Russian
German

Часть 4.

 

Предыстория современных календарей

 

Часто о древних календарях или о счете времени вообще у разных народов сохранились самые отрывочные сведения, пару названий месяцев или дней недели. Иногда по косвенным данным восстанавливаются какие-то признаки древнего счета времени (без каких-либо надежных хронологических данных о временных рамках изменений календарей и причинах таких изменений).

Традиция эта, сводящая хронологию в большой мере к истории календарей, восходит еще к основателю научной хронологии Иосифу Юстусу Скалигеру, о котом речь идет подробно в одной из следующих глав. Из 430 с лишним страниц его первой книги по хронологии «Исправление хронологии», изданной якобы в 1583 г., около 200 в начале книги посвящены различным типам года, его подразделениям и разным периодам, длина которых колеблется от четырех лет для олимпиад до многих сотен лет для крупных циклов. Впрочем, и вторая половина книги тоже в основном содержит описание разного рода календарных расчетов. Историческая хронология служит здесь скорее иллюстрацией к теории и истории календарей, а приводимые хронологические таблицы побочным продуктом календарных рассмотрений.

«История под знаком вопроса», стр. 275

 

 

Оглавление части 4.

Глава 10. Луна и первобытный счет времени

Глава 11. Лунные календари и лунная хронология

Глава 12. Лунный счет времени в ранней истории

Глава 13. Трудная предыстория солнечного календаря.

 

 

 

В названной в эпиграфе моей книге, в ее главе 8 я далее писал о том, что в качестве общей тенденции у историков календарного дела можно заметить явное их желание удалить от нашего времени, увести в далекое прошлое все якобы известные им изменения в календарях, сделать календари неизменными в течение длительного последнего отрезка их существования. Для выдуманного ими якобы исторического периода времени от придуманной древней Римской империи до календарной реформы 1582 г. все, касающееся календаря, должно казаться солидным, неизменным, нам хорошо известным.

На самом же деле, как я попытался показать это в названной восьмой главе, мы почти ничего не знаем о реальной истории календаря в эти 16 веков от императора Августа, якобы придавшего юлианскому календарю его современную форму, до папы Григория, якобы его реформировавшего. Григория с одним из выдуманных историками и внушительно смотрящимся римским номером. Согласно реестру римских пап он на самом деле звался Уго Бонкомпаньи (не потому ли, что должен был вращаться в хорошей кампании астрономов, чтобы осилить свой - увековечивший память о нем - календарный подвиг?), но якобы пребывал на святом престоле с 13-го мая 1572 г. по 10-е апреля года 1586-го в качестве Григория XIII.

То же немногое, что пишут об этом колоссальной длины –аж 16-вековом - периоде времени историки, на самом деле противоречит созданной ими же общей картине долгого и почти неизменного существования юлианского календаря. За этой начисто выдуманной и притом абсолютно неясной на уровне деталей историей юлианского календаря скрываются основные причины неверных датировок в рамках исторической хронологии.

В частности, есть не просто подозрение, а явные указания у самих же историков, что лунные календари использовались еще сравнительно недавно. Например, в России уже после якобы проведенной в Риме, но еще не признанной в России григорианской реформы. См. в этой связи раздел «Использование месячного счета после введения в обиход солнечного года» главы 13.

Переход от лунных календарей к солнечным не был достаточно исследован и четко описан историками (а, скорее всего, просто не мог быть исследован по причине отсутствия необходимой и достоверной информации). Соответствующая нечеткая картина призвана замаскировать искусственное удлинение хронологии, возникшее при переходе к солнечному календарю в его разных вариантах, скорее всего лишь с XVI века носящего название юлианского. Везде, где месяцы играли роль года, а потом это знание исчезло, произошло автоматическое удлинение истории в 12 с лишним раз!

Мне представляется, что историю календарей нужно писать заново и притом начинать нужно именно с исследования календарей предыстории. В излагаемом ниже предварительном очерке истории календарей доисторического периода прошлого, я прихожу к выводу о том, что здесь, в этот период существования человечества мы в основном имеем дело именно с лунными календарями.

Чего стоят все заверения историков о том, что их хронология верна, если они не располагают верной историей календаря?! Можно как угодно гневно ругать новохронологов за их сокращения традиционной хронологии, что русскоязычные историки и делают на основе генной памяти о том, как учили если не их самих, то их учителей ругать капиталистических историков за все, что оные пишут не в полном соответствии с непобедимым марксистско-ленинским учением. Но полное отсутствие достоверной истории календарного дела от этого не исчезнет.

За прошедшие 30 с лишним лет идеологической борьбы с критиками традиционной хронологии не проще ли было бы собрать квалифицированный коллектив «профессиональных историков», хронологов (если таковые еще не вымерли как социальная прослойка вспомогательного характера) да экспертов по истории календарного дела и написать солидный многотомный труд по истории календарей. Или хотя бы сравнить написанное у Иделера в его двух томах по истории разных календарей с достижениями науки об истории календарного дела за последние два века.

Об еще более позднем солидном исследовании Гинцеля я уж и не заикаюсь. Пока же историки пишут обычно об Иделере и Гинцеле ничего не значащие общие фразы, судя по которым они эти книги и в руках не держали. Хорошо, в случае российских авторов оно и понятно: кому хочется еще и немецкие книги читать. Но, к сожалению, и у немецких современных авторов солидного разбора этих книг и их сравнения с более поздними исследованиями по истории календарей не найти.

Я уже не говорю о монументальном труде «Обоснование традиционной хронологии», который советовал историкам написать в качестве ответа на вызов Новой хронологии Фоменко и Носовского. Труде, в котором я рекомендовал дать исчерпывающий анализ истории возникновения хотя бы сотни-другой узловых дат мировой истории. Ну хоть солидную историю календарей написали бы! В «Истории под знаком вопроса» я подытожил следующей фразой: «Боюсь, что и тут у вас кишка тонка, товарищи словоблюды в поисках утраченного?!»

В приверженности историков календарного дела к псевдонаучной болтовне о календарях разных древних народов и в их нелюбви к анализу исторической хронологии важно даже не то, что они пишут о бесчисленных календарных системах, а то, что они предпочитают – скорее всего по незнанию – не писать. Не пишут или крайне редко пишут они о возникновении календарей и их развитии, о введении календарей в разных странах или государствах, у разных народов или внутри религий.

Крайне мало пишут и о создателях календарей, о побудивших их на такой шаг причинах, о трудностях введения календаря и о реальной динамике его распространения. Ведь календарь – это не налог, который с тебя сдерут, хочешь ты того или нет. Календари «сидят» в голове и если туда раньше уже был посажен другой календарь, то новому будет совсем не легко вытеснить из массового сознания своего календарного предшественника. Это крайне нелегко и в письменную и печатную эпоху, но было еще во сто крат труднее в допечатную пору или до возникновения письма и массовой грамотности.

 

 

 

Глава 10. Луна и первобытный счет времени

 

 

Где и когда впервые была осуществлена связь календаря с астрономическими факторами, археология и хронология... точного ответа не дают. Можно лишь утверждать, что произошло это в далекой древности.»

Каменцева, стр. 24.

 

 

 

Содержание главы

Наблюдения Луны еще до возникновения лунного календаря.

Луна и первичный счет времени.

(Чисто) лунные календари и длительность месяца.

Начало нового месяца в природном лунном календаре.

Обожествление Луны и ее воздействие на человека.

Литература.

 

 

Я бы не стал говорить о связи календаря с чем-то в эпоху, когда календари еще только возникали, а просто поставил бы вопрос о том, когда приблизительно возник счета времени и каков был характер первых календарей. Каменцева считает, что первые системы счета времени, о которых мы имеем определенные сведения, относятся к периоду, отстоящему от нашего на 5000-6000 лет. Этому мнению, определяемому традиционными представлениями о хронологии, нельзя безоговорочно доверять, хотя современные исследования отодвигают возникновение календаря в рамках все той же традиционной хронологии в еще существенно более древнюю – в смысле этой растянутой хронологии - эпоху. Большего доверия, как мне кажется, заслуживают ее слова о том, что «лунный счет времени является наиболее древним» (стр. 24).

Иделер приводит в самом начале мнение Гоге (Goguet, De lorigine des Lois, Tom. I. Pag. 217) о том, что вслед за понятием суток возникло сначала понятие недели, но не хочет соглашаться с тем, что восприятие недели было оторвано от образа месяца, которому соответствуют все четыре фазы Луны. Далее Иделер пишет (т.1, стр. 60), что неделя безусловно является подразделом синодического месяца длиной в 29,5 суток, но что число 7 (количество дней в неделе) есть ближайшее целое значение к более точной длине четверти такого месяца, равной 7 3/8 суток. Эта семидневная длительность недели закрепилась со временем и, возможно, позволяла первобытным народам определять день ежемесячного проведения религиозных мероприятий и регулярных собраний в зависимости от фаз Луны.

Земанек подчеркивает важность Луны как источника света в ночное время до самого последнего этапа технической революции, которая только в XX в. привела к широкому распространению источников искусственного света. Далее он пишет «Сила фаз Луны задавать деление времени учитывалась во многих культурах в большей степени, чем смена времен года» (стр. 49-50). Другой немецкий автор Ганс Калеч в книге «День и год. История нашего календаря» ограничивается краткой фиксацией важности Луны для первичного счета времени: «Большое значение для измерения времени с незапамятных древних времен принадлежала Луне» (стр. 14).

Свешников начинает свой рассказ о лунном счете времени с утверждения, что «на самых ранних стадиях развития человеческого общества потребовалось создать единицу измерения времени, более крупную, чем сутки. Такая единица была найдена в смене лунных фаз (не совсем ясно, имеет ли автор в виду понятие недели или месяца – Е.Г.). Поэтому не удивительно, что у большинства (!!! – Е.Г.) древних народов первоначально календарь создавался на основе обнаруженной (я бы сказал «наблюдаемой» - Е.Г.) периодичности в движении Луны». Далее Свешников делает спорное с моей точки зрения заявление о том, что, мол, произошло это - по крайней мере в странах Востока – не в последнюю очередь ввиду важной роли Луны в первобытной религии. Мне кажется, что, наоборот, Луна именно потому и обожествлялась древними народами, что на них производило впечатление наблюдаемое почти ежедневно изменение ее облика, как раз и легшее в основу древнейшего счета времени. Причем обожествдение Луны могло иметь место задолго до изобретения первого лунного календаря.

 

 

Наблюдение Луны еще до возникновения лунного календаря

 

Движение Солнца, от которого зависит смена времен года, точному наблюдению невооруженным глазом не поддается.

Романова

 

Преувеличенное подчеркивание роли Востока (точнее Юга) в формировании лунного календаря можно встретить у фон Бринкен (см. [Бринкен], стр. 17) наряду с вполне разумными аргументами, объясняющими возникновение предысторического наблюдения Луны и осознания периодичности ее фаз. Она пишет о Луне, что последняя

«скромнее Солнца, но из-за ее мягкого света наблюдать Луну существенно приятнее. При этом можно и невооруженным глазом изучать ее особенности и изменение ее облика. Луна оказывает успокаивающее воздействие, она серебриста и прохладна в противовес сверкающему Солнцу. Не случайно Луна играет доминирующую роль в старом счислении времени (старом в ее понимании классического историка, ничего не знающего о предыстории лунных календарей – Е.Г.) Двуречья и Арабского полуострова (вот она – концентрация на расположенном на юге-«Востоке» - Е.Г.) и находится на переднем плане календарного дела еще более ранних архаических культур вблизи Тропика Рака (еще дальше на юг! А что же с Севером Евразии и Америки? Там, что, Луна не видна? Не серебриста? Не прохладна? Не имеет фаз? – Е.Г.) с еще более раннего времени, чем Солнце. Кроме того, близость этих стран к экватору затрудняет наблюдение Солнца, положение которого воспринимается как одинаковое в сравнении с местностями, расположенными в более высоких широтах (имеется в виду дневная траектория Солнца на небе, высота которой над горизонтом меньше меняется ото дня ко дню вблизи экватора, чем на небе средних и высоких широт; положение Солнца на небе в течение дня, лежащее в основе измерения времени между утром и вечером, меняется в эквториальных областях в больших пределах, чем на севере – Е.Г.)»

Фон Бринкен хочет сказать, что на юге сложнее прийти к понятию солнечного года, так как годовые изменения, связанные с высотой Солнца над горизонтом в полдень, здесь не столь ярко выражены, как на севере. Но из этого вовсе не следует, что на севере понятие солнечного года возникло раньше понятия лунного месяца. Сравнивать нужно не разные местности, а наблюдения за Луной и Солнцем в одной местности. И сказанное о большей легкости наблюдения Луны относится и к северу тоже. Похоже, это уважаемая хронологиня не очень-то и понимает. Как будто в подтверждение этого подозрения, при чтении ее книги выясняется, что бессмысленно искать в ней хоть какую-либо информацию о чисто лунном счете времени.

Романова в своем содержащем немало спорных высказываний и не определенных автором понятий очерке хронологии заявляет в унисон со всеми цитированными выше авторами: «Использование Луны в качестве хронологического ориентира возникло ранее (по сравнению с использованием Солнца для этих целей – Е.Г.), так как смены фаз Луны наблюдать много легче, чем движение Солнца (имеется в виду не ежесуточное, а годовое движение Солнца – Е.Г.).» И дальше она делает заявление о затрудненной наблюдаемости годового движения Солнца на небосклоне, которое мне хотелось бы особенно подчеркнуть, из-за чего я и вынес его в эпиграф этого раздела.

Из этого очень важного положения, часто игнорируемого специалистам по так называемой палеоастрономии (учении об астрономических знаниях и приемах древних народов), Романова делает такой вывод: «Поэтому наиболее распространенным в древности было измерение времени по Луне, смена фаз которой на небе была хорошо заметна. Как предполагают, лунный календарь появился у пастушеских народов, которые вели кочевой образ жизни». Бикерман пишет, что почти все народы на земле пользовались фазами Луны для измерения времени и приводит в подтверждение своих слов слова Овидия «luna reget menses“, что переводится как «Луна правит месяцами». Практически, он тем самым признает почти полную идентичность понятий «измерение времени» и «месяц» по крайней мере «у почти всех народов».

Герасимов, рассказав о суточном цикле, переходит к месячному и говорит о цикле Луны, что «пользование им уже требует небольшого навыка. Надо в темное время суток разглядывать луну. Форма светящейся части луны периодически меняется. Сначала появляется тонкий месяц. С каждым днем он становится все шире, пока через четырнадцать – пятнадцать суток луна станет полной (круглой). После этого начинается убывание луны до полного ее исчезновения. Потом цикл опять повторяется. Причем, по форме месяца можно сказать, растет он (молодой) или убывает (старый). Длительность полного цикла иногда 29 суток, иногда 30. Неслучайно слово «месяц» в русском языке имеет два значения.».

Таким образом, Луна, точнее форма освещенной ее части, представляет собой природный календарь, позволяющий по виду луны в любую ночь определять время с точностью до нескольких суток. Во время перехода от «смерти» старой луны к «рождению» новой точность определения времени возрастает до одних суток.

Чуть ниже Герасимов добавляет:

Таким образом, если пользование лунным календарем могло в цивилизации начаться в глубокой древности с момента возникновения соответствующей потребности, то переход на солнечный астрономический календарь мог произойти только после достижения цивилизацией соответствующей культуры.

Поэтому совершенно естественно, что в цивилизации сначала начинают пользоваться лунным календарем.

Подчеркну, что речь здесь идет о возникновении цивилизации на уровне предыстории.

Не сомневается в том, что лунный счет времени стоял у истоков календаря и Айзек Азимов, который в самом начале своего рассказа об изобретении календаря в книге «500000 лет изобретений и открытий» пишет: «Мы не знаем, когда люди впервые использовали Луну в качестве эталона времени. Существуют указания на то, что даже доисторические люди считали месяцы» ([Азимов], стр. 24). Ему вторит Рудольф Дресслер в своей книге «Когда звезды были божествами» (см. [Дресслер1]): «Если мы правильно интерпретируем составленные из зарубок рисунки, возраст которых оценивается в 10-30 тысяч лет, то уже охотники раннего каменного века имели календарь, в основе которого были кажущееся движение Луны и смена ее фаз.» (стр. 11).

Кстати, для слежения за ходом времени вовсе не обязательно иметь календарь в привычном нам понимании этого слова и инструментарий для измерения более длинных отрезков времени, чем месяц. Даже осознав периодичность фаз Луны и научившись считать время сутками и неделями в течение лунного месяца, примитивный человек мог длительное время ограничиваться счетом времени в рамках месяца, не задумываясь о днях и неделях следующего месяца или о временах, отстоящих от дня нынешнего на многие месяцы. Такое устремленное в будущее понимание времени должно было вызреть и обрести базу в плане хозяйственной потребности думать на определенное время вперед.

 

 

Луна и первичный счет времени.

 

Дал сияние Месяцу – хранителю ночи!

Научил его сотворению дня – для распознания суток!

Древняя месопотамская поэма «Энума элиш», приписывается выдуманным историками шумерам

 

Откроем книгу «История календаря» и хронология» С.И. Селешникова и посмотрим, что в ней сказано интересного про древние календари и о лунном счете времени. Во-первых, бросается в глаза, что о старых календарях рассказывается не сразу, а после солидного теоретического введения. Сперва в коротком разделе «Первобытные формы измерения времени и их развитие» (глава 1) делается упор на то, что сначала - еще «у древних пастушеских народов, которые вели кочевой образ жизни» - возник счет времени на лунные месяцы, т.е. лунный календарь.

А так как пастухи, оказывается, еще и писать не умели, то счет дней они вели при помощи зарубок на палке или узелков, завязываемых на особых шнурах (а кто сказал, что это не есть письмо?). Наверное, и овец они пересчитывали при помощи узелков и зарубок, так что овцеводы с большим стадом должны были использовать многометровые шнуры или держать палки с бухгалтерией в больших (овечьих же?) мешках!

Потом следует целая глава «Астрономические основы календаря». Наконец в главах 3 и 4 рассказывается о солнечных и лунных календарях, причем в каждой из этих глав есть еще и вводный раздел про математическую теорию соответствующих календарей. Можно подумать, что первичный счет времени у первобытного человека велся на основании некоей естественнонаучной энциклопедии, а не путем простейшего наблюдения за ежедневными и ежемесячными природными изменениями.

Почему сначала рассказано о более поздних солнечных календарях, не ясно, но в результате не испугавшемуся артиллерийской подготовки астрономическими и математическими фугасами читателю приходится, если его интересуют более древние лунные календари, начинать знакомство с разнообразием оных с четвертой главы и со страницы 107, т.е. почти с середины книги.

Рассказано здесь про вавилонский, древнегреческий, мусульманский и еврейский календари. Но, прежде чем мы к ним – считающимся уже историческими календарями - обратимся, хочется понять, что это вообще такое - лунный календарь. В первую очередь древний лунный календарь. Как именно мог вестись счет времени на месяцы? И, главное, как первобытные люди сформировали свои первые временные представления.

Казалось бы, для «введения» некоего чисто лунного календаря достаточно задать правило, по которому определяется начало нового месяца и длительность месяцев. Впрочем, Луна вращается вокруг Земли вовсе не с целью облегчить человечеству или хотя бы пастушеским народам, ведущим кочевой образ жизни, их примитивные календарные расчеты на палках и шнурах, Может быть, она делает это для собственного удовольствия или чтобы не помереть от скуки? Во всяком случае, оказывается, что и с тем и с другим – как с определением начала месяца, так и с выяснением его длительности -имеются определенные трудности. Мы их рассмотрим чуть ниже, а в данном разделе ограничимся несколькими лингвистическими замечаниями на тему о ночных светилах и о слежении за ходом времени.

Но сначала несколько слов о написании слова «луна» с большой или маленькой буквы. Вообще-то Луной называется спутник нашей Земли, нечто весьма большое, холодное и пыльное, но все-таки обладающее заметной – по крайней мере, для земных океанов – силой тяжести. А луной с маленькой буквы мы привыкли называть серебристую «тарелку», скользящую по небу и освещающую не днем, когда и так светло, а именно ночью, когда довольно темно, дорогу домой. Иногда смысловое различение Луны и луны нелегко осуществить и я заранее извиняюсь перед читателем, который будет смущен в случае неправильного применения большой или маленькой буквы «л/Л».

Впрочем, вернемся к обещанному лингвистическому следу первичности лунного счета времени по отношению к солнечному. Почти во всех основных языках слова для обозначения луны и месяца происходят от одного корня, причем в русском слово «месяц» - это просто синоним луны (с оттенком «серп луны»). В других славянских языках ситуация следующая: в чешском и луна, и месяц = mĕsic, в сербском - месец, в словенском оба слова переводятся как mesiac, и только в польском луна это księżyc, а месяц это miesiąc..

В древнеперсидском, согласно Иделеру (том 1, стр. 90) и луна, и месяц календаря обозначались одним словом mah. В древнегреческом mēn обозначает календарный месяц, а луна – selēne, что по Биркеману связано одно с другим (стр. 14). В новогреческом календарный месяц произносится как минас, а луна как фэ(н)гари (от славянского фонарь?) или сэлини.

В немецком Mond и Monat явно имеют общее происхождение (Monat просто есть производное от Mond). Английское month (календарный месяц) близко к немецкому Mond, как и обозначение луны moon. В других германских языках картина аналогична: в нидерландском луна – это maan, а месяц - maand (явно производное от maan слово). В датском луна – это mane, а месяц – maned (производная с тем же окончанием d что и в нидерландском). По-шведски луна/луны – это måne / månen, а месяц/месяцы - månad / månaden.

Только в романских языках используется пара слов, аналогичных нашим «месяц» и «луна». Правда, в некоторых из них, как, например, во-французском, для серпа месяца есть, кроме того, еще и отдельное слово (по-французски croissant).

Язык: Латынь Французский Испанский Итальянский Португальский

Луна luna lune luna luna lua

Месяц mensis mois mes mese mes

Отсюда месячные = менструация. Сторонники происхождения романских языков от русского увидят здесь подтверждение их взглядов, ибо в русском месяц имеет два значения, а в романских его аналог – только одно.

Не исключена связь слова месяц с латинским mensura = измерение и немецким messen = измерять (индоевропейский корень mē = мерить) и латинским/греческим префиксом meso со значением средний, промежуточный (месяц как промежуток времени между двумя полнолуниями, например), как в слове Месопотамия (Междуречье) или mesonauta (матрос, находившийся между рулевым и гребцами и задающий такт). Интересно также, что messio по-латыни означает жатву, уборку, а messis – еще и сбор урожая, которые, очевидно, тоже нужно было измерять.

В алтайских и родственных им языках ситуация такова: в эстонском оба слова полностью совпадают kuu и kuu, а в венгерском нет: луна = hold, а календарный месяц = ho или honep (но связь между ho и honep представляется очевидной). В турецком же, родство которого с угро-финскими языками я предполагаю, и луна, и календарный месяц имеют значение ay, хотя для луны используются и другие слова (kamer, mah, aydede). На финский турецкое ay может переводиться и как kuu (луна, месяц, но и календарный месяц), и как kuukau или kuukausi (больше в смысле помесячно, в выражениях месяц тому назад, раз в месяц, в конце/начале месяца). Японский знает одно слово, которое в китайском прочтении, т.н. оньёми, произносится как «гецу», а в японском прочтении, именуемом куньёми, как «цуки», и которое имеет два значения: и "луна", и "месяц" (последнее - в обоих значениях русского слова).

Наконец, о семитских языках, Биркеман пишет следующее: «Например. древнееврейское слово yerah значит и «Луна», и «месяц», а другое слово со значением «месяц» - hodeš – означает буквально молодой месяц». В современном иврите уже произошло размежевание этих понятий: месяц произносится как хадеш, а луна как yareah или ləvana (от русского луна?). В арабском тоже: камар (qamar) - луна, хилал (hilal) - месяц (в частности - османский полумесяц и т.д.), а календарный месяц - шахр (shahr).

Листая словари, я обнаружил несколько слов искусственного языка выдуманных клингонов. Так вот, в этом клингонском языке календарный месяц обозначается тем словом, которое в немецком созвучно слову «год».

Некоторые из названных выше наименований для луны и календарного отрезка времени длиной в месяц сведены ниже в таблицу.

 

Русский

Чешский

Словенский

Сербский

Польский

Луна:

луна/ месяц

mĕsic

mesiac

mesets

księżyc

Месяц:

месяц

mĕsic

mesiac

mesets

miesiąc

 

Немецкий

Английский

Нидердандский

Датский

Шведский

Луна:

Mond

moon.

maan

mane,

måne /månen

Месяц:

Monat

month

maand

maned

månad /månaden

 

Древнеперсид-ский

Древне-еврейский

Турецкий

Эстонский

Японский

Луна:

mah

yerah

ay

kuu

zuki

Месяц:

mah

yerah

ay

kuu

zuki

 

 

(Чисто) лунные календари и длительность месяца.

 

516. Что касается цвета Луны, то он, обычно, весьма велик.

Из коллекции Галлеттиса высказываний историка.

 

Кстати и само современное слово «календарь» обязано своему возникновению месячному счету времени. В «древнем» Риме начало очередного месяца возвещалось якобы специальным жрецом, понтификом минором, наблюдавшим за рождением новой луны. Это оповещение имело – ныне не представленное в календаре - собственное название calendare, которое происходило от греческого глагола kalein (выкрикивать, провозглашать). От него произошло получившее широкое распространение слово «календы», которым обозначалось начало очередного месяца. Постепенно это слово (на латыни calendae) начало обозначать и весь счет месяцев, т.е. календарь, в то время еще явно лунный.

Его использовали в самых разных выражениях и уже применительно к солнечному году в рамках римского календаря, о фантастичности описания которого историками я писал в «Истории под знаком вопроса». Вместо «начало года» говорили «календа марта», ибо год начинался с первого марта. Вместо «через полгода» говорили «по прошествии шести календ». Наконец поговорка «в греческие календы» воспринималась как «неизвестно когда» с оттенком никогда, вряд ли, когда-либо, после дождичка в четверг.

Месяцы римляне якобы считали по-порядку: первый, второй, третий. Причем сначала счет мог идти от любого события. Это еще фаза лунного счета времени. Лишь существенно позднее добавился еще и периодический счет месяцев. Но это уже глава из истории возникновения понятия года.

Под месяцем понимается промежуток времени от полнолуния до полнолуния или вообще от некоторой фазы луны до следующего повторения этой фазы. В зависимости от выбора определяющей месяц фазы мы будем получать небольшие отклонения в длительности месяца. Чаще всего в определении используется фаза невидимой Луны или соответствующая ей так называемая конъюнкция, при которой Луна достигает в своем движении в космосе очередной локальный минимум расстояния от Солнца.

Геометрически это соответствует моменту, когда проходящая через центры Солнца, Земли и Луны плоскость оказывается перпендикулярной к плоскости земной орбиты вокруг Солнца (если бы не было наклона орбиты вращения Луны вокруг Земли к плоскости орбиты Земли вокруг Солнца, то в этот момент все три центра оказывались бы на одной прямой, что однако на практике никогда не происходит из-за этого самого наклона). Определенный таким образом месяц называется синодическим. Его средняя длительность определяется в наши дни с большой точностью как 29,53059 суток или 29 суток, 12 часов, 44 минуты и 2,9 секунды.

При возникновении счета времени, который – как мы на основе сказанного выше можем предполагать– был первоначально лунным, использовалось интуитивное представление о месяце как синодическом периоде. Интуитивное в том смысле, что человек каменного века по крайней мере в течение большей части предыстории не проводил мысленно никаких плоскостей в космическом пространстве, а просто следил за сменой фаз луны.

Сегодня мы иногда говорим и о так называемом звездном или сидерическом месяце. Последний определяется по возвращению Луны в исходное созвездие, в окрестность определенной звезды, в определенное место на звездной сфере, которые, конечно, должен за Луну определить и зафиксировать в памяти человек. Это требует довольно развитых представлений о звездном небе. Поэтому определять начало нового сидерического месяца было тогда много труднее, чем просто наблюдать за фазами луны.

Преимуществом сидерического месяца является практическое постоянство его длины. Максимальное удаление двух точек в пространстве, которые Луна может достигать в своем движении внутри Солнечной системы, столь мало по отношению к расстояниям до звезд, что колебаниями длины сидерического месяца можно пренебречь. Сидерический месяц приблизительно равен 27,3 суток. Современные более точные исследования определяют сидерический месяц как 27,32166 суток или 27 дней, 7 часов, 43 минуты и 11 секунд.

Выше были отмечены трудности с определением начала месяца и его длительности. Рассмотрим сначала вопрос длительности как более важный для хронологии. Трудности с определением длительности синодического месяца основаны на том, что среднее время обращения Луны вокруг Земли, составляет не целое число суток, а около 29,5 суток. На самом же деле реальные длительности разных лунных месяцев колеблются в некоторых пределах между значениями чуть больше 29 и чуть меньше 30 (точнее, от 29,26 до 29,80), что связано с вытянутостью орбиты Земли, в результате которой Земля проходит в разные синодические месяцы разные расстояния между двумя последовательными конъюнкциями

По идее, длительность синодического месяца можно вычислять с хорошим приближением по лунным затмениям, ибо обязательным условием последнего является пересечение Луной прямой линии, соединяющей наблюдателя с центром Солнца. Нужно только точно зафиксировать время от затмения до затмения и разделить его на количество месяцев в этом промежутке времени. Однако такие затмения происходят в одной и той же местности слишком часто и поэтому расчеты по паре ближайших друг к другу лунных затмений будут весьма приблизительными, если не пользоваться часами с минутной стрелкой, каковой часы первобытного человека еще не имели по причине отсутствия самих часов.

Впрочем и при наличии часов нелегко точно определить момент прохождения центра Луны через перпендикулярную орбите Земли плоскость, в которой находятся как наблюдатель, так и центр Солнца. Так как лунные затмения происходят в полнолуние, то данный метод, если бы он и функционировал, давал среднюю длительность месяца от полнолуния до полнолуния. Среднюю, ибо из-за движения Земли в космосе длина и таких месяцев колеблется в названных выше для синодических месяцев границах.

Для приблизительного вычисления длительности синодического месяца можно использовать и последовательные солнечные затмения: достаточно знать точное время двух полных солнечных затмений или, точнее, точный промежуток времени между ними. Тогда, разделив промежуток времени между двумя солнечными затмениями на количество прошедших между затмениями месяцев, мы получим приблизительную длину синодического месяца.

Конечно, и этот способ не подходил первобытному человеку, который не умел еще измерять время между двумя солнечными затмениями. Теоретически, такой способ дает длину синодического месяца от невидимой луны до следующей невидимой луны, ибо при солнечном затмении диск Луны заслоняет от наблюдателя диск Солнца. Кстати, теоретические расчеты на основании точного астрономического знания о параметрах орбит Земли и Луны заменили в наши дни эмпирические наблюдения за движением Луны, лунными и солнечными затмениями.

И для определения средней длины синодического месяца тоже проводят теоретический расчет с использованием моделей небесной механики. Среднюю длительность синодического месяца можно грубо оценить в 29,53 суток. Более точно она выражается числом 29,53058818 суток или чуть грубее, но с практически достаточной точностью 29,53059 суток.

С рассмотренной проблематикой длительности месяцев связана первая классификация лунных календарей:

  • Лунный календарь, основанный на наблюдениях за Луной и не оперирующий длительностью месяца в сутках (назовем его природным лунным календарем), и

  • Лунный календарь, основанный на заданном правиле фиксации длительности месяца в сутках (назовем его абстрактным лунным календарем).

Природный лунный календарь - один для всех народов и эпох, а абстрактный лунный календарь может иметь много разных вариантов. Мне кажется, что в ходе предыстории в основном использовался природный лунный календарь, а абстрактные лунные календари начали возникать в раннеисторический период (при всей нечеткости последнего понятия).

Если бы число, выражающее среднюю длительность синодического месяца, было в точности, а не приблизительно, равно названному выше значению 29,5, то с календарной длительностью лунного месяца можно было бы поступить довольно просто: в первом месяце, скажем, 29 суток, а в следующем 30, или наоборот, сначала 30-суточный месяц, а вслед за ним 29-суточный, и так все время чередуются месяцы такой длительности. Такие абстрактные лунные календари не только действительно существовали в этот самый раннеисторический период, но и дожили, в некотором смысле, до наших дней, правда в комбинации с понятием года, о котором я в настоящей главе еще ничего плохого говорить не намерен.

Разницы между средней длиной месяца в таком абстрактном лунном календаре, выражаемой числом 29,5 суток, и таковой в природе (29,53059 суток) составляет 0,03059 суток. Поэтому через сто месяцев средней длины в 29,5 суток, накопится суммарное отклонение в 3,06 суток от ста синодических месяцев. То есть, уже через сто месяцев будет заметно сильное отклонение фаз луны от тех дат внутри месяца, которые им соответствовали в начале стомесячного периода. Самый грубый расчет показывает, что при прямом счете времени на месяцы с помощью абстрактного лунного календаря через каждые 33 месяца следует вводить один дополнительный день в календарь (или путем удлинения последнего месяца на одни сутки, или путем вставки между месяцами не относящихся ни к каким месяцам одних суток).

Если абстрактный лунный календарь функционировал только в комбинации с наблюдениями за появлением серпа молодой луны, то потребность в таких «високосных месяцах» или дополнительных сутках отпадала. Просто начало месяца иногда сдвигалось на основании таких наблюдений, так что не нужно было вводить никакие расчетные правила для «високосных месяцев».

Кстати, календарные месяцы, которыми мы сегодня пользуемся в нашем основанном на солнечном годе календаре, не являются лунными, хотя некоторые из них и состоят из 30 дней (а февраль раз в 4 года имеет 29 дней). Впрочем, вопрос о длительности современных месяцев не относится к тематике лунного календаря и связан с историей возникновения и эволюции солнечно-лунных, лунно-солнечных и просто солнечных календарей. Поэтому я рассмотрю сначала первый тип лунных календарей.

Существует мнение о том, что в ранние периоды предыстории Луна вращалась вокруг Земли с несколько иной скоростью, чем в наши дни, так что не исключено, что раньше длительность как сидерического, так и синодического месяца была несколько отличной от наблюдаемых сегодня. Впрочем, при рассмотрении природных календарей это обстоятельство могло бы играть только теоретическую роль, а о существовании абстрактных лунных календарей в эту гипотетическую пору нам ничего не известно.

 

 

Начало нового месяца в природном лунном календаре.

 

Начало лунного месяца желательно посвятить новым делам. Эмоции по поводу личных отношений могут отвлекать от более прагматичных вопросов.

Гороскоп

 

В любом абстрактном лунном календаре нет проблемы начала месяца. Нужно только считать дни текущего месяца, а так как длительность каждого месяца заранее известна (она вытекает из основного правила данного абстрактного лунного календаря), то ничего, кроме арифметики, для определения начала очередного месяца знать не нужно.

Другое дело природный лунный календарь. В нем с началом месяца имеются определенные трудности. Даже договорившись о том, с какой фазы луны начинается очередной природный лунный месяц, люди должны были организовать наблюдения за фазами луны. А это вовсе не так уж и просто, ибо видимость Луны может быть весьма плохой из-за метеорологических условий. Кроме того, при наблюдении за переходом от одной фазы Луны к другой нужно было на глаз определять, достигнута ли уже граница между фазами или еще не совсем.

И хотя человеческий глаз, особенно натренированный, в принципе в состоянии делать это с большой точностью, но ситуация усложняется за счет того, что длительность лунного месяца не выражается целым числом суток и поэтому точная смена фаз может приходиться и на дневное время, когда Луна не видна на небе. И уж во всяком случае, момент точного перехода от фазы к фазе случается каждый раз в новое время внутри суток.

Почему-то – таково мнение историков календаря - все народы отсчитывали начало месяца не от полнолуния, которое хорошо видно на небе даже при весьма густой облачности, а от новолуния. Впрочем, и в том, и в другом случае это определение могли сопровождать дополнительные трудности, связанные с проблемой определения начала суток. Рассмотрим, например, способ, который якобы доминировал в древней истории и был основан на наблюдении за появлением на небе молодой луны (за так называемой неоменией).

Если наблюдатель увидел вечером появившийся, наконец-то, серп луны, то он может сделать из этого наблюдения в принципе два разных вывода: первый день лунного месяца был сегодня или он будет завтра. Решение это зависит от того, что наблюдатель считает границей суток, когда для него начинаются новые сутки. В большинстве стран средиземноморья ранней исторической эпохи началом новых суток считался вечер (после захода солнца уже шел следующий день). В таких странах этот наблюдатель считал бы, что месяц начался или вот-вот начнется в грядущий новый день. Если же, как в Египте, сутки начинались с рассвета, то наблюдатель считал бы, что прошедший день уже принадлежал к началу нового лунного месяца. И конец вечера, и вся ночь до рассвета будут еще принадлежать эти первым суткам нового лунного месяца.

Историки, очевидно, считают, что древние пастушеские народы не доверяли собственной способности фиксации момента самого-пресамого полнейшего полнолуния. Тем не менее, наблюдать полнолуние много легче, чем едва зародившийся серп Луны. К тому же человеческий глаз легко распознает малейшие различия между неполным и полным кругом. Поэтому осмеливаюсь предположить, что начало месяца было перенесено на новолуние в значительно более позднее время, когда уже получила определенное развитие астрономия, по крайней мере в части наблюдения за Луной.

А так как все книги по календарям единогласно утверждают, что у всех народов начало месяца совпадало с новолунием, то возникает подозрение, что все сведения историков по лунным календарям относятся к весьма позднему периоду состояния лунных календарей, к тому времени, когда Скалигер и другие записали сведения о них. Эта поздняя фаза характеризуется полным забвением первобытных лунных календарей, когда счет времени, скорее всего, велся в основном в рамках одного лунного месяца, а также следующего периода, когда счет времени месяцами еще только начинался.

Селешников повествует о запоздании в 2-3 дня с определением новолуния у разных народов, в основном южных. Молодой месяц становится видимым не сразу после фазы невидимой луны, а по истечению одного или даже нескольких дней (он колеблется в течение года в зависимости от положения Луны на своей несколько вытянутой околоземной орбите – впрочем, последнее обстоятельство не должно было быть известно пастушеским народам, если они не перевозили свои стада на поездах через огромные расстояния). Распознавание нового Месяца зависит также от остроты глаз наблюдателя, от высоты луны над уровнем моря и связанного с этим состояния атмосферы (степени ее прозрачности, облачности).

Уже поэтому естественно предположить, что первоначально, всё-таки, древние народы ориентировались на полнолуние и только позже, когда Луна стала играть роль божества и возникли определенные религиозно-культовые представления, с Луной связанные, для людей стало важным определять время рождения этого божества. К обожествлению Луны могли привести и наблюдения над месячными женщин, которые имеют близкую к лунному месяцу периодичность.

Виктор Лаврус в своей «Истории календаря» (см. http://www.n-t.ru/tp/in/ik.htm) – источнике не обязательно сверхакадемическом, но занятном - пишет и об обожествлении Луны и о том, что лунный счет мог вестись и от полнолуния:

 

У славян Месяц был царем ночи, мужем Солнца. Он влюбился в Утреннюю Звезду, и в наказание другие боги раскололи его пополам... Странно похожую легенду встречаем мы на диаметрально противоположном краю планеты, у австралийских аборигенов: юноша-Месяц, влюбившийся в чужую жену, изгнан из своего племени и вечно блуждает по небу в поисках пристанища.

Африканцы из племени намака рассказывают, что добрый бог-Месяц хотел сделать людей такими же бессмертными, как и он, сделать так, чтобы они умирали и воскресали снова. Но заяц решил напакостить людям и сказал, что они будут похожи на него, зайца: уж если умрут, то никогда не воскреснут. И сбылось так, как напророчил глупый заяц. За это Месяц бросил в зайца своим боевым топором и рассек ему губу, которая с тех пор у всех зайцев и осталась раздвоенной. Почти тот же сюжет прослеживается в сказке южноамериканских ботокудов: луна умеет вызывать гром, молнию, карать неурожаем, а порой она падает на землю, и тогда люди во множестве умирают...

У вьетнамцев сохранился до сих пор красивый обычай созерцать луну в шестнадцатый день восьмого месяца их лунного календаря: светлый лик, не закрытый тучами, обещает хороший урожай в этом году, полузадернутый туманной пеленой – полные закрома после второго сбора зерна, ну, а если небо сплошь закрыто тучами, придется ждать неурожайного года... Даже не верящий ни в бога, ни в черта европеец нет-нет да и покажет молодому месяцу завалявшуюся в кармане блестящую монетку: пошли, мол, побольше денег. А в старое время крестьянин серьезно огорчался, если в столь ответственный момент у него в кармане не оказывалось серебряной денежки.

Празднества в честь луны волей-неволей были регулярны, как регулярна смена лунных фаз. И человек соизмерял свою жизнь с этими циклами. Промежуток от новолуния до новолуния (или от полнолуния до полнолуния – разные племена считали по-разному) оказался прочно связанным с серебристым небесным телом. (мое выделение жирным курсивом– Е.Г.)

В статье «Боги на небосводе» в научно-популярном историческом журнале «История с хитринкой» (тетрадь 8 за 1981 год, стр. 8-10) читаем, что у древних народов Луна была ответственна за плодородие женщин. Пережитки этого представления сохранились, например, у эскимосов. Эскимосская девушка избегала в полнолуние смотреть на Луну, ибо была уверена, что может в результате забеременеть.

 

 

Обожествление Луны и ее воздействие на человека

 

Шамаш («бог Солнца») считался сыном «бога Луны» Сина и, значит, стоял ниже на иерархической лестнице.

Захария Ситчин, Армагеддон откладывается, стр. 29.

 

Регулярное рождение, умирание и возрождение Луны заставляло древних считать ее ответственной за судьбу каждого отдельного человека, возводить ее в ранг божества, вводить ее культ. По верованиям «древних греков» три богини судьбы, так называемые Моиры, были частью Луны. Луна руками Моир прядет клубок судьбы человека, соединяет друг с другом судьбы разных людей и прерывает нить жизни.

В противоположность Солнцу как божеству мужскому, Луна считалась женским божеством и связывалась с былой властью женщин над мужчинами, с эпохой матриархата.. Это тоже свидетельствует о том, что Луна еще до солнца начала играть огромную роль в жизни человека. Автор рассматривавшейся в предыдущем разделе статьи Бернд Риль пишет: «Знаменательно, что культ Солнца был гораздо меньше распространен в мире, чем культ Луны, и что культ Солнца возникает часто только при достижении более высокого уровня культуры.».

Интересно, что автор, полностью находящийся в плену растянутых в десяток раз хронологических представлений, считает, что первые «календари» были якобы 30000 лет тому назад созданы под влиянием движения Луны (его кавычки должны символизировать, что речь идет о некой весьма примитивной первичной форме лунного календаря, например, об отмеченных выше формах, когда или счет времени велся в пределах одного месяца или когда счет месяцами еще только начинался).

Мифология сохранила представления древних народов о значимости Луны. Согласно индийской мифологии бог Луны Сома был женат на 27 созвездиях лунного неба, но пренебрегал всеми ими, кроме прекрасно й Рохини. За это его наказали высшие боги и теперь он ежемесячно сначала худеет, а потом снова толстеет. «Брахма сделал Сому властителем над планетами и звездами, над жрецами и растениями, над жертвоприношениями и благочестивыми обетами» (Мифы народов мира, М., 1996, т. 1, стр. 38). В скандинавской мифологии «месяц управляет ходом звезд … и ему подчиняются новолуние и полнолуние.» (Мифы древней Скандинавии, М: АСТ, 2001, стр.78). А кто управляет ходом звезд, тот управляет и течением времени.

В этом описании скандинавской мифологии я вижу противоречие с точкой зрения Германа Вирта , сформулированной в 1928 г. в его книге «Возмужание человечества» (см. [Вирт1]). Вирт утверждает, что Луна – в отличие от Солнца – не играла никакой роли в культе раннего времени Северной Европы. «Нигде в более старых слоях нордической религии, ни в памятниках культовой символики и их историческом континууме вплоть до наших дней, ни в культовом языке, не удается найти никаких следов важности Луны … Луна не играла в культе нордической расы никакой иной роли, чем роль «измерителя времени» - как это уже следует из самого ее имени.» (стр.565).

По этому поводу нужно сказать следующее:

  1. Даже «противник» Луны Вирт вынужден признать ее роль в измерении времени, а для вопросов хронологии эта роль важнее культовой. Таким образом, точка зрения Вирта никоим образом не противоречит излагаемой здесь теории о доминирующей роли Луны в возникновении наших временных представлений и формировании первичного (лунного) календаря.

  2. Вирта интересовала только предыстория германцев и вообще «северной расы», так что он занимался исследованием ранней истории, т.е. самого конца предыстории и начала истории. Предыстории, в которой еще нет германских племен или их явных предков для Вирта не существовало.

  3. Позиция Вирта носит явные следы мышления современного человека, который настолько привык к понятию года, что не способен мыслить вне этой категории. Именно поэтому Вирт во всей своей книге говорит только о разбиении года на периоды, в том числе и на месяцы самой разной длины, что в принципе характерно для весьма поздней стадии календарного развития, хотя называемые Виртом длительности недели (шесть дней) и месяца (18 дней) настолько оторваны от месячного счета времени, что могут быть порождениями или просто его исследовательской фантазии или игрой в цыфири: 20 х 18 = 360.

  4. Позиция Вирта в культовых вопросах объясняется его желанием приписать нордической расе понятие божьего сына, на роль которого он определяет Солнце, и, тем самым, лишить христианство этого важного для него понятия. Это укладывается в проязыческую и антихристианскую традицию национально-консервативного течения в идеологии, но находится в противоречии с современными представлениями о мифологии, в которой явно прослеживается непосредственное обожествление Солнца (как и Луны, что было отмечено выше).

Однако вернемся к вопросу об определении начала месяца на первом этапе возникновения лунного календаря, когда он был еще природным, а не абстрактным. Для меня в пользу полнолуния говорит его исключительность: полнолуние бывает только раз в месяц. Серп же наблюдается дважды: как новая луна и перед этим как луна умирающая. Между ними промежуток в несколько дней, который может удлиняться при наличии сильной облачности (т.е. промежуток нерегулярной длины), в течение которых Луна вообще не видна.

Новую, растущую Луну, конечно, при желании можно отличать от убывающей или «умирающей» луны, но можно и спутать с ней. Недаром же придуманы мнемонические правила для их разграничения. Например, в русском языке рекомендуется приставить мысленно вертикальную палочку к концам двух рогов луны. Если при этом образуется буква «Р», то луна – растущая. Кроме того, у новолуния нет никакой специальной функции, в то время как у полнолуния она есть: сравнительно яркая освещенность позволяет устраивать ночную засаду или проводить ночью полевые работы (особенно важно в жарких странах). Как утверждает Каменцева на стр. 25, «под палящими лучами Солнца работать было очень тяжело, поэтому древние вавилоняне трудились в ночное время, но для этого следовало знать, когда будет светить Луна, т.е. учитывать лунные фазы и лунный месяц».

Для ночных религиозных церемоний полнолуние по той же причине больше подходит, чем новолуние. Об этом пишет Уве Топпер в своей последней книге «Календарный скачок. Фальшивая историография определяет будущее. Смена религии в Европе около 1500 г.» (Тюбинген, 2006) со ссылкой на книгу « Небо над германцами» Отто Ройтера (Мюнхен, 1936) о верованиях древних германцев. Последние совершали свои жертвоприношения в связи с праздниками в начале года и приблизительно через месяц после него именно ночью и поэтому должны были заранее знать, когда наступает полнолуние.

Рыбаки же пользовались полнолунием (и вообще, лунными ночами) для выхода в море или на озеро для ловли рыбы. В некоторых странах еще в XIX веке и даже в начале XX в. существовал обычай, планировать вечерние походы в гости на полнолуние с тем, чтобы без усложнений найти поздно вечером дорогу домой.

С полнолунием люди в особо сильной мере связывают разные физиологические реакции. Ведь человек находится в полнолуние на пике своих сил. Многие страдают в полнолуние бессонницей и даже сегодня есть люди, которые отмечают каждое полнолуние, устраивая ночную вечеринку. Такая встреча считается особенно благоприятной для обсуждения принципиальных вопросов и планов на будущее. Да и не только человек - даже деревья ускоряют поток своих соков к полнолунию. Известно, что для сбора древесного сока полнолуние – самое благоприятное время. Скорее всего, люди с давних времен подметили приток сил в полнолуние и именно поэтому обожествляли Луну в состоянии полнолуния.

Для человека полнолуние может иметь и свои отрицательные последствия. Больницы скорой помощи знают по опыту, что именно в полнолуние поступает наибольшее количества пациентов с гипертоническими кризами, с инфарктами и инсультами. Операций в дни, близкие к полнолунию, лучше избегать: грозит повышенная потеря крови. Даже обычное кровотечение из носа бывает в эти дни более обильным, чем обычно. То же относится и к менструациям, если они начинаются перед самым полнолунием. Еще одна особенность полнолуний: беременные женщины толпами рвутся в родильные палаты именно в полнолуние, так что в соответствующие дни родильные отделения больниц оказываются переполненными роженицами и новорожденными.

В полнолуние человек способен перенести необычно большую долю алкоголя, но в результате именно в полнолуние бывает и пик алкогольных отравлений, не говоря уже о количестве пьяных драк. Полиция знает об этом пике и отмечает повышенную агрессивность и готовность к проявлению насилия у своей клиентуры в дни, близкие к полнолунию. Впрочем, и в психиатрии эти дни считаются самыми трудными. Недаром в английском языке сумасшедший обозначается словом «lunatic». Кстати, и количество обычных лунатиков тоже увеличивается в полнолуние.

С новолунием люди связывают совсем другие ощущения: упадок сил, депрессию, сонливость. Дети в школе теряют в дни, близкие к новолунию, способность к концентрации, а у взрослых наблюдается забывчивость, резкая смена настроений и раздражительность, чаще проявляются невротические состояния. В эти дни учащается количество самоубийств, происходит большее количество несчастных случаев. Именно в этом кроется представление о числе 13 как несущем несчастье: при первоначальном счете дней от полнолуния именно в 13-й день люди замечали начало и постепенное усиление всех описанные выше негативных физиологических реакций, которые продолжались несколько дней и отпускали смущенные отсутствием лунного света души на покой только по прошествии нескольких дней.

 

 

Литература

[Азимов] Asimov, Isaac, 500000 Jahre Erfindungen und Entdeckungen, Augsburg: Bechtermünz, 1996.

[Бринкен] Brincken, Anna-Dorothee von den. Historische Chronologie des Abendlandes Kalenderreformen und Jahrtausendrechnungen. Eine Einführung, Stuttgart: Kohlhammer, 2000. Seiten: 132 СТР. (ISBN: 3170151568).

[Введение] Einführung in die Geschichte der Erfindungen, Leipzig/Belin: Otto Spamer, 1884. Репринт: Augsburg, Bechtermünz, 1998.

[Вирт1] Wirth, Herman. Der Aufgang Der Menschheit, Jena: Eugen Diederichs, 1928.

[Вирт2] Wirth, Herman. Die Heilige Urschrift der Menschheit. 3 Bände, Leipzig: Verlag Mutter Erde, 1931-36.

[Вирт3] Wirth, Herman. Was heißt Deutsch? Jena: Eugen Diederichs, 1934.

[Габович] Габович. История под знаком вопроса, Ст.-Петербург: НЕВА, 2005.

[Герасимов1] Герасимов, Г.М. Теоретическая история, www-newchrono.ru.

[Герасимов2] Герасимов Г.М. Измерение времени, http://www.jesus1053.com/ru/index.html.

[Гинцель] Ginzel, F.: Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie. 3 Bände. Leipzig: Hinrichs, 1906-1914.

[Дрёсслер] Drößler, Rudolf. Als die Sterne Götter waren- Sonne, Mond und Sterne im Spiegel von Archäologie, Kunst und Kult, Leipzig: Prisma, 1976.

[Иделер] Ideler, Ludwig: Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie. Aus den Quellen bearbeitet, 2 Bände, Berlin: August Rücker, 1825-1826.

[Земанек] Zemanek, Heinz. Bekanntes & Unbekanntes aus der Kalenderwissenschaft. München: Oldenbourg Vlg., 1978. 168 СТР. (ISBN: 3486232916).

[Калеч] Kaletsch, Hans. Zürich: Artemis, 1970.

[Каменцева] Каменцева, Елена Ивановна: Хронология, Аспект Пресс, Москва, 2003.

[Лаврус] Лаврус, Виктор. История календаря, http://www.n-t.ru/tp/in/ik.htm.

[Мифы 1] Мифы народов мира, М., 1996.

[Мифы 2] Мифы древней Скандинавии, М.: АСТ, 2001

[Рилль] Rill, Bernd. Die Götter am Firmament. Der Mensch und die Sterne- Geschichte mit Pfiff, 1991, Heft 8, СТР. 8-10.

[Романова] Романова, А.А.: Хронология, в книге «Специальные исторические дисциплины. Учебное пособие», Европейский университет, Санкт-Петербург, 2003, стр. 162-201.

[Селешников] Селешников С.И. История календаря и хронология, М: Наука, 1977

[Топпер2] Topper, Uwe, Kalendersprung. Falsche Geschichtsschreibung bestimmt die Zukunft. Europas Religionswechsel um 1500, Tübingen: Grabert, 2006.

 

 

Подписи к рисункам.

 

10-1 Часы и месяц. Сегодня мы пользуемся часами для определения времени. Раньше его определяли по положению солнца на небе. Современные электронные часы показывают еще и дату. Раньше вместо этого определяли фазу луны. На картине 1958 г. современного художника Эрнста Сомпека представлены башенные часы и три серпа? Серп молодого месяца, серп в руках у скульптуры и венок в руке у женского бюста. В символической форме картина отражает связь измерения времени с Луной.

Рис. 10-2. Наша добрая старая Луна. Именно она научила человека предыстории измерять время и считать сначала недели и месяцы, а со временем и более длительные промежутки времени. Луне мы обязаны возникновению хронологии, которая в ходе предыстории, но и долгое историческое время была именно месячной хронологией.

Рис. 10-3. Наскальное изображение, исследованное и зарисованное супругами Утой и Уве Топперами в одной их пещер на юге Испании. Изображенные в верхней части рисунка 28 точек названные выше авторы книги «Искусство предыстории в провинции Кадис», изданной в 1988 г., считают примитивным месячным календарем.

Рис. 10-4. Еще одно наскальное изображение, исследованное и зарисованное супругами Утой и Уве Топперами, авторами книги «Искусство предыстории в провинции Кадис», изданной в 1988 г.в одной их пещер на юге Испании. Судя по всему, четыре «гребешка», имеющих по семь зубьев, символизируют четыре недели месяца. Точками изображен счет дней в двух полумесяцах. «Гребешок» с пятью зубьями может характеризовать месяц, как состоящий из четырех полных недель и пятой, имеющей только два дня.

Рис. 10-5. Фазы Луны в традиционном, восходящем якобы к Аристотелю изображении в одной из ранних произведений гуманистов. Представление о том, что Солнце освещает всегда ровно половину лунной поверхности и никогда не освещает более половины еще отсутствует у художника, попытавшегося объяснить оптический эффект фаз спутника Земли. Сравните изображения видимой с Земли части освещенного полушария Луны с таковыми на рис. 10-6.

Рис. 10-6. Фазы Луны в современном изображении. Подпись внизу «Как возникают фазы луны». Пояснения на рисунке сверху вниз: солнечные лучи, невидимая луна (молодой месяц), орбита Луны, Земля, полная луна. Другие пояснения на рисунке: 4 первая четверть (возрастающий полумесяц), 10 последняя четверть (уменьшающийся полумесяц). Сравните изображения видимой с Земли части освещенного полушария Луны с таковыми на рис. 10-5.

Рис. 10-7. Схема из старого школьного учебника астрономии, поясняющая смены лунных фаз. Вид Луны с точки зрения земного наблюдателя показан здесь не в нижней части рисунка, как на рис. 10-6, а рядом с соответствующим положением Луны на орбите вокруг Земли. Из книги Б.А. Воронцов-Вельяминов, Астрономия (Учебник для 10 класса), М.: Просвещение, 1976.

Рис. 10-8. Орбита Луны и ее наклон по отношению к орбите Земли, а также основные плоскости, линии и точки, используемые при наблюдении за ходом Луны по небосклону. Пояснительные надписи сверху вниз м слева направо: плоскость земной орбиты (плоскость эклиптики), «убывающий» узел, Земля, Луна, «возрастающий» узел, узловая ось, 5 градусов (угол наклона плоскости орбиты Луны к плоскости эклиптики), плоскость лунной орбиты. Узлы – это точки лунной орбиты, которые находятся в плоскости эклиптики. Из книги Antonin Rükl, Astronomie. Guide de l’amazeur, Paris: Gründ, 1985

Рис. 10-9. Еще одна схема смены фаз Луны, наблюдаемая, например, с космического зонда, удалившегося на солидное расстояние от орбиты Земли вокруг Солнца (плоскости эклиптики). В такой перспективе вращение Луны вокруг Земли не заметно: Луна следует за Землей по ее орбите вокруг Солнца, то обгоняя ее, то отставая от нее. Обозначения на рисунке: S = лучи Солнца, a = Эллиптическая орбита Земли вокруг Солнца, b = траектория движения Луны вокруг Солнца, d = временное расстояние от новолуния в сутках, 1 и 5 = новолуния, 3 = полная луна, 2 и 4 первая и третья четверть луны (границы фаз между новолунием и полнолунием). Из книги Rükl’а.

Рис. 10-10. Грубая, с сильным искажением пропорций и размеров схема затмений Солнца Луной и закрытия Луны земной тенью. На схеме хорошо видна разная физическая природа солнечных и лунных затмений а также то, что солнечное затмение прочерчивает на поверхности Земли некую полоску (представьте себе единовременное движение Луны по орбите вокруг Земли и вращение Земли вокруг своей оси; только в этой полоске на Земле и наблюдается солнечное затмение). Если же Луна погружается в земную тень, то все жители «ночного» полушария Земли могут наблюдать это лунное затмение. Из учебника Воронцова-Веньяминова.

Рис. 10-11. Солнечные затмения: полные и частичные. Слева показано перемещение пяина лунной тени по Земле и образование полосы полного лунного затмения на поверхности земного шара. Вне этой полосы, на небольшом расстоянии от нее, затмение Солнца наблюдается как неполное. Справа показаны последовательные фазы неполного солнечного затмения в точке, расположенной очень близко от полосы полного затмения. Из учебника Воронцова-Веньяминова.

Рис. 10-12. Солнечные затмения могут быть использованы для вычисления средней длительности оборота Луны вокруг Земли или синодического месяца. Нужно только заметить точное число месяцев и суток между двумя полными солнечными затмениями. На схеме видно, при каком положении орбиты Луны вокруг Земли по отношению к Солнцу затмение возможно (справа), а при каком – нет (например, слева). Из учебника Воронцова-Веньяминова.

Рис. 10-13. Эти относимые археологами к каменному веку изображения на двух сторонах костяной пластинки (ножа) демонстрируют осознание первобытным человеком сезонных событий в природе. Эдвин Крапп так комментирует изображения: «Изображение оленихи и цветущих растений на левой стороне говорит о весне. На правой стороне бизон ревом возвещает о начале своего осеннего гона; созревшие семена и веточки вечнозеленых хвойных растений тоже свидетельствуют об осени.»

Рис. 10-14. Существует гипотеза, что это изображение охрой в одной из пещер в Андалузии (Педра де ла Пареха) является изображением «большой недели» или половины месяца.

Рис. 10-15. На этом сибирском шаманском бубне явно изображены четыре времени года. Это изображение было вынесено на обложку русского перевода книги Краппа.

Рис. 10-16.Еще одно наскальное изображение из пещеры в Андалузии. В этом изображении можно легко распознать схематическое изображение месяца, состоящего из двух больших недель (из двух 14дневок). Это одна из ранних календарных моделей каменного века.

 

Последнее на форумах

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com