Russian
German
Глава 10. Гениальный основоположник современной хронологии Жозеф Жюст Скалигер

Если бы хронологии не было, ее следовало бы придумать.

Маркс, Карл: История – героин для народа.

Полное собрание сочинений, том. 128, стр. 27.

Историки любят рассказывать о якобы спорадических случаях использования дат от Рождества Христова в 6-м (якобы Дионисий Малый), в начале 7-го в. (якобы в папских документах), в 965-972 гг. (якобы во время папы Иоанна 13-го). Однако само существование пап и католической религии в эти отдаленные времена подвергается исторической аналитикой сомнению.

Даже утверждение историков о том, что, мол, начиная с 1431 г. при папе Евгении 4-м в папской канцелярии начинается регулярное использование «христианского» летоисчисления представляется мало вероятным. Скорее всего соответствующие документы были написаны или датированы задним числом, когда новая система летоисчисления начала действительно распространяться.

Не исключено, что ее действительное появление на свет было связано с грегорианской реформой календаря и что после оной, якобы имевшей место в 1582 г., потребовалось довольно много времени (десятки лет) для того, чтобы добиться ее использования хотя бы только католиками. Некоторые западные авторы, например, Пфистер, сомневаются даже в верности датировки грегорианской реформы календаря и в том, что наши представления о ней не были выдуманы в более позднее время.

Если бы католики пользовались датами н.э. начиная с 1431 г., то они бы довольно скоро обнаружили, что не все даты истории соответствуют событиям, имевшим место после рождения Христа. Таковы практически все события, описанные в Ветхом Завете - священной книге католиков. Но историки убеждены, что годы до рождения Христа начали использоваться лишь в 1627 г.. Следовательно, или католики не были еще знакомы с Ветхим Заветом ни в 15, ни в 16, ни даже в первой четверти 17 в. (что вполне возможно, как считают некоторые авторы немецкой исторической аналитики), или система летоисчисления от Рождества Христова до 1627 г. практически еще не использовалась.

Второму выводу якобы противоречит наличие таковых дат в знаменитой «Мировой хронике» Гартманна Шеделя 1493 г. Но сомнения в правильности датировки времени действительного издания этой «Хроники» я сформулировал в предыдущей главе.

Родоначальник хронологии дивинатор Скалигер.

У истоков современной хронологии стоял не некий малоизвестный современникам схоласт, а ведущий ученый конца ХVI – начала ХVII вв. Жозеф (Йозеф) Жюст (Юстус) Скалигер (якобы 1540-1609), последний великий представитель эпохи возрождения, как его называли после смерти. Скалигер был сыном другого знаменитого «гуманиста» итальянского врача, филологи и критика Жюля (Кая Юлия) Цезаря делла Скала (якобы 1484-1558). В течение ста лет сначала отец, а потом его сын владели умами современников в Западной Европе.

Итальянская приставка делла равносильна немецкому фон и должна указывать на дворянское происхождение Скалигеров: род Скала относится к известнейшим дворянским семьям Италии. Этот род был в свое время правящим в Вероне и на памятнике Скалигеру, установленном в Питерскерке, на месте его перезахоронения в 1819 г., имеется надпись, называющего его потомком правителей Вероны. На самом деле никакого отношения к роду Скала Скалигеры не имели, а происходили из бедных то ли дворян, то ли нет Бурденов (по другим сведениям Бордони). В письме 1597 г. Скалигер писал, жалуясь, своему другу Казобону, что многие сомневаются в его благородном происхождении.

Вольность в обращении с истинной относительно собственного происхождения была первой, но не последней неточностью в истории этого семейства ученых. Правда, Скалигер-юниор утверждал позже, что байку о происхождении от князей Вероны сочинил его отец и что он поверил в их аристократизм и старался вести себя в соответствием с этим своим представлением. Выливалось это в основном в высокомерие и заносчивость, но и в петушиные наскоки на оппонентов. Впрочем и эта, и последующие их выдумки были вполне в духе того времени: гуманизм ренессанса в первую очередь признавал крайне гуманное отношение любому переиначиванию себе на пользу. Скалигер утверждал в автобиографии, что ни он, ни его отец никогда не повторяли чужих мыслей. Грэфтон приводит многочисленные примеры более чем свободного обращения с чужими текстами.

Жюль Цезарь (Скалигер-сениор) «обладал обширными знаниями по классической древности» [Аноним] и жил сначала в Венеции или Падуе, а потом перебрался во Францию, где и провел вторую половину своей сознательной жизни. Именно во Франции и родился у перевалившего за 50 Кая Юлия Цезаря сын Жозеф Жюст. Отец сделал много для того, чтобы передать сыну свое знание классических и восточных языков и Ж. Скалигер, учившийся в университетах Парижа и Бордо, владел ими достаточно свободно.

В возрасте 22 лет Жюль-Жозеф примкнул к реформаторской церкви, участвовал в двух войнах на стороне гугенотов, бежал в Женеву после Варфоломеевской ночи (где он и прожил до 1574 г., имея два последних года профессорскую работу) и провел остаток своей жизни в лютеранском Лейдене, где в 1593 г. получил, наконец, в весьма солидном для того времени возрасте (сегодня в Германии новых профессоров призывают, как правило, только до 53 лет) профессорскую кафедру. Зато какую! Это была кафедра знаменитого Липсиуса. В промежутке он жил в разных странах, в том числе и во Франции, активно участвуя в теологических спорах между католиками и лютеранами. Отличался ученым высокомерием и страстью к диспутам. «Врагов реформаторской церкви он устрашал и побеждал необычайною многосторонностью и глубиною знаний» сообщает русский автор конца 19 в. [Мищенко].

На этом восхищение Мищенко перед личностью великого ученого и гуманиста не заканчивается:

«Его биография как гениального ученого и неустанного борца за свободу совести и исследования, переплетена с событиями религиозных войн, с успехами точных наук и с волновавшими тогда весь христианский мир вопросами теологии и летоисчисления. ...В лице С. европейская наука вышла из подчиненного положения к науке древних греков. Ученость С. оставляла далеко за собой знания и методы александрийских ученых.»

Становится ясно, как повезло науке хронологии, что у ее истоков стоял такой великий и разносторонний человек. Именно он разработал ее как научную – по представлениям того времени, вестимо – дисциплину и внес в нее отсутствовавшую до него систематику. Впрочем, не следует забывать, что и великие люди, особенно обладающие ученым высокомерием, иногда мухлюют или по крайней мере заблуждаются, не говоря уже о том, что все мы порой ошибаемся...

«Он был творцом научной хронологии, рассеял мрак предубеждений и схоластических хитросплетений в исторической науке и доказал превосходство изысканий точных и свободных от предрассудков. Влияние С. простиралось далеко за пределы Франции и Голландии; ученый авторитет его был признан повсюду. [...] Его дарования, его изумительные сведения в языках, истории и древностях многих народов, восточных и западных, а также в математике, астрономии и теологии явились во всем блеске в его «Исправлении хронологии» («De emendatione temporum», 1593; лучшее издание женевское 1609), дополнения и поправки к которому даны были в «Сокровищнице времен» (Thesaurus temporum, Лейден, 1606, 2 изд. Амстердам, 1629) [...] До С. почти исключительно господствовали средневековые способы летоисчисления по календарю святых и по церковному календарю, крайне недостаточные и сбивчивые; почти вся хронология имела узко служебное значение определять дни Пасхи, Троицы, масляницы и т.д.; времясчисление распространялось на немногия, сравнительно, события прошлого.» [Аноним]

Я привел столь подробную цитату, чтобы показать, как высоко ценилась роль Скалигера-юниора в создании современной хронологии еще в начале 20-го века и как тогда виделось состояние этой науки до него. Но и детали о состоянии хронологии до Скалигера крайне любопытны.

«В основу хронологии С. положил хронологические сочинения Евсевия, его предшественника Юлия Африканского и его продолжателей Иеронима и Идация; все эти труды примыкали к астрономическим и хронологическим изысканиям александрийских ученых. За текстами древних хронографов, восстановление коих было чудом дивинаторской критики, следуют у С. «Примечания к хронике Евсевия»: здесь даются все средства для научного выяснения взаимных отношений между древними народами, а библейская история освящается при помощи многочисленных источников. За «Примечаниями» следует систематическое изложение начал хронологии. С таблицами вычислений, оправдательными документами и т.п. Силой воображения (оба выделения мои – Е.Г.) и точных знаний С. построил в сокровищнице времен мировую историю, расчленил ее материал по народам, синхронистически сопоставил события по периодам от начала ассирийского царства до половины ХV в. нашей эры.». [Мищенко].

За этими панегириками скрыта – быть может, бессознательная - критика, которая в полной мере понятна лишь современным хронологическим скептикам. Вышедшее из широкого употребления прилагательное «дивинаторский» (силой воображения, путем предвидения будущих событий, путем догадки, божественная) говорит само за себя. Используя его в странном сочетанием с существительным «критика», Мищенко на самом деле открыто говорит о том, что хронология составлялась Скалигером на основании предположений, догадок, искусственных построений, а не на основе четкой исторической информации. Подробнее о чудесных догадках и богатом воображении Скалигера мы поговорим ниже.

Скалигер и другие о Скалигере

Впрочем, на создании хронологии и восстановлении исторических источников силой воображения не заканчивается список заслуг Скалигера перед историей: В 1606 г. он издал сочинение «О монетном деле», в котором «оценил важность монет для исторической науки» [1]. Важно отметить следующий удивительный факт: несмотря на не оспариваемую никем – но крепко подзабытую современными нам историками - роль основоположника хронологии мировой истории, труды этого основоположника – причем именно самые главные его труды – ни на один современный язык не переводились.

Единственное исключение – это его автобиография и отдельные письма, причем большая часть автобиографии была переведена на французский в 1873 г. Письма Скалигера были опубликованы на следующий год после его смерти. Особенно полное их издание вышло в свет в 1627 г. и было переиздано годом позже. В последующие два века в разных изданиях публиковались письма, не вошедшие в эту коллекцию.

Конечно, люди, интересующиеся истоками хронологии должны знать языки. В том числе и мертвый ныне язык латынь, на котором в основном писал Скалигер. Но ведь и «римских» классиков лучше читать в «подлиннике». Однако практически все ведущие авторы «древнего» Рима и даже эпохи средневековья, писавшие на латыни, переведены на ведущие языки мира: пусть образованный человек читает их, даже если он не знает латыни.

А вот Скалигера пусть он лучше не читает! Интересно, почему? Может быть, при чтении его работ по хронологии у читателя возникнет слишком много «неправильных» представлений о началах этой науки, может быть он начнет сомневаться в обоснованности рассуждений и результатов великого хронографа? Или заметит с удивлением, что в большинстве случаев вообще никаких рассуждений и никакого критического анализа исторических дат у Скалигера нет, а присутствуют только ссылки на дивинаторски подправленных им «древних» авторов, т.е. на авторитеты.

Интересно, что в книге «История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения», написанной под редакцией Л.М.Брагиной и рекомендованной соответствующим российским министерством в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям имя Скалигера вообще не упоминается. И хотя в главе «Культура Франции в конце 15 – начале 17 в. есть раздел «Рождение истории», о рождении хронологии – ах, да, к этому времени Скалигер уже перебрался в Лейден – в ней ни слова. Нет упоминания о нем и в соответствующей главе о гуманизме в Нидерландах, ни в разделе о Юсте Липсии, ни в разделах «Наука» и «Литература».

В случае гениального ученого, основателя нескольких новых научных дисциплин и самого блистательного гуманиста своей эпохи такое умолчание более чем выразительно. Впрочем, при сравнении этой книги с книгой Вайнштейна я обратил внимание на то, что практически все указания на разоблачения исторических подделок и фальшивок, которыми пестрит вторая книга, у Брагиной найти невозможно. Данная тема активно замалчивается. Редким исключением из этого правила является краткая заметка о хронике польского автора М. Стрыйковского (1582 г.), в которой сказано, что в случае исторического незнания в ход пускалась буйная фантазия (не вижу основания относить это замечание только к Стрыйковскому: не было ли это характерной чертой всей исторической работы эпохи гуманизма?). Не является ли данная вопиющая формула умолчания о Скалигере своеобразной – и беспомощной - идеологической реакцией на возникновение новой хронологии в России?

Авторов, писавших на латыни, переводят, конечно, и на русский. Вот совсем недавно перевели и опубликовали «Жизнь Карла Великого» его якобы современника Эйнхарда (Айнхарда; а что, Карла уже при жизни именовали Великим?) и вообще под общим названием «Историки эпохи Каролингов» несколько весьма сомнительных исторических работ (Москва, 1999). Сомнительны они и в том смысле, что описываемая в них эпоха, скорее всего, никогда не существовала (выдуманная эпоха Каролингов), так же как и «историки», которым приписаны переведенные хроники. А что же с работами Скалигера? Ведь он, по крайней мере, реально существовал когда-то! Недавно перевели на русский «Метод легкого познания истории» (Москва, Наука, 2000) Жана Бодена (якобы 1539-1596), вклад которого в создание хронологии явно меньше, чем Скалигера. Посмотрим, переведут ли в ближайшие годы хотя бы два основных хронологических труда Скалигера.

Биография Скалигера была в какой-то мере известна как его современникам, так и последующим поколениям. Он оставил краткую, но вполне информативную автобиографию (см. [Скалигер3]), не охватывающую, правда, последних 15 лет его жизни. Кроме того, известно его завещание и две речи, прочитанные его учениками и коллегами по поводу его похорон. Правда, все эти тексты существовали сотни лет только на латыни и впервые их английские переводы были опубликованы в 1927 г. в [Робинсон].

В предисловии к этой книге составителя и переводчика Джорджа Робинсона Скалигер характеризуется как величайший ученый всех времен и ставится вопрос о том, должен ли он делить пальму первенства с Аристотелем или нет. В любом случае, считает Робинсон, никто из ученых нового времени (смысл этого понятия не уточняется, но речь, кажется, идет о последних 5-6 веках) не может с ним конкурировать. Феникс Европы, светоч мира, безбрежный океан науки, бездонная глубина эрудиции, неутомимый диктовальщик писем, величайший труд и чудо природы, победитель времени - вот некоторые из эпитетов и характеристик, которыми награждали Скалигера при жизни и после смерти.

Пытаясь объяснить, почему, тем не менее, никто всерьез не брался - до выхода в свет его книги с автобиографией Скалигера - написать подробную биографию великого ученого, Робинсон выдвигает тезис о том, что такая задача по плечу только второму Скалигеру. Марк Паттисон попытался реализовать этот грандиозный замысел, написал подробный английский отклик на книгу [Бернайс], но умер, не доведя начатого дела до конца. В полном объеме, считает Робинсон, замысел сей вряд ли осуществим и посему следует быть счастливым, что, по крайней мере, относительно краткая книга [Бернайс] в какой-то мере дает представление о жизни и творчестве Скалигера. Кроме того, Робинсон называет несколько статей про Скалигера, опубликованных в энциклопедиях и специализированных сборниках.

Так как Скалигер скромно написал свою автобиографию за 15 лет до своей смерти (мудро решив, что после оной он вряд ли сможет справиться с этой почетной задачей), и опубликовал ее в 1594 г. как раз в том году, когда он приступил к руководству кафедрой в Лейдене. Перед Робинсоном стояла нелегкая задача выбрать из бесчисленного количества писем Скалигера небольшое число таких, которые лучше всего характеризуют последний период его жизни.

Книг посвященных Скалигеру немного. Это тем более удивительно, если мы имеем дело с личностью, оставивший в истории след, вполне сравнимый с таковым Мартина Лютера или Эразма Роттердамского. В конце концов, созданная усилиями последних религия (евангелизм, протестантизм, лютеранство) овладела умами всего лишь нескольких сот миллионов человек. А традиционная хронология, чисто религиозный характер которой делает сравнение Скалигера именно с основателями одной из христианских религий вполне оправданным, сегодня является обязательной для всех шести миллиардов жителей нашей планеты.

Наполовину по-латыни написана и первая книга о Скалигере, его биография [Бернайс], вторая половина которой представляет собой набор цитат из его произведений и писем с краткими немецкими пояснениями. Судя по ее введению, имеющему форму письма к учителю, профессору из Бонна, книга эта была составлена на основе довольно ограниченного биографического материала. Рукописное наследство Скалигера было разбросано по многим библиотекам, хотя многие его письма и были опубликованы. Но, главное, по мнению автора Бернайса, наличный материал был непонятным образом недооценен (т.е. никто не писал о Скалигере книг на основе этого материала).

Это названному автору тем более непонятно, что он крайне высоко оценивает личность Скалигера. Правда, он видит его в роли великого писателя, а не историка (в середине 19-го века история еще рассматривалась – и вполне заслуженно – как часть литературы, как ее специфический жанр и лишь в 20-м веке историки попытались отвоевать себе ранг представителей некой «исторической науки») и пишет о нем следующее: «Никто не заслужил более достойного внимания со стороны современной немецкой филологии

Литература о Скалигере по-русски столь бедна, что я не смог отказать себе в удовольствии процитировать без сокращений посвященные Скалигеру страницы из книги [Вайнштейн]. Его оценка полностью укладывается в абсолютно позитивное – но не афишируемое в новейшее время - видение деятельности Скалигера в рамках ТИ и находится в этом плане в соответствии с книгой Бернайса, хотя о самой этой книге Вайнштейн написал в сноске к приводимой в рамке информации о Скалигере следующее:

«в этой превосходной книге, однако, чрезмерно принижаются достижения итальянских гуманистов, Л. Валла неверно рассматривается как «одиночка», не имевший последователей, а заслуги соперника Скалигера и его предшественника на кафедре Лейденского университета Юста Липсия (Justus Lipsius, 1547—1606) значительно умалены.»

Впрочем, ничего конкретного об этих заслугах Вайнштейн не сообщает. Очевидно, они все-таки лежали не в области историографии, а филологии, философии и политической мысли, хотя этот наиболее известный из голландских гуманистов после Эразма ученый (якобы 1547-1606) и был профессором истории в Йене (Германия), Лувене (сегодня Бельгия, в то время – духовный центр Нидерландов благодаря основанному 1425 г. католическому университету), Лейдене (Голландия, протестантский университет, основанный Вильгельмом Оранским в 1575 г.) и в конце жизни снова в Лувене. Не удивительно поэтому, что Липсию, сторонившемуся межконфессиональных споров, неоднократно приходилось менять вероисповедование. Его главной духовной силой было блестящее знание «древней» литературы и латинской стилистики. Подражавшие его стилю современники гордо именовали себя липсианцами. Его издания латинских авторов, от Тацита до Сенеки, считаются эпохальными. В политической философии его называют обоснователем идеи абсолютизма. Не удивительно поэтому, что Скалигера, занявшего кафедру Липсиуса в Дейдене после возвращения последнего в более тогда знаменитый университет в Лувене, рассматривали как соперника знаменитого нидерландца. Лично они ни разу не встретились, хотя Лейден и Лувен расположены довольно близко друг от друга, но в течение 30 лет до самой смерти Липсия состояли в переписке.

Эрудит Скалигер (Вайнштейн, стр. 375-377)

Солидность критического метода, богатство используемых источников, научная и сравнительно полная картина ранних периодов истории Франции — все эти черты исследований Фоше и Пакье уже предвещают новаторские труды самого блестящего представителя французской эрудиции XVI в. — Скалигера.

Иосиф Юст Скалигер (Lesса1е , 1540—1609) родился в г. Ажан (Гиень) в семье итальянского гуманиста, выдающегося филолога Юлия Цезаря Скалигера, натурализовавшегося с 1528 г. во Франции. По окончании высшей школы в Бордо Иосиф Юст с большим успехом занимался исследованием и комментированием римских авторов, особенно поэтов. Благодаря глубокому знанию древних языков и удивительному дару дивинации (!!! - Е.Г.) Скалигер добился в филологической критике результатов, затмивших достижения всех его итальянских предшественников. Его труды по исправлению текстов, его комментарии к ряду римских прозаиков (Варрон, Фест и др.) считались образцовыми и, по авторитетному свидетельству Я. Бернайса, сохранили и в XIX в. научное значение. Его справедливо считают одним из основоположников новейшей классической филологии.

Что касается исторической пауки, то здесь он открыл новые пути как создатель двух вспомогательных исторических дисциплин — хронологии и метрологии. Он же одним из первых оценил важность нумизматики для исторической науки De re nummaria“, Leyden, 1606).

Возникновение научной хронологии является одним из самых ярких и убедительных примеров тесной связи с актуальными общественно-политическими интересами даже таких отраслей знания, которые на первый взгляд кажутся совершенно оторванными от современности.

К тому времени, когда вышел первый труд Скалигера, заложивший основы упомянутых вспомогательных наук истории, — «Исправление хронологии» («Dе етепdatione Tетроrum», 1583), проблемы хронологии приобрели важное значение в идеологиче­ской и политической борьбе между силами Реформации и силами католической реакции. По представлению математика и астронома Алоиза Лилия, указавшего на грубые погрешности в юлианском календаре (не так просто было все это! – Е.Г.) , папа Григорий XIII предписал с 4 октября 1582 г. ввести новый (григорианский) календарь, передвинувший для XVI в. все даты на 11 дней вперед. Протестанты увидели в этом новшестве выражение папской претензии на руководство «всем христианским миром» и сохранили верность старому стилю. Страсти особенно разгорелись, когда Генрих III особым эдиктом обязал всех своих подданных придерживаться нового стиля. В таких условиях появление труда Скалигера, в котором автор пытался научным путем опровергнуть расчеты Лилия, было с восторгом встречено протестантами. Возражения протестантского ученого против нового календаря были ошибочны, но «Исправление хронологии» все же имело большое научное значение. Оно включало ряд специальных исследований о различных хронологических системах начиная с глубокой древности, исследований, поражающих тонкостью анализа и огромной эрудицией автора. Отныне, по выражению Бернайса, «хронология стала светочем истории (Lumina historiae)».

В 1598 г. «Исправление хронологии» вышло в радикально переработанном издании, включающем новые критические исследования библейской, раннехристианской (патриотической) и прочей церковной документации. В сущности вся римская церковная традиция была подвергнута самой тщательной проверке. Римскую курию мало волновало то, что здесь более научным методом, чем у Валлы или центуриатов, и, можно сказать, окончательно доказана подложность «Константинова дара» или древнейшего сборника папских декретов («Лжеисидоровы декреталии»). Но большим ударом для Рима явилось доказательство подложности Дионисия Ареопагита, служившего для исторического обоснования глубокой древности церковной иерархии, института монашества, многих церковных обрядов и т. п., якобы восходящих ко времени возникновения христианства.

Критика и прославление Скалигера в книге Иделера.

Речь идет о книге [Иделер], бывшей в 19 в. наиболее солидным произведением на тему об обосновании хронологии. В ее втором томе автор отмечает целый ряд сделанных Скалигером ошибок, неверных интерпретаций или допущений. А затем пишет на стр. 603 следующее:

«Я использую это обстоятельство (речь идет о том, что Скалигер не заметил отсутствия в некотором тексте знаков препинания и использует текст в его неверной форме, да еще и интерпретирует его трижды в разных своих книгах или главах тремя разными способами, относя их то к одной, то к другой, то к третьей битве с разными полководцами - Е.Г.), чтобы кратко отметить хронологические работы обоих героев этого предмета, Скалигера и Петавия. Йозеф Скалигер написал в конце шестнадцатого столетия свой научный труд «Opus de emendatione temporum», лучшим изданием которого является женевское 1629 г. Кроме того, он обработал фрагменты хроники Евсевия, озаглавленные «Thesaurus temporum“, и сопроводил их подробными хронологическими исследованиями, которые он назвал «Isagogici chronologiae canones» (второе издание: фолиант, Амстердам, 1658). В обоих произведениях он зафиксировал сокровище хронологической учености, прояснил многие вопросы счета времени, и вообще показал впервые, как следует обращаться с данным предметом. При всей своей учености и остроте ума, он виноват во многих существенных ошибках, которые следует приписать его живой, склонной к гипотезам фантазии и ограниченности его астрономических знаний.»

Далее Иделер объясняет, что многие ошибки Скалигера были исправлены его последователем и критиком Дионизиусом Петавиусом (он же Дени Пето или Денис Петавиус – см. ниже), который не уступал Скалигеру ни в остроте ума, ни в учености, но в отличие от своего предшественника был способен к критическому самоанализу, поиску ошибок и к тому же обладал куда как более солидными астрономическими знаниями. Впрочем в последнем я вижу не столько личную заслугу Петавия, а результат бурного развития астрономии в начале 17 в. и постепенный отход от астрологии, которая в эпоху Скалигера еще считалась ведущей естественнонаучной дисциплиной.

Читая Иделера, не следует забывать, что он работал стопроцентно в рамках традиционной хронологии и нигде не ставит вопроса о принципиальной неправильности всей хронологической системы. Ни о какой критике хронологии как искусственной и фантастической системе, растягивающей модель прошлого, в десяток раз, у него нет и речи, только о критике ошибок в рамках традиционной хронологии. Имея в виду последние, он уже в предисловии к двухтомнику пишет :

«При ближайшем знакомстве с этим жанром литературы (речь идет о старинных текстах, описывающих астрономические наблюдения древних звездочетов – Е.Г.) я убедился в том, что несмотря на отдельные заслуженные произведения, все еще отсутствует подробное изложение, из которого исследователь истории, филолог ли, астроном ли, короче говоря, любой образованный человек мог бы почерпнуть ясный обзор о счислении времени более древними и более новыми народами, не будучи при этом обязанным с трудом сравнивать друг с другом произведения Скалигера, Петавиуса и других героев данного предмета или даже исследовать самому источники

Обе приведенные цитаты Иделера ясно демонстрируют, что для этого классика хронологии в 19 в. являлся вполне самоочевидным тот факт, что Скалигер, несмотря на его многочисленные ошибки, стоял у истоков современной хронологии всемирной истории. Об этом же говорит прямо и Э. Бикерман на стр. 80 книги [6], называя Скалигера и Петавия основоположниками современной хронологии. Описывая их метод работы, он говорит о совершенных ими перекрестных проверках синхронных сведений, а также об использовании ими астрономических данных. На стр. 82 он подчеркивает это еще раз «Й. Скалигер, основоположник современной хронологии как науки, попытался восстановить весь труд Евсевия.»

О «ценности» этого творческого подхода Скалигера и всего Канона Евсевия Бикерман пишет на стр. 82 «Датировки Евсевия, которые часто в рукописях передавались неверно, в настоящее время мало нам полезны, исключая отдельные случаи, для которых отсутствует более надежная информация.» И добавляет следующую уничижительную оценку современного состояния хронологии:

«Как бы то ни было, современный «Евсевий», в котором со знанием дела были бы подведены итоги современных достижений прикладной хронологии, еще не создан. Нужно отдавать себе отчет в том, что невозможно составить удобные для пользования (и, главное, верные – Е.Г.) хронологические таблицы иначе, как на основе таблиц, списков и прочих перечней, созданных самими древними учеными, а они, в свою очередь, могли ошибаться из-за отсутствия нормализованного исчисления времени».

О возможности этих ошибок я уже говорил в двух предыдущих главах. На стр. 83 Бикерман пишет:

«Отсутствие достоверности в хронологических указаниях позволило сасанидской традиции сократить временной промежуток от Александра Македонского до Сасанидов с 557 до 226 лет. Иудеи тоже отводят на персидский период своей истории всего 52 года, хотя Кира || от Александра Македонского отделяют 206 лет.»

Наконец, напомним заключительное предостережение Э. Бикермана:

«Попросту говоря, каждый, кто пытается переводить древние датировки в даты нашего летосчисления, должен помнить юридическое правило: пусть остерегается покупающий.» (стр. 86).

Впрочем и в напечатанной в серии Studia Historica книге «История и время», посвященной европейскому понятию времени и роли истории в системе гуманитарных знаний, авторы Савельева и Полетаев признают, что Скалигер стоял у истоков современной хронологии. На стр. 180 они пишут:

Создателями современной хронологии являются французские ученые Йозеф (Жозеф) Скалигер (1540—1609), Дионисий Петавий (Петавиус) (1583—1652) и Ж. Кассини (1677—1756), а общая теория и история хронологии была разработана в начале XIX в. немецким ученым X. Иделером (1825—1826). Из многочисленных последующих работ в этой области следует выделить прежде всего фундаментальное исследование другого немецкого ученого — Ф. Гинцеля, опубликованное в начале нашего столетия (1906—1914). (…)

Впрочем, обсуждение проблем, связанных с датировкой исторических событий, выходит за рамки нашей работы и является предметом многочисленных специальных исследований. Свою же задачу мы видим прежде всего в анализе наиболее известных хронологических систем, выступающих в качестве основы исторического времени, и выделении некоторых общих принципов их построения.

Историю хронологии Иделер скорее писал, чем разрабатывал: к его времени накопилось столько литературы, что выдумывать историю хронологии ему уже не было нужно. Достаточно было не копаться в противоречиях, о которых идет речь в настоящей книге.

Бессмысленность же занятия хронологическими системами без рассмотрения степени их соответствия реальному прошлому настолько очевидна для любого (кроме небольшого круга «избранных»), что весь труд авторов сдвигается в плоскость научно-фантастических изысканий и продолжает оставаться интересным только благодаря многочисленным саморазоблачениям, о которых сами авторы вряд ли подозревают.

Несмотря на это самоограничение (или, скорее, признание в собственной некомпетентности) авторы не в состоянии обойтись без пинка в сторону основоположника современной новой хронологии

Заметим, что несмотря на многовековую историю хронологических исследований, в этой области остается немало темных мест и белых пятен, что, в частности, создает предпосылки для появления самых неимоверных хронологических измышлений — типичным примером служат работы А. Фоменко

Это чисто советское заверение в верности принципам марксизма-ленинизма (пардон, позиции официальной науки под знаменем ТИ) сопровождается авторами следующим смешным заявлением:

К сожалению, подавляющему большинству профессиональных историков просто жалко тратить время на демонстрацию научной несостоятельности фантасмагорических концепций А. Фоменко и его последователей. В тех же случаях, когда профессионалы снисходят до критики, их работы остаются неизвестными массовому читателю.

Как же, Фоменко и Ко запрещают распространять работы «профессиональных историков»? Наверное, они ввели цензуру на исторические и хронологические публикации и монополизировали все средства массовой информации. А что же делали «профессиональные историки» со времен Скалигера до 1990 г.?! Почему они за эти четыре столетия не устранили насущную потребность в фантасмагорических концепциях, почему не обосновали свою хронологию настолько серьезно, чтобы у строго мыслящих ученых не появилась потребность в устранении многочисленных темных мест и белых пятен?! Более самоуничижительной оценки беспомощности ТИ в отстаивании собственных догм, в придумывании хотя бы подобия доказательности собственных необоснованных хронологических утверждений придумать трудно.

Впрочем на почти 800 страницах своей книги Савельева и Полетаев посвящают и несколько строк (на стр. 192) расшифровке своего понимания роли создателя современной (только ли современной? И современной ли? Может быть, уходящей сегодня в прошлое?) хронологии, которую они признают за Жозефом Юстом Скалигером:

«Система отсчета от Сотворения мира нашла косвенное отражение и в работах одного из основоположников современной хронологии (как исторической дисциплины) Жозефа (Йозефа) Скалигера. В работах «Об улучшении счета времени» («Opus novum de emendatione temporum», 1583), «Сокровище времен» («Тesaurus temporum», 1606) и других произведениях Ж. Скалигер собрал и систематизировал предшествующие изыскания христианских хронологов, сопоставил их с данными астрономических наблюдений и разработал систему унификации летосчисления, оказавшую огромное влияние на последующие научные разработки и до сих пор широко применяющуюся в астрономических и хронологических подсчетах.

Эта система была основана не на годовой хронологии, а на сплошном счете дней от некоторой условной даты (1 января 4713 г. до н. э.), по существу являющейся аналогом «Сотворения мира». Для получения этой даты Скалигер использовал все те же 28-, 19- и 15-летний циклы, что и создатели византийской эры «от Сотворения мира». Произведение 28x19x15=7980 лет было названо им «Юлианским периодом» (не то по имени его отца Жюля [Юлия] Скалигера, не то из-за приверженности юлианскому календарю и неприятия календаря григорианского). Сплошной счет дней существенно облегчает переходы от одной системы летосчисления к другой.»

В этой цитате четко прослеживается попытка защитить Скалигера от обоснованных обвинений в плане придумывания хронологии или – в крайнем случае – ее массивного домысливания: создал себе человек новую науку и баста, нечего к нему приставать. Поэтому и не сказано в книге ни слова о предпринятых Петавиусом поправках хронологических таблиц Скалигера. И ни слова о том, как именно он заполнял свои таблицы «историческим материалом»

Конечно, это замечательно, что Скалигер ввел счет по дням, а не по годам, счет, про который авторы отмечают, что и в некоторых современных компьютерных программах он находит себе применение, но зато о заложенной Скалигером основе для современных – порой многотомных – хронологических таблиц мировой истории они говорят как-то стыдливо и мимоходом: ну, «собрал и систематизировал предшествующие изыскания христианских хронологов».

Что же касается упомянутого косвенного отражения системы отсчета исторических дат от сотворения мира, то в попытке Скалигера отодвинуть начало отсчета так далеко, чтобы вся хронология состояла из дат со знаком плюс, нашла в первую очередь отражение боязнь дат со знаком минус. Иными словами, совсем незадолго до появления соответствующих работ Петавия даже величайший хронолог всех времен и народов боялся обратного хронологического счета и постарался его навсегда исключить из хронологии. Это еще раз подкрепляет мое предположение о том, что все работы старых историков, содержащие обратный счет в летоисчислении от Рождества Христова должны быть датированы самое раннее 17-м веком.

Современное скалигероведение

Остановившись так подробно на оценке роли Скалигера для хронологии, я попытался залатать созданную историками-традиционалистами в вопросе об истории хронологии огромную дыру, прореагировать на их вранье по умолчанию в данном вопросе. Так как им нужно делать вид, что история возникла еще до того, как человекообразные обезьяны спустились с деревьев африканской саванны и побрели, сгорбившись, в светлое будущее, а до хронологии они додумались на стадии, когда начали считать «один», «два», «много», и охотиться обожженными на кострах кольями на африканских антилоп, то они предпочитают не говорить о каком-то там Скалигере в связи с созданием хронологии. Ведь он жил «всего лишь» четыреста лет тому назад, а тогда если еще и не плавали по океанам атомные подводные лодки, то лишь потому, что многие передовые умы были отвлечены сложными рассуждениями на тему о том, кого жечь публично на кострах, а кого просто придавить в камере пыток за инакомыслие.

В то же время я хочу показать, сколь сложные фигуры стояли у истоков традиционной хронологии и в сколь сложное время приходилось им творить. Наши сегодняшние критерии честности и порядочности не применимы к той эпохе и Скалигер и Ко, додумывая хронологию и систематизируя придуманное до них, не были исключением … из той системы моральных оценок, которые царили в то время. Дух эпохи, дух времени определял границы их творчества и долю фантазии и выдумки в оном в комбинации с попытками оные придумки-додумки и выдумки более ранние систематизировать и упорядочить.

Моя задача облегчена очень сильно тем обстоятельством, что в конце 20 в. исследованием эпохи Скалигера и его творчества, его роли в создании хронологии и его участии в подделке древней истории занялся выдающийся ученый 20 в. историк эпохи гуманизма американский профессор – преподающий в Принстоне - Энтони Грэфтон.

Грэфтон родился в 1950 г. в Нью Хевене. Он изучал историю в университете Чикаго и в Пизе у профессора Арнальдо Момильяно. Некоторые книги Грэфтона – весьма плодовитого автора - уже переведены на немецкий. Большинство из последних, как, например,

  • «Фальсификаторы и критики. Обман в науке» (Antony Grafton: Fälscher und Kritiker. Der Betrug in der Wissenschaft, Wagenbach, Berlin, 1991)
  • «Космос Кардано. Миры и труды астролога эпохи Возрождения» (Antony Grafton: Cardanos Kosmos, Die Welten und Werke eines Renaissance-Astrologen. 414 S., Berlin, 1999) и
  • «Леон Батиста Альберти. Зодчий эпохи Возрождения» (Antony Grafton: Leon Batista Alberti. Baumeister der Renaissance, Derlin Verlag, , Berlin, 2002)

посвящены эпохе Возрождения – его главной области интересов. С первой из них перекликается изданная под его и еще одного редактора эгидой книга трудов проведенной ими в Принстонском университете в 1993 г. конференции

  • «Доказательство и убеждение в истории» (Ed. by Anthony Grafton and Suzanne L. Marchand: Proof and persuasion in history, Wesleyan University, Middletown, Conn., 1994)

В то же время переведена и посвященная скорее новому и новейшему времени весьма своеобразная его книга «Трагическое происхождение немецкого подстрочного примечания» (Antony Grafton: Die tragischen Ursprünge der deutschen Fußnote, Deutscher Taschenbuch Verlag, München, 1998; титул оригинала: The Footnote. A Curious History), в свою очередь перекликающаяся с последней из названных. Книга, в которой рассматривается небезынтересная глава в истории гуманитарных наук, ускользавшая от взгляда многих историков. Дело в том, что подстрочные примечания, относимые в первую очередь к характерным особенностям именно немецкой (потому добавление прилагательного «немецкого» при переводе книги с английского), но и вообще всей академической науки и в первую очередь ее гуманитарного подразделения, были не только призваны освобождать первичный взгляд читателя от необходимости чтения более скучных, однако и более доказательных материалов, но и приобрели со временем статус поля боя для острых интеллектуальных сражений.

Особенно в связи с историческими проблемами в подстрочных примечаниях велись ожесточенные и не всегда корректные баталии между разными историческими школами, в том числе и между историками и критиками истории. Без подстрочных примечаний, играющих для историка приблизительно ту же роль, что и таблицы эмпирических данных или описание экспериментальных наблюдений в естественных науках, можно, как говорит Грэфтон, прославлять или отвергать исторические тезисы, но не проверять или опровергать их. В то же время некоторые писатели достигли высот литературного совершенства именно в жанре подстрочных примечаний. К числу последних Грэфтон относит и Эдварда Гиббона, автора знаменитой и неоднократно переиздававшейся книги «Упадок и падение Римской империи» (Edward Gibbon, Decline and Fall of the Roman Empire“. Новейшие издания этой книги, например, в сокращенном виде в редакции D.M. Low, Book Club Associates, London, 1979, потеряли большую долю своего глянца именно из-за отказа от многих из подстрочных примечаний).

О переводе каких-либо книг Грэфтона на русский язык мне пока ничего не известно. Само это имя упоминается в России пока крайне редко. Единственное упоминание в связи с тематикой хронологии я встретил на сайте «Горма» - активного противника новой хронологии:

«У меня есть книга Скалигера. И хотя я практически не владею латынью, со словарем кое-что разобрать могу и даже перевел содержание. Я читал автобиографию Скалигера и его биографию Бернайза. Но главный источник сведений, конечно, фундаментальное исследование творчества Скалигера Энтони Графтона (Grafton A. Joseph Scaliger, A study in the History of Classical Scholarship, II Historical Chronology. - Oxford: Clarendon press, 1993).»

Подозреваю, что в случае и книги Скалигера, и книги Грэфтона «Иосиф Скалигер. Исследование по истории классической учености», точнее названной в цитате второй части этого двухтомника речь идет о копиях этих книг, которые я в свое время передал в Москву с одним из участников нашей конференции по исторической аналитике. С тех пор прошло несколько лет, однако ни анализа содержания названной в цитате второй части книги Грэфтона, снабженной подзаголовком «Историческая хронология», ни ее русского конспекта, я на названном сайте к сожалению не обнаружил.

Первый том этой книги носит другой подзаголовок «Критика и толкование текстов». Сам автор характеризует оба тома как интеллектуальную биографию Скалигера. Но именно в первом тому, вернее даже в его второй части, начиная со стр. 101, Грэфтон дает биографию молодого Скалигера и разбирает все те виды его интеллектуальной деятельности, которые нельзя непосредственно отнести к исторической хронологии. Речь идет о его ранней деятельности в качестве редактора и комментатора классических текстов, об изменении характера этой деятельности под влиянием окружающей социальной среды и эмоциональных аспектов (Грэфтон признает, что Скалигер был слугой своих эмоций, а не их хозяином), о реакции современников и близких к нему по времени последующих поколений на эти его работы, о его откровениях в ненапечатанных его текстах. Начнем поэтому наш рассказ о видении фигуры Скалигера глазами Грэфтона все-таки с первого тома книги, меньшей трети ее суммарного объема в более, чем в 1000 страниц.

Первые 100 стр. книги посвящены деятельности гуманистов, которых можно считать предшественниками Скалигера-юниора. Это в первую очередь Ангело Полициано (якобы 1445-94, историк, флорентийский мастер – и основатель - исторической критики, гуманист и поэт, а также политик: канцлер при Лоренцо Медичи), но и менее известные неспециалистам Веттори и Дорат. Во второй же части книги Грэфтон во многом следует Бернайсу и указанным последним письмам Скалигера.

Во введении Грэфтон признает, что и классическая филология, и историческая хронология, возникли как дисциплины в 16 веке. В то же время он не может освободиться от представления, что хронологию якобы изобрели уже в «античной» Александрии. Ее якобы культивировали отцы церкви (на самом деле полностью выдуманные - см. книгу Топпера). Хотя сам и пишет, что все это долгое время хронология не представляла собой отдельной дисциплины и не существовало хронологов, которым платили бы именно за занятия этой дисциплиной. Не было даже четких представлений о работе с античными источниками для «выуживания» из них хронологической информации. После этих уничижительных оценок он переходит сразу от «античности» к середине 15 века, демонстрируя тем самым, что общее место о хронологии в Александрии - это просто заклинание в верности ТИ, дань канонизированной традиции.

Автобиографию Скалигера 1594 г. Грэфтон называет высокомерной. Хотя он и не получил систематического школьного образования, три года молодой Скалигер проучился в известном колледже Гюйен (в нем же учился Монтень), где поражал своих учителей способностью писать экспромтом, без подготовки латинские сочинения. Школа мало способствовала его углублению в этот язык. И свое знание латыни, и все остальные приобретенные навыки и развитые способности были следствием занятий с отцом, который, однако, и сам поражался оригинальности мыслей сына (по крайней мере так это звучало в передаче самого автора автобиографии). В 16 лет он написал на латыни трагедию, которая однако не сохранилась.

Путь от автодидакта до эксперта

Вскоре после смерти отца в 1558 г. Юлиус-Жюст попытался в Париже ходить на общественные лекции и … выяснил, что его греческий слишком плох, чтобы понимать их. Поэтому Скалигер на несколько лет сконцентрировал свое внимание на изучении этого языка и перечитал все доступные греческие произведения, начиная с Гомера. К 1561 г. он приобрел способность сочинять стихи по-гречески, что и стало на какое-то время его основным занятием. Он начинает переводить латинскую классику на греческий, пытаясь восстановить греческие оригиналы произведений, для которых сохранился только их латинский перевод (не исключаю, что оригиналов никогда не существовало и соответствующие апокрифы писались только на латыни).

В 1564 г. Скалигера уже считали экспертом и в вопросах о литературном греческом, и о литературной латыни. В этом году он закончил и сдал в печать свои комментарии к книге Варро о латинском языке, в котором продемонстрировал свое знание греческой поэзии. После этой книги, приблизительно с 1565 года за ним закрепилась репутация выдающегося критика как греческой поэзии, так и латинских текстов. Приблизительно в это время он стал все шире сравнивать тексты на этих двух языках с языками Ближнего Востока, пытаясь широко привлекать этимологические соображения для анализа текстов. Более старшее поколение относилось к его этимологическим аргументам со скепсисом, но его современники были от него в восторге.

Когда же он начал широко использовать свой текстуальный анализ для перевода поэзии, отношение к его обоснованием было смешанного характера. Его переводы производили впечатление незрелых, хотя его лексическое богатство и считалось бесспорным, а сам он постепенно признавался как главный авторитет в вопросах архаичной латыни и римской грамматической традиции. Его репутация была несколько странноватой, но это булла репутация человека, к которому обращаются во всех спорных вопросах в этой области – пишет Грэфтона стр. 118..

После 1565 г. жизнь Скалигера изменилась к худшему. Следующие три года он провел в путешествиях, не способствовавших регулярным научным и литературным занятиям. По дороге в Неаполь и Рим, дважды пересекая Альпы в разных направлениях, он и его покровитель Луи Частенье де ла Рошпозе, французский посланник в Риме, старались по дороге читать греческие и латинские тексты и обсуждать их. Большую часть времени они провели в городах Северной Италии. Не смотря на свое итальянское происхождение, Скалигер был воспринимаем как чужой в этой стране и полностью зависел от контактов своего гида Муре, который был дружен с его отцом. Но он старался заводить знакомства, осматривал памятники старины и составил большую коллекцию надписей, интересуясь в первую очередь греческими. Однако никогда он не пользовался рукописями, хранившимися в Италии, а только таковыми из Франции и Германии.

Хотя итальянцы и отнеслись к симпатией к молодому французу, они ему в своей массе не понравились, даже самые ученые из них. В каждом подозревал он подосланного к нему убийцу, чтобы убрать с лица земли последнего представителя «князей Делла Скала». Особенно в венецианцах, оккупировавших родину его «предков». Только в богатых и блиставших широким уровнем образования еврейских общинах Северной Италии, в первую очередь в Мантуе и Ферраре, он чувствовал себя хорошо. Он с удивлением констатировал, какой свободой пользуются тамошние еврейские общины. Итальянские евреи были в свою очередь в восторге от его знаний древнееврейского, хотя и признавали, что он говорит на библейском варианте языка, в то время как в Италии доминировал иной диалект. Впрочем сам Скалигер понимал, что его знание древнееврейского и арабского, основанное на самостоятельном их изучении, не идет ни в какое сравнение с его знанием греческого и латыни.

Из Италии путешественники отправились в Англию где и были приняты в высших кругах общества. Скалигер восхищался королевой Елизаветой, но не ее красотой, а свободным владением многими языками. Свобода нравов (чтобы не сказать половая распущенность) английской аристократии произвела на него отталкивающее впечатление. Сама страна воспринималась им как провинциальная, с бедными коллекциями рукописей в библиотеках (ничего интересного!) и с сильными антифранцузскими настроениями. По Бернайсу в основе этих оценок лежало антианглийское воспитание молодых французов. Варвары и фанатики – была его общая оценка по словам Грэфтона. Такая картина Англии находится в вопиющем противоречии с байками, которые нам рассказывают историки о римском периоде истории, о богатой монастырской традиции, о Беде Достопочтенном и разных сторонах интеллектуальной жизни в средние века. Думаю, что оценка Скалигера достойна доверия: активная деятельность по созданию виртуальной истории в Англии 16 в. еще только начиналась и до конца этого века производство «античных» рукописей еще не было налажено.

Однако отвлечение, вызванное трехлетним путешествием, было лишь прелюдией к годам гражданской войны, вынудившей в 1567 г. Скалигера сменить письменный стол на обмундирование солдата. Став в 22 года гугенотом, Скалигер был одним из известнейших их последователей и теоретиков во Франции, враждебное отношение к которому со стороны католиков было хорошо известно. Написанные после путешествия рукописи не удавалось опубликовать, все наследное имущество было разграблено, многие друзья юности погибли . После завершения войны в 1570 г. он осел в Валенсии, где преодолел свою послевоенную грусть и глубокую депрессию, интенсивно изучал римское право и завязал знакомство с выдающими французскими юристами, в первую очередь с выдающимся французским историком права Жаком (Яковом) Куясом (Куяцием). Здесь Скалигер начал восстанавливать утерянные фрагменты работы средневекового юриста и историка Африкануса (самая его значительная работа послевоенного периода по собственной оценке Скалигера), результаты которой Куяс (якобы 1522-1590), сделавший Скалигера своим ассистентом, широко использовал в своих трудах по римскому праву. Похвала этого широко известного во Франции ученого, скупого на хвалебные гимны, в адрес Скалигера, бывшего на 20 лет моложе его, много способствовала возрождению его авторитета.

Куяс предоставил Скалигеру кров в своем доме, ввел его в круг своих корреспондентов и коллег, открыл ему доступ в свою богатую коллекцию старинных рукописей числом около 200 и Скалигер интенсивно использовал эти рукописи в своей работе. Дружба с Куясом продолжалась до самое смерти последнего. Кроме того, в Валенсии он приобрел еще одного друга и помощника на всю жизнь: молодого тогда еще католика Жака-Августа Ту, будущего историка и председателя парламента. Тогда же он познакомился с Клодом Депьюи, видным деятелем парламента в Париже, который снабжал его редкими книгами, консультировал по разным вопросам и служил для него связующим звеном в контактах с итальянскими гуманистами.

Послевоенная идиллия кончилась в августе 1572 г. По приказу правительства Скалигер отправился в Польшу в составе делегации претендента на польский престол, но его застало в Страсбурге страшное известие о расправе с гугенотами в Варфоломеевскую ночь и его желание служить парижскому правительству на этом закончилось. Спасаясь в Женеве от возможных преследований, он сразу же получил предложение стать профессором философии. Его колебания в этой связи были связаны с его нелюбовью к публичным выступлениям: весь его гений проявлялся за письменным столом, а не в аудитории. Но так как власти города не препятствовали его писательской деятельности, он начал читать лекции по Аристотелю и Цицерону, встреченные положительно немногочисленными студентами.

Заскакивая на 20 лет вперед, скажу, что именно нелюбовь к публичным выступлениям побудила Скалигера не сразу принять кафедру в Лейдене, осиротевшую после отъезда Липсия. Сначала ему пришлось оговаривать с руководством университета и города, что от него не будут требовать никаких лекций. Он предпочитал всем возможным аудиториям таковую, состоящую из одного единственного слушателя или собеседника. Тем не менее, вокруг Скалигера всегда подвизалась научная молодежь и недостатка в учениках и юных почитателях у него не было.

Тем не менее, несмотря на успех своей краткой профессуры в Женеве, Скалигер в октябре 1574 г., как только положение во Франции несколько успокоилось, вернулся на родину и жил в имениях своего покровителя и друга де ла Рошпозе. Последующие 20 лет до своего переезда в Лейден Скалигер, южнофранцузский патриот, провел в разных имениях этого своего покровителя или в поездках по городам Франции, в основном южной. Так в 1581 г. он посетил Куяса в Бурже, куда тот перебрался из Валенсии, чтобы выразить ему свое соболезнование в связи со смертью сына. Благодаря небольшому наследству, оставленному ему его матерью, и великодушию его друзей, он никогда не испытывал финансовых затруднений. И это, несмотря на то, что установленное Генрихом Третьим в 1579 г. ежегодное королевское содержание в 2000 франков не было ни разу, даже после ходатайства его влиятельных парижских друзей, выплачено.

О женщинах в его жизни ничего не известно: Бернайс лишь подчеркивает, что он никогда не подумывал о женитьбе. Благодаря всему этому он смог себе позволить посвятить двадцать лет своего наилучшего возраста научным занятиям, не отвлекаясь ни на службу, ни на исполнение взятых на себя семейных обязательств. Бернайс считает, что именно поэтому его творчество пронизано легкостью и свободой, которыми отличаются люди, никогда не бывшие под ярмом. Этим же он объясняет ту скорость, с которой он готовил к печати книги латинских классиков, на которых я здесь не буду останавливаться. Пусть филологи описывают его находки не публиковавшихся ранее текстов и его споры на эту и другие филологические темы с итальянскими филологами, французскими педантами и итальянскими же корректорами. Ограничусь мнением Бернайса о том, что Скалигер достаточно посеял мудрого, чтобы прикрыть рваные раны на теле исторической филологии, нанесенные ей варварством средневековья. Красиво сказано, но верится с трудом: как-то очень уж прытко все это происходило.

Исправление неисправимого хронологического сокровища

Во всяком случае, внеся свой весомый вклад в создание классической филологии, Скалигер стал применять свои дивинаторские таланты к историческим источникам, что и стало со временем его основным родом деятельности вплоть до создания хронологии как научной дисциплины. Первой жертвой его мании переворачивания классиков на собственный лад стал некий Марк Манилий – якобы римский астроном первой половины первого века н.э. Считается, что он сочинил между 9-м и 22-м годами н.э. поучительное стихотворение «Астрономика» на темы астрономии и астрологии для императора Тиберия, состоявшее ни много ни мало из пяти книг. Вот за этого астрономического стихоплета и взялся Скалигер, сразу распознав, что Манилий не справился со своей задачей и расставил строки (а, может быть, и слова) в неправильном порядке. Поиграв с порядком строк, включив на всю мощь своего внутреннего дивинатора мало обеспокоенный действительным восстановлением оригинального текста (Бернайс, стр. 47) Скалигер превратил «Астрономику» по словам Бернайса «в то, что соответствовало цели, для которой он хотел ее использовать: в нить Ариадны для представления древней астрономии». Эта работа 1579 г. должна была проложить для него путь к собственной хронологической системе.

Считается, что она проявилась в 1583 г. как непосредственная реакции на григорианскую реформу календаря. Но вот что удивительно: Бернайс отмечает, что во-первых реакция на «Улучшение хронологии» была крайне сдержанной. Она, мол, воспринималась как нечто чуждое. Ее знали, о ней говорили, но мало читали и еще реже хвалили. Ничего конкретного обо всем этом Бернайс не сообщает, что противоречит его манере приведения детальных доказательств для каждого утверждения. Во-вторых же Бернайс подчеркивает, что никакой полемики о календарях Скалигер в эти годы не вел, но зато через 10 лет из Лейдена начал вести такую полемику со свойственной ему энергией. Так, может быть, предположение Пфистера о том, что год публикации «Исправления хронологии» был позднее подделан («исправлен» и подогнан под дату григорианской реформы), соответствует действительности?

Интересно, что итальянские гуманисты, как отмечает Бернайс на стр. 50, гуманисты, не хуже Скалигера знавшие «античные» произведения, были убеждены, что из частокола цифр, относительных датировок, указаний годов в разных системах отсчета и прочей еще хуже датированной исторической информации никакую непротиворечивую хронологию давнего прошлого создать не удастся. Но, может быть, просто природа не одарила их столь щедро дивинаторскими способностями, как создателя хронологии Скалигера?! И, вообще, если что-то нельзя, но очень уж хочется, то можно.

На своем критичном по отношению к новой хронологии сайте М.Л. Городецкий опубликовал в разделе «Оклеветанные» оглавление первого издания книги «Исправление хронологии». Как я уже писал, практически все ее заголовки посвящены различным понятиям года и разным эрам, т.е. разным типам календарей, но при этом каждый раз приводится табличка хронологических дат, вытекающих из исследования данного календаря. На страницах 3-431 приведены более 190 заголовков такого рода.

Пфистер подробно рассматривает второе издание «Исправления», отмечая, что его объем составляет уже 850 стр. (по общему замечанию Бернайса, обычно вторые издания книг Скалигера имели объем, приблизительно в два раза превосходящий таковой первого издания»). Он отмечает не только множество хронологических таблиц, но и подробные указатели, облегчающие пользование последними. Принцип изложения всего накопившегося (или додуманного в связи с этой книгой) материала таков: сначала идет привязка очередного календаря к размеченной скалигеровскими (юлианскими) днями временной оси, а затем список правителей и исторических событий, о которых якобы имеется информация в терминах этого календаря. Ясно, что каждая потенциальная ошибка в привязке очередного календаря к временной оси (а наличие таких ошибок показал Петавиус и подчеркивает Иделер) приводит к многократным ошибкам в очередной хронологической таблице. Дальнейшие ошибки следует искать в самих списках правителей, коими в основном и занимается Скалигер, и исторических событий, приписываемых временам их правления. Многочисленные ошибки такого рода (а вряд ли кто-либо из историков даст голову на отсечение в случае обнаружения ошибок в таких списках) в основном перенимались Скалигером в его многочисленные хронологические таблицы. И кто поручится, что все эти еврейские, вавилонские, персидские и арабские исторические деятели, не являются выдумками многочисленных писателей прошлых веков разной степени достоверности и доверчивости, особенно после выявленных Морозовым и Фоменко аналогий между списками правителей разных эпох и разных стран.

Скалигер основывает свои таблицы на подправленном им Евсевии и Плутархе, но и на многочисленных писателях ближнего Востока, которых и цитирует обильно на древнееврейском и арабском языках. Конечно, рядовому читателю ничего не стоит проверить все эти цитаты и правильную передачу Скалигером всей календарной информации, ее обоснованность и верность ее интерпретации. Но в отличие от таковых нерядовые историки пока еще не удосужились проделать эту гигантскую работу.

Пфистер отмечает, что во время Скалигера некоторым правителям древности придавали гораздо большее значение, чем сегодня. В качестве примера он приводит Ирода, которого иначе, чем Ирод Великий в то время не именовали. Далее он находит римских императоров, которых Скалигер почему-то вообще не упоминает, но в общем-то это все детали, которые не меняют общей картины рождения из почти ничего (подробно описанного мной в главе о «Хронике» Шеделя) стройной картины многовековой и даже тысячелетней хронологизированной истории.

Бернайс ограничивает свои критические замечания в адрес «Исправления» только претензиями, которые должны были возникать у читателей. Цели и склонности ученого, пишет он, часто вынуждали Скалинера забывать об оных, об их желании использовать такого рода книгу в качестве учебника по хронологии и справочника по таковой, а не научного трактата (стр. 100).

О второй книге Скалигера по хронологии Вайнштейн пишет следующее (стр. 377)

Чувствуя себя в полной безопасности в Голландии, где он занимал должность профессора Лейденского университета, пользуясь моральной и материальной поддержкой буржуазного правительства республики, Скалигер на склоне жизни предпринял новый огромный труд — «Сокровищница времен» («Thesaurus temporum», 1606), который, по мысли автора, должен был дать строго проверенный материал дат и фактов для построения «подлинно научной» всемирной истории. Здесь установлены системы исчисления времени, применявшиеся у всех известных в XVI в. народов (например, у мексиканских индейцев, у народов Восточной Азии и проч.), причем хронологические данные служат автору «не просто средством для упорядочения исторических фактов», а материалом для истории древних культур. Скалигер в своем последнем труде показал, как с помощью исследования хронологических систем можно восстанавливать утраченные исторические факты. Хронология обратилась в руках исследователя в «историческую эвристику». Этот метод, разумеется, имеет значение прежде всего для тех периодов древней истории, от которых сохранилась лишь очень скудная документация. С большим успехом он применен Скалигером также для восстановления по неточному иеронимовскому переводу утраченного греческого оригинала «Хроники» Евсевия и для проверки приведенных в ней исторических данных.

Подчеркну здесь только, что в числе новых списков правителей били и таковые Македонии, Аттики и Пелопоннеса, а также многочисленных крошечных «древнегреческих» городов-государств , которые Скалигер заимствовал из «найденного» его другом Казобоном якобы старинного манускрипта (см. об этом ниже). Эти данные позволили ему также наполнить хоть каким-то историческим содержание ранее составленные им таблицы династий по списку Мането, ибо в «находке» Казобона содержалась также «информация» об ассирийских и древнееврейских, персидских и римских правителях и исторических деятелях.

Бернайс (стр. 97) пишет в этой связи о том, что весь этот раздел его работы известен под обобщающим названием «Олимпийский список» по имени одного из представленных у Казобона списков, и что он является следствием воспроизводственного настроения, которое обуревало Скалигера со времени его дивинаторской обработки потерянных текстов Евсевия. Он сетует на то, что текст Скалигера по форме настолько напоминал древнее произведение, что у читателей, несмотря на многократные заверения Скалигера в противном, должно было возникнуть впечатление, что Скалигер выдает здесь найденный древний текст за свой.

Саму эту работу Бернайс оценивает как пинок в сторону итальянских гуманистов, которые или слишком доверяли утонченному стилю Цицерона и попадались на удочку разных фальсификаторов истории. В другом месте он говорит о том, что Скалигер обновил латынь, преодолев этот самый вызвавший множество подражаний стиль Цицерона. Пинать современников и предшественников, конечно, можно и даже нужно, улучшать язык, которому якобы уже 2000 лет, каждый Скалигер просто обязан, но как из этого следует вывод Бернайса о том, что Скалигер со своим «Олимпийским списком» дает абсолютно верное изложение истории, свободное от какой-либо фальсификации, я, честно говоря, не понял.

О второй части «Сокровищницы» Бернайс пишет, что Скалигер совершил в приведенном здесь своем восстановлении Евсевия очень крупные ошибки, весь объем которых стал понятен лишь в 19 в., когда были переведены сохранившиеся по-армянски произведения Евсевия. Эту часть книги Бернайс называет абсолютно неприменимой в дальнейшем. Но комментарии к Евсевию он, тем не менее, ценит весьма высоко, ибо в них Скалигер предпринял многочисленные исправления хронологического характера. Можно ли после этого считать Евсевия источником это уже другой вопрос. Во второй части Скалигер приводит и сильно переработанный вариант «Исправления», превращенный им, наконец, в учебное и справочное пособие для историков, не любящих всяких там глупостев (именно так – Е.Г.) типа рассуждений и размышлений: им давай результат в форме хронологических таблиц и баста.

У Грэфтона во втором томе книги о Скалигере часто встречается описание принятия Скалигером решения о том, является ли тот или иной текст достойным доверия, следует ли перенимать из него хронологическую информацию или нет. Порой он честно признается, что не знает, на кокам основании - порой в противоречии с его же собственными принципами текстовой критики – Скалигер решал перенять списки правителей и даты их правления, в которых сам же сначала сомневался. Грэфтон считает, что Скалигер принимал такие решения не чисто логическим путем, а по интуиции, на основании своего богатого опыта работы с фальшивками и знания приемов, которыми пользовались изобретатели истории, и ошибок, которые они совершали. Часто можно у Грэфтона встретить и выражение «Скалигер считал нечто наиболее вероятным решением рассматриваемой проблемы».

Я же думаю, что под наибольшей вероятностью следует понимать стремление Скалигера прикрыть белые пятна в модели прошлого, которые явились следствием искусственно растянутой истории, и все, что годилось для этой цели шло у него в дело, даже если ему было ясно, что речь идет о фальшивке. При его эрудиции ничего не стоило убедить менее эрудированных современников в том, что та или иная фальшивка вроде бы и не фальшивка даже, а почти что верное отражение прошлого. А убедив современников, уже ничего не стоит убедить и себя самого, что ты нашел наиболее вероятное решение проблемы наложения заплаток на хронологические дыры.

Мой верный друг Казобон

Исаак Казобон упомянут во втором томе книги Грэфтона на 54 различных страницах, чаще чем любой из античных авторов, данные которых Скалигер включал в свои хронологические книги, или его современников. Для сравнения назовем соответствующее количество страниц для Бероза – 33, Цензорина – 48, Цицерона – 23 (плюс на двух – псевдо-Цицерон), Диодора Сикула – 19, Дионисия Галикарнасского – 20, Эратосфена – 22, Евсебия - 36, Иосифа Флавия - 30, Плиния Старшего 12 и Плутарха – 39, более всего Скалигером использованных.

Античный автор Цензорин считается обильным поставщиком астрономической, календарной и исторической информации (Скалигер читал его книгу в издании якобы 1568 г., причем с 1497 г. его неоднократно издавали в разных улучшенных изданиях: классиков надо время от времени улучшать и приводить в соответствие с новейшим знанием!). Диодор считается античным историком, жившим в 1-м вю до н.э. в Сицилии и в Риме и написавшим всемирную историю в 40 книгах. Из этой «Библиотеки» 15 книг сохранились до наших дней (с номерами 1-5 и 11-20). Представление об остальных дают сохранившиеся выписки. Считается, что он был некритичным компилятором и ценен только тем, что сохранил для будущего более древние исторические сведения.

Другой современник, профессор математики и астрономии Йенского университета Раул Крузиус (Крузий), книгой которого Скалигер пользовался для своих астрономических расчетов и рассмотрений, упомянут на 23 страницах.

Все время Грэфтон ссылается на опубликованную переписку Скалигера с этим своим другом и на дискуссии, которые они вели. Конечно, они не всегда были согласны во всех деталях, но Казобон почти никогда не позволял себе всерьез критиковать Скалигера, а если и делал это, то в крайне вежливой форме. На стр. 306, например, Грэфтон пишет о реакции Казобона, тогда еще жившего в Монтпелье, на второе издание «Улучшения хронологии» 1598 г. Казобон выражает удивление по поводу отсутствия обоснований для одного из списков правителей и характеризует это место из книги как дивинаторское, т.е. составленное по догадке, но без обоснования или твердого знания. Слова «врет» Казобон в этой связи не использовал, хотя Скалигер явно опирался сильно на Бероуза, которого Казобон позже разоблачит как фальшивку. Впрочем, дивинаторские способности Скалигера упоминаются Казобоном неоднократно и не всегда для прикрытой критики, а порой для выражения истинного восхищения, как, например, про те страницы в «Улучшении хронологии», на которых Скалигер реконструирует детали абиссинского календаря.

На стр. 311 Грэфтон пишет «Не все аргументы Скалигера были одинаково весомы» и рассказывает о том, что Казобон, которого он называет самым симпатичным из его современников, не был согласен с некоторыми этимологическими рассмотрениями Скалигера и лингвистическими его аргументами. Кстати, Скалигер, крайне болезненно реагировавший на критику, воспринимал таковую со стороны Казобона спокойно и неоднократно следовал его советам, готовя второе издание «Исправления».

Один из наиболее известных случаев плодотворного сотрудничества Скалигера с Казобоном связан с «открытием» последним списка античных правителей, привязанного к греческим олимпиадам. Скалигер считал, что такой список должен был в ходить в несохранившуюся часть труда Евсевия, над «восстановлением» которого он так долго трудился. Но в своем «Исправлении хронологии» он был вынужден лишь ограничиться своими подозрениями в существовании такого списка в древности и соображениями о том, что в этом списке должно было присутствовать. Эти ЦРУ (ценные руководящие указания) и были восприняты Казобоном как инструкция к действию и он провел много времени, собирая по крупицам сведения о правителях, время жизни которых падало на эпоху счета времени по олимпиадам.

Результатом этих трудов явился длительный список, состоявший из нескольких частей, якобы найденный Казобоном в Парижской Королевской библиотеке (лежал он себе там с античных времен, еще задолго до основания самой библиотеки лег себе родимый на полку, а когда понадобился Скалигеру, то и бросился в глаза его лучшему другу, несмотря но покрывавший его толстый слой послеантичной пыли!):

· Списка греческих правителей этого времени

· Списка негреческих античных же правителей

· Списка всех победителей олимпиад до 249-й по счету.

  • Большая цитата из философа Порфирия относительно времени диадохов (первого поколения правителей после Александра Великого, за которыми последовали т.н. эпигоны)

Интересно, что в течение приблизительно двухсот лет эту рукопись (Бернайс называет ее Смешанным Кодексом или Всякой Всячиной по-простому) в Парижской Библиотеке никто не мог найти, пока это не удалось в середине 19 в. англичанину по имени Крамер. Бернайс пишет, что Крамер говорил как-то очень стеснительно, как о предположении, что кодекс сей может быть подлинным. Ясно, с начала 17 века бумага успела пожелтеть. Крамер пишет, что публикация Скалигера была недостаточно добросовестной, но Бернайс относит эту оценку к разряду неумело сформулированных выражений. Бернайс считает, что Скалигер просто скромно осуществил множество улучшений, не оговорив никак, что он дарит миру улучшенную версию. Бернайс подчеркивает, что Скалигер поступал так и прежде, например при издании труда некого Синцелла. Правда, Бернайс признает наличие у Скалигера и грубых ошибок, но относит это на счет переписчика.

Эту свою находку Казобон озаглавил как «Избранные места». В этом он следовал примеру Скалигера, который уже незадолго до этого опубликовал в приложении к своей «Сокровищнице времен» некого хрониста Идация, якобы написавшего дополнение к Евсевию, причем использовал для этого изготовленный для него Фридрихом Линденброгом список, якобы представлявший собой копию некого кодекса, включавшего текст Идация. Уже после смерти Скалигера французский иезуит Сирмонд издал более полный вариант текста Идация и при переиздании «Сокровищницы времен» в 1629 г. в нее был включен вариант Сирмонда.

Примеров публикации Скалигером различных других античных и византийских хронологов Бернайс приводит немало. Оставим на его совести восторги по поводу этой титанической работы Скалигера и позволим себе усомниться в том, что все эти многочисленные произведения сохранились в веках и тысячелетиях и в нужный момент оказались в руках своего редактора, исправителя и публикатора Скалигера. Зная о его дивинаторских способностях и склонностях, не естественнее ли предположить, что Скалигер- по крайней мере в некоторых случаях - просто писал эти произведения за античных и византийских авторов, в свое время не удосужившихся реализовать соответствующие замыслы, быть может, используя какие-то отрывки, уже сочиненные до него другими в разных целях.

Незадолго до завершения Скалигером его второй хронологической книги Казобон сообщил ему о своем «открытии» и тот был в восторге от того, что намеченный им план действий постепенно выполняется и требовал срочной присылки ему копии этого списка, что и было сделано. Казобон писал, что он наткнулся на кодекс, содержащий греческий текст без титульного листа и без начала, в котором и содержаться названные три списка. Полученный список он успел опубликовать в «Сокровищнице времен» как приложение на 24 листах

Но вернемся к списку, обнаруженному Казобоном. С правителями – бог с ними – связываться не буду, наверное очень уж малый след они оставили в истории, коль приходилось искать их список аж в Королевской Библиотеке во Франции 17-го века. А вот список победителей олимпиад меня заинтересовал (очень уж трудно себе представить традицию, которая сохранялась тысячу лет: слишком уж это большой срок тысяча лет!) и я бросился читать все, что нашел, про античные олимпийские игры. Нигде ни слова об этом списке. Приводятся отдельные имена наиболее известных атлетов, но о списке с сотнями имен – ни слова. Правда все время идет речь о таких списках, в которые победителей заносили, но ничего конкретного не сообщается и именно названного выше списка никто не упоминает.

Вот богато иллюстрированная немецкая книга Вернера Рудольфа «Олимпийские игры в античности» (Урания, ГДР, 1975). Подробно рассказано о разных видах спорта, когда по какой дисциплине соревновались (оказывается, довольно долго олимпийские игры проводились каждый раз по какой-то одной спортивной дисциплине), приводятся имена отдельных победителей, но ни имени Казобона, ни его списка нигде нет. Листаю еще более солидную специализированную книгу Хайнца Шёбеля «Олимпия и олимпийские игры», переведенную на многие языки и считающуюся базисным историческим произведением современного олимпийского движения и узнаю только, что для игр с номерами 265-286 не сохранились имена победителей и что, мол, даже не ясно, проводились ли эти игры. Зато про списки победителей 146-80 гг. до н.э. сказано, что из них следует, что в эти годы игры имели только локальное значение. Но об открытии списка всех победителей и о Казобоне нет ни слова. Нет ни того, ни другого и в «Истории культуры античности. Греция» (Академия, Берлин, 1977). Нечего и говорить, что нигде нет и имени Скалигера, напечатавшего этот список.

Никто не помнит об «Избранных местах» Казобона и их исправлении Скалигером. Наконец, пролистав несколько десятков книг, обратился за помощью к верному другу студентов и школьников – Интернету. Задав ключевые слова «Античные олимпиады победители» нашел 123 ссылки на разные материалы, но ни в одном из них не было имени Казобона. Девять материалов оказались посвящены спискам победителей олимпиад, но про наших великих хронологов они ничего не сообщали. Зато я узнал – и из книг, и из этих материалов – что даже дата первых игры (якобы 776 г. до н.э. не является надежной, а было реконструирована с определенной долей сомнения на основании списка победителей, якобы составленного около 400 г. до н.э. Гиппием из Эллиса. Историки, оказываются, подозревают, что олимпийские игры проводились в течение столетий до первых таких игр и даже приписывают товарищу Гераклу пальму первенства в вопросе об изобретении оных. Только вот им не совсем ясно, в каком именно столетии жил этот исторический деятель. Шёбель считает, что с 13 века до н.э. в Олимпии была традиция чествования Геракла.

А теперь вернемся к истории нахождения рукописи Казобоном в Королевской библиотеке и зададимся вопросом, что это вообще может значить, что рукопись была найдена (или что Казобон на нее натолкнулся). Напомним, что незадолго до того, в предыдущем 1604 г. Казобон, живший уже с 1600 г. в Париже и безусловно работавший в Королевской библиотеке, стал ее библиотекарем. Если бы рукопись уже была в фондах библиотеки до этого, то Казобон, по крайней мере с 1598 г. знавший, что Скалигер разыскивает список победителей олимпиад, мог бы искать ее в каталогах библиотеки. Но и в 1605 г. он ее явно не в каталоге нашел, а «наткнулся» на нее. Слово «наткнулся» можно интерпретировать по-разному, но ясно, что речь не идет о нормальной хранившейся по правилам большой библиотеки рукописи. Во всяком случае он не сообщает в письме Скалигеру, как находить ее в фондах библиотеки. Может быть она еще не была им включена в эти фонды, да и в последующие месяцы, до своего отъезда в Англию, он, скорее всего, так и не сумел внести рукопись в каталоги. Только этим и можно объяснить, почему в течение прибл. 200 лет никто не мог эту рукопись в библиотеке разыскать. Скорее всего он, написав эту рукопись, положил ее на какую-нибудь полку соответствующего раздела дозревать (стареть, желтеть) и не внес ее в каталоги для того, чтобы она не попала никому в руки в ближайшее время, т.е. в виде, который выдавал бы ее недавнее происхождение.

Могу себе представить, с каким удовольствием потирают руки историки-традиционалисты, читая эти строки. Ага, попался, проповедник теории заговора! Оклеветал великого человека и не привел никаких доказательств. Сплошные предположения и догадки. Согласен, я при всей этой истории лично не присутствовал (не то что историки-традиционалисты, которые все видели своими глазами и потому во всем абсолютно уверены, в каждой своей фантазии, в каждой придуманной каждым из них на свой лад детали). Согласен, я изложил здесь мою гипотезу, мое понимание происходившего. И какие-то детали могут быть мною поняты неправильно. Но так ли уж я далек от истины. Ведь моя гипотеза основана на многолетних наблюдениях за тем, как именно нам подаются произведения «древних» авторов.

Поэтому я обращаюсь к мои читателям с просьбой: поищите у себя дома или в библиотеке книги античных авторов и посмотрите, как подробно и как убедительно в них (во введении, послесловии или в комментариях) изложена история восстановления этих произведений. Чаще всего вы вообще ничего не найдете, ни слова на эту тему. В принципе, нам – читателям не следует ничего про это знать или отвлекать наши мысли в этом неправильном направлении. Подумаешь, всего какие-нибудь 2000 лет. Как-нибудь рукописи до нас дошли. Не делайте проблем на ровном месте. Не размазывайте манную кашу по белой скатерти. Не ковыряйте грязными пальцами изюм из батона с оным. Читайте себе великие произведения и наслаждайтесь.

Но если вам очень и очень повезет, и в книге будет информация о рукописях, то расскажут ее вам скороговоркой, без «ненужных» деталей. Никогда не возникнет у вас полной картины того, како путь был пройден от оригинала до тех рукописей, по которым восстанавливалась книга. Никогда! Никто не станет вам говорить, какие из рукописей были на папирусе, а какие на телячьих шкурах, где они хранились, как их приобретали, в каких каталогах монастырских библиотек они регистрировались и где эти записи до сих пор сохранились. Как правило, на эту тему пишут – если вообще – несколько общих слов, минимум информации, дабы не возникали ненужные вопросы. Как будто автору комментариев и в голову не пришло, что нас с вами могут интересовать такие второстепенные технические детали. Вчитайтесь внимательно в найденные строки и постарайтесь оценить достоверность написанного. Вспомните, что и сегодня, когда в библиотеки получают ежегодно тысячи и десятки тысяч книг, о каждой из них ведутся записи: у кого куплена, за сколько, куда поставлена, какие на нее заведены карточки и т.п. а ведь сегодня средняя книга стоит приблизительно столько, сколько килограмм мяса. Неужели в давние времена, когда каждая рукопись было на вес золота, когда их в почти каждой монастырской библиотеке было едва ли больше, чем сегодня в средней семейной, неужели тогда никаких записей о поступлении рукописей и их предыстории не вели?

Решайте сами, является ли наше подозрение о том, что все эти рукописи были на самом деле изготовлены в эпоху Ренессанса непосредственно перед публикаций соответствующих книг (вот и рукопись Казобона была уже в следующем году опубликована Скалигером), а рукописные фрагменты изготавливались с уже напечатанных книг теми, кому было не по силам купить все еще слишком дорогую для большинства потенциальных читателей книгу, представляет собой теорию заговора или рабочую гипотезу, объясняющую многое из того, что не в состоянии объяснить историки – традиционалисты. Рабочей гипотезой, которая представляется весьма достоверной и убедительной.

Историки не могут объяснить, почему исчезли рукописи всех изданных в эпоху возрождения и в новое время произведений античных авторов, почему при отсутствии этих рукописей имеется обилие фрагментов, практически никогда не покрывающих весь текст произведения, почему вдруг в эпоху Возрождения в массовом порядке выплывают из небытия античные авторы, жившие от тысячи до двух тысяч лет до этой эпохи, и их солидной длины произведения. Если бы книги действительно набирались по рукописям, имевшим вид, хотя бы отдаленно напоминающий вид древней рукописи, то весьма прагматичные и ценившие старину сверх меры гуманисты коллекционировали бы эти бесценные рукописи и торговали бы ими. Любой из них стал бы богатым человеком, а богатства гуманисты не чурались. Но написанные от руки имитации произведений «древних» римских и греческих авторов так откровенно выглядели как только что написанные, что их действительные авторы-гуманисты предпочитали их уничтожать сразу после набора, дабы не быть немедленно разоблаченными завистливыми конкурентами и другими недоброжелателями.

Кстати, Скалигер не ограничился выражениями радости по поводу «найденных» Казобоном «Избранных мест». Попрыгав от радости по комнате, что по словам Бернайса продолжалось несколько часов, Скалигер взялся за извлечение выгоды из нового «источника» и существенно дополнил свои хронологические таблицы, которые и включил в новом, развернутом виде в «Сокровищницу времен», вскоре после этого опубликованную.Возникает впечатление, что он так ждал этой помощи со стороны Казобона, так был сильно уверен в том, что она вот-вот ляжет на его письменный стол, что откладывал публикацию почти готовой новой книги до этого радостного и полезного события.

Заключение: о невозможности невозможного.

Скалигер был, безусловно, незаурядной личностью. Более того, гениальной личностью, если созданный им колосс на глиняных ногах – набор хронологических таблиц древней истории - простоял, пошатываясь, четыре столетия и все еще не рухнул окончательно. И, действительно, был нужен гений Скалигера, чтобы поверить в возможность многотысячелетней хронологии, невозможность которой была очевидна итальянским гуманистам, а до низ византийским хронологам. Нужен гений Скалигера, чтобы реализовать эту веру, преодолевая непреодолимые препятствия. Нужен был гений Скалигера, чтобы организовать заплаты на огромные черные дыры, для которых вообще никакой хронологии не было м в помине.

Но и гениальные люди ошибаются. И научные дисциплины проходят через потрясения и революции. Ошибкой Скалигера явилось не создание научной хронологии: эту его заслугу никто не оспаривает и многие развитые им методы следовало бы сегодня реанимировать и продолжать использовать с новой хронологической информацией в руках. Его ошибка была в том, что он был целиком и полностью человеком своей эпохи, пропитанным до мозга костей ее заблуждениями и ее моралью, ее мышлением и ее целями. И созданная им хронология оказалась носителем всех этих недостатков и заблуждений.

Она не является моделью реального давнего прошлого, а только некой виртуальной картиной, призванной скрыть наше незнание прошлого и отражающей примитивные представления о временных масштабах развития человеческой цивилизации. Коэффициент искажения древней истории приблизительно соответствует ошибке, которую, скорее всего, человечество совершило при переходе от года, равного по длине четырем фазам луны, к несколько более длинному солнечному году. Напомним, что «у халдеев и египтян сперва год был не более как 1 месяц». А чем многочисленные европейские народы хуже египтян и халдеев?! Небось и они еще и незадолго до григорианской реформы по месяцам годы и считали.

Как Скалигер ошибался, думая, что он решил проблему квадратуры круга, как он не реагировал при этом на указания ошибок в его рассуждениях (на сегодня теоретически и логически строго доказано, что эта проблема не имеет решения), так ошибался он, думая, что чуть подправив путем дивинаторских трюков неверное представление предыдущих поколений о прошлом, причем сделав это в духе этих неверных представлений, можно будет построить непротиворечивую хронологическую модель оного. Как я покажу ниже в разделе о Ньютоне построение непротиворечивой модели прошлого на основании т.н. источников в принципе невозможно.

Литература

[Аноним].Аноним: Скалигеръ, Энциклопедический словарь, том ХХХ, Издатели Брокнауз и Ефронъ, С-Петербург, 1900, стр. 169.

[Бернайс]. Bernays, Jacob: Joseph Justus Scaliger, Berlin, 1855 (Репринт Osnabrück, Otto Zeller, 1965)

[Биркеман]. Биркеман, Э.: Хронология древнего мира, Москва, 1976

[Боден].Боден, Жан: Метод легкого познания истории», Москва, Наука, 2000

[Брокгауз] Петавий, Энциклопедический словарь, том ХХIII, Издатели Брокгауз и Ефронъ, С-Петербург, 1898, стр. 434.

[Вернер] Werner, Rudolph: Olympische Spiele in der Antike, Urania, Leipzig-Jena-Berlin, 1975

[Гартман] Schedel, Hartmann: Weltchronik, Kolorierte und kommentierte Gesamtaufgabe, Taschen, Köln, 2001.

[Грэфтон1] Grafton, Antony: Fälscher und Kritiker. Der Betrug in der Wissenschaft, Wagenbach, Berlin, 1991

[Грэфтон2] Grafton A. Joseph Scaliger, A study in the History of Classical Scholarship, V. I, Textual Ctiticism and Exegesis, Oxford, 1993

[Грэфтон3] II Historical Chronology. - Oxford: Clarendon press, 1993

[Грэфтон4] Grafton, Antony; Marchand, Suzanne L. (ed.): Proof and persuasion in history, Wesleyan University, Middletown, Conn., 1994

[Грэфтон5] Grafton, Antony: Die tragischen Ursprünge der deutschen Fußnote, Deutscher Taschenbuch Verlag, München, 1998 (титул оригинала: The Footnote. A Curious History),

[Грэфтон6] Grafton, Antony: Cardanos Kosmos, Die Welten und Werke eines Renaissance-Astrologen. 414 S., Berlin, 1999

[Грэфтон7] Grafton, Antony: Leon Battista Alberti. Baumeister der Renaissance, Berlin Verlag, , Berlin, 2002(титул оригинала: Leon Battista Alberti. Master Builder of the Italian Renaissance, 2000)

[Иделер]. Ideler, Ludwig: Handbuch der mathematischen und technischen Chronologie, Berlin, Band 1, 1825, Band 2, 1826

[Мищенко].Мищенко, О.: Скалигеръ, Энциклопедический словарь, том ХХХ, Издатели Брокнауз и Ефронъ, С-Петербург, 1900, стр. 168-169.

Müller, Reimar (Hrgb.): Kulturgeschichte der Antike- Band 1: Griechenland, Akademie, Berlin, 1977.

[Пфистер] Pfister, Christoph: Die Matrix der alten Geschichte. Analyse einer religiösen Geschichtserfindung, Dillum, Fribourg, 2004

[Робинсон]. Robinson, George W.: Autobiography of Joseph Scaliger, Cambrige, Harvard University Press, 1927

[Савельева]. Савельева, И.М.; Полетаев, Ф.И.: История и время. В поисках утраченного, Языки русской культуры, Москва, 1997

[Шедель] см. в гл. 9

[Шёбель] Schöbel, Heinz: Olympia und seine Spiele, , Urania, Leipzig-Jena-Berlin, 1965

[Эйнхард].Эйнхард: Жизнь Карла Великого. В: Историки эпохи Каролингов, Москва, (1999) стр.5-36.

JSN Epic template designed by JoomlaShine.com