Russian
German
Габович Е.

Что там ещё за римляне? Не римляне, а этруски и кельты!



(2-я, более академическая версия - после данной статьи)
 
Oб авторе
Я являюсь одним из авторов журнала «EFODON Synesis», а баварский историк Гернот Гайзе — его редактором. Мы лично знакомы и постоянно поддерживаем связь по электронной почте. Поэтому я хорошо знаю, что исследования Г.Гайзе на тему о «древних» римлянах не были спровоцированы ни монографиями Н.А.Морозова, ни книгами А.Т.Фоменко и Г.В.Носовского на эту тему. Именно как совершенно независимое от русской критики истории античности исследование о римлянах Гернота Гайзе представляет для нас особый интерес. Ниже я кратко пересказываю и комментирую книгу Г.Гайзе «Кем были римляне на самом деле», изданную в ФРГ в 1994 г.

Римские легионы творят альпийские чудеса

Обутые в сандалии голоногие римские легионеры, покинув тёплый климат Средней и Северной Италии (впрочем и в последней мне приходилось зимой ходить по колени в снегу, причём не в горах даже, а по заваленным снегом городам Ломбардии!) перевалили, как утверждают историки, через покрытые снегами Альпы, тогда ещё не пронизанные туннелями и скоростными магистралями, и завоевали пол-Европы.
А стоило строптивым германцам или кельтам восстать и разбить пару римских легионов, как тут же скоростным темпом новые легионы тяжело вооружённых и обременённых военным обозом римлян устремлялись гуськом по горным тропинкам через Альпы и восстанавливали порядок в отстоящих от Италии на многие сотни, а то и на тысячи км подвластных землях. И никаких у них при этом особых трудностей не возникало.
Это во времена Суворова переход через Альпы был делом настолько нелёгким, что его знаменитый альпийский поход иначе как героическим не называют. А вот для римских легионов он был делом настолько будничным. что о технике преодоления этого маленького препятствия историки не очень-то и затрудняют себя соответствующими описаниями. Да и не только римские легионы, очевидно, специально обученные быстрому преодолению самых высоких в Европе гор, но и их многочисленные враги никакого особого препятствия в лице Альп не имели.
Заглянем в 4-х томное исследование Оскара Эгера «Всемирная история. Древний мир» (СПб., 1904; репринтн. переизд. СПб.,«Спец. лит.», 1997). Здесь, согласно предметному указателю, Альпы фигурируют с десяток раз. Заглянем, например, на стр. 449 (далее везде в скобках внутри цитат — мои комментарии).
«60 тысяч конницы, 20 тысяч пехоты и 20 слонов за 9 дней достигли вершины Альп (зачем им были нужны вершины, мало им было перевалов?) и на 15-й день были уже на восточной подошве хребта. Трудности этого перехода были велики, потери весьма ощутимы (но зато, очевидно, по дороге из Испании в Италию большинство пехотинцев срочно переучилось на кавалеристов, ибо из Испании вышли якобы 90 тысяч пехоты и только 12 тысяч кавалеристов!). Но всё же сохранившееся описание этого перехода и борьбы с его природными препятствиями, с дикими горными племенами, как кажется, сильно преувеличивает ужасы, встреченные Ганнибалом на пути».
У читателя возникает чёткое представление о том, что если Альпы и представляли некое препятствие, то лишь для африканских слонов Ганнибала (до сих пор, кстати, не прирученных!), а уж никак не для римской конницы или римских легионов и их многочисленных обозов!
Впрочем, ещё для «последнего великого историка Рима» Аммиана Марцеллина (якобы 4 в. н.э., см. Марцеллин А. Римская история. СПб., «Алатейа», 1996) Коттиевы Альпы, отделяющие Италию от Франции, были крайне серьёзным препятствием: «Переход по его (хребта) обрывающимся в пропасть ущельям особенно страшен в весеннее время (т.е. именно тогда, когда стратегически мыслящие историки — ведь войскам лучше всего воевать летом — и отправляют в путь армии своих исторических героев), когда...» (далее следует описание ожидающих путников в горах весной трудностей).
Писавший, скорее всего, в позднее средневековье Марцеллин (недаром во введении к его книге нет ни слова об истории рукописей этой книги, если не считать скупого упоминания о том, что до нас дошли не все главы книги — а как дошли те, которые дошли?) знал уже, что войска Ганнибала якобы преодолели именно Коттиевы Альпы (а не шли вдоль побережья) и поясняет, как именно «...он проложил (за две недели?) новый путь, по которому никто до него не ходил»; «При этом он взрывал (откуда такое слово у не знавшего пороха историка из 4-го века?) огромные скалы страшной высоты, раскаляя их большим пламенем и поливая затем уксусом».
Ясно, что недостатка в уксусе у перебирающихся через незнакомые им Альпы африканцев быть не могло: вряд ли есть более существенный вид провианта, который нужно тащить на себе через дикие горы. Да и времени на такое «взрывание огромных скал страшной высоты» много не требуется: это только в последние два века рабочие обленились настолько, что годами строят дороги через Альпы. При наличии воинской дисциплины славным ганнибальцам ничего не стоило взорвать половину Альп за неделю-другую.
Каждый «римский» солдат должен был сам нести свой вариант: 30 кг пшеничного или ячменного зерна и 0,75 кг соли в качестве базисного рациона. На телегах везли ячмень для тягловых и кавалерийских лошадей (около 270 т) и различное снаряжение. В результате, по мнению Г.Гайзе, каждая телега весила около тонны и была мало приспособлены для пересечения Альп.
В этой простирающейся на многие километры человеческой змейке то тут, то там должны происходить разного рода происшествия: то солдат ногу подвернул, то лошадь свалилась в пропасть, то колесо у телеги сломалось, то камень со скалы сорвался.
Я не говорю уже об остановках для приёма пищи и справления других физиологических потребностей, для которых горы крайне плохо приспособлены, если речь идёт об одновременно ползущих к перевалу десятке тысяч людей и лошадей. А ведь историки утверждают, что в случае необходимости Рим посылал в другие страны не один, а многие легионы! И совсем уж страшно подумать о том, как будут располагаться на ночь эти тысячи людей вдоль загаженной горной тропы на подступах к перевалу.
Мы не вспоминали о живущих в горах и знающих их много лучше итало-римлян враждебных последним кельтских племенах и их воинах. Ну, хоть раз за всю историю Римской империи должны же они были устроить засаду и разгромить ненавистных «римлян»! Вспомните индейцев и их многочисленные засады против вооружённых ружьями белых американцев и как их расстреливали индейские лучники! Но нет, история молчит о каких-либо трудностях, пережитых в Альпах многочисленными «римскими» легионами. Так, может быть, и не было никаких «римских» легионов?

Римские легионы проникают вглубь лесных массивов

Поднаторевшие на прокладывании горных дорог через Альпы римские легионы, спустившись с гор, начали воевать разных там германцев и кельтов. А заодно и нести культуру и цивилизацию отсталым племенам оных. Как именно это происходило, историки предпочитают не уточнять. Но мы-то имеем право додумать за них!
Вот приближается легион к непроходимому лесу. Раздаётся команда «Рубить деревья!», и первые четыре лесоруба («римские дороги» редко были много шире 4 м) берутся за дело. Тем временем весь легион отдыхает. Потом вспотевших силачей сменяет следующая четвёрка. И т.д.
is-Gabowitsch_sloni-gannibala
Так, по версии официальной истории, африканские слоны Ганнибала штурмовали города Западной Европы.
А что же делают в это время люто ненавидевшие римлян кельты и германцы? Очевидно, тоже отдыхают и ждут пока легионы не углу­бятся в лес тонкой струй­кой настолько далеко, что только глупый и ленивый не вос­поль­зует­ся воз­можнос­тью перес­трелять весь легион из луков или раз­гро­мить его флан­говой атакой с двух сторон.
Эти простые сооб­раже­ния навели Г.Гайзе на мысль, что не пришедшие из-за Альп легионы, а свои собственные германские и кельтские сол­даты (или мирные рабочие) должны были строить «рим­ские дороги». А строить их они могли только в том случае, если никакой угрозы для них со стороны назван­ных легионов не существовало. Так, может быть, эти легионы и были не итало-римскими, а германскими и кельтскими?
Кстати, прежде чем перейти к мысли об абсурдности марширующих через Альпы римских легионов, Г.Гайзе собрал информацию о том, что именно — по мнению «античных» авторов — представляли собой оные. Выяснилось следующее: если в начале римской республики легион состоял из 3500-4000 солдат и 300 всадников, то уже во времена Цезаря в нём было 9-12 тыс. чел. При Августе легион состоял из 6100 легионеров-пехотинцев, 726 всадников, а также вспомогательных и легковооружённых частей. Такой легион насчитывал в общей сложности 8300 солдат, 3350 лошадей и 1095 повозок.
Если по дороге могла ехать одна повозка или могли идти рядом друг с другом 4 солдата с тяжёлым вооружением или 2 коня и если на солдата нужен 1 м дороги на коня — 4 м и на повозку — 5 м, то получим следующую длину легиона на марше по лесной дороге в метрах: 6100:4+4х726:2+5х1095 = 1525+1452+5475, т.е. 8,5 км. На самом деле реальный такой легион растянулся бы на 10 с лишним км, ибо «римские» дороги часто были рассчитаны только на трёх марширующих в одной шеренге солдат или одного всадника! А в горах? На горной тропинке, где кони, люди и повозки тянутся гуськом друг за другом, наш подсчёт дал бы 14,5 км, что соответствует на практике 20 с лишним км.
Это одно превращает «римские легионы в такую лёгкую добычу для противника, что само их существование (в рамках признанной истории) начинает противоречить всякой логике.
У критиков новой хронологии сильные возражения вызывает тот многократно отмечавшийся Фоменко и Носовским факт, что в прошлом (до тотальной фиксации всех географических деталей на издаваемых ныне тысячными и миллионными тиражами тысячах и миллионах современных картах) названия городов не были так железно фиксированы и однозначны, как сегодня. Стоящий в стороне от соответствующих российских дискуссий Г. Гайзе с удивлением обнаружил в свое время, что «любой мало-мальски большой город, как-то связанный с «римлянами», назывался Римом« . Вернее, назывался еще и Римом с некой приставкой, отличающей его от других Римов.
Автор приводит следующие примеры наименований:
  • Аахен: «Второй Рим», а также «Aurea Roma renovata»
  • Майнц: «Другой Рим» (XI-XII века), а раньше «Aurea Maguncia Romane»
  • Трир: «Белгийский Рим», «Второй Рим», «Малый Рим», «Северный Рим»
Мы уж не говорим про Константинополь, который называли и Новым Римом, и Вторым римом, и про Византию, жители которой называли себя ромеями. Это название до сих пор сохраняют и жители Румынии, и одна из двух основных цыганских народностей, представители которой называют себя «рома» (другая называется «синти»). Но и Карфаген после его завоевания вестготами стал в 439 г. их столицей под именем Африканский Рим. Наконец, Г. Гайзе обнаружил, что и немецкий город Бамберг тоже назывался Рим, а на шведском острове Готланд, куда, вроде бы итало-римляне и не забирались, до сих пор есть город Рим.
Стоило мне открыть простенький школьный географический атлас как я обнаружил, что город Рим (в написании ROM) есть и сегодня еще в Восточной Германии.
Конечно, велик соблазн объяснить все эти Римы желанием провинциальных городов приписать себе хоть частицу столичного блеска (в конвенциальной истории Рим играл именно роль блещущей богатсвом и роскошью столицы), но тогда не ясно, почему нет такого обилия Римов вне кельто-германских «римских» территорий: на Ближнем Востоке, например, и в других неевропейских провинциях Римской империи.
Это наблюдение и связанные с ним дальнейшие исследования привели Г. Гайзе со временем к убеждению, что слово «Рим» играло в Западной Европе роль, сравнимую с ролью слова «Кремль» в России: Римы были крепостями, местами расположения больших гарнизонов, опорными пунктами римлян (не римлян в классическом смысле, а тех профессиональных кельтских военных, которые были собраны в «римские», т.е. военные, кельтские легионы).
А что же с вечным городом, великим итальянским Римом, сегодняшней столицей Италии и прошлой великой столицей Римской империи, чуть ли не старейшим городом Европы? Г. Гайзе выяснил, что только в средние века Рим стал называться Roma quadrata, т.е. Квадратный Рим (Квадратный Кремль, квадратная крепость), а до того был известен под именем Palatium (Палатинум). Уже одно это наводит на мысль о том, что все те бесчисленные «античные» источники, которые повествуют о Риме в Италии, были написаны в средние века после того, как название Рим прочно закрепилось за Палатинумом.
А что же с «древнеримскими» развалинами на территории Рима? Проанализировав все, что о них известно, Г. Гайзе пришел к выводу, что реально существуют только этрусские развалины и сравнительно поздно (в средние века?) возведенные в подражание эттрусскому стилю строения (или их развалины). Особенно его поразил тот факт, что знаменитые акведуки (те самые, сработанные рабами Рима) как в Риме, так и в его окрестностях, все без исключения являются этрусскими.
Более того, и многочисленные «римские» акведуки в Галлии и Германии тоже оказались все без исключения делом рук все тех же этруссков: выяснилось, что монополия на строительсво таких сооружений прочно была в руках строительных артелей этруссков. Г. Гайзе считает, что этрусские мастера «акведукских дел» пользовались известностью по всей Европе и приглашались строить акведуки в самых разных местах. В свете теорий Н+Ф возможно и другое объяснение: столь ответственную работу власть имущие поручали только своим.
В свое время я обратил внимание на следующий любопытный факт: в начале эпохи возрождения все без исключения знаменитые итальянские художники были родом из разных городов, в основном из Северной Италии, но никто из них не родился в Риме. Лишь с большим трудом это можно объяснить теорией упадка значения Рима в средние века. Гораздо лучше это наблюдение укладывается в теорию о позднем возникновении города Рима (около 1380 г. по Фоменко).
У Г. Гайзе я нашел иное утверждение, подтверждающее скептическое отношение к историям про «Античный Рим»: многочисленные находки «римских» артефактов, заполняющие витрины бесчисленных «римских» музеев по всей Европе, на самом деле были сделаны во время раскопок в Галлии и Германии, а никоим образом не происходят из областей вокруг итальянского Рима.

И против еще одного исторического клише восстает Г. Гайзе, клише, согласно которому высокоцивилизованные «римляне» имели в лице германцев и кельтов дело с грубыми необразованными варварами. Он устанавливает, что среди кельтов было большое число хорошо образованных людей и что кельтская культура была высоко (в том числе и технически) развитой. Скорее всего, это ее достижения были потом приписаны выдуманной римской цивилизации, а ограбленные духовно кельты были объявлены историками варварами.

................................................

2-я, более академическая версия

ЧТО ТАМ ЕЩЕ ЗА РИМЛЯНЕ?


 

Действительно, “Кем были римляне на самом деле?” Под таким заголовком опубликовал в 1994 году свою первую книгу [1] на тему римской старины баварский исследователь и активист общества EFODON Гернот Гайзе. В 1997 г. вышло в свет новое, расширенное и доработанное издание [2] этой книги: “Кем были римляне на самом деле? Наша картина исторического прошлого неверна!”. Наконец, в 1999 г. появилась статья [3] Гернота Гайзе “Римская империя – это Геманская Империя”, в которой он углубляет свои исследования на тему о происхождении понятия “римляне”.

EFODON – это сокращенное наименование Европейского Общества Раннеисторической Технологии и Пограничных Областей Науки. Общество зарегистрировано согласно немецкому законодательству как некоммерческое общественно-полезное научное общество и имеет несколько сотен членов в Германии и небольшое число вне нее. Исследования по критическому анализу исторической картины занимают видное место в работе Общества.

Ежегодно Общество устраивает встречу своих членов и годовой коллоквиум с докладами. Кроме того, по мере надобности проводятся региональные и тематические встречи и экскурсии с исследовательскими целями. Ежемесячные встречи членов Общества EFODON с докладами и дискуссиями происходят в Мюнхене, Пассау, Аугсбурге и других городах Баварии. Под Мюнхеном же располагается редакция журнала “EFODON Synesis”, который выходит шесть раз в году и имеет порядка 50-60 стр. формата А4.

Общество имеет собственное издательство, в котором были изданы десятки книг. Кроме того, издательство EFODON печатает две серии исследовательских отчетов EFODON-Dokumentation (вышло в свет около 30 таких отчетов) и EFODON –Edition MESON, а также два журнала: уже упомянутый двухмесячный журнал “EFODON Synesis” и журнал “Новости Общества EFODON (EFODON News).

Автор настоящих строк является членом Общества EFODON и одним из авторов журнала “EFODON Synesis”, а Гернот Гайзе – его редактором и спикером Общества EFODON. Мы лично знакомы и постоянно поддерживаем связь по телефону и по электронной почте. Поэтому я хорошо знаю, что исследования Гернота Гайзе на тему о “древних” римлянах не были спровоцированы ни монографиями Морозова, ни работами Фоменко, ни книгами Носовского и Фоменко на эту тему.

Более того, Гернот Гайзе лишь весьма поверхностно знаком с перечисленными публикациями русских ученых. Причем знаком в основном по сравнительно кратким обзорным статьям автора этих строк, которые появились уже после публикации книги [1] и другим немногочисленным немецким публикациям на эти темы. К тому же в этих немецких статьях тематика античного Рима затрагивалась лишь вскользь. Именно как совершенно независимое от русской критики истории античности исследование о римлянах Гернота Гайзе представляет для нас особый интерес.

Прежде, чем перейти к изложению его основных рассуждений, аргументов, идей и гипотез, отмечу, что Гернот Гайзе является специалистом по истории кельтов и опубликовал на эту тему книги [4] “Земляные укрепления кельтов в окрестностях Моозиннинга (округ Эрдинг/Верхняя Бавария)”, в которой подытожил результаты проведенных Обществом EFODON полевых и исторических исследований, [5] “Кельтская система связи открыта заново”, в которой осуществил реконструкцию забытой кельтской техники связи, и [6] “ Земляные укрепления кельтов и их скрытые функции”, в которой подводит итог своим многолетним исследованиям этих загадочных и до сих пор не понятых до конца в их функиональности сооруженияям кельтов.

Из других его книг по переосмысливанию истории отметим книгу [7] “Ведьмы. Клевета на мудрых женщин” и книгу [8], в которой затрагивается вопрос о технологии строительства египетских пирамид.

Римские легионы творят альпинистские чудеса.

Обутые в сандали голоногие римские легионеры, покинув теплый климат Средней и Северной Италии (впрочем, и в последней мне приходилось зимой ходить по колени в снегу, причем не в горах даже, а по заваленным снегом городам Ломбардии!) перевалили, как утверждают историки, через покрытые снегами Альпы, тогда еще не пронизанные туннелями и скоростными магистралями, и завоевали пол-Европы.

А стоило строптивым германцам или кельтам восстать и разбить пару римских легионов, как тут же скоростным темпом новые легионы тяжело вооруженных и обремененных военным обозом римлян устремлялись гуськом по горным тропинкам через Альпы и восстанавливали порядок в отстоящих от Италии на многие сотни, а то и тысячи км. подвластных землях. И никаких у них при этом особых трудностей не возникало.

Это во времена Суворова переход через Альпы был делом настолько нелегким, что его знаменитый альпийский поход иначе как героическим не называют. А вот для римских легионов он был делом настолько будничным, что о технике преодоления этого маленького препятсвия историки не очень-то и затрудняют себя соответствующими описаниями. Да и не только римские легионы, очевидно, специально обученные быстрому преодолению самых высоких в Европе гор, но и их многочисленные враги никакого особого препятсвия в лице Альп не имели.

Заглянем в книгу [9]. Здесь, согласно предметному указателю, Альпы фигурируют с десяток раз. Именно:

Стр. 377: Массовое переселение кельтов через Альпы

Стр. 442: Новые переселенцы из-за Альп.

Стр. 443: Кельты призывают наемников из-за Альп.

Стр. 444: “Область римских владений была продвинута до самых Альп”

Стр. 446: Вся “Италия от Альп до Этны повиновалась римскому владычеству”.

Стр. 448: В 218 г. до н.э. “пунийское войско направляется по старой дороге. По которой галлы проходили в былое время в Италию через Альпы”

Стр. 449: 60 тысяч конницы, 20 тысяч пехоты и 20 слонов за 9 дней достигли вершины Альп (зачем им были нужны вершины, мало им было перевалов?) и на 15.й день были уже у восточной подошвы хребта. “Трудности этого перехода были велики, потери весьма ощутимы” (но зато, очевидно, по дороге из Испании в Италию большинство пехотинцев срочно переучилось на кавалеристов, ибо из Испании вышли якобы 90 тысяч пехоты и только 12 тысяч кавалеристов!). “Но все же сохранившееся описание этого перехода и борьбы с его природными препятствиямии с дикими горными племенами, как кажется, сильно преувеличивает ужасы, встреченные Ганнибалом на пути”.

Стр. 452 Во время весеннего разлива 217 г. до н.э. Альпы не смогли остановить Ганнибала и его войско

Стр. 468. Гасдрубал (брат Ганнибала) весной 207 г. до н.э. перешел через Альпы с большей легкостью, чем некогда переходил его брат.

Стр. 542: Во времена Суллы область севернее Альп была для римлян варварской

Стр. 543: О роли Альп как границы, первые заальпийские привинции.

Стр. 580: Римляне боятся, что некий мятежный вождь “явится, пожалуй, со своим войском и в Италии, перешагнув Альпы , как некогда перешагнул их Ганнибал”

Стр. 582: Отряд спартаковцев в 500 человек пытался преодолеть Альпы, но был рассеян.

Стр. 663: С 16 г. до н.э. набеги кельтских народцев, живших в Альпах.

Стр 760: Константин двинулся через Альпы с войском, которое уже успел закалить в своих удачных войнах против германских народов.

Вот и все, что есть об Альпах в толстом томе (823 стр.), большая часть которого (стр. 353-793) посвящена римской истории от основания Рима до падения Западной римской империи. У читателя возникает четкое представление о том, что если Альпы и представляли некое препятствие, то лишь для африканских слонов Ганнибала (до сих пор, кстати, не прирученных!), а уж никак не для римской конницы или римских легионов и их многочисленных обозов!

Впрочем, еще для “последнего великого историка Рима “ Марцеллина (як. 4 век н.э.) Коттиевы Альпы, отделяющие Италию от Франции, были крайне серьезным препятствием (см. [10], стр. 78-80). “Переход по его (хребта – Е.Г.) обрывающимся в пропасть ущельям особенно страшен в весенне время (т.е.именно тогда, когда стратегически мыслящие историки – ведь войскам лучше всего воевать летом – и отправляют в путь армии своих исторических героев – Е.Г.), когда ...” (далее следует описание ожидающих путников в горах весной трудностей).

Впрочем, писавший, скорее всего, в позднее средневековье Марцеллин (не даром во введении к изданию [10] нет ни слова об истории рукописей этой книги, если не считать скупого упоминания о том, что до нас дошли не все главы книги – а как дошли те, которые дошли?) знал уже, что войска Ганнибала якобы преодолели именно Коттиевы Альпы (а не шли вдоль побережья) и поясняет , как именно “он проложил (за две недели? - Е.Г.) новый путь, по которому никто до него не ходил.”: “При этом он взрывал (откуда такое слово у не знавшего пороха историка из 4-го века? – Е.Г.) огромные скалы страшной высоты , раскаляя их большим пламенем и поливаяз атем уксусом”.

Ясно, что недостатка в уксусе у перебирающихся через незнакомые им Альпы африканцев быть не могло: вряд ли есть более существенный вид провианта, который нужно тащить на себе через дикие горы. Да и времени на такое “взрывание” огромных скал страшной высоты много не требуется: это только в последние два века рабочие обленились настолько, что годами строят дороги через Альпы. При наличии воинской дисциплины славным ганнибальцам (или ганнибальдийцам?) ничего не стоило взорвать половину Альп за неделю-другую.

Римские легионы проникают вглубь лесных массивов.

Поднаторевшие на прокладывании горных дорог через Альпы римские легионы, спустившись с гор, начали воевать разных там германцев и кельтов. А заодно и нести культуру и цивилизацию отсталым племенам оных. Как именно это происходило, историки предпочитают не уточнять. Но мы-то имеем право додумать за них!

Вот приближается легион к непроходимому лесу. Раздается команда “рубить деревья” и первые четыре лесоруба (“римские дороги” редко были много шире четырех метров) берутся за дело. Тем временем весь легион отдыхает. Потом вспотевших силачей сменяет следующая четверка. Тем временем весь легион отдыхает. И т.д.

А что же делают в это время люто ненавидившие римлян кельты и германцы? Очевидно, тоже отдыхают и ждут, пока легион не углубится в лес тонкой струйкой настолько далеко, что только глупый и ленивый не воспользуется возможностью перестрелять весь легион из луков или разгромить его фланговой атакой с двух строн.

Эти простые соображения навели Г. Гейзе на мысль, что не пришедшие из-за Альп легионы, а свои собственные германские и кельтские солдаты (или мирные рабочие) должны были строить “римские” дороги. А строить их они могли только в том случае, если никакой угрозы для них со стороны названных легионов не существовало. Так, может быть, эти легионы и были не итало-римскими, а германскими и кельтскими?

Кстати, прежде чем прийти к мысли об абсурдности марширующих через Альпы римских легионов, Г. Гейзе собрал информацию о том, что именно – по мнению “античных” авторов - представляли собой оные. Выяснилось следующее: если в начале римской республики легион состоял из 3500-4000 солдат и 300 всадников, то уже во времена Цезаря в нем было 9-12 тысяч человек. При Августе легион состоял из 6100 легионеров-пехотинцев, 726 всадников, а также вспомогательных и легковооруженных частей. Включая обоз, такой легион насчитывал в общей сложности 8300 солдат, 3350 лошадей и 1095 повозок.

Если по дороге могла ехать одна повозка или могли идти рядом друг с другом четыре солдата с тяжелым вооружением или два коня и если на солдата нужен один метр дороги на коня -–четыре и на повозку – пять, то получим следующую длину легиона на марше по лесной дороге в метрах: 6100:4+4х726:2+5х1095=1525+1452+5475, т.е. восемь с половиной км. На самом деле реальный такой легион растянулся бы на 10 с лишним км, ибо “римские” дороги часто были расчитаны только на трех марширующих в одной шеренге солдат или одного всадника! А в горах? На горной тропинке, где кони, люди и повозки тянутся гуськом друг за другом наш подсчет дал бы 6100+4х726+5х1095=6100+2904+5475 или 14,5 км, что соответсвует на практике 20 с лишним км.

Это одно превращает “римские легионы” в такую легкую добычу для противника, что само их существование (в рамках признанной истории) начинает противоречить всякой логике. Другое дело, если легионы не были вражескими для кельтов и германцев, а представляли собой их собственное войско! Именно к такому выводу и приходит Г. Гейзе.

В пользу этого его вывода говорит и следующее его наблюдение. Рассматривая этнический состав “римских” легионов, он заметил, что против галлов и германцев воевали ... германцы и кельты, а никакие не итало-римляне. Более того, даже офицерами в этих легионах служили все те же германцы и кельты.

В своих исследованиях по кельтской истории Г. Гейзе установил потрясающее сходство в описаниях кельтской и “римской” кавалерии, причем и та, и другая оказались весьма похожими и на средневековых рыцарей-кавалеристов, и на микенскую кавалерию (о реальном греческом следе в выдуманной “римской” истории мы расскажем выше).

Наконец, вернемся еще раз к переходам через Альпы. Во-первых, нужно отметить, что каждый “римский” солдат должен был сам нести свой провиант, состоявший из 30 кг. пшеничного или ячменного зерна и 0,75 кг. соли в качестве базисного рациона. Кроме того на телегах везли ячмень для тягловых и кавалерийских коней (около 270 тонн) и различное снаряжение. В результате – по мнению Г. Гайзе - каждая телега весила около тонны и была мало приспособлена для пересечения Альп по горным тропам.

Представим себе растянувшийся на десять-пятнадцать километров идущий гуськом “римский” легион на горной тропе, ведущей к одному из расположенных высоко в горах горных перевалов. Пусть это происходит не весной и не осенью (о зиме мы даже подумать боимся), а летом, в самый, так сказать, разгар туристского сезона. Все равно, в этой простирающейся на многие километры человеческой змейке то тут, то там должны происходить разного рода происшествия: то солдат ногу подвернул, то лошадь свалилась с насыпи, то колесо у телеги сломалось, то камень со скалы сорвался. И каждый раз происходит остановка, начинается обсуждение происшествия и поики выхода из сложившейся ситуации.

Тем временем, идущие сзади должны остановиться, чтобы дождаться устранения возникшего препятствия, а идущие спереди должны быть остановлены, чтобы не растянуть легион еще больше. Не успело препятсвие быть устранено и не успел легион прийти снова в движение, как уже в другом месте возникает новая проблема. Легион не идет по горам, а в буквальном смысле этого слова ползет черепашьим темпом.

Я не говорю уже об остановках для приема пищи и справления других физиологических потребностей, для которых горы крайне плохо приспособлены, если речь идет об одновременно ползущей к перевалу десятке тысяч людей и лошадей. А ведь историки утверждают, что в случае необходимости Рим посылал в другие страны не один, а многие легионы! И совсем уж страшно подумать о том, как будут располагаться на ночь эти тысячи людей вдоль загаженной горной тропы на подступах к перевалу.

При всем этом мы пока даже не вспоминали о живущих в горах и знающих их много лучше итало-римлян враждебных последним кельтских племенах и их воинах. Ну, хоть раз за всю историю римской империи должны же они были устроить засаду и разгромить ненавистных “римлян”! Вспомните индейцев и их многочисленные засады против вооруженных ружьями белых американцев и как их расстреливали индейские лучники! Но нет, история молчит о каких-либо трудностях, пережитых в Альпах многочисленными “римскими” легионами. Так, может быть, и не было никаких “римских” легионов, марширующих из Италии в Германию или во Францию?!

Не римляне, а этруски и кельты!

У критиков новой хронологии сильные возражения вызывает тот многократно отмечавшийся Фоменко и Носовским факт, что в прошлом (до тотальной фиксации всех географических деталей на издаваемых ныне тысячными и миллионными тиражами тысячах и миллионах современных картах) названия городов не были так железно фиксированы и однозначны, как сегодня. Стоящий в стороне от соответствующих российских дискуссий Г. Гайзе с удивлением обнаружил в свое время, что “любой мало-мальски большой город, как-то связанный с “римлянами”, назывался Римом” ([2], стр 11). Вернее, назывался еще и Римом с некой приставкой, отличающей его от других Римов.

В [3], стр 47, автор приводит следующие примеры наименований:

Аахен: “Второй Рим”, а также “Aurea Roma renovata””

Майнц: “Другой Рим” (XI-XII века), а раньше “Aurea Maguncia Romane”

Трир: “Белгийский Рим”, “Второй Рим”, “Малый Рим”, “Северный Рим”

Мы уж не говорим про Константинополь, который называли и Новым Римом, и Вторым римом, и про Византию, жители которой называли себя ромеями. Это название до сих пор сохраняют и жители Румынии, и одна из двух основных цыганских народностей, представители которой называют себя “рома” (другая называется “синти”). Но и Карфаген после его завоевания вестготами стал в 439 г. их столицей под именем Африканский Рим. Наконец, Г. Гайзе обнаружил, что и немецкий город Бамберг тоже назывался Рим, а на шведском острове Готланд, куда, вроде бы итало-римляне и не забирались, до сих пор есть город Рим.

Стоило мне открыть простенький школьный географический атлас как я обнаружил, что город Рим (в написании ROM) есть и сегодня еще в Восточной Германии.

Конечно, велик соблазн объяснить все эти Римы желанием провинциальных городов приписать себе хоть частицу столичного блеска (в конвенциальной истории Рим играл именно роль блещущей богатсвом и роскошью столицы), но тогда не ясно, почему нет такого обилия Римов вне кельто-германских “римских” территорий: на Ближнем Востоке, например, и в других неевропейских провинциях Римской империи.

Это наблюдение и связанные с ним дальнейшие исследования привели Г. Гайзе со временем к убеждению, что слово “Рим” играло в Западной Европе роль, сравнимую с ролью слова “Кремль” в России: Римы были крепостями, местами расположения больших гарнизонов, опорными пунктами римлян (не римлян в классическом смысле, а тех профессиональных кельтских военных, которые были собраны в “римские”, т.е. военные, кельтские легионы).

А что же с вечным городом, великим итальянским Римом, сегодняшней столицей Италии и прошлой великой столицей Римской империи, чуть ли не старейшим городом Европы? Г. Гайзе выяснил, что только в средние века Рим стал называться Roma quadrata, т.е. Квадратный Рим (Квадратный Кремль, квадратная крепость), а до того был известен под именем Palatium (Палатинум). Уже одно это наводит на мысль о том, что все те бесчисленные “античные” источники, которые повествуют о Риме в Италии, были написаны в средние века после того, как название Рим прочно закрепилось за Палатинумом.

А что же с “древнеримскими” развалинами на территории Рима? Проанализировав все, что о них известно, Г. Гайзе пришел к выводу, что реально существуют только этрусские развалины и сравнительно поздно (в средние века?) возведенные в подражание эттрусскому стилю строения (или их развалины). Особенно его поразил тот факт, что знаменитые акведуки (те самые, сработанные рабами Рима) как в Риме, так и в его окрестностях, все без исключения являются этрусскими.

Более того, и многочисленные “римские” акведуки в Галлии и Германии тоже оказались все без исключения делом рук все тех же этруссков: выяснилось, что монополия на строительсво таких сооружений прочно была в руках строительных артелей этруссков. Г. Гайзе считает, что этрусские мастера “акведукских дел” пользовались известностью по всей Европе и приглашались строить акведуки в самых разных местах. В свете теорий Н+Ф возможно и другое объяснение: столь ответственную работу власть имущие поручали только своим.

В свое время я обратил внимание на следующий любопытный факт: в начале эпохи возрождения все без исключения знаменитые итальянские художники были родом из разных городов, в основном из Северной Италии, но никто из них не родился в Риме. Лишь с большим трудом это можно объяснить теорией упадка значения Рима в средние века. Гораздо лучше это наблюдение укладывается в теорию о позднем возникновении города Рима (около 1380 г. по Фоменко).

У Г. Гайзе я нашел иное утверждение, подтверждающее скептическое отношение к историям про “Античный Рим”: многочисленные находки “римских” артефактов, заполняющие витрины бесчисленных “римских” музеев по всей Европе, на самом деле были сдеоаны во время раскопок в Галлии и Германии, а никоим образом не происходят из областей вокруг итальянского Рима.

И против еще одного исторического клише восстает Г. Гайзе, клише, согласно которому высокоцивилизованные “римляне” имели в лице германцев и кельтов дело с грубыми необразованными варварами. Он устанавливает, что среди кельтов было большое число хорошо образованных людей и что кельтская культура была высоко (в том числе и технически) развитой. Скорее всего, это ее достижения были потом приписаны выдуманной римской цивилизации, а ограбленные духовно кельты были объявлены историками варварами.

Близкие нам во времени “римские “ писатели.

В какой мере можно вообще верить “римским” писателям, спрашивает Г. Гайзе? Не были ли “их” писания на самом деле сочинены в значительно более позднюю историческую эпоху и просто им присвоены? И не являются ли сами эти римские писатели изобретениями более поздних авторов? Не родились ли они в ходе христианских фальсификационных акций? Недаром у этих фальсификаторов имелась солидная традиция подделки самых разных писаний и документов.

Хорошо известно, что в средние века было модно присваивать себе латинские (т.е. “римские”) имена (сегодня мы сказали бы “псевдонимы”). Такие латинизированные средневековые писатели могли создать огромное “римское” духовное наследие еще до того, как христианские писатели начали для своих целей подправлять оное духовное наследие и обогащать “римский мир” своими историческими, филосовскими и художественными произведениями.

Добавим от себя: именна эта активная духовная деятельность породила реальную потребность в книгопечатании. Последнее же, сразу после своего возникновения, начало требовать все больше и больше рукописей пользующихся популярностью античных авторов. А где спрос – там и предложение. Чем больше “античных” рукописей требовалось недавно возникшему и расширяющемуся рынку, тем больше их писалось. Уж в чем-чем, а в талантливых и образованных людях в эпоху Возрождения недостатка не было (чем больше их требовалось, тем больше их “производили” первые средневековые университеты).

Никто (кроме отдельных критиков: диссиденты всегда есть, во все времена!) в то время не задавался вопросом о том, почему все эти многочисленные рукописи еще совсем недавно никому не были известны. И никто не удивлялся тому, что все эти бесчисленные рукописи уцелели в течение многочисленных веков с их дикостью, войнами, пожарами и стихийными бедствиями. Может быть в то время еще не была выдумана тысячелетняя дистанция между античностью и началом книгопечатанья? А может быть в то время была иная ментальность и все играли в предписанную модой игру, как много позже все играли в супружескую верность, благоверных христиан или правоверных марксистов.

С другой стороны, последующие поколения историков, занятые “склеиванием” античных историй в единую историю античности, не имели времени и желания выяснять, почему все эти античные рукописи вскоре после своего напечатания исчезали в небытие. Ясно, что авторы эпохи Возрождения относились к своим недавно написанным “античным” рукописям не с большим почтением, чем сегодняшний автор к напечатанной на машинке или с помощью персонального компьютера рукописи: раз есть выверенные и напечатанные экземпляры книги, то зачем еще и исчериканную редактором исходную рукопись хранить? Странно только, что это естественное для авторов отношение к СВОИМ рукописям не настораживает историков, продолжающих считать всю эту писательскую продукцию истинно античной.

Не все ясно Г. Гайзе в этой сложной картине. Неужели и Цезарь тоже целиком выдуман поздними авторами? Ну хорошо, они написали за него его “Галльскую войну”, но что делать с его романом с Клеопатрой? И если сам Цезарь жил на тысячу лет позже, чем считается, то воевал ли он в Британии? Нужно ли отождествлять его с Карлом Великим, которого, правда, согласно Гериберту Иллигу тоже не было? Или все, что мы знаем о Цезаре было выдумано в конце средневековью, чтобы нашим детям было чем забивать себе голову на уроках истории?

Впрочем, как и многие другие критики хронологии и канонизированного исторического учения, Г. Гейзе не обещает своим читателям нового деталлированного сценария того, что разыгрывалось на исторической сцене прошлого. Его главная цель: показать наличие в канонизированной исторической картине глубоких противоречий, несуразностей, глупостей и побудить читателей к самостоятельному критическому осмысливанию историй, рассказываемых историками.

Римляне из марширующих военных колонн.

Г. Гайзе предпринял простую, кажется, вещь: он начал искать, на каком языке слово “Рим” или производные от него имеют осмысленный перевод, а не просто являются как-то связанными с привычным нам содержанием, привязывающим эти слова или к городу Риму или к Римской империи. Оказалось, что в древнегреческом слово “рим” означает “армию, войско, воинское подразделение, вооруженные силы, колонну”. Иными словами, слово “Рим” не обязательно есть всего лишь не имеющее переводимого смысла географическое название, а очень даже наполненное содержанием слово, со временем превратившееся в географическое название.

Не отсюда ли и русское “мир” для обозначения состояния, в котором пребывает государство большую часть времени, если оно имеет сильную армию? А слова “мор”, “умирать”, “умереть”, “мертв” как связанные с частым явлением в ходе активных действий рима (частым следствием оных)?

Может быть Италия стала считаться римской именно потому, что в ходе греческой колонизации Италии, историками не отрицаемой, но перенесенной ими в далекое прошлое, не обошлось без армий, войск, воинских подразделений, вооруженных сил и армейских колонн? Тогда становится ясно, что “римляне” – это не жители города Рима и не граждане Римской империи, а в первую очередь военные, члены той общности, которую греки называли ром. Ведь и мы говорим о таможенниках, о таможнях, о таможенных правилах, не не говорим о древнем городе Таможня, о Таможенной империи (разьве что иронически), о таможенном праве.

Теперь становится понятным и применение эпитета “Римская” к Великой Священной Империи германской нации! Очевидно, и она тоже покоилась на военной силе и армейских колоннах! Конечно, у Г. Гайзе нет идеи о том, что эти колонны были татаро-русско-иудейские. Более того, о соответствующих идеях Н+Ф Г. Гайзе опубликовал мою статью [11] совсем недавно, осенью 1999 г. Но зато у него можно найти интересные мысли об уничтожении воспоминаний о прошлом этой империи, которые перекликаются с соответствующими высказываниями Н+Ф.

Говоря о длившейся до 1648 г. тридцатилетней войне (той самой, про которую студента спросили, как долго она длилась, а он не мог этого вспомнить), Г. Гайзе пишет: “ Смысл этой войны – в той мере, в какой война вообще может иметь какой-то смысл – заключался в уничтожении культурного богатства. Первоочередной целью служили монастырские библилтеки, архивы, церкви и замки с их “говорящими” гербами, живопись, изображающая отдельных лиц или здания. То, что осталось неуничтоженным, с этим расправлялись в отдельных меньших акциях: разрушение “староримских” городов (в ходе так называемой Войне за Пфальцкое Наследство). При этом систематически уничтожались все старые, сложившиеся в ходе исторического развития “римские” города в широком коридоре вдоль Рейна. Память о прошлом планомерно уничтожалась” [3] (мой перевод – Е.Г.)..

Интересный мостик от отождествления кельтов с “римлянами” к гипотезам Н+Ф прокладывает следующее открытие моего соавтора и активного участника руководимого мной Исторического Салона (см. статью[12]) Вальтера Хауга. Он обнаружил, что многие кельтские географические названия в окрестностях нашего города Карлсруэ, т.е. в той части Южной Германии, которая сегодня непосредственно граничит с Францией (от Карлсруэ до французской границы 15 км) имеют словянское происхождение. Из этого он делает вывод о том, что еще в конце средних веков в Южной Германии был сильный славянский субстрат и что, возможно, сами кельты были весьма родственны славянам (если не идентичны им).

Как ошибаются историки.

Для понимпания того, как могли “разойтись” в истории два столь тесно связанных друг с другом периода как история Германской империи и история одного из ее периодов (“римской империи”) Г. Гайзе предлагает провести такой мысленный эксперимент. Перенесемся мысленно в далекое будущее, в 25-й век н. э.. Историки обнаруживают источники, которые описывают на территории Европы “Нацистскую империю” или третий райх.

Кроме немногих сохранившихся с нацистких времен источников, историкам удалось обнаружить большое количесткво исторических романов о нацистах, написанных на самом деле в 21-м и 22-м веках, когда не было в моде печатать год издания. Эти рорманы становятся основными источниками сведений о “нацистской империи”. Далее историки устанавливают, что язык в этой империи имел много общего с немецким, но в то же время сильно отличался от него: был много грубее, не столь утонченным, как классический немецкий, полон новообразований и аббревиатур. Зато территория райха явно превосходила территорию Германию в десятки раз.

Вообще, нацистская империя обнаруживает типологическое сходство с реакционными временами, называющимися в истории средневековья “темными веками”. Это был неаппетитный период времени: разгул мракобесия, массовые убийства “чужих” и инакомыслящих, патологическая агрессивность и т.д.. Так как в 20-м веке уже нет свободного времени для тысячелетней нацисткой империи и так как 20-й век по представлениям историков есть период расцвета (или разгула) демократии, и потому никак не мог быть временем “тысячелетнего райха”, то ученые и помещают его в ближе всего соответствующие ему по духу темные века. Возникающие при этом противоречия не замечаются, игнорируются, замалчиваются.

Конечно, при этом некоторые источники оказываются сомнительными и их приходится подправлять или объявлять ошибками и заблуждениями очевидцев. Вместо тысячи лет “нацисткой империи” отводят максимум пятьсот. Вместо нацистких танков говорят о бронированных повозках, которые толкались солдатами и которые позднее были спутаны с танками. Но в основном “нацисткая империя” прочно входит в каноническую историографию как часть средневековья. Так или приблизительно так вошла в каноническую историографию и римская история.

И в заключение такая вот краткая заметка:

В статье [13] рассказывается об археологических исследованиях с целью нахождения “римских” дорог через два перевала, которые согласно данным историков соединяли Швейцарию с Францией. С 1993-го года работает экспевиция, котокая нашла 22 колеи на одном из них и множество потерянных путниками предметов. Ширина колеи составляла 108-109 cm, 111-112 cm и 114-115 cm, что само по себе замечательно. Но вот найденные предметы оказались все без исключения датируемыми концом 13-го века или еще более поздним временем. Археологи вынуждены перенести свои исследования на второй из перевалов: шесть лет поисковой работы на позволили найти “римскую” дорогу.

 

Литература

1. Gernot L. Geise, Wer waren die Rцmer?, EFODON, HohenpreiЯenberg, 1994.

2. Gernot L. Geise, Wer waren die Rцmer wirklich?, Unser Geschichtsbild stimmt nicht! EFODON, HohenpreiЯenberg, 1997.

3. Gernot L. Geise, Das Imperium Romanum war das deutsche Kaiserreich, EFODON Synesis, 1999, Nr. 4, 46-49.

4. Gernot L. Geise, Keltenschanzebei Moosinning (Lkr. Erding/Obb.). Forschungsergebnisse und Erkenntnisse des EFODON e. V., EFODON, HohenpreiЯenberg, 1995

5. Gernot L. Geise, das keltische Nachrichtensystem wiederentdeckt. Die verschollene Nachrichtentechnik der Kelten rekonstruiert. EFODON, HohenpreiЯenberg, 1996

6. Gernot L. Geise, Keltenschanzen und ihre verborgene Funktionen, EFODON, HohenpreiЯenberg, 1999.

7. Gernot L. Geise, Die Hexen. Die Verunglimpfung der weisen Frauen, EFODON, HohenpreiЯenberg, 1995

8. Gernot L. Geise, “Die Pyramiden – eine Brьcke vom Mars", EFODON, HohenpreiЯenberg, 1995

9. Оскар Эгер, Всемирная история в четырех томах, Древний мир, Специальная Литература, Санкт-Петербург, 1997 (Репринт издания 1904 г.)

10. Аммиан Марцеллин, Римская история, Алатейа, Санкт-Петербург, 1996

11. Eugen Gabowitsch, Eroberer oder Pazifisten? Zwei interessante Konzepte zur Geschichte der europдischen Juden, EFODON Syhesis, Nr. 35, Heft 5, Sept/Okt. 1999, 11-14.

12. Eugen Gabowitsch, Walter Haug, Karlsruher Geschichtssalon “Geschichte mal ganz anders!”, EFODON Syhesis, Nr. 35, Heft 5, Sept/Okt. 1999, 31-38.

12. Bйronique Preti, Wo sind die Rцmerstrassen?, Geografie und Geschichte, Nr. 42, September 1999

Обсудить на форуме (комментариев 0).
JSN Epic template designed by JoomlaShine.com