологических рамок отдельных периодов предыстории, могут служить хорошей отправной точкой для дальнейшего анализа хронологии предыстории. Вот некоторые из них:

  • В начале века металла за приблизительно 700 лет происходят в быстром темпе те изменения, на которые эксперты по предыстории считали нужным отводить три, пять или даже семь тысяч лет.

  • Фаза мегалитической культуры длится в Европе до самого начала железного века (для Азии это утверждение давно уже широко признано).

  • Неолит значительно моложе и короче, чем до сих пор считалось! Поэтому неолит является непосредственным хронологическим соседом великих или классических цивилизаций древности (для Иллига это значит, что неолит если и не заканчивается глобально, то еще сильно доминирует в Европе где-то в первом тысячелетии до н.э.; не заканчивается в расширенном географическом смысле: даже на крайнем севере Европы, но в еще большей мере в Африке и Америке, так называемые примитивные народы продолжали жить в каменном веке еще и в новейшее время).

  • Палеолит должен быть хронологически еще сильнее сокращен, чем неолит. Из традиционных тысячелетий получаются столетия, если принимать всерьез похожесть друг на друга палеолитических и неолитических артефактов, в первую очередь таких, как фигурки и наскальные изображения. (ниже мы увидим, что десятикратное сокращение палеолита - это только первый этап на пути стократного его сокращения).

В конце книги Иллиг приводит цитату из одного, написанного 70 лет тому назад, исторического произведения австрийского историка, философа и … кабаретиста Эгона Фриделля, которому Иллиг посвятил свою написанную под руководством Хайнзона докторскую диссертацию. В цитируемом отрывке Фриделль называет современные ему оценки третичного периода геологической истории Земли: около пяти миллионов лет. И добавляет, что хронологические расстояния в геологии имеют тенденцию удваиваться приблизительно каждые 10 лет. За 70 лет мы должны были бы получить коэффициент удлинения 27, что дало бы 640 миллионов лет.

Иллиг считает, что Фриделль ошибся и растяжение времени постепенно чуть замедлялось и третичный период растянули во времени только в 12 с лишним раз до 60-65 миллионов лет. Правда, академик Обручев в своей книге «Основы геологии» дал в 1947 г. чуть более скромную среднюю оценку «58,75 миллионов лет», зато «Краткая химическая энциклопедия» называет для третичного периода все 69 миллионов лет. Впрочем, читатель, не надо терять веру в науку: пусть в несколько замедленном темпе, но удревление всего и вся идет и будет еще некоторое время продолжаться, пока мы не раскопаем всю поверхность Земли на глубину в один километр (или хотя бы в одну милю, пусть даже не морскую).

Объяснении для этого процесса очень простое: дарвинизму по мере открытия новых ископаемых видов нужны все более длинные временные рамки, чтобы «засунуть» в них эволюцию всего ископаемого животного мира. Хотя некоторую надежду на обратный ход геологических датировок дает то обстоятельство, что известный мне максимум в 69 миллионов лет был достигнут к 1964 г., а в последние годы, действительно, даются чуть более скромные (60-65 миллионов лет), хотя и все еще фантастические, оценки.

 

 

Хронология предыстории и метод радиокарбонного датирования

 

Но так ли уж незыблема принятая версия прошлого? Действительно ли она согласуется со всеми данными? Обеспечивает ли она удовлетворительное объяснение для всех артефактов, извлеченных из земли? По правде говоря, нет.

Майкл Бейджент, Запретная археология, стр.13, в связи с изложенной им традиционной схемой хронологии предыстории.

 

Много внимания уделяет Иллиг тому разрушительному воздействию на хронологию предыстории, которое оказал в начале своего существования метод датирования по содержанию радиоактивного изотопа углерода С14 в археологических находках, вернее по пропорции С14/С или по интенсивности радиационного излучения (удельной активности), инициированного этим изотопом углерода. Метод этот, за который его автор Либби получил в 1950 г. Нобелевскую премию, должен был реализовать красивую идею о том, что по пропорции двух изотопов углерода можно давать абсолютную (столько-то лет тому назад) и абсолютно независимую от предыдущих «гуманитарных» датировок естественнонаучную датировку археологических находок, содержащих органику.

Ясно, что, при корректной и безотказной работе этого метода он смог бы совершить переворот в датировке археологических находок и сильно улучшить наши представления о предыстории. Относительно широкой применимости такого метода к истории у меня есть большие сомнения, вытекающие из сказанного в первой части книги: никакая физика не может помочь нам правильно датировать выдуманные исторические персонажи и придуманные события.

Большинство найденных археологами артефактов органического происхождения не несут на себе никакой однозначной информации о принадлежности к той или иной из придуманных историками эпох, государств или правлений, так что точная дата их изготовления будет с большой вероятностью использована для продолжения фальсификации истории под прикрытием зонтика точных наук.

Однако мой критический настрой по отношению к истории не разделялся еще практически никем в период после окончания Второй мировой войны. Поэтому метод Либби был с энтузиазмом встречен мировой научной общественностью. Он как нельзя лучше соответствовал пронаучному настрою общества, только что убедившегося на примере Хиросимы и Нагасаки в мощи естествознания. Найти страшному в своей разрушительной силе атому мирное, да еще и интеллектуальное применение и создать этому применению сильное паблисити - было бы спасением репутации атомной физики. Поэтому моральное давление на Нобелевский комитет было огромным и его трудно упрекать в том, что он не принял во внимание, на каком шатком фундаменте многочисленных не сформулированных явно предположений основывался с самого начала метод Либби. Вот некоторые из них:

  • Мертвая органика никакого изменения пропорции накопленных атомов С14 и С12 не допускает, кроме как за счет радиоактивного распада изотопа С14

  • Все живое фиксирует в своей структуре изотопы С12 и С14 в одинаковой мере, в соответствие с их наличием в воздухе.

  • Пропорция С14/С12 в воздухе везде одинакова

  • Эта пропорция была такой же во все времена

На самом деле, сегодня уже известно, что

  • Археологические находки могли подвергаться так называемой контаминации, т.е. загрязнению, в основном, жидкостями, в которых пропорция С14/С была иной, чем в находке (сегодня пытаются учитывать контаминацию, но для точного ее учета, как правило, отсутствуют надежные данные)

  • Известны конкретные примеры единовременно собранных образцов органики, которые имели совершенно разные пропорции С14/С, что приводило к разнобою в полученных датировках на многие сотни лет в разные стороны от момента их изъятия из жизненного состояния.

  • Пропорция С14/С в воздухе различна на разных высотах (С14 образуется в верхних слоях атмосферы под влиянием космического излучения) и в разных местностях (под влиянием рельефа, растительности и разных ситуаций с ветрами перемешивание слоев воздуха происходит по-разному в разных местностях).

  • Интенсивность космического излучения сильно менялась в прошлом, так же как состав и структура атмосферы и магнитное поле Земли; от всего этого зависит производство С14 в атмосфере. Сегодня пытаются делать поправки на эти колебания, но и они не известны нам с достаточной точностью.

Это проблемы физические, но и с математической стороной дела (в плане статистического анализа) не все было в порядке. Ведь даже отобранные Либби около 50 образцов из 500 им рассмотренных не давали основания утверждать, что все они соответствуют простой статистической модели, которую он применил: линейной регрессии, при которой все образцы должны располагаться вблизи некоторой прямой. Даже невооруженным глазом было видно, что эти 50 образцов естественным образом распадаются на три подмножества, каждое из которых тяготеет к некоей другой прямой, сильно отличающейся от двух других. И это при том, что он заранее забраковал 450 образцов, еще более усложнявших положение дел с исходной информацией.

Получилась ситуация, которую я мог бы сравнить со следующей: некий художник (в данном случае, сама природа) нарисовал на плоскости грубо котелок при помощи трех прямых и набросал в него сотни горошинок, просыпав при этом часть из них, а ученый (в данном случае автор радиоуглеродного метода датировки) заявил, что и одна прямая линия тоже может служить хорошим образом этого котелка, пролетевших мимо него горошин и его содержимого (всей бурно кипящей гороховой каши). Даже ребенок справился бы с этой задачей лучше нашего Нобелевского лауреата.

Ясно, что при такой неубедительной ситуации с исходным материалом Либби не оставалось ничего другого, как прибегнуть к калибрированию своего метода. Что он и сделал. Он рассмотрел такие образцы, про которые думал, что историки определили их возраст весьма надежно. И включил полученный так угол наклона своей прямой в окончательную формулировку метода. Но мы-то сегодня прекрасно знаем, что историки датируют в основном «от потолка», что их хронология никуда не годится. И поэтому метод Либби – даже если бы он безупречно работал с точки зрения физики и других наук о природе – мог в лучшем случае доказать, что хронология верна при предположении, что она верна.

Один из фанатичных противников новой хронологии, ужасно недовольный моим докладом на Историческом салоне в Штутгарте про слабости традиционной хронологии, как-то написал мне о методе Либби «Не было ещё случая, чтобы Нобелевскую премию давали за «подсолнечную шелуху»». О подсолнечной шелухе и некоторых других весьма вкусных сельскохозяйственных продуктах, в коих мой оппонент наверняка разбирается лучше меня, я знаю мало, но в том, что давать Либби Нобелевскую премию в 1950 г. не надо было, убежден. Характерно, что сегодня почти никто не говорит о методе Либби.

Его имя упоминается в связи с зарождением радиоуглеродного метода как критиками, так и сторонниками оного, но имя его предложенному им методу присвоено не было (сравните ситуацию с таблицей Менделеева, реакцией Бишлера-Напирального, законом Бунзена-Роско, принципом Оккама, кратером Петавия, марксистско-ленинским учением и многими другими случаями увековечения великих и менее великих имен в науке). Слишком много доводок метода пришлось сделать за прошедшие полвека с лишним.

Наложение ошибки в 3-4-5 и более раз, вытекающей из неверной калибровки, на ошибки, вытекающие из неверных физических посылок, способно давать погрешности, в 10 и более раз искажающие реальную хронологию. Я уже не говорю о признаваемой и сторонниками метода присущей методу неточности, которая тоже измеряется, чаще всего, сотнями лет. Однако, казалось, что именно в приложении к предыстории такой неточностью можно пренебречь.

После этого вступления расскажу о том, как видит Иллиг применение радиоуглеродного метода в случае датировок предыстории. Больше всего подходит здесь слово «катастрофическое». Радиоуглеродные датировки разрушили в течение нескольких десятилетий всю хронологию предыстории, которую создали путем тщательного сравнения артефактов из разных частей Европы, Азии и северной Африки многие поколения археологов. Причем с четкой тенденцией удревнения всех археологических находок в несколько раз. Иллиг сводит эту тенденцию к неверной египетской хронологии, данные которой использовались для калибрирования метода Либби.

Наметилась тенденция при помощи новых датировок продлить неолит в глубь тысячелетий до периода великого оледенения. В результате некоторые достижения дочерних европейских культур стали казаться старше, чем материнские якобы культуры Египта и Месопотамии. Все теории диффузии культур предыстории начали рушиться. В то же время некоторые датировки для палеолита были порой весьма существенно сокращены. Например, начало наскальной живописи приблизили к нам на целых 10000 лет: с 40000 до 30000 лет тому назад.

Реакция археологов и вообще исследователей предыстории было отмечена полной растерянностью и потерей признаваемых всеми ориентиров. Одни начали полностью отрицать радиоуглеродный метод как неприемлемый с точки зрения археологов (Иллиг приводит большую подборку цитат из работ археологов, занявших такую позицию), другие относились к нему с сильным подозрением, в то время как третьи «писали в штанишки» от восторга. Предыстория была ввергнута в глубочайший кризис.

Этот кризис еще больше углубился с началом применения других естественно-научных методов. Так дендрохронология начала требовать дальнейшего удревления и так уже удревленных радиокарбонным методом дат, лежащих ниже черты в 500 лет до н.э. Иллиг считает, что его книга может позволить разрубить гордиев узел предыстории, отражающий этот кризис. В ее основе лежит отказ от полученных радиоуглеродным методом датировок и возврат к сравнительному методу.

Его ориентация на сокращенную хронологию исторического периода позволяет не только преодолеть слабости как традиционного археологического метода, так и радиокарбонного датирования.. Более того, его датировки предыстории позволяют интегрировать и некоторые необъяснимы традиционно находки и наблюдения, как, например, тысячелетнее постоянство некоторых обычаев, форм стиля или техники обработки металла. Таким необъяснимым в рамках традиционной хронологии предыстории находкам он посвящает большую часть своей книги. В демонстрации их возвращения в лоно признанной предыстории в случае сильного сокращения ее хронологии и лежит основная ценность его книги.

 

 

Каков возраст человеческой породы?

 

Датировка по геохронологической шкале некорректна, она основана на устаревших представлениях. Кроме того, в "датировке" по геохронологической шкале имеется логическая ошибка - порочный круг

Чащихин в статье «Когда жили динозавры?»

 

Так можно перевести заголовок книги [Хайнзон8], снабженной подзаголовком «Стратиграфический базис палеоантропологии и доисторического времени». Книга эта представляет собой модифицированный и расширенный за счет нового материала вариант книги того же названия 1991 г. Автор сам определил ее цель как восстановление реалистичных хронологических представлений о развитии человека от появления на Земле Homo erectus (человека прямоходящего) до людей раннего древнего каменного века (раннего палеолита) и дальше до средневековых людей.

Этот новый реализм в предыстории должен базироваться на информации о количестве, толщине залегания и интенсивности находок археологических слоев в лучших раскопах, по возможности непрерывно свидетельствующих об эволюции в названный период существования человека. Он должен ориентироваться на и выверяться по действительно очевидным доисторическим обстоятельствам.

Историки и традиционалистские эксперты по предыстории не могут рассматриваться как союзники в борьбе за достижение такой новой реальности. Как отмечает автор, чем ближе к нашему времени, тем энергичнее пишущие о начальном периоде становления человека стараются очистить свои произведения от любой информации стратиграфического характера, которая, как естественно предположить, вступает в вопиющее противоречие с их фантастическими построениями на тему о предыстории.

Даже в произведениях, описывающих историю исследования доисторического человека с 1856 г., когда были найдены первые кости неандертальцев, весь стратиграфический материал последовательно - а в 90-х годах прошлого столетия особенно интенсивно – опускался и не рассматривался. И это при том, что сами ранние исследователи-антропологи, искавшие и находившие кости древних людей, иллюстрировали свои работы богатейшим стратиграфическим материалом. Во многих исследованиях на эту тему само слово «стратиграфия» изгоняется столь капитально, что оно все реже встречается в предметных указателях.

К сожалению и пишущие на научно-популярные темы авторы все чаще следуют этому антинаучному тренду. Хайнзон называет серию статей журналиста Гролле в трех номерах журнала «Шпигель» на тему о развитии антропологии, в которой среди 50 иллюстраций нет ни одной стратиграфической. Лишь некоторые статьи во Франции на тему о том, что первые люди, быть может, появились не в Африке и не в Израиле, содержали стратиграфический материал (на что не пойдешь, чтобы обелить белого человека, его прошлое!).

Стратиграфию Хайнзон считает важнейшим инструментом археологов при формировании хронологических представлений о доисторических событиях. Однако сегодня этот инструмент вынужден отойти на задний план, ибо он не годится для подтверждения фантастически длинных временных промежутков, которые в последнее время только и составляют главную гордость антропологической науки. Да и сами археологи начинают стесняться этого инструмента, когда с помощью стратиграфии требуется разбить на многие слои, соответствующие якобы тысячелетиям, реально присутствующий тонкий культурный слой.

Отговорка сводится в этом случае к тому, что из, скажем, 10000 лет истории некоторой пещеры как места обитания первобытного человека, только десяток лет пещера была обитаема, а все остальное время соответствующая группа людей, якобы жила еще где-то (хотя, за такой срок один только слой нанесенной пыли был бы много толще, чем наличный культурный слой).

Описанным выше образом, например, вынуждены выворачиваться археологи предысторического периода, когда они описывают раскопки в конкретной пещере Geißenklösterle (Хайнзон называет эту вполне конкретную пещеру, не указывая ее географических координат, а отсылая к книге, в которой пещера и проведенные в ней раскопки описаны). Здесь общая толщина культурного слоя составляет около 220 см., причем те слои, которые соответствуют периоду времени в 10000 лет имеют суммарную толщину в 50-60 см, так что на каждые 16-20 лет жизни в это время приходится культурный слой аж в целый миллиметр.

При этом еще оказывается, что в этом суммарном культурном слое на самом верху и в самом его нижней части, т.е. с перепадом высоты на все те же 50 см, найдены каменные инструменты, точно прилегающие друг к другу, так что они безусловно отколоты от одного и того же куска камня.

Так как даже прошедшие школу псевдонаучной фантастики археологи не в состоянии предположить, что раскалывавший камень первобытный человек прожил десять тысячелетий, то им просто не остается ничего другого, как отделить возраст, которому соотнесен культурный слой в 50-60 см (10000 лет) от длительности пребывания человека в оной (максимум несколько лет или десятилетие) в течение этого срока.

Только, вот, беда, нигде вокруг не удается найти ни гигантских гор камней, обработанных древними мастерами, ни культурных слоев, суммарная высота которых составляла бы многие десятки, а то и сотни метров, которые должны были бы произвести жители пещеры в других местах обитания. Ведь даже, если бы их перебили представители другого племени, то и они должны были где-то оставлять свои культурные слои.

Хайнзон даже готов согласиться с аргументом, что кости как самих обитателей пещеры, так и съеденных ими животных, могли и не сохраниться в течение десятков и сотен тысяч лет, ибо для превращения костей в окаменевшие остатки нужны весьма специфические явления катастрофического характера (хотя, как мне кажется, одних только молний, которые могут приводить к мгновенной минерализации органического вещества, должно было за сотню тысяч лет наударять в стоянки древнего человека достаточно много, чтобы завалить все археологические музеи мира горами окаменевших костей).

Но зато он спрашивает, куда же девались костровища? Ведь одной из догм предыстории является использование первобытным человеком огня в течение 700 000 лет. Постарайтесь представить себе, какие горы золы должны были образоваться за это время как в обитаемых пещерах, так и на стоянках первобытного человека под открытым небом. Где они эти тысячи и десятки тысяч первобытных костровищ и куч золы?

Наконец, главный аргумент скептиков типа Хайнзона заключается в том, что другая догма предыстории утверждает, что в течение двух с лишним миллионов лет человек использовал каменные орудия. Но при изготовлении оных остаются минеральные остатки, практически неистребимые временем. К тому же каждый человек в течение своей жизни использовал не одно, а много разных каменных орудий, которые ломались и выбрасывались.

Горы этих отбросов должны были бы покрывать землю во всех областях проживания человека, как в Африке, так и в Азии и Европе, а позднее и в Америке и Австралии. Об их ожидаемых размерах дают представления найденные в прибрежной зоне отвалы съеденных первобытным человеком ракушек морских и пресноводных моллюсков. Однако никаких таких каменных гор археологи нигде не обнаружили.

Объяснение, которое дает Хайнзон этому парадоксу, восходит к теории катастроф Великовского и разделяется и Блёссом, и Иллигом и другими авторами критического направления. Оно сводится к тому, что наука в XIX в. под влиянием идей Дарвина и его первых и примитивных представлений об эволюции, требующих для возникновения новых видов миллионы и сотни миллионов лет, навязала свою точку зрения о длинных периодах развития и антропологам тоже.

И хотя сегодня наука уже не считает, что нужно с самого начала отрицать любое направление мысли, допускающее в прошлом неожиданные и разрушительные катастрофы и катаклизмы, традиция искусственно растянутых доисторических временных интервалов продолжает жить и в антропологии, и вообще в исследованиях предыстории. Сегодня катастрофы признаны естествознанием, но по традиции принимается за аксиому, что между двумя последовательными катастрофами лежат десятки миллионов лет.

Поэтому для антропософии ничего не изменилось и она по-прежнему пытается существовать с длинными временными интервалами, не заполненными никакими археологическими находками, позволяющими эту длину оправдать. Проще продолжать жить с очевидным парадоксом, чем ломать традиционные хронологические представления о свехдолгой предыстории!

 

 

Когда жили динозавры?

 

В испанской пещере Касарес, также датирующейся ледниковым периодом, изображена группа из трех чудовищного вида существ, напоминающих динозавров. Двое из этих животных крупные, возможно, взрослые особи, а третье животное маленькое, по всей видимости — детеныш. У всех трех длинные шеи, массивные, но плохо очерченные туловища и странные головы рептилий. Они имеют угрожающий вид.

Как и в других случаях, логика самих пещер предполагает, что это существа, которых художники действительно видели за пределами стен своих жилищ.

Бейджент, Майкл. Запретная археология. Сенсации и мистификации древней и ранней истории. Стр. 102

 

Этот вопрос, вроде бы, не имеет никакого отношения к проблеме правильной датировки времени жизни первобытных людей, но, тем не менее, его рассмотрение демонстрирует, на каком зыбком фундаменте построено все здание доисторической хронологии. Дело в том, что находки костей динозавров, якобы окончательно исчезнувших с лица Земли 60 миллионов лет тому назад или даже вымерших еще на десятки миллионов лет до соответствующей, уничтожившей последних из них глобальной космического происхождении катастрофы, поражают археологов своей свежестью и прекрасной сохранностью.

Как сообщила газета «Ди Вельт» в своем научном разделе 9-го октября 2006 г., в сентябре 2005 г. американские и монгольские палеонтологи нашли за два дня 67 скелетов небольших динозавров пустыне Гоби. Очевидно, слишком глубоко им копать не пришлось! Причем за год до того Джек Хорнер, руководивший поиском динозавров, уже раскопал 30 таких скелетов.

В пустыне Гоби скелеты динозавров лежат часто прямо на поверхности, но каким-то чудом прекрасно сохранились в местности, где песчаные бури сносят хорошо закрепленные в каменном грунте палатки археологов по много раз в году. А летящие с огромной скоростью во время таких бурь песчинки обрабатывают поверхность скелетов не хуже качественной наждачной бумаги. Тем не менее, как пишет Хайнзон, часто такие находки трудно по внешним признакам считать старше, чем скелеты животных, явно погибших в самое последнее время.

При чтении отчетов соответствующих экспедиций палеонтологов часто создается впечатление, что ученые, находящие хорошо сохранившиеся скелеты динозавров, прекрасно понимают, что эти динозавры жили совсем недавно, но не смеют выступать с еретическими короткими датировками, опасаясь мести своих академических коллег из тиши их кабинетов, в которых не бывает никаких песчаных бурь и в которых динозавры явно уже давно не живут..

Хуже того, находимые учеными с такой легкостью кости динозавров не всегда являются до конца окаменевшими: в них часто находят сохранившийся генный материал. Найден, например, генный материал полностью не окаменевших и за по крайней мере 80 миллионов лет тираннозавров (считается, что эти симпатичные зверюшки вымерли за 20 миллионов лет до основной массы более мирных динозавров, которыми они и питались, не пользуясь услугами огня для приготовления пищи). Еще недавно ученые были уверены, что подвергающееся постепенной минерализации органическое вещество не может сохранять ДНА более двух миллионов лет (тоже, конечно, фантастически долгий срок!), так что названная находка означала бы, что динозавры жили одновременно с первыми гоминидами, кои якобы бродят по нашей планете уже не менее четырех миллионов лет.

Но представление об одновременном существовании людей и динозавров относится к числу принимаемых наукой аксиоматических табу. А не то можно договориться и до того, что многочисленные легенды о драконах переносят существование динозавров бок о бок с человеком еще и в поздний каменный век, если даже не в раннее историческое время!

Чтобы хотя бы на какое-то время освободить себя от необходимости всерьез заниматься еще и этим парадоксом, коллеги просто подозревают авторов находок в неосторожном обращении с найденными близко от поверхности костями динозавров (например, в штате Ута в США), в ходе которого, мол, произошло загрязнение находок человеческим генным материалом. Интересно было бы узнать, научились ли генетики за последние годы различать ДНА человека и динозавра. Или, действительно, ДНА динозавров так мало отличалось от таковой наших предков, что и мы, возможно, происходим не от уродливых обезьян, а от симпатичных динозавриков.

Хайнзон приводит и другие примеры не сгнивших и в то же время не совсем окаменевших останков динозавров (например, яйца динозавров), которые делают еще менее обоснованными сотни тысяч лет, в течение которых не сохранилось или для которых пока, несмотря на энергичные усилия ученых, не найдены никакие остатки человеческих скелетов. Он считает, что и здесь речь идет о необходимости радикально сокращать хронологию предыстории.

Интересно, что сторонником радикального сокращения хронологии предыстории является и один из самых активных критиков Новой хронологии Фоменко и Носовского Устин Валерьевич Чащихин (характеризующий сам себя как «выпускник МГУ и МИФИ»). Вот что он пишет на своем сайте в интернете в разделе http://www.cnt.ru/users/chas/dinosaur.htm, в статье, озаглавленной «Когда жили динозавры?»

датировка по геохронологической шкале некорректна, она основана на устаревших представлениях. Кроме того, в "датировке" по геохронологической шкале имеется логическая ошибка - порочный круг […]. Поэтому утверждение о том, что динозавры якобы жили 100 миллионов лет назад, не имеет доказательств, и геологические слои образовались быстро в результате тектонической катастрофы, быстрого раскола. (Автор имеет в виду раскол древнего материка, в результате которого быстро, в течение дней, а не миллионов лет, разошлись на гигантское расстояние Европа и Африка с одной стороны и обе Америки с другой – Е.Г.) Когда же жили динозавры? Эксперты по динозаврам указывают […], что обычно большинство исходных костей динозавров ещё не подверглось окаменению […], и окаменение может быть очень быстрым, в зависимости от концентрации минералов в растворе. Это свидетельствует о том, что динозавры вымерли относительно недавно. В начале XX века встречались американские аллигаторы длиной 6,5 м […]. По сообщению журнала National Geographic […], 500 лет назад на острове Мадагаскар жила птица-динозавр аэпиорнис, длиной 3 метра и весом 500 кг.

Далее автор восклицает: «ЛЮДИ видели динозавров!» А затем цитирует Библию, в книге Иова которой, в 40 главе (стихи 10-19) описано огромное существо, у которого "хвост как кедр" (Иов 40:12), а "ноги как медные трубы" (Иов 40:13). Он приводит длинную цитату из книги Иова и анализирует ее, после чего формулирует следующие выводы:

Это описание подходит только к динозавру (диплодок, сауропод). Таким образом, "бегемот", описанный в 40 главе книги Иова, является просто динозавром! Следовательно, динозавры и люди сосуществовали. Написание книги Иова датируется около 4000 лет назад. (Тут критик новой хронологии немного поиграл в любимую игру историков по растяжению временных интервалов – Е.Г.)

Кроме того, в Библии, в книге пророка Исайи, гл.30, ст. 6 наряду с такими живущими ныне животными, как львы, ослы и верблюды, описан также летучий змей. Не птеродактиль ли это?

Отметив, что и в других культурах тоже встречаются описания ящеров и драконов (китайские драконы, кельтский эпос Беовульф), которые могли быть летописными свидетельствами о динозаврах, и упомянув русскую былину об "Иване царевиче и Змее Горыныче" , Чащихин приходит к следующему выводу: «Из всего этого очевидно, что динозавры жили недавно - несколько веков назад и были описаны многими народами (китайцами и др.) как драконы, и как "бегемот" в Библии, Иов 40:10-19. И вымерли, соответственно, недавно, несколько веков назад вследствие похолодания и ледникового периода». Как мы видим, радикальное сокращение предыстории находит союзников по обе стороны баррикады, отделяющей сторонников исторической аналитики от поклонников ТИ.

Точка зрения Чащихина не только принимается, но и активно пропагируется немецким автором Хансом-Иоахимом Циллмером (Dr. Hans-Joachim Zillmer), посвятившего совместному пребыванию на Земле динозавров и людей, а также критике геологических датировок несколько книг из серии [Циллмер1-5], например, книги:

Ошибка Дарвина. Находки допотопного времени доказывают, что динозавры и люди жили вместе, 1998.

Ошибки в истории Земли. Пустыня на месте Средиземного моря, дремучие леса в Сахаре и всемирное господство динозавров. Глубочайшая древность была вчера, 2001.

Справочник по динозаврам. Факты, находки, противоречия, 2003

Отмечу, что во второй из названных здесь книг глава 5 озаглавлена «Выдуманный каменный век?». В ней автор, в частности, ссылается и на рассматриваемую здесь книгу Хайнзона. На работах Иллига и Хайнзона основаны также разделы главы 5 из этой книги Цилльмера, которые носит заголовки «Свежие останки динозавров» и «Фантомный средний каменный век».

 

 

Разнобой в периодизации каменного века.

 

Если нечто случается 100 раз, то предполагается, что оно случится и 101-й раз — или 1000-й раз. А если в одном из этих 100 или 1000 раз происходит нечто другое, тогда этот единичный случай исключается как аномальный и потому нерелевантный, не имеющий значения. Он выводится за рамки исследований и со временем забывается.

Бейджент, Майкл. Запретная археология. Сенсации и мистификации древней и ранней истории. Стр. 8

 

Рассказать в рамках нескольких небольших разделов о книжке [Хайнзон8], хотя и не толстой, но все же состоящей из сотни с лишним страниц, нелегко. Поэтому я ограничусь основными вопросами, в ней рассмотренными, и выводами, к которым приходит автор. Книжка состоит из восьми глав и Резюме, содержащего обзор основных результатов автора. Главы эти имеют (в моем вольном переводе) следующие заголовки:

  1. Как европейский гомо сапиенс сапиенс, несмотря на отсутствие новых находок, приобретает дополнительный десяток тысяч лет своего существования, а потом их снова теряет?

  2. Как господствующее учение объясняет возникновение вида гомо сапиенс сапиенс? Дарвин ошибался!

  3. Стратиграфия современного человека в нижнем палеолите.

  4. Можем ли мы вспомнить нашу «маму»? Поддерживают ли стратиграфические находки альтернативные представления о развитии гоминидов?

  5. Кто разбрасывал лёсс?

  6. Могут ли тысячелетия редуцироваться в десятилетия? Основанные на очевидном временные рамки от палеолита до бронзового века. Сокращение Иллигом хронологии нижнего палеолита в 1988 г.

  7. Существовал ли период мезолита (средняя фаза каменного века) от 8000 до н.э до 4500 до н.э.?

  8. Есть ли аргументы в пользу дальнейшего биологического развития вида гомо сапиенс сапиенс после его возникновения в начале нижнего палеолита или в процессе перехода к ориньякской культуре? Изобретение войны и сельского хозяйства.

Для пояснения использованных здесь и могущих понадобиться ниже терминов я привожу периодизацию каменного века из книги [Гальперина]:

В археологии существует своя периодизация, базирующаяся на ведущем материале, из которого сделаны основные орудия труда, характеризующие эпоху, технике их изготовления и материальном производстве. Согласно этой периодизации, в истории человечества можно выделить всего три больших временных отрезка: эпоху камня, эпоху бронзы и эпоху железа. Каждая из них, в свою очередь, подразделяется на более мелкие периоды.

Продолжительность этих временных отрезков неодинакова, например каменный век продолжался около 2 млн. лет, бронзовый — около 3 тыс. лет и железный, продолжающийся до настоящего времени, — более 3 тыс. лет.

Любая археологическая эпоха представляет собой длительный период эволюционного развития. Так, почти за 2 млн. лет существования эпохи камня претерпевали изменения не только формы орудий труда и техника их изготовления, но и сам человек, превратившийся из обезьяноподобного существа в человека современного типа. Накапливались опыт и умения, изменялись общественные отношения и способы добывания пищи, именно в это время произошел переход от стада к патриархальному роду, от собирательства, охоты и рыболовства к мотыжному земледелию и скотоводству.

Эти прогрессивные изменения позволили археологам заговорить о разделении каменного века на три эпохи: палеолит (древний каменный век), мезолит (средний каменный век) и неолит (новый каменный век). Каждая из них подразделяется на более короткие периоды.

Древний каменный век, характеризующийся использованием ископаемым человеком каменных, деревянных и костяных орудий труда, делится на нижний, самый древний, и верхний палеолит. (Некоторые системы периодизации добавляют к ним еще и средний палеолит – Е.Г.) Согласно системе Мортилье, в них можно выделить такие периоды, как шелль, ашель (ранний и поздний), мустье (ранний и поздний), ориньяк, солютре и мадлен, названные по месту первых находок.

Средний каменный век, являясь переходной эпохой от палеолита к неолиту, считается временем изобретения человеком лука и стрел, а также приручения собаки.

Переход от мезолита к новому каменному веку сопровождался развитием таких отраслей производящего хозяйства, как земледелие и скотоводство, потеснивших собирательство и охоту. Именно к этому периоду относится появление глиняной посуды, ошлифованных каменных орудий и первого ткацкого станка.

Не знаю, как моим читателям, но мне лично всегда было нелегко ориентироваться во всей этой периодизации, в которой названия, являющиеся производными от временной последовательности, перемешаны с таковыми, имеющими чисто географическое происхождение. Поэтому я попытаюсь еще раз написать в краткой форме последовательность периодов и подпериодов внутри каменного века в направлении от прошлого к настоящему:

Ранний или нижний палеолит (олдувайская или дошшельская эпоха ашельская эпоха мустьерская эпоха или мустье) средний палеолит поздний или верхний палеолит (ориньяк солютре мадлен) мезолит неолит.

В первой главе Хайнзон приводит следующую хронологию ископаемого человека, заимствованную им из некой книги 1957 г.

Возникновение древних цивилизаций 3тысячи лет до н.э. (бронзовый век)

Начало неолита 5 тысяч лет до н.э.

Начало мезолита 8 тысяч лет до н.э.

Начало позднего палеолита 80 тысяч лет до н.э.

Начало среднего палеолита 150 тысяч лет до н.э (появление

неандертальцев)

И продолжает эту хронологию на основании еще одной книги, в которой появление неандертальцев датируется как 125 тысяч лет до н.э.:

Ранний неандерталец 400 тысяч лет (в Африке и Европе)

Человек прямоходящий 1,5 миллиона лет

Австралопитек африканский 4 миллиона лет (Люси)

Начало самого палеолита теряется где-то в миллионных цифрах лет: в приведенной цитате из [Гальперина] это два миллиона лет, в книге [Арциховский] еще не исключается, что каменный век имел место быть еще до начала последней геологической эры или четвертичного периода геологов, которому принято присваивать иногда аж четыре миллиона лет. В богато иллюстрированной недавней книге [Буренхульт] начало палеолита указано где-то между 4 и 3 миллионами лет. Соответствующая схема на стр. 12-15 этой книги приводит такие временные рамки для названных выше периодов каменного века

Начало неолита около 4,5 тысяч лет до н.э. (четко не

определить)

Начало мезолита 10 тысяч лет до н.э. (конец палеолита)

Начало позднего палеолита около 35 тысяч лет до н.э. (много ближе

к нам)

Начало среднего палеолита около 150 тысяч лет до н.э (как и выше)

В «популярной археологии» [Гальперина] каменный век именуется каменной эпохой, что, конечно, лучше отражает суть этого сравнительно недавно закончившегося двух-трехмиллионного периода времени. Длительность позднего палеолита задается здесь словами «28-30 тысяч лет», а его начало – «около 40 тысяч лет назад», что еще больше удревняет начало мезолита: не 8 и не 10, а 10-12 тыс. лет назад. Про мезолит же сказано, что «до конца XIX века этого понятия не существовало. […] Ученые все еще не определились во мнении, где же провести грань между палеолитом и мезолитом.» И дальше авторы приводят пять различных точек мнения на этот вопрос. Тем не менее, в другом месте они пишут, что «мезолит обычно связывают с VIIIVI тысячелетиями до н.э.». Это приблизительно соответствует границам 7500-5500, что тоже не совпадает с приведенными выше традиционными оценками. Наконец, про неолит ( 5500-500 до н.э.) сказано, что «как и предшествовавшая ему эпоха , неолит начался и закончился в разных областях земного шара в разное время» (стр. 134).

Про начало палеолита написано, что древнейшая известная стоянка олдувайской эпохи датируется сроком в 2,8-2,4 миллиона лет, начало ашельской эпохи отнесено к 700 000 году до н.э., а ее конец к 150-120 тысяч лет до н.э., причем появление неандертальцев здесь отнесено к середине ашельской эпохи. Конец мустьерской эпохи датирован как 35-30 тыс. дет назад, что несколько отличается от указанного выше в той же книге начала позднего палеолита. При такой датировке, естественно, на средний палеолит времени не остается.

[Мартынов] рассматривает эпоху камня только для Евразии, переносит мустье полностью в средний палеолит и дает такие абсолютные оценки возраста для отдельных эпох в тысячах лет до момента написания книги

Олдувай (самый ранний палеолит) 2500-1000

Ашель (более поздний ранний палеолит 1000-130

Мустье (средний палеолит) 130-40

Поздний палеолит 40-12

Мезолит вместе с неолитом 12-4

Для сравнения приведу еще оценки из книги [Арциховский], солидность которой подтверждается как названием издательства, так и наличием ссылок на классиков марксизма-ленинизма. Арциховский отказывается точно определить начало каменного века, но видит его скорее в начале последнего миллиона лет земного прошлого, чем в конце предпоследнего. И для ашеля он приводит более скромную временную оценку, чем указанные выше: 400-100 тысяч лет назад. Зато в датировке мустье, охарактеризованной как эпоха неандертальцев – ничего революционно нового: она «закончилась около 40 тысяч лет назад» Наконец, на три последние эпохи палеолита, т.е. на весь поздний палеолит отведено время приблизительно от 40 до 14 тысяч лет назад (до 12 тысяч лет до н.э). Мезолиту автор отводит отдельную главу, определяя его временные границы как 12-5 тысяч лет до н.э. (стр. 32-42).

Разнобой во временных оценках бросился, надеюсь, читателю в глаза. Хайнзон пользуется иными источниками, чем приведенные выше. Он тоже приводит быстрые изменения в оценках для названных выше периодов и показывает, что эти оценки сильно колебались в последние десятилетия. Таким образом, в рамках традиционных воззрений на предысторию постоянно происходят сильные хронологические колебания. К тому же большая часть временных интервалов никак не подтверждается находками. Для периода от знаменитой Люси (африканского австралопитека, около 4 миллионов лет назад) до черты 2,6 миллионов до н.э. находками подтверждено лишь первое поколение из общего числа в 100.000 (около 200 фрагментов костей и зубов, принадлежащих 13 особям одного поколения). Для следующих 100.000 поколений в 1991 г. автору были известны только приблизительно100 находок, принадлежавших 34 особям, что тоже слишком мало для полутора миллионов лет.

 

 

Удлиненный в десятки и сотни раз каменный век.

 

Позвольте мне рассказать вам о том, как археологи сегодня исследуют каменный век.

Археологи выбирают место, которое им хотелось бы обследовать, осматривают его и с огорчением признаются: никаких следов человека обнаружить опять не удалось. Ни домов, ни скелетов, ни головней очага — ничего.

Ну что ж, вздыхают археологи, значит, будем поступать как обычно. А обычно специалисты по каменному веку исследуют не следы, оставленные человеком, а сами камни. Согласитесь, это логично: век-то был каменный.

Археологи собирают все подходящие по размеру камни в большую кучу. После этого неповрежденные булыжники они кладут в одну сторону, а камни с оббитыми краями или следами сколов и трещин — в другую. Первая куча их не интересует. А второй отныне предстоит переместиться в музеи.

Илья Стогов, как устроена мировая история, стр.120-1.

 

Вопрос о происхождении вида человека разумного (вторая глава) я хочу оставить вне моего рассмотрения, ибо меня больше интересует хронология предыстории, чем вопрос о том, произошел ли крайне редко ископаемый человек от обезьяны, Дарвина или самого Всевышнего. Что касается Дарвина, то его теорию и необходимые для нее миллионы и миллионы лет Хайнзон считает ответственными за неверные временные масштабы, которые привели и к искажению геологических датировок, и к неверным временным представлениям о развитии вселенной: «Длинные временные пространства в геологии и космологии тоже проистекают из дарвинизма и должны быть в той же мере заново оценены, как и археологический материал» (стр. 122).

И, вообще, он считает дарвинизм виновным в том, что естествознание потеряло полтора века с 1821 г. до 1972 г., в течение которых начатое Кювье (Cuvier) в 1821 г. исследование влияния всемирных катастроф на развитие человека было приостановлено и практически запрещено. Только в начале 60-х годов прошлого века отдельные ученые осмелились узреть скачкообразный переход от гомо эректус с его полукилограммовым мозгом к гомо сапиенс и неандертальцу с объемом мозга в 1200-1400 кубических сантиметров. После 1972 г. это представление завоевало популярность в науке, а в следующее десятилетие стало общим местом в учебниках для университетов.

Поэтому я обращусь сразу к третьей главе, в которой продолжается рассмотрение вопроса о соответствии археологических находок растянутым временным интервалам. Сначала Хайнзон отмечает, что в конце XIX века основатели научной хронологии еще вполне удовлетворялись отведенными на всю историю человечества 6000 годами и со спокойной совестью помещали первое появление человека на севере Европы (в Дании) приблизительно за 3000 лет до н.э., а начало бронзового века между 1400 и 100 до н.э.

В дальнейшем Хайнзон приходит к выводу, что эти ученые были ближе к истине, чем современные сторонники растяжимого как американский каучук времени предыстории. Даже понимание скачкообразности развития человека не побудило ученых вернуться к временным интервалам, обеспеченным археологическими находками. Сегодня – считает Хайнзон - эти фантастические датировки «подтверждаются» при помощи естественно-научных методов сомнительной надежности, которые были откалибрированы исходя из растянутых временных представлений.

Необходимость радикального сокращения – порой в десятки раз – временных интервалов, в которых в среднем на 85000 лет или 600 поколений приходится один единственный скелет, как это наблюдается в периоде от первого австралопитека до первых неандертальцев, тоже высказывалась отдельными естествоиспытателями 60-х годов прошлого века. Реальная стратиграфическая ситуация инициирует, например, сокращение периода позднего палеолита длиной приблизительно в 27000 лет до тысячи лет, соответствующих одному «покрытому» находками тысячелетию.

Скорее всего, это сокращение до одного тысячелетия должно даже охватить около 40000 лет, включающих также и мезолит с неолитом. К тому же только так можно разумно объяснить медленный и незначительный прогресс в технологиях и культуре этих 40000 лет. Внешне радикальное, только такое сокращение приводит хронологию предыстории в соответствие с множеством археологических находок.

Не останавливаясь на различных представлениях о развитии разных видов гоминидов (четвертая глава, в которой показано, что археологические находки по крайней мере не противоречат теории об одновременном возникновении человеческого вида в разных частях земного шара), рассмотрю коротко главу про лёсс, который является одним из геологических орешков, которые не удается раскусить без допущения космических катастроф.

Приведенная на стр. 80 карта распределения крупных отложений лёса на земной поверхности показывают, что такие отложения сосредоточены в основном в северном полушарии в полосе, шириной в приблизительно тысячу километров, параллельной экватору (только в Азии наблюдается больший разброс таких отложений по широте. В южном полушарии есть только два крупных отложения лёса: на юге Южной Америки и в Новой Зеландии, причем соединяющая их прямая линия целиком проходит по акваториям южных морей.

Уже одно это наводит на мысль о падении на Землю грязных снежных масс из космоса, какие, например, образуются в ядрах комет. Несколько таких столкновений с гигантскими кометами вполне могли бы объяснить возникновение гигантских залежей лёса. Хайнзон приводит дополнительные – в основном геологические – аргументы в пользу этого катастрофического сценария, но эти детали также не столь существенны для хронологии предыстории.

Он также сравнивает лёс, засыпавший практически все пещеры, в которых селились люди, с той глиной, из которой согласно разным древним мифам был создан человек. И он считает, что эти же катастрофы, которые ответственны за отложения лёса, инициировали скачки в эволюции человека: только самые умные из особей древнего человека смогли выжить в наступавших после каждой такой катастрофы ужасных условиях существования.

В шестой главе Хайнзон рассматривает сокращение в десятки, а то и в сотню раз хронологии доисторического существования человека. Он рассказывает о раскопанном в пещере Эль-Кастильо под Сантандером в Испании культурном слое, толщиной в 20-22 м. Этот уникальный культурный слой не имеет равного себе нигде в мире. В согласии с господствующим «дарвинистским» учением о длительных периодах в составе палеолита, мезолита и неолита различаемые в пещере 11 культурных слоев и разделяющие их слои почти стерильной глины и известниковых (сталактитовых) натеков были датированы в 1925 г. как соответсвующие 700 тысяч лет.

Но уже виднейший немецкий специалист по предыстории Херрманн Мюллер-Керпе писал в 1966 г., что между находками в верхнем и нижних слоях нет никаких существенных различий и допускал сокращение датировки в сотни раз. Хайнзон считает, что реальная датировка для этого периода от гомо эректус до начала исторической эпохи на основе находок из этой пещеры говорит скорее о пяти тысячах лет, чем о почти миллионе оных.

О другом случае сокращения хронологии предыстории в 20 раз Хайнзон рассказывает в связи с изготовленным из кости скребком, которым в древние времена пользовались коренные жители севера Канады инуиты. В начале 60-х годов его возраст был определен в 27000 лет при помощи метода радиоуглеродного датирования, а в 1991 году были опубликованы результаты датирования при помощи улучшенного такого метода, называемого AMS-технологией, которое дало возраст в 1350 лет.

Поэтому Хайнзон высказывает предположение, что и определяемый в 30000 лет возраст современного человека в Европе определялся при помощи радиоуглеродного датирования на основе не скрываемых палеоантропологами от проводящих радиоуглеродную датировку физиков «дарвинистски» растянутых оценок и был получен в ходе подгонки результатов к этим «дарвинистским» оценкам.

5000 лет для всей предыстории человека в Евразии – это максимум того, что можно обосновать после ста с лишним лет интенсивных раскопок стоянок древнего человека на всем евразийском континенте. Это близко к датировке Иллига, который в своей книге 1988 г. оценил всю человеческую предысторию в 4 тысячи лет.

Наконец, большая часть главы посвящена анализу раскопок в пещере Комб Гренал под французским Дордонем. Здесь найдено 55 культурных слоев толщиной около 7 см каждый, которые ученые отнесли к сроку, оцененному ими в 60000 лет. Иными словами в этой пещере имеются по 7 см приблизительно на тысячелетие. В то же время, эти слои носят здесь явно выраженный годовой характер и на самом деле соответствуют ровно 55 годам обитания человека в пещере. Так как в этих культурных слоях найдено большое количество каменных орудий и осколков обработанных камней (всего около 19000) и так как пещеру населяли 35-40 особей, то при старой датировке приходилось бы максимум одно каменное орудие в три года на всю ораву ее обитателей.

Но орудия эти делятся на десятки видов для различного применения, так что и эта оценка оказывается завышенной в десять с лишним раз: одно орудие или его осколок лет эдак в 50 в каждом из классов каменных орудий труда. При сокращении датировки даже не в напрашивающиеся самым естественным образом 1000 раз, а только в более скромные сто раз, начинает возникать более естественная картина использования этой пещеры первобытными людьми.

На фоне этих солидных сокращений хронологии предыстории, аналогичное сокращение длительности мезолита с 3-5 тысяч лет до длительности жизни одного или максимум двух поколений, которое предложил в свое время Иллиг и которое подробно обосновывает Хайнзон в своей предпоследней главе, представляется лишь последним штихом в новой хронологии предыстории. Важно подчеркнуть, что Хайнзон ясно требует соответствующих стократных сокращений и от геологов, и от палеобиологов.

Наконец в последней главе, посвященной гомо сапиенс сапиенс, обосновывается сокращение его истории в десяток раз. Вместо 30-40 тысяч лет на всю предысторию современного человека Хайнзон отводит максимум 3500 лет. Поэтому и грандиозные катастрофы, приведшие, например, к вымиранию мамонта и пещерных животных, на которых явно охотился первобытный человек, тоже не могут отстоять от нашего времени больше, чем на несколько тысяч лет.

В резюме книги Хайнзон подчеркивает, что эзотерические теории креационистов и сторонников влияния инопланетян на наше доисторическое развитие типологически весьма близки дарвинизму и являются естественной реакцией на вытекающее из него превращение хронологии предыстории в бесконечно растяжимую игрушку кабинетных мудрецов.

 

 

Что такое предыстория?

 

Доисторическое прошлое отличается от исторического лишь отсутствием расшифрованной письменности. Больше оно не отличается ничем. Переходя из исторической древности в доисторическую, мы просто можем не заметить никакого перехода.

Илья Стогов, как устроена мировая история, стр.123.

 

Выше я определил историю как модель или систему моделей прошлого, как наши представления о том, что когда-то было. Иными словами, для меня история – это отражение прошлого в нашем сознании, но не само это прошлое. Она отличается от прошлого в той же мере, в какой набросок художника-портретиста средней одаренности отличается от портретируемого им человека. Вместо сложнейшей системы, каковую представляет собой и сам человек и его укорененность в социальных структурах человечества, мы имеем лишь упрощенный и не всегда напоминающий внешний вид оригинала шарж, могущий послужить основой весьма неверных оценок о портретируемом человеке.

В этой системе понятий «история-прошлое» трудно, если не невозможно, говорить о предыстории в точных терминах. И хотя меня в первую очередь интересует не терминология, не нечеткость традиционной исторической системы понятий, а критика представлений историков о ранних этапах развития человеческого общества, стоит попытаться пояснить возникающие при применении слова «предыстория» трудности.

Ту часть прошлого, которая соответствует нашим историческим моделям, естественно считать историческим периодом прошлого. Тогда предшествующее историческому периоду время естественно считать доисторическим временем, а наши представления об этом времени называть предысторией.

Однако в этом определении предыстории содержится явное противоречие: ведь если мы имеем какое-то представление об этом более раннем периоде прошлого, то, следовательно, мы его как-то смоделировали и тем самым создали его историю. Предыстория сама оказывается историей!

Чтобы избежать этого противоречия можно попытаться сформулировать различие между историей и предысторией на языке характеризации моделей прошлого. Например, так: исторические модели основаны в основном на письменных источниках о прошлом, в то время как модели предысторического периода базируются в первую очередь на материальных свидетельствах о прошлом и на аналогии с сохранившимися пережитками прошлого у первобытных народов или с дожившими до исторического времени старинными обычаями и обрядами.

На самом деле при таком подходе граница между историей и предысторией оказывается весьма расплывчатой, ибо и исторические модели частично базируются на артефактах (переживших свое время и сохранившихся до момента их описания кем-либо или данных нам в форме археологических находок и их реконструкций), таких как руины и монеты, керамика или предметы утвари, остатки одежды или орудий труда и т.п. В то же время предысторические модели построены в основном на археологическом материале, но и они используют письменные источники типа описаний чужих племен путешественниками или старых этнографических записей. И не только их, но и труды историков, как утверждает книга «История Эстонии I» Айна Мяэсалу и др. (см. [Мяэсалу], выделения жирным шрифтом принадлежат авторам):

Отдельные сведения о доисторическом периоде на территории Эстонии содержатся и в древнейших письменных источниках. Некоторые учёные полагают, что среди прочих упомянутых римскими историками и географами народов, живших за пределами Римской империи, можно узнать и эстов. Более уверенно о сведениях, касающихся предков эстонцев, можно говорить в связи со скандинавскими и исландскими сагами. Хотя они были записаны только в XIII веке, в них отражены и события предшествующих столетий, рассказы о которых в течение длительного времени устно передавались из поколения в поколение. О некоторых событиях, относящихся к последним столетиям доисторического периода (главным образом, о военных конфликтах), упоминается также в древнерусских летописях. Среди средневековых хроник наиболее богата информацией хроника Генриха Латвийского, в которой говорится о крещении местных народов и о сопутствующих этому волнениях в начале XIII столетия.

Впрочем, и среди исторических источников немало таких, которые написаны не очевидцами и даже не современниками, а со слов других или на основе не обязательно достоверных более древних текстов. Мне кажется, что и такой путь определения предыстории – на основании типа источника исторической информации - не является до конца приемлемым. Вместо него можно попытаться или изменить терминологию и говорить о более ранней и более поздней истории, так что ранняя история была бы в этом случае синонимом традиционного и не очень четко определенного понятия предыстории.

Проще всего проводить хронологическую разделительную линию между предысторией и историей. Так поступили, например, авторы уже процитированной книги [Мяэсалу], дав своей первой главе заголовок «Доисторический период» и определив хронологические рамки такового. При этом, они, в полном согласии со сказанным мной выше, считают началом эстонской истории появление на территории современной Эстонии первых поселений (коим они приписывают возраст в 9,5 тысяч лет), т.е. начало предыстории (здесь она названа доисторическим периодом), а конец доисторического периода относят к 1227 г. Продолжу цитирование на тему об эстонской истории.

Периодизация. Доисторический период на территории Эстонии охватывает самый длинный временной промежуток — с IX тысячелетия (или приблизительно с середины VIII тысячелетия) до Р.Х. и до утраты эстонцами независимости в первой четверти XIII века. Длительность же т.н. исторического периода составляет чуть более семи с половиной столетий — с 1227 года до наших дней. Таким образом, на доисторический период приходится большая часть истории Эстонии.

Вот он парадокс, о котором шла речь выше: доисторический период оказывается частью исторического. Нечеткость терминологии, используемой историками, служит причиной многих их ошибок и порождает порой невероятную путаницу в их головах. Еще один пример путаницы из той же книги: говоря о все том же доисторическом периоде, авторы пишут (все цитаты со стр. 9)

На протяжении этого длительного времени в жизни людей происходили значительные изменения, на основании которых доисторический период можно подразделить на отдельные этапы.

В археологии в основу периодизации положены те материалы, из которых изготавливались орудия труда и предметы первой необходимости. Исходя из этого, археологи выделяют каменный, бронзовый и железный век, которые, в свою очередь, подразделяются на отдельные подпериоды.

При этом про бронзовый период прямо сказано, что хотя в это довольно точно очерченное авторами время на территории Эстонии и появлялись предметы из бронзы, «однако из-за отсутствия необходимых компонентов для её изготовления (меди и олова) человек продолжал использовать орудия труда, сделанные из камня и кости». Хорош бронзовый век! Да и железный не намного лучше бронзового: что-то о залегании на территории Эстонии железных руд, их добыче и выплавке из них железа мне ничего не известно. Так, может быть, и в вопросе о периодизации предыстории человечества тоже следует исходить из единовременного сосуществования разных культур и, следовательно, единовременности введенных на их основе подразделений, из налегания друг на друга этих периодов.

Эстонские авторы сообщают также, что историками «предпринимались попытки составить периодизацию доисторического периода и на иной основе, когда в первую очередь учитывались общественные и экономические отношения, формы семьи и прочее, однако вынуждены признать, что хотя в «эволюции общественных и экономических отношений древнейших обитателей Эстонии можно частично проследить обозначенные моменты развития», но все богатство археологического материала не позволяет разработать четкую периодизацию на такой более солидной основе.

Правда описание доисторического периода ведется в книге на том же языке детального описания отдельных событий, что и исторического периода, но это уже вопрос о непоследовательности в представлениях авторов, а не о принципе выделения предыстории из истории.

 

 

Литература

[Арциховский] Арциховский, А.В.. Основы археологии, М.: Гос. Изд-во политической литературы, 1955.

[Елинек] Елинек, Ян. Большой иллюстрированный атлас первобытного человека, Прага: Артия, 1983.

[Блёсс1] Blöss, Christian.. Jenseits von Darwin, Frankfurt/M: Scarabäus bei Eichborn Verlag, 1988.

[Блёсс2] Blöss, Christian.. Planeten, Götter, Katastrophen: Das neue Bild vom kosmischen Chaos, Frankfurt/M: Scarabäus bei Eichborn Verlag, 1991

[Блёсс3] Blöss, Christian Niemitz, Hans-Ulrich. C14-Crash: Das Ende der Illusion, mit Radiokarbonmethode und Dendrochronologie datieren zu können, Gräfelfing: MANTIS, 1997.

[Буренхульт] Burenhult, Göran. Menschen der Urzeit. Die Frühgeschichte der Menschheit von den Anfängen bis zur Bronzezeit, Köln: Karl Müller, 2004.

[Габович2] Фоменко не одинок. Критика хронологии и ревизия истории в Западной Европе. Приложение У1 к книге Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко, Реконструкция всеобщей истории. Исследования 1999-2000 годов. Новая хронология, Москва: Деловой экспресс, 2000, стр. 573-600.

[Гальперина] Гальперина, Г..Ф., Доброва Е..В. Популярная история археологии. М.: Вече, 2002.

[Иллиг1] Illig, Heribert.. Die veraltete Vorzeit. Eine neue Chronologie der Prähistorie von Altamira, Alt-Europa, Atlantis über Malta, Menhire, Mykene bis Stelen, Stonehenge, Zypern; Frankfurt/M: Scarabäus bei Eichborn Verlag, 1988.

[Иллиг2] Illig, Heribert.. Chronologie und Katastrophismus. Vom ersten Menschen bis zum drohenden Asteroideneinschlag, Gräfelfing: Mantis Verlag, 1992.

[Иллиг3] Illig, Heribert. Die veraltete Vorzeit. Eine neuer chronologischer Aufriss der Prähistorie, Gräfelfing: Mantis Verlag, 2005

[Маркс] Christoph Marx, Zwischen Altzeit & Neuzeit: Wahnzeit, PAF, 13.5.1996, 6 стр..

[Мартынов] Мартынов, А.И. Археология, М.: Высшая школа, 1996.

[Мяэсалу] Мяэсалу, Айн, Лукас, Тынис, Лаур, Мати, Таннберг, Тыну. История Эстонии.. Часть I, Таллинн: Авита, 1997.

[Хайнзон1] Gunnar Heinsohn, Christoph Marx, Die Revolution Echnatons und die Restauration unter Tutanchamun, Basel: PAF, 1981.

[Хайнзон2] Gunnar Heinsohn, Christoph Marx, Waren die "Sumerer” des 3. Jahrtausends in Wirklichkeit die Chaldäer des 1. Jahrtausends? , Basel: PAF, 1983.

[Хайнзон3] Gunnar Heinsohn, Christoph Marx, Kollektive Verdrängung und die zwanghafte Wiederholung des Menschenopfers, Basel: PAF, 1984, pp. 89.

[Хайнзон4] Gunnar Heinsohn, Christoph Marx, Mesopotamische Historiographie im Chaos? Basel: PAF, 1985.

[Хайнзон5] Gunnar Heinsohn, Altmesopotamische Historiographie - Von Geisterreichen zur Rekonstruktion (1986), Basel: PAF, Nr.9.

[Хайнзон6] Gunnar Heinsohn, Die Sumerer gab es nicht: Von den Phantom-Imperien der Lehrbücher zur wirklichen Epochenabfolge in der "Zivilisationswiege" Südmesopotamien, Frankfurt am Main: Eichborn, 1988.

[Хайнзон7] Gunnar Heinsohn, Illig, Heribert. Wann lebten die Pharaonen? Gräfelfing: MANTIS, 1990. 5-е издание: 2003, то же издательство.

[Хайнзон8] Gunnar Heinsohn, Wie alt ist das Menschengeschlecht? Stratigraphische Grundlegung der Paläoantropologie und der Vorzeit, Gräfelfing: MANTIS, 1991.Второе издание: 2003, то же издательство.

[Хайнзон9] Gunnar Heinsohn, Die Erschaffung der Götter. Das Opfer als Ursprung der Religion. Rowohlt, 1997.

[Циллмер1] Zillmer, Hans-Joachim. Darwins Irrtum, München: Langen Müller, 1998,

8-ое (актуализированное) издание: 2006, ISBN 3-7844-2709-X..

[Циллмер2] Zillmer, Hans-Joachim. Irrtümer der Erdgeschichte, München: Langen Müller, 2001, 3-е издание 2003: Knaur-Taschenbuch Nr. 77630, München: Knaur, 2003 ISBN 3-4267-7630-8.

[Циллмер3] Zillmer, Hans-Joachim.. Dinosaurier Handbuch, München: Langen Müller, 2003, ISBN 3-7844-2870-3.

[Циллмер4] Zillmer, Hans-Joachim. Kolumbus kam als Letzter, München: Langen Müller, 2004, ISBN 3-7844-2952-1, ISBN 3-7844-6003-8.

[Циллмер5] Zillmer, Hans-Joachim. Die Evolutionslüge. Die Neandertaler und andere Fälschungen der Menschheitsgeschichte. Unterdrückte Fakten. Verbotene Beweise. Erfundene Dogmen, München: Langen Müller, 2005, ISBN 3-7844-3026-0.

 

 

Подписи к рисункам.

Рис. 4-1. Немецкий проспект Музея анатолийской цивилизации (МАЦ) в Анкаре (год издания не указан, куплен в 2003 г. в Анкаре). На обложке изображен вход в МАЦ.

Рис. 4-2. Средний зал Музея анатолийской цивилизации в Анкаре. Этот рисунок (стр. 14, рис. 11) и все другие, связанные с данным музеем, взяты из немецкого проспекта этого музея.

Рис. 4-3. Вход в использовавшуюся человеком палеолита пещеру Караин в Анатолии (проспект МАЦ, стр. 16).

Рис. 4-4. Раскопки 1986 г. в пещере Караин (проспект МАЦ, фрагмент фотографии на стр. 20).

Рис. 4-5. На обложке книги Гериберта Иллига «Устаревшее доисторическое время. Новая хронология предыстории» изображены развалины старинного дольмена, который считается групповой могилой. Люди каменного века пытались защитить даже своих предков от катастрофической опасности, идущей из космоса.

Рис. 4-6. Некоторые из упомянутых в этой главе книг.

Рис. 4-7. Вся двух-четырехмиллионная история первобытного человека покоится на крайне хилом основании: нескольких черепах и небольшом количестве отдельных костей. Слишком мало, чтобы так растягивать предысторию, считает профессор Гуннар Хайнзон из Бременского университета. Он предлагает сократить ее по меньшей мере в сто раз. На карте, заимствованной из Атласа первобытной истории отмечены основные находки, на которых покоятся представления историков об ископаемом человеке.

Рис. 4-8. Из дерева и кости были изготовлены эти мирные инструменты и не совсем мирные орудия охоты и войны жителями островов южной части Тихого океана. (Рисунок заимствован из немецкой книги конца XIX в. «Введение в историю изобретений»). Искусные ремесленники не знали металлов: ни бронзы, ни железа, ни даже алюминия. Но попади им эти металлы в руки, они бы быстренько освоили и их. Никаких тысяч лет им на это не понадобилось бы

Рис. 4-9. Профессор Хайнзон, газетная фотография которого здесь приведена, известен широкой публике в первую очередь как автор газетных статей о проблемах современного Ближнего Востока, которые он в большой мере сводит к высокому уровню рождаемости в мусульманских семьях. Сердитые вторые сыновья, не говоря уже о третьих и последующих, не находят себе, как правило, применения в рамках семейного хозяйства и пополняют ряды террористических организаций и повстанческих движений.

Рис. 4-10. Развернутая обложка книги «Каков возраст человеческой породы? Стратиграфический базис палеоантропологии и доисторического времени» Гуннара Хайнзона , профессора социологии Бременского университета. На ее обложке можно прочитать главный вопрос книги: потребовались для становления современного человека полтора миллиона лет или на это хватило пяти тысячелетий? Хайнзон уверен в последнем, т.е. он предлагает сократить это время в 300 раз!

Рис. 4-11. Фотография 1913 г. отражает начальный этап исследования стоянок первобытного человека в пещерах южной Испании.

Рис. 4-12. Пример замечательно сохранившейся стратиграфии: последовательность слоев стоянки Комб Гренал. Культурные слои заполнили вся пещеру и пространство перед ней. Согласно господствующей хронологии люди жили здесь 700 тысяч лет. Но количество найденных здесь орудий никак не подтверждает такой длинный период времени. Хайнзон на основании соответствующих подсчетов приходит к выводу, что реально люди жили здесь около тысячи лет. Сокращение в 700 раз!

Рис. 4-13. Происхождение лёсса современная наука объяснить не в состоянии. Существуют ли вообще на Земле природные процессы, которые могут приводить к образованию толстых отложений лёсса в определенных местностях? И почему залежи лесса вытянуты в одну или две полосы вдоль всего экватора, как это хорошо видно на карте, заимствованной из книги Хайнзона «Каков возраст человеческой породы?» Не указывает ли это на космическое происхождение этих залежей?

Рис. 4-14. К вопросу о стратиграфии в геологии: образовались эти внушительно смотрящиеся слои скал на побережье Нормандии в ходе продолжавшегося сотни миллионов лет процесса осаждения взвешенных в морской воде частиц на дно моря или все эти слои возникли после одной катастрофы, насыпавшей за несколько недель десятки метров принесенного серией волн цунами материала? Расслоение, как показывают современные исследования, образуются в толще таких отложений за считанные годы.

Рис. 4-15. Камень пиратов в Бретани. Не продолжалось ли сооружение мегалитических скульптур еще и в историческое время?

 

Последнее на форумах

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com