Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Russian
German

ТЕМА: Выпуклое (конвексное) зеркало. Древности.

Выпуклое (конвексное) зеркало. Древности. 10 Окт 2017 09:50 #736

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Попалась любопытная статья о зеркальных бляшках, которые относят к самому древнему миру, хотя на самом деле это те самые выпуклые зеркала появившиеся не ранее XV века. Здесь практически обзор зеркальных бляшек и попытка дать интерпретацию данного феномена. Однако наиболее реальная интерпретация приведена в моей книге о зеркалах.

pervokarta.ru/shur/elcano_2016.pdf

Это зеркала Гутенберга, которыми ловили отображение священных мощей. И здесь же перекидывается мостик к зеркальным дворцам Ирана и Индии! Достаточно четко начинает прослеживаться два пути поступления выпуклых зеркал в восточную часть Средиземного моря и Черное море. Один путь, через Францию по реке Рона и дальше Южная Италия и Восток. Второй путь по Дунаю в Черное море и далее.

Вот что говорит Ингеборг Крюгер о таких зеркалах:
Маленькие зеркала вместе со знаками паломников, а также и обычные карманные зеркала использовались для своего рода зеркальной магии: во времена демонстрации святынь их высоко поднимали, чтобы поймать ими и сохранить в них благодатную силу мощей.

А теперь даю перевод большей части работы - L. Y. RAHMANI. Mirror-Plaques from a Fifth-Century A. D. Tomb. Israel Exploration Journal, Vol. 14, No. 1/2 (1964), pp. 50-60.

ryba.jpg


Бляшка в виде рыбы (Pl. 16B), ее чешуйки, обозначены небольшими кругами; в центре ее находится круглое углубление с приподнятым краем и остатками штукатурки. Бляшка имеет плоскую, не отделенную обратную сторону с пробитым отверстием на одном конце. Средняя толщина составляет 0,6 см. Бляшка в форме рыбы, по мнению автора, не подобна, другим бляшкам в форме животных, с похожими дисками в центре, подобных петуху без ног или голубю.

Круговая бляшка (PI. 16A), украшенная чередующимися поднятыми и
окрашенными шевронами, и точками красного, синего и желтого цветов. В центре бляшка имеет круглое углубление с приподнятым краем. Это углубление содержит некоторую часть выпуклого куска выдувного стекла, поддерживаемого тонким слоем свинца, который в настоящее время в основном разложился и окружен тонкой золотой границей. Стекло удерживается на месте довольно неуклюжей рамкой из гипса, которая перекрывает слегка утопленный край; в этой рамке есть небольшие отверстия. Бляшка проколота; ее обратная сторона плоская и не украшенная. Подобные бляшки на глиняной посуде, из мягкого известняка или гипса были найдены в разных местах в этой стране, все в поздне римском или византийском контексте. Круглая бляшка, почти идентичная нашему примеру, была найдена в вышеупомянутой гробнице 242 в Гецере и аналогичные круговые бляшки были найдены в Нисане (Ауя эль-Хафир) и в пещере 34 в Бетани, где находились находки византийского времени до ранних арабских периодов. Несколько похожих бляшек (иногда ошибочно называемых хлебными марками) происходят из гробницы в Эль-Бассе, датированной концом четвертого века, и из Хорнса (Horns). Дополнительный пример неизвестного происхождения - в Палестинском археологическом музее, в то время как другие, предположительно из Бет Говрин, были опубликованы Мултоном. Некоторые из них полностью не декорированы, но имеют до пяти углублений для стеклянных вставок.
Интерпретация бляшек.
Прежде чем пытаться интерпретировать значение этих бляшек, вероятно, полезно обобщить здесь их различные формы (рис.4), которые, хотя и имеют большое разнообразие, имеют две общие черты: одно или несколько стеклянных зеркал, закрепленные на поверхности, и в большинстве случаев одно или несколько отверстий для подвески:
(1) Простые бляшки в основном круглые (рис.4: 2). Редкие вариации показывают зеркала на обеих сторонах, до пяти зеркал на одной грани, и в одном случае, кроме того, человеческая голова в верхней части. В некоторых случаях отсутствуют отверстия для подвески.
(2) Круглая, с геометрической отделкой, простая (рис.4: 1) или сложная (рис.4: 4). Варианты показывают два соединенных диска, соединение которых украшено решеткой, показывающей двенадцать квадратов.
(3) Зооморфная (фиг.4: 3); Иногда отсутствуют отверстия для подвески.
(4) Антропоморфная, показывающий женскую фигуру, держащую круглое зеркало перед ее телом. Отверстия подвески неизменно отсутствуют (рис.4: 7). Вариант показывает аналогичную фигуру с зеркалом, которая помещена в небольшой храм (рис.4: 9). Другой вариант этих женских фигур не имеет зеркала и, следовательно, не относится к этой категории; руки вытянуты горизонтально с плеч.
(5) Архитектурные: а) простые фронтоны, арки, ниши; зеркало в центре. Варианты показывают три или более зеркала (рис.4: 6); б) аналогично, но с дополнительной фигурой человека; с) аналогично, но с дополнительными животными; г) аналогично, но с дополнительными птицами и человеческими фигурами (фиг.4: 8); e) аналогичные, но с дополнительными птицами и семи разветвленными подсвечниками. Вариации показывают три или более зеркала (рис.4: 5).


drugie.jpg



Пытаясь в настоящее время найти интерпретацию, которая может соответствовать всем типам бляшек, описанных здесь, мы должны принять во внимание тот факт, что каждый тип имеет одно или несколько маленьких зеркал в качестве вставки. Следует подчеркнуть, что это действительно зеркала, выложенные свинцом. То, что это так, было не только признано Ронзевалле, но было доказано анализом, проведенным в Еврейском университете. Что касается их размера, следует отметить, что маленькие римские зеркала 5 см. диаметр не редкость. Правда, зеркала на этих бляшках имеют диаметр не более 3,5 см. и часто даже меньше, особенно в образцах с множеством зеркал; такой маленький размер кажется действительно, слишком крошечным, для любого практического, повседневного использования.
Таким образом, каждый вынужден искать какое-то символическое, церемониальное или магическое использование зеркал, которое, возможно, было в пятом веке приемлемым для трех основных религий. Еврейское использование обозначено бляшками, украшенными семи ветвистым подсвечником; бляшки в форме женской фигуры, с или без небольшой святыни, указывают на использование язычниками. Наконец, на христианское употребление, как представляется, указывает петух и, тем более, рыба, но в любом случае повторяющиеся экземпляры таких бляшек обнаруживаются в гробницах вместе с небольшими нательными крестами.

Единственным распространенным мотивом, который приходит на ум, кажется, является использование зеркал как отвращающих беду. В разных частях Европы, Северной Африки и Китая маленькие зеркала прикреплялись к колыбели, чтобы защитить ребенка, его собственное тело как личная защита, или рядом с кроватью, как защиту от злых духов. Идея этой практики заключалась в том, что любое возможное зло, присущее дурному глазу, таким образом, опиралось бы на себя в каком-то «аутофашине». Этот мотив, хорошо известный классическому миру, вновь появляется в народной литературе различных народов (например, испанского и японского), и, по-видимому, он является самоочевидным и универсальным. Поэтому представляется допустимым применить этот мотив и в нашем случае: таким образом, мы видим в этих зеркальных бляхах талисман против сглаза, который служил их владельцам в жизни и помещался в их гробницы с некоторой надеждой, что они могут здесь тоже, доказать свою эффективность против опасностей загробной жизни.

В музее библейских стран в Иерусалиме в 1910 году проходила выставка «Ангелы и демоны: Еврейская магия через века». На этой выставке были представлены вот такие экспонаты.

ierusalem.jpg
Последнее редактирование: 10 Окт 2017 09:53 от onacle.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: portvein777

как делали. 14 Окт 2017 16:19 #739

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Неожиданно прояснился еще один момент. Я в свое время писал о производстве очков древними, и сейчас это попалось на глаза. И сразу же снимается одна из проблем производства малых зеркал!

Становится ясно и понятно, что линзы для очков были изобретены практически одновременно с изобретением выдувания стекла. А конвексные малые зеркала немного попозже. Вот как делали стекла для очков, а потом и для зеркал.

Джованни Батиста Порта «Натуральная магия» издания 1589 года.
Как делаются очки (линзы для очков).
Мы видим, что очки были очень необходимы для операций о которых уже сказано. Или еще линзообразные кристаллы, и без них никаких чудес нельзя сделать. Теперь остается научить вас, как делаются очки и зеркала, чтобы каждый человек смог запасаться ими для своего использования.

В Германии производятся стеклянные шарики, диаметр которых составляет один фут длины, или около того. На шаре помечается наждак-камнем круги, и так разрезают на много маленьких кружков.
Они приносятся в Венецию.

Здесь они склеиваются с деревянным черенком расплавленной канифолью.
И если вы желаете сделать выпуклые очки, то вы должны иметь полое железное блюдо, которое является частью большой сферы. Когда вы желаете иметь ваши очки более или менее выпуклые, то блюдо должно быть прекрасно отполированным. Но если мы будем добиваться вогнутых очков, то пусть имеется железный шар, подобный, тому которым мы стреляем порохом из великой медной пушки.

Поверхность по этой причине приблизительно два или три фута. На блюдо, или шар насыпается белый песок, который приходит из Винченции, обычно называемый салдаме (Saldame), и с водой сильно трется между нашими руками. И, так долго, пока поверхность этого круга не получает форму данного блюда. А именно, выпуклую поверхность в точности. Когда это будет сделано, помещают черенок в мягкий огонь, и снимают очки с него и присоединить другую сторону их к черенку рамы с канифолью, и работают как вы делали раньше, чтоб с обеих сторон можно было получить вогнутые или выпуклые поверхности.
Затем поверхность снова натирают порошком Триполи, чтобы ее можно было отполировать. Когда она прекрасно отполируется, вы должны сделать ее четкой, таким образом. Шерстяная ткань крепится на дерево. И на нее разбрызгивают воду из Департа и порошок Триполи. И, потерев старательно поверхность, вы увидите, что она приобретает вид идеального стекла. Таким образом, множество линз, и очков делается в Венеции.

В данном сообщении крайне важен выделенный фрагмент, повторю его еще раз

« В Германии производятся стеклянные шарики, диаметр которых составляет один фут длины, или около того. На шаре помечается наждак-камнем круги, и так разрезают на много маленьких кружков.
Они приносятся в Венецию».


Во-первых, удивительный момент, заготовки для очковых линз привозят из Германии!

То есть, венецианское стекло не подходит для производства очков, оно слишком тонкое!

Во-вторых, сам метод получения заготовок для линз. Как видим, не использовался плоский лист, а использовалось выдувное стекло, а это значит, что линзы для очков должны были возникнуть практически одновременно с возникновением выдувания стекла.

И здесь полезно почитать работу Ролфа Виллаха (Rolf Willach) «Длинная дорога к изобретению телескопа» (The long road to the invention of the telescope. Rolf Willach).
Вот отрывок, имеющий прямое отношение к технологии производства линз для очков.
«Вы должны, скорее выдуть это, как стеклянный шар из кристалло (cristallum) требуемого диаметра. Затем разрежьте этот шар на маленькие диски по старой методике: сразу же после выдувания стеклянного шара, небольшая часть медной трубы, охлажденная в посуде с водой, с диаметром, соответствующим требуемому диаметру дисков, который вам нужен, необходимо приложить к еще горячему стеклянному шару. Это внезапное охлаждение приводит к круговой трещине вдоль обода медной трубы ». Затем трубка быстро охлаждается, а второй и третий стеклянный диск вырезаются с помощью этого же метода, и так далее, пока весь шар не будет заполнен такими круговыми переломами. После тщательного охлаждения, стеклянный шар разбивается тупым куском дерева на множество разломанных осколков, среди которых будет много круглых дисков менископодобной формы. Они должны быть отшлифованы и отполированы до плоских поверхностей только на вогнутых поверхностях, и у вас будет много одинаковых линз, которые вы сможете носить парами перед глазами. 9


Обращаем внимание, что в данном случае разговор идет о плоско-выпуклых линзах, которые необходимо шлифовать с одной плоской стороны, а выпуклая сторона так и остается от выдутого стекла!

Что именно такие стекла применялись в ранних очках, Ролф Виллах демонстрирует на археологических образцах.

Следующим планирую зеркала Себастьяна Брандта, а здесь приведу очкарика из его первого издания "Корабля дураков"


ochki.jpg


И снова все прекрасно завязывается на время после 1430 года, и конечно еврейские амулеты гораздо позже этого времени. Их надо было еще довезти до Ближнего Востока.
Последнее редактирование: 14 Окт 2017 16:23 от onacle.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: lemur

Выпуклое (конвексное) зеркало. Древности. 25 Окт 2017 09:59 #743

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
При рассмотрении древних конвексных зеркал большим подспорьем являются первопечатные книги и рукописи к ним относящиеся.
Начать имеет смысл с книги Себастьяна Брандта «Корабль дураков». Эта книга имела целый ряд изданий в XV и XVI веках. Иллюстрации в этих изданиях позволяют рассмотреть развитие наглядного образа зеркала, что, вероятно, отображает и развитие производства зеркал.
В первой части моей книги pervokarta.ru/shur/elcano_2016.pdf я привел уже зеркала из книги Себастьяна Брандта, но стоит собрать все в одном месте!
Вот как отображался в разных изданиях один из образов с зеркалом.


1-8.jpg



2-8.jpg



1549a1553a1560a1572.jpg



4-9.jpg


Похоже, одна и та же гравюра использовалась в разных книгах, изданных в Страсбурге, в разные годы.

Следующий сюжет с зеркалом.

5-9.jpg


Вот такая любопытная гравюра из 1635 года, есть более раннее издание 1610 года, но там, похоже, все идентично! А далее смотрим, что же было ранее. Что и как рисовали.

6-7.jpg


7-8.jpg

Издания на немецком языке 1574 и 1533 годов.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Выпуклое (конвексное) зеркало. Древности. 26 Окт 2017 18:17 #744

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Следующий сюжет «О новых модах» начинается таким эпиграфом.

«Кто вечно только модой занят —
Лишь дураков к себе приманит
И притчей во языцех станет».

a1-2.jpg

Базель 1494, немецкий. Базель 1498, латинский.


a2-2.jpg

Лондон 1570.

a3-2.jpg

Нюрнберг 1494, немецкий сверху. Страсбург 1497, латинский внизу.


a4-2.jpg

Издания 1549, 1553 и 1574 годов.

Выше приведенные три сюжета достаточно четко отображают развитие производства конвексных зеркал на промежутке времени почти в сто пятьдесят лет. Есть, конечно, тонкости, типа зеркала в книге «Рыцарь из Турна», но сейчас стоит другая задача. А именно, зеркальные талисманы, амулеты обереги или самые ранние выпуклые зеркала, зеркала Гутенберга. В книге Себастьяна Брандта остались только намеки на такие зеркала и выражены они уже полунамеками, вероятно основная мода в Европе на зеркала амулеты уже уходила в прошлое.
Один из самых наглядных, по моему мнению, зеркальных сюжетов у Бранта является следующая миниатюра из базельского издания 1494 года, сюжет которой повторяется в других изданиях.


a5.jpg


Посох Нара с зеркальным набалдашником, дань уходящей моде. Хотя в сопровождающих миниатюру стихах нет никакого упоминания о зеркале.
В ряде изданий датированных до 1500 года представлен в некотором смысле зеркальный вариант данной гравюры.


a6.jpg


И еще один вариант из книги, изданной во Франкфурте в 1553 и 1560 гг.


a7.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Выпуклое (конвексное) зеркало. Древности. 27 Окт 2017 22:56 #745

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
А теперь, одно маленькое отступление от зеркал С. Бранта. Чтобы расцветить сообщения посмотрим на цветную картинку, где представлен шут со своим жезлом.


b1.jpg

Библия 13 века. Царь Давид и шут. В мастерской мастера Эшевинажа из Руана. Франция, Руан, c. 1465-75
Свободная библиотека Филадельфии, отдел редких книг, Widener 2, fol. 290.
archives.pacscl.org/leaves/exhibit/learn...w/widener2_text.html

Современные исследователи отмечают использование жезла шута в качестве вот такого зеркала:
Жезл шута, пародия скипетра власти, с вырезанной головой шута, может быть использован как своеобразное зеркало, в котором шут видит сам себя: шуты часто изображаются, глядя на него.
Таким образом, картина «мы три» может просто показывать шута в отношении наблюдателя, указывая на его мароте: зритель превращается в деревянную голову шута, спутника и двойника, видимого и вырезанного.
John H. Astington. Stage and Picture in the English Renaissance.
books.google.ru/books?id=VnSuDgAAQBAJ&pg...page&q=three&f=false

То есть вроде бы и зеркало, но с другой стороны все-таки полагают, что набалдашник это вырезанная голова шута. И все-таки прообразом, вероятно, является зеркальный посох и от него зеркальный жезл с конвексным зеркало. Со временем у жезла появилась вырезанная голова шута. Конечно, данная тема требует более внимательного рассмотрения, но это не входит в мои планы, и я приведу только одно достаточно позднее изображение, конца 16 века, очень любопытное изображений шутов с посохом.


b2.jpg

Книжная миниатюра датируема 1592-1594 годом. Рейксмузеум, Амстердам. Мужчина сидит на земле и смотрит сквозь очки на сову на руке (и думает, что видит сокола). За ним два шута, каждый с маротом (жезлом) в руке. Ниже представлен - пояснительный латинский стих Франко Эстиуса и голландский печатный текст.
www.rijksmuseum.nl/en/search/objects?q=m...i=8#/RP-P-BI-4302X,7

И хотя я не нашел прямого подтверждения использования жезла шута с конвексным зеркалом, сама конструкция это подразумевает. И требуется более детальное изучение данного вопроса, что может прояснить время появления шутов и их атрибутов.

Еще один вероятнsй вариант зеркала у С. Бранта , способного запоминать изображение, хотя в сопровождающих стихах уже нет упоминания, что на приводимом рисунке есть зеркало. В некотором смысле это зеркало отображающее окружающий мир.

b3.jpg


И последний сюжет с зеркалом из книги С. Бранта. Здесь приведен наиболее наглядный вариант, в других изданиях зеркало выражено не очень очевидным образом.

b4.jpg


Вот такой большой набор различных стеклянных конвексных зеркал приведен в различных изданиях и переизданиях книги Себастьяна Брандта, начиная с первого издания в 1494 году и заканчивая голландским изданием 1632 года. И хотя промежуток времени, когда издавалась книга, уже достаточно поздний по отношению ко времени создания самого конвексного зеркал, когда мода на зеркальные амулеты начала уже спадать, но из трех последних типов рассмотренных зеркал два вполне можно отнести к типам амулетов, талисманов, оберегов. А вот у более раннего автора Гийом Дегильвилль. мы найдем песню о зеркальных посохах и различных других видах зеркал и отражение всего этого разнообразия в его рукописных и печатных изданиях труда «Паломничество человеческой жизни».

И для примера вот такое замечательное зеркало из рукописи конца 15 начала 16 века. По времени самое то!

b5.jpg


Genève, Bibliothèque de Genève, Ms. fr. 182.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Гийом Дегильвилль. 29 Окт 2017 10:41 #746

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Гийом Дегильвилль.

В русском языке большая разноголосица с данной фамилией и именем, поэтому в дальнейшем буду использовать написание приведенной в статье из вот этого словаря:
«Дегильвилль (Deguileville) Гийом (ок.1295-1360), французский поэт, монах. Автор назидательно-аллегорической поэмы "Странствие жизни человеческой" (1330-35)».
Большой Энциклопедический словарь. 2000.

В первых печатных изданиях имя автора приводится в виде - guillaume de guileville, что можно записать так - Гильом (Гийом) де Гюлевилль.

Цистерцианский монах Гийом Дегильвилль создал то, что можно назвать самым известным либо, как минимум, просто известным литературным собранием четырнадцатого века. Корпус сочинений, сохранившийся сегодня, состоит из аллегорических описаний французского паломничества «Паломничество человеческой жизни» («Pèlerinage de vie humaine»), существующее в двух версиях, приблизительно 1331 и 1355 годов соответственно, «Паломничество души» («Pèlerinage de l'ame»), приблизительно 1355 года и «Паломничество Иисуса Христа» («Pèlerinage de Jèsus Christ») приблизительно 1358 года. Его «Паломничества» пользовались огромной популярностью, о чем свидетельствуют 80 дошедших до нас рукописей первых двух «Паломничеств» (нередко объединяемых под одной обложкой).

С точки зрения наличия зеркал, наиболее интересны – печатное издание 1486 года и две рукописи из Женевской национальной библиотеки.

Главное, что эти материалы доступны!

Печатная прозаическая версия, отпечатана в Лионе Матисом Хусом в 1485 году и вторично напечатана в 1486 году. Вот таким образом в издании 1486 года записаны печатник и место издания –Le quell a este imprime a layon sur le rosne. Par discrete personne maître Mathis Husz. Лион на Росне (Роне), как раз посредине пути из варяг в греки, с севера Европы к теплому Средиземному морю!

Женевская рукопись - Genève, Bibliothèque de Genève, Ms. fr. 181.
Краткое изложение рукописи: По просьбе Жанны де Лаваль, жены короля Рене из Анжу, в 1465 году клирик из Анжеса произвел прозаическую адаптацию первой версии «Паломничества человеческой жизни» Гийома Дегильвилля. Его анонимная работа соблюдает оригинальный текст и его разделение на четыре книги. Полностью и богато иллюминированная рукопись датируется третьей четвертью XV века.
www.e-codices.unifr.ch/en/bge/fr0181/27v/0/Sequence-1626

Женевская рукопись - Genève, Bibliothèque de Genève, Ms. fr. 182.
Краткое изложение рукописи: По просьбе Жанны де Лаваль, жены короля Рене I. из Анжу, клирик из Анжеса завершил прозаическую адаптацию первой версии «Паломничеста человеческой жизни» Гийома де Дегильвилля в 1465 году. Его анонимная работа соблюдает оригинальный текст и его разделение на четыре книги. За ним следуют предписания Дансе (до 1465 года) Пьера Михо. Эти два текста расписаны миниатюрами мастером д'Антуаном Ролином, однако украшение никогда не было полностью завершено.
www.e-codices.unifr.ch/en/bge/fr0182/83r/0/Sequence-1743

Рассказ о паломничестве начинается с того, что автор во сне, как в зеркале, видит Небесный Иерусалим.
На одной из самых первых миниатюр большинства изданий видим Небесный Иерусалим и зеркало, в котором его отображение видит автор.

a1-3.jpg


Печатное издание 1486 года.

a2-3.jpg


Три печатных издания, французское 1486 года, каталанское (испанское) 1490 года и голландское 1498 года. В испанском издании миниатюра зеркальна по отношению к изданию 1486 года, вероятно, копировалось прямое изображение, а затем вырезалась сама гравюра на доске.

a181.jpg


Рукопись fr.181. Автор, лежащий на своей кровати с балдахином, представляет вид Небесного Иерусалима, отраженного в круглом зеркале.

a182.jpg


Рукопись fr.182. Здесь, крайне замечательное зеркало, причем, похоже, именно на окнах такие зеркала вывешивали, возможно, меньших размеров.

a182razvorot.jpg


Разворот рукописи fr.182. Слева: Гийом созерцает небесный Иерусалим, «Паломничество человеческой жизни в прозе», конец XV начало XVI века. Справа: Автору в постели снится небесный Иерусалим, видимый благодаря зеркалу.
На заглавных рисунках мы видим достаточно стандартное конвексное зеркало, которое во второй половине 15 век заняло своем место и в спальне. Не забываем дату создания текста для рукописей -1465 год.

Пока имеем выпуклые стеклянные зеркала, что называется известного типа, может быть немного гиперболизированные по размеру. По времени они хорошо укладываются в схему рассмотренную в моей книге.

А вот следующий сюжет «Зеркальный посох» это что-то новенькое в нашем знании древних зеркал!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Гийом Дегильвилль2 30 Окт 2017 14:29 #747

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Зеркальный посох.
Сначала миниатюра из печатного издания 1486 года.

1486str50.jpg


Стр.50. Божья милость вынимает из сундука знаки отличия паломника – посох и сумку. Затем вручает их автору. И вот перед нами первый зеркальный посох. В навершье посоха круглое зеркало хранящее изображение Иерусалима! Здесь оно достаточно символическое, но посмотрим, что в рукописях.

b181fr27v.jpg



Рукопись 181, стр. 27v: Божья милость вынимает из сундука знаки отличия паломника - посох и сумку - для автора, который стоит перед ней.

А вот здесь совершено замечательный посох аж с двумя зеркалами. Верхнее зеркало более-менее стандартное для того времени зеленого цвета. Цвет говорит о наличии смеси окислов железа двух и трех валентного. А вот второе зеркало, то, что пониже, оранжевого золотого цвета, да еще в оправе подразумевающей солнце или цветок, крайне интересное. Я не могу утверждать, что в то время понимали и применяли технологию позволявшую получить желто-золотые зеркала, то есть в составе стекла должен быть избыток трех валентного железа!
И такой посох, с двумя зеркалами, воспроизводится в дальнейших миниатюрах.
Посмотрим, как этот же сюжет отражен в другой рукописи. Сюжет тот же. получение посоха и сумки пилигрима.

b182fr42v.jpg


Рукопись 182, стр. 42v: Пилигрим получает посох и сумку.
Здесь еще более удивительный посох, в навершье которого просто зеркальный шар. Правда такой вид посоха встречается еще всего в пяти миниатюрах, которые я привожу. А дальше идут миниатюры чисто с зеркальным посохом, в котором одно зеленое зеркало.

b182frTRYchar.jpg


Три миниатюры собранные мной вместе, где имеем зеркальный шар на посохе. Ниже оставшиеся две миниатюры с таким же посохом.

b182frDVAshar.jpg


Здесь приведена сцена получения пилигримом рыцарских доспехов и облачение в них. Есть большая вероятность, что это одно из первых изображений рыцарских доспехов. Правда есть маленькое но, датировка рукописи требует еще дополнительного исследования. Хотя зеркала за официальную датировку играют!
Зеркальный посох типа, приведенного в печатной версии.

b182fr58rZerkaloNACH.jpg


После получения рыцарских доспехов посох у пилигрима становится такого вида, причем рисунки в основном с фронтальным, плоским видом.
В одном месте есть миниатюра, четко показывающая само конвексное зеркало.

b182fr124vZnast.jpg


Рукопись 182. Стр. 124v
Здесь два вида зеркального посоха, вверху в профиль и внизу под углом. Второй вид четко демонстрирует конвесное зеркало!
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Маленькая справка 08 Нояб 2017 21:43 #749

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Наиболее интересные иллюстрации встречаем в тестах «Паломничество человеческой жизни в прозе». Имеется вот такая справка о существующих текстах написанных или изданных после 1465 года. Дата принципиально важная, она наравне с рисунками, содержащими зеркала, четко отражает время поветрия на зеркала сохраняющие отображение священных реликвий.

Перевод с сайта миланского университета.
Автор: Анонимный клирик из Анжера. По заказу: Жанны де Лаваль.
Дата создания: февраль 1465. У Г. Дутрепона 1939: нет упоминания.

Прозаическое «Паломничество человеческой жизни» сохранилось в 11 рукописях и не менее 8 изданиях (между 1485 и 1520 годами, включая 5 инкунабул). Структурные и текстовые символы позволяют распознать две разные группы текста: A (8 рукописей передают текст из исходной прозы) и B (3 рукописи + печатные издания с обновленным и слегка переработанным текстом). См. Ниже, организация текста.

Группа А: рукописи А1-А7 A '(аббревиатуры Ф. Буржуа), (F. Bourgeois).
(А1) Рукопись королевы Шарлотты савойской (частная коллекция).
(A2) Genève, BPU, fr. 181. (есть)
(A3) Paris, BnF, Arsenal, 2319. (нет)
(A4) Paris, BnF, fr. 1137 (есть на Галлике без картинок).
(A5) Paris, B. Ste-Geneviève, 294 (нет)
(A6) Soissons, BM, 208 (иконография доступна в онлайн: www.enluminures.culture.fr/documentation...fr/rechguidee_00.htm )
(A7) Частная коллекция, место неизвестно: см. замечание к «Паломничество души», рукопись н. 5.
(A’) Paris, BnF, fr. 12461 (есть на Галлике, черно белый вариант с плохими картинками).

Группа В: Рукописи (В1, В2, В3); и печатное издание.
(B1) Genève, BPU, fr. 182 (есть)
(B2) Paris, BENSBA, Masson 80
(B3) Paris, BnF, fr. 1646 (на Галлике, без иллюстраций)
Упоминаются в печати:(cf. Legaré 2004, pp. 239-241; Duval et Pomel 2008, pp. 456-457)
(B4) Le pelerin de vie humaine, Lyon, Mathieu Husz, 1485 (есть 1486)

Организация текста:
Свидетели группы А передают прозу, непосредственно унаследованную от оригинальной - утраченной версии, сделанной анонимным клириком из Анжера по просьбе Жанны де Лаваль в феврале 1465 года, как указано в прологе переписчика: текст и структурирование внимательно придерживаются работы в стихах, но ни одна из этих рукописей не была скопирована с другой; в этой же группе, рукопись А’ характеризуется своим облегченным содержанием и тонкой стилистической доработкой. Действительно, изучение текста показывает исключение предложений, отрывков, даже абзацев, которые, в совокупности, составляют почти 23% от текста «Паломничества человеческой жизни».

Рукописи группы В передают один и тот же текст, но модифицированный, лингвистически обновленный и реструктурированный; проза содержит оглавление для каждой из четырех книг, заголовоки глав; в текст также вводятся случайные добавления и удаления. Внутри этого рассказа некоторые ориентиры туманны: иногда первые слова главы исчезали в пользу последнего предложения предыдущего абзаца, который дает новый зазор.

Разделение «Паломничества человеческой жизни» на 4 книги, унаследованное от «дней» работы Гийома Дегильвиля в стихах, является общим для всех сохранившихся свидетелей прозаического уклада. В начале произведения прозаик добавил «пролог переводчика», который предшествует «прологу автора» (vv.1-35, издание Штюрзингера), переписанному в прозе (цитируется выше, рукопись A1). Из стихосложения в книге 3 сохранился реликват: «Молитва Богоматери» (26 строф из 12-ти восьмизначных слов: vv 10893-11192, издание Штюрзингера).

C) История печатной прозы.
После инкунабулы лионца М. Гуша (1485, см. выше, B4), версия прозы сохранила тот же титул и увидела много других изданий в Лионе и Париже:
(1) Le pelerin de vie humaine, Lyon, Mathieu Husz, 1486.
(2) Le pelerin de vie humaine , Lyon, Mathieu Husz, 1488.
(3) Le pelerin de vie humaine , Lyon, Mathieu Husz, 1499.
(4) Le pelerin de vie humaine, Paris, Antoine Vérard, s.d. (avant 25 octobre 1499)
(5) Le pelerin de vie humaine tres utile et prouffitable pour congnoistre soy mesmes, Lyon, Claude Nourry, 1504
(6) Le pelerin de vie humaine, Paris, Michel Le Noir, 1506
(7) Le pelerin de vie humaine, Paris, Michel Le Noir, 1520
(8) Le pelerin de vie humaine, Paris, Michel Le Noir, (ca 1520)
Перевод на кастильский (испанский) на основе лионского издания 1486: El pelegrino de la vida humana, par Fr. Vicente de Mazuelo, Toulouse, Enrique Mayer Alemán, 1490.
Les traductions en prose en néerlandais (La Haye, Utrecht, Berlin) dérivent directement du texte de Guillaume de Digulleville.

(D) библиография
(1) Критическое издание подготавливается Франсуазой Буржуа (диссертация под руководством Женевьевы Хасенохр), согласно рукописи А1.

Миланский университет
users2.unimi.it/lavieenproses/index.php/...howall=1&limitstart=

И, пожалуй, повторю цитату из своей работы:
«Вот такая любопытная информация собрана в книге «Средневековые стеклянные зеркала» авторов И. Крюгер, и Е. А. Рыбина, изданной в 2013 году. Следующие цитаты приводятся в основном из работ Ингеборг Крюгер, которые впервые опубликованы в 1990 годы на немецком языке. Русское издание 2013 год:
«Маленькие зеркала вместе со знаками паломников, а также и обычные карманные зеркала использовались для своего рода зеркальной магии: во времена демонстрации святынь их высоко поднимали, чтобы поймать ими и сохранить в них благодатную силу мощей. Этот распространенный во многих местах паломнический обычай засвидетельствован для Ахена уже в 1405 г., но, вероятно, он существовал еще и раньше. В 1431 г. ландграф Людвиг I Гессенский во время паломничества в монастырь Св. Иосифа (на севере Франции) проезжая 7 мая через Ахен, купил помимо фетровой шляпы еще зеркало и амулет за 8 богемских грошей, а в другой раз за 4 виттенпфеннинга (Weispfenninge) – кошелек и зеркало в качестве подарка даме. Кроме типичных для этих мест зеркальных амулетов, служивших напоминанием о паломничестве (их он позже, вероятно, приказал нашить на свою новую фетровую шляпу), ландграф приобрел, по-видимому, тоже в Ахене, и обычное маленькое карманное зеркало. Судя по этому отрывку, в Ахене, очевидно, действительно специализировались на зеркалах. Он (обычай) был распространен также в Нюрнберге, о чем свидетельствует гравюра на дереве из нюрнбергской книги с изображением реликвий и мощей (Heiltumsbuch) 1487 г. Следовательно, во время ежегодной демонстрации имперских святынь (между 1424 г. и Реформацией) товар нюрнбергских зеркальщиков, очевидно, также продавался нарасхват»
Последнее редактирование: 08 Нояб 2017 21:44 от onacle.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Эссе1 25 Нояб 2017 13:42 #751

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
В выше приведенных сообщениях я в основном показывал изображения сопровождающие текст, но разборка с рукописным или первопечатным текстом, тем более на старофранцузском это, конечно, дело специалистов. Конечно, можно было бы на основе только иллюстраций делать достаточно надежные выводы, но у нас есть еще современная работа, в которой достаточно четко показано, что, на самом деле, книга Гийома Дегильвилля это песня – ГИМН ЗЕРКАЛУ!
В книге «Miroirs et jeux de miroirs dans la littérature médiévale» [1] (Зеркала и воздействие зеркал в средневековой литературе) имеется раздел написанный Анна-Мари Легаре и Фабьенн Помель. Он называется: Зеркала из книги «Паломничество человеческой жизни». Перевод этого эссе приводится ниже, и выделен курсивом, все другие цитаты выделенные курсивом отмечаются сноской на авторов.
«Паломничество Человеческой Жизни» Гийома Дегильвилля начинается с видения во сне небесного Иерусалима в зеркале, словно помещая всю работу под знак этого очень символического объекта. Действительно, сама трилогия, с «Паломничеством Души» и «Паломничеством Иисуса Христа», хочет быть «зеркалами спасения» в соответствии с разделом рукописи Арраса, в то время, как некоторые рукописи обозначают первую часть трилогии в виде зеркала.

В манере энциклопедических текстов, озаглавленных «зеркало», речь идет о том, чтобы предложить читателю исчерпывающее видение вопросов спасения: в моральной перспективе на этом свете, в метафизической перспективе, за пределами смерти, а в исторической и коллективной перспективе с воплощением и искуплением Христа, где последняя глава трилогии переписывает жизнь как часть рая. Логика, лежащая в основе трилогии, по-прежнему такова, что зеркало в том смысле, что паломничество Иисуса Христа предлагает перевернутое зеркало первых двух: если человек совершает паломничество отсюда к небесам, то Христос по его искуплению совершает обратное путешествие с небес на землю. Наконец, читателю предлагается следовать его примеру, чтобы отразить в нем свое спасение.

Этот существенный символ работы, представленный зеркалом, различающийся в различных эпизодах, будет изучаться здесь в двух редакциях «Паломничества человеческой жизни» (1330 и 1355 гг.) посредством рассмотрения некоторых манускриптов. Очевидно, что невозможно учесть совокупность всей рукописной традиции, которая включает в себя сто или около того рукописей.
Гийом де Дегильвилль прибегает к зеркалу по ходу эпизодов в дидактической и моральной перспективе, но также и в литературной. При этом искусство миниатюриста учитывает важность зеркала, представляя его и используя устройства, которые выделяют его символические цели и задачи. Некоторые примеры, взятые из рассматриваемых рукописей двух версий, а также из прозаических версий «Паломничества человеческой жизни», позволят нам увидеть, как текст и изображение взаимодействуют в символическом продвижении зеркала.

Видение небесного Иерусалима в зеркале: медиация и изображение.

Исходное зеркало чудесных размеров – это, прежде всего проекция
желания: видеть и достигнуть рая.

Avis m’iert si com dormoie
Que je pelerins estoie
Qui d’aller estoie excité
En Jherusalem la cité.
En un mirour, ce me sembloit,
Qui sanz mesure granz estoit
Celle cité aparçeue
Avoie de loing et veue.
(PVH1, v. 35-42).

Проблему перевода старофранцузского текста имеем возможность обойти, через следующий английский вариант. Сначала сам французский текст, который переводился на английский. Он немного отличен от текста, приведенного выше из рассматриваемого эссе, немного расширен, но думаю, смысл здесь не потерян.
Si comme j’estoie en mon lit
Avis m’ert com je dormoie
Que je pelerins estoie
Qui d’aller estoie excité
En Jherusalem la cité.
En un mirour, ce me sembloit,
Qui sanz mesure grans estoit,
Celle cité aparçeue
Avoie de loing et veue (…).
Or vous aid it assez briefment
De la belle cite comment
U beau mirour je l’apercu.

Далее переводим с английского на русский, то, что соответствует французскому тексту.
Поскольку я был в своей постели, я мечтал во сне, что я был паломником, который отправился в Иерусалим. В зеркале мне показалось, что он был огромным без меры, этот город, который я видел издалека и видел (...) Я коротко сказал, что я заметил в этом красивом городе в зеркале.
[2]

В некотором смысле старофранцузский текст подтверждает иконографию к данному эпизоду, зеркало рисуется большим. Некоторые варианты рассмотрены ранее. В любом случае наличие изображения круглого (конвексного?) зеркала вызывает определенные сомнения в датах 1330 и 1355 годы, надо бы их на сто лет поднять вверх, но это вопрос к специалистам. Надо проводить скрупулезный анализ, кто, когда и зачем придумал эти даты, и что реально имеем в рукописях. И тогда дата 1430 год прекрасно согласуется с моими исследованиями, приведенными в книге «Стеклянные зеркала цивилизации».

Переходим к дальнейшему тексту эссе.
Таким образом, зеркало играет посредническую роль с загробным миром и преждевременность в отношении посещения рая, совершенного в Паломничестве Души: последовательность двух повествований будет действовать как пересечение зеркала, так как во втором, паломник достигнет неба и будет определенным образом находиться в зеркале.
В то же время зеркало обеспечивает функцию тропизма (обратной реакции): оно открывает желание и искание, как в романе о Розе Гийома де Лорриса, преамбула которого также переписывалась. Мы помним, что именно в зеркале двух кристаллов фонтана молодой человек увидел куст роз. Это видение-откровение превратило его в человека с желанием и положило начало его исканиям. В обоих случаях косвенное видение как мечта проекции желания открывает историю и поляризует ее с помощью пролепсиса (предположение, предчувствие, предвидение).

Функция зеркала как правозвестника и посредника полностью подтверждается в миниатюрах открывающих «Паломничества человеческой жизни». С. Хаген подчеркнул тот факт, что они предлагают Небесный Иерусалим как можно ближе к описанию, данному Гийомом Дегильвиллем в начале его работы. Действительно, большинство иллюминированных рукописей в версии поэмы содержат две дополнительные миниатюры: одна касается устного, слухового и театрального измерения истории мечты, которую Гийом, возведенный на кафедру, хочет рассказать своей аудитории, в то время, как другая миниатюра настаивает на сказочном измерении рассказа, представляя спящего поэта и зеркало, отображающее небесный Иерусалим, который он видит во сне (см. рис.1).

Рисунки, представленные из данного эссе, буду в обрамлении двух подписей, верхняя подпись это оригинал на французском языке, нижняя перевод на русский. Дополнительные рисунки и увеличенные фрагменты, относящиеся к данному рисунку, приводятся ниже оригинального рисунка.

Рис. 1.
Frontispice avec l’auteur écrivant ; l’auteur rêvant ; Chérubin et le Pèlerin devant l’entrée de Jérusalem; la Jérusalem céleste, Guillaume de Digulleville, Le Pèlerinage de Vie humaine, Paris, 1393, Paris, BnF ms. fr. 823, f° 1.


a1-4.jpg



Фронтиспис с автором за работой; авторской мечтой; Херувим и Пилигрим перед входом в Иерусалим; небесный Иерусалим, Гийом Дегильвилль, «Паломничество человеческой жизни», Париж, 1393, Париж, BnF ms. fr. 823, фол. 1.

Приведу цветной вариант данной миниатюры.

a1a.jpg



И увеличенные фрагменты, но черно-белые.

a1b.jpg


a1c.jpg


Идея связать зеркало с небесным Иерусалимом, по-видимому, имела определенный резонанс, особенно в середе парижских иллюминаторов, ответственных за иллюстрации «Рационала божественных служб» Гийома Дюрана под руководством Жана Голейна, одного из Главных переводчики Карла V. В миниатюрах рукописи, предложенной королю в 1374 году (рис. 2), круглое зеркало возникает как образец небесного города.

Рис.2
Dieu montrant le miroir, modèle de la Jérusalem céleste, Guillaume Durand, Rational des divins offices, Paris, v. 1374, Paris, Bibl. Arsenal, ms. 2002, f° 76.

a2-4.jpg


Бог показывает зеркало, образец небесного Иерусалима, Гийом Дюран, Рациональные богослужения, Париж, около 1374 года, Париж, Библ. Арсенал, рукопись 2002, фолио 76.
Дюран объясняет, что христиане должны следовать этому образцу, как это сделал Моисей во время исхода, когда Бог повелел ему построить скинию, сказав: «Сделайте по примеру, показанному вам в горах». Иллюминатор заменил обычный земной шар, который Бог показывает людям через зеркало, это единственная иконография, которая могла, по мнению К. Рабеля, возникнуть под влиянием представлений о зеркале небесного Иерусалима, видимого во многих копиях «Паломничества человеческой жизни», которые циркулировали, начиная с первого издания стихотворения (1330). Круглое зеркало превосходит здесь свою роль посредничества, поскольку оно не отражает никакого изображения Города, но символизирует сам Город путем замещения. Объединение зеркала с городом, которое не предполагается в тексте, похоже, несет дополнительный метафорический смысл, введенный посредством иконографии, которая обогащается ассоциацией зеркало / Иерусалим, что можно увидеть в многочисленных парижских копиях «Паломничества человеческой жизни» первой половины четырнадцатого века.

Мы должны обратиться к другим производственным центрам, чтобы найти существенные изменения в способе включения зеркала в изображение. Север Франции предлагает нам интересные примеры конца четырнадцатого века. В рукописи Арраса (Bibli. mun. ms. 845) предлагается не одно, а два представления небесного Иерусалима (рис. 4 и 5).

Рис. 4
Guillaume tenant le miroir regarde la Jérusalem céleste, Guillaume de Digulleville, Pèlerinage de Vie humaine, Nord de la France (Artois), v. 1400, Arras, Bibl. mun., ms. 845, f 75 v.

a3-3.jpg



Гийом, держащий зеркало, смотрит на небесный Иерусалим, Гийом Дегильвиль, Паломничество человеческой жизни, Северная Франция (Артуа), около 1400 года, Аррас, Библ. mun., ms. 845, фолио 75 v.

a3a.jpg



Рис. 5
Guillaume en chaire ; Guillaume rêvant, Guillaume de Digulleville, Pèlerinage de Vie humaine, Nord de la France (Artois), v. 1400, Arras, Bibl. mun., ms. 845, f 76.

a4-3.jpg


Гийом на кафедре; Гийом мечтает, Гильом Дегильвиль, Паломничество человеческой жизни, Северная Франция (Артуа), около 1400 года, Аррас, Библ. mun., ms. 845, фолио 76.

Двойная страница, образующая диптих, показывает справа классические образы: Гийом на кафедре перед своей аудиторией и Гийом в постели, в сопровождении круглого зеркала, отражающего небесный Иерусалим, сверкающий золотом (рис. 5). Напротив слева - великолепное изображение Небесного города, охраняемого Херувимом, а августинцы, бенедиктинцы и францисканцы помогают паломникам подняться (рис. 4).
Внушительные размеры и архитектурная мощь укрепленного ансамбля подкрепляются высокими башнями, которые выходят за рамки вокруг небесного пространства и проникают в поле земного пространства.
Существующее изображение Гийом, любопытно представленное, сразу монахом и одновременно паломником с сумкой и посохом. Но он также держит перед собой зеркало, несущее редупликацию Города мечты, в бездне зеркала. Он является зрителем только через зеркало и, по его положению на краю, не кажется актером во сне. Возможно, мы можем видеть это как представление паломника-рассказчика. Зеркало, как привилегированный посредник, в любом случае является эмблемой косвенного видения, незаменимым для доступа к видению истинного Иерусалима. Косвенное видение зеркала «de loing» усиливается встраиванием и расстоянием от небесного города, которое уже управляется мечтой. Зеркало подчеркивает, равно как важность границ, так и расширение разрыва с внешним миром.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Эссе2 27 Нояб 2017 07:35 #752

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Закрепление видения города и образа поэта, лежащего в постели на одной из гравюр в лионском издании Матье Хуса в прозе (рис. 3) идеей диптиха поддерживается тонкой колонкой, которая разделяет изображение на две приблизительно равные части. Кроме того, акт «открытия», управляемый зеркалом, конкретизируется как промежуточное положение между Гийомом и городом, - таким образом, подтверждая ее роль посредника - и полуоткрытым занавесом, раскрывающим мир за его пределами.

Рис. 3.
L’auteur dans son lit ; la Jérusalem céleste, Le Pèlerin de Vie humaine, Mathieu Husz, Lyon, 1486.


b1-2.jpg



Автор в постели; небесный Иерусалим, «Паломничество человеческой жизни», Матье Хуз, Лион, 1486 год.
Взяв в качестве отправной точки гравюру из издания Хуза, чтобы развить свою иконографическую программу, мастер Антуан Ролин сохранил решение диптиха в роскошной копии, что он прекрасно реализовал в миниатюрах около 1500 года в Валансьене (рис. 6 и 7).

Рис.6
Guillaume contemplant la Jérusalem céleste, Le Pèlerinage de Vie humaine en prose, Hainaut (Valenciennes ?), v. 1500, Maître d’Antoine Rolin, Genève, Bibliothèque publique et universitaire, ms. fr. 182, f 4v.

b2-2.jpg


Гийом созерцает небесный Иерусалим. Паломничество человеческой жизни в прозе, Эно (Валансьен?). Приблизительно 1500 год. Мастер Антуана Ролин, Женева, Публичная и университетская библиотека, рукопись fr. 182, фолио 4v.


b2a.jpg

Двухкомпонентная композиция остается в виде двойного просвета с центральной колонной, которая сильно не выделяется, чтобы можно было отличить внутреннее пространство от внешнего, но визуально изолирует сновидца от зеркала, расположенного перед оконным проемом, как будто это кристально-витражное окно, освещенное сзади, должно подчеркивать его прозрачность, а не его отражающую способность (рис.7).

Рис. 7
L’auteur dans son lit rêvant la Jérusalem céleste à travers un miroir, Le Pèlerinage de Vie humaine en prose, Hainaut (Valenciennes ?), v. 1500, Maître d’Antoine Rolin, Genève, Bibliothèque publique et universitaire, ms. fr. 182, f° 5.


b3-2.jpg


Автор в постели мечтает о небесном Иерусалиме, представляя его видимым в зеркале. «Паломничество человеческой жизни в прозе», Эно (Валансьен?). Приблизительно 1500 год. Мастер Антуана Ролин, Женева, Публичная и университетская библиотека, рукопись fr. 182, фолио 5.


b3a.jpg


И еще раз взглянем на это замечательное зеркало, возможно, нарисованное с небольшим авторским преувеличением.
Хотя время создания рукописи позволяет рисовать уже и такие зеркала. А как прекрасна прорисовка в зеркале! Именно поэтому привожу увеличенный фрагмент самого зеркала. Есть над чем полюбоваться.


b3b.jpg



Небесный Иерусалим занимает всю страницу 4v. (Рис. 6). По-своему художник присоединился к решению рукописи из Арраса, поставив Гийома непосредственно в контакт с божественным миром, но без атрибута зеркала. В ожидании Гийом мечтает во сне, как паломник-герой рассказа, но лишенный сумки и посоха, которые передаст ему Благодать Божья, только после того, как познакомит его со своей Церковью, где ему будут представлены священные таинства. Он, на этот раз, снова, наблюдатель своей мечты, а большие миниатюры, таким образом, могут восприниматься как увеличенное видение, которое больше не нуждается в зеркале для материализации. Кроме того округлость стен города не предполагает искаженного видения выпуклого зеркала, которое представлено в комнате мечтателя. Мы находимся в присутствии самого зеркала, отраженное изображение которого занимает весь фолиант. Это уже не изображение объекта, отражаемое зеркалом: то, что мы видим, является самим объектом. Рукопись Женевы скрывает редкий, даже уникальный образ, вероятно, вытекающий из иконографической традиции Романа о Розе, где можно найти двойное представление мечтателя, мечтающего, и мечтателя, приближающегося к саду. Мечтатель видит себя зрителем своей мечты. Обратите внимание, что в последней четверти пятнадцатого века в предварительном изображении в рукописи, также вышедшей с севера Франции, появляется нетипичный случай перевернутой вставки двух мотивов - зеркала и небесного Иерусалима. Здесь зеркало помещено в стену города, которая окружает его, как если бы оно было одним из архитектурных компонентов укрепленного ансамбля (рис. 8).

Рис. 8
La Jérusalem céleste, Guillaume de Digulleville, Le Pèlerinage de Vie humaine, Nord de la France, dernier quart du xve siècle, Paris, BnF ms. fr. 1141.


b4-2.jpg



Небесный Иерусалим. Гийом Дегильвилль. «Паломничество человеческой жизни». Северная Франция, последняя четверть пятнадцатого века, Париж, BnF ms. fr. 1141.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Эссе3 29 Нояб 2017 17:44 #753

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Наконец, в иллюминированных рукописях версии прозы, способы видения представляют важные вариации, которые передают еще более слабую связь иконографии с текстом. Так в копии королевы Шарлотты из Савойи зеркало всплывает в памяти из-за филигранной работы или даже завуалированности большой миниатюры с необычными размерами, которая несет герб королевы (рис. 9). Небесный Иерусалим, сверкающий золотом и цветом, увенчивает пролог Гийома Дегильвилля, который не цитирует ни святого города, ни зеркала. Косвенный, единственный намек на Иерусалим, «Ибо не имеет постоянного места жительства», отсылает к цитате из Послания к Евреям Св. Павла: «ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13:14).
Средневековый читатель, который любит Священные Писания, может мысленно продолжить цитату: мы должны стремиться достичь Небесного Города. Художник рукописи королевы не хотел представлять, как это было в традициях, обычной мечты, где автор лежит в постели в момент видения. Вместо этого он попытался установить связь с гербом Шарлотты Савойской, поддерживаемой двумя ангелами на коленях. Они согласуются с использованием, введенным в королевскую геральдику Людовиком XI, но в этом контексте они, похоже, устанавливают параллель между небесным царством и королевством Франции, соединенным с Домом Савойи. Синие и красные мотивы в виде драгоценных камней на некоторых башенках отражают рубины и сапфиры того же цвета, что и на королевской короне, которая увенчивает щит разделенный пополам. На фронтоне щита присутствие голубого щита, в котором только нехватка цветов лилии, усиливает эту идею, представляя собой символ вечного неба. Геральдика королевства Франции и Герцогство Савойя, похоже, представляет собой аналог, отражающий небесный Иерусалим.

Рис. 9
La Jérusalem céleste accompagnée des armoiries de la reine Charlotte de Savoie, Le Pèlerinage de Vie humaine en prose, Angers ?, Tours ?, v. 1470, Ramsen, Heribert Tenschert, f 1 v.

c1.jpg



Небесный Иерусалим с гербом королевы Шарлотты Савойской, «Паломничество человеческой жизни в прозе», Анжер?, Тур?, c. 1470, Рамсен, Хериберт Теншерт, фолио 1 v.


c1a.jpg

Некоторые ранние миниатюры стирают устройство косвенного видения в зеркале и размывают границы между миром мечтателя и миром сновидений, в то время как другие подчеркивают круглое зеркало, которое иногда стремится вторгнуться в пространство миниатюры, как экран, где читается сон, зеркало становится метафорой для ума мечтателя и работы представления. Зеркало представляет произведение производства ментальных образов, иными словами, сам процесс творения, будь то литературный или иконографический. Таким образом, некоторые миниатюры имеют тенденцию привносить зеркало и книгу вместе. В фолио 1 рукописи BnF fr. 823, две верхние миниатюры квадриптиха привносят клирика за письменным столом и спящего монаха лицом к лицу, у подножия его кровати большое зеркало, в котором появляется Иерусалим (рис.1). Книжный шкаф и зеркало занимают ровно одно и то же место на картинке. Еще более наглядна, рукопись BnF fr. 829 предлагает в фолио 1 большое прямоугольное изображение, в котором книга, помещенная на кафедру, служит осью симметрии между спящим на его кровати слева и гигантским зеркалом справа (рис.10).

Рис. 10
L’auteur rêvant de la Jérusalem céleste, Guillaume de Digulleville, Le Pèlerinage de Vie humaine, Paris, v. 1404, Paris, BnF ms. fr. 829, f 1.


c2.jpg


Автор мечтает о небесном Иерусалиме, Гийом Дегильвиль, «Паломничество человеческой жизни», Париж, приблизительно 1404 год, Париж, BnF ms. fr. 829, f 1.


c2a.jpg


Аналогия опор уже сближает книгу и зеркало. Соответствующая картина, которая в верхней половине, заменяет спящего в своей постели клирика на клирика за столом, лицом к зеркалу, которое всегда занимает правую часть. Таким образом, думать, писать и размышлять о зеркале означает, что оно представляют собой три аналогичных способа представления. Зеркало, которое было метафорой мечты, становится метафорой книги.
Точнее, зеркало может отражать аллегорию писания. Зеркало, как инструмент косвенного видения и принципа двойственности (объект / отражение), особенно хорошо поддается метафоризации этого написания двойного значения: правильный смысл относится ко второму, аналогичному значению. Что касается редупликации, сделанной зеркалом, то она обнаруживается в систематическом усилении основополагающей аналогии, которую реализует аллегория. Жан де Мен в Романе о Розе уже использовал этот образ, чтобы прокомментировать свою литературную эстетику, переименовав роман в «Зерцало для влюбленных» и описывая искажающие способности зеркал, не упоминая об играх деформации, которые он сам печатает в рассказе Гийома де Лорри или в мифологических баснях.

Здесь авторы заканчивают обсуждение эпизода связывающего зеркало и небесный Иерусалим. И хотя в реальности самого текста отражающего данный эпизод совсем мало, но он оказал огромное влияние на людей, создававших образное отображение. И здесь, без наличия самого предмета, то есть зеркала, просто не могло быть никакой иконографии.

Хотим мы или не хотим, но все написанное появилось не ранее 1430 года.

Следующим шагом авторов эссе является описание удивительного объекта – зеркального посоха, причем в рукописях и книгах имеем текстовое и наглядное описание.

Прежде чем перейдем к переводу следующего раздела эссе, необходимо наглядно увидеть пару важных деталей, которые всегда имеет (имел) посох паломника. Поэтому посмотрим следующую миниатюру из женевской рукописи fr. 182, f. 45r.

c3.jpg


Здесь приведен эпизод, когда Благодать Божья вручает паломнику сумку и посох. На посохе имеется два поммель, шарообразные выступы подобные яблоку, причем на рисунке, в данном случае, верхний поммель это зеркальный шар!


Следующий раздел эссе.
Зеркало на посохе паломника: зеркало, запоминающее и зеркало назидательное.

Зеркало, которое увенчивает трость паломника, которую Благодать Божья вручила ему за его паломничество, приводит к усилению эффекта первоначального зеркала, хотя оно и меньше.
Au bout d’en haut ot un pommel
D’un ront mirour luisant et bel
Ou quel clerement on vëoit
Tout le païs qui loing estoit. […]
Et la vi je celle cite
Ou d’aler estoie excite
Aussi com l’avoie veue
Autre foiz et aperceue
Ou mirour, aussi u pommel
Je la vi, dont mont me fu bel.
(PVH1, v. 3439-3450).

Подстрочный перевод дает :

(На кончике верхней части поммель/круглое зеркало блестящее и красивое/и ясно видел всю страну вдалеке…
И там я увидел этот город, к котором я почувствовал влечение, чтобы идти; точно так же, как я видел и воспринимал его раньше в зеркале, так что я видел его, к моему удовольствию, в круглом навершье.)
Настойчивое сравнение выражений (aussi com / aussi), и возобновление тех же формул, что и в начале повествования, подчеркивает аналогию: зеркало посоха постоянно напоминает паломнику первый опыт в зеркале, удерживая перед глазами объект его поисков. Зеркало здесь сочетает двойную поляризацию, в прошлое, как память о первом видении и в будущее, как надежда достичь конца паломничества. Действительно, «Посох Надежды не имеет» (ст. 3670), и именно он охраняет паломника от атак Пороков. Его потеря в первой редакции, по крайней мере, приводит к крайней опасности для путешественника - отчаяние, которое только Благодать Божья сможет исправить в экстремальных условиях. С. Хаген рассматривает посох как эмоциональный стимулятор в сочетании с помощью памяти, который помогает пилигриму, особенно в трудные времена, всегда помнить образ Небесного города, единственную цель его паломничества на этой земле.

Если зеркало, размещенное на вершине посоха Надежды, занимает важное место в тексте, то оно гораздо более сдержанно в иконографии. Есть только гравюры из издания Хуза и миниатюры рукописи Женевы fr. 182, что неудивительно, потому что миниатюры являются зависимыми от гравюр, которые действительно дают ему интерес к тому, чтобы дать достаточный размер, чтобы иметь возможность распознать эскиз небесного Иерусалима с его башнями и стенами (рис 11 и 12). Это действительно кажется дублированием в миниатюре изображения большого зеркала помещенного в начале книги.

Рис. 11
Le Pèlerin, debout puis abattu, entouré à gauche d’Orgueil chevauchant Flatterie et à droite de Paresse, Le Pèlerin de Vie humaine, Mathieu Husz, Lyon, 1486.

c4.jpg


Пилигрим, стоящий, а затем сваленный, окруженный слева Гордыней, катающейся на Обольщении и справа Ленью,
«Паломничество человеческой жизни», Матье Хуз, Лион, 1486 год.

Рис. 12
À droite : Paresse s’apprêtant à assommer le Pèlerin ; en bas : Paresse attrapant le Pèlerin dans ses filets; en haut : Orgueil chevauchant Flatterie s’approchent du Pèlerin abattu que Paresse attrape dans ses filets, Le Pèlerinage de Vie humaine en prose, Hainaut (Valenciennes?), v. 1500, Maître d’Antoine Rolin, Genève, Bibliothèque publique et universitaire, ms. fr. 182, f 96.

c5.jpg



Справа: Лень готовится убить Пилигрима. Внизу: Лень ловит Пилигрима в свои сети. Сверху: Гордыня, сидящая на Обольщении, приближаются к сваленному паломнику, а Лень держит его в сети. Паломничество человеческой жизни в прозе, Эно (Валансьен?), около 1500 года. Мастер Антуан Ролин, Женева, Публичная и университетская библиотека, рукопись ms fr. 182, f 96.

Справа. Фрагмент. Лень готовится убить Пилигрима.


c6.jpg
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Эссе4 03 Дек 2017 15:35 #754

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
Для В. А. Колва это маленькое зеркало, потому что оно отражает окружающий пейзаж и небесный Иерусалим, функционирует как зеркало Благоразумия (Prudence). Также примечательно, что память часто рассматривалась в средние века как часть осторожности. Грандиозные пейзажи Мастера Антуана Ролина, в котором длинные тропы ведут к роскошным замкам, прекрасно отражают текст, который постоянно напоминает паломнику о его долге путешествовать по земному миру, если он хочет достичь мира, где находится небесный Иерусалим.
Новизна этого зеркала по отношению к первоначальному находится в его явной связи с Христом, в то время как посох также поддерживает карбункул, расположенный под зеркалом и представляющий Богородицу:
Le haut pommel est Jhesucrist
Qui est, si com la lettre dist
Un mirour qui est sans tache,
Ou chascun puet veoir sa face,
Ou tout le monde soi mirer
Se puet bien et considerer. […]
En ce pommel te dois mirer
Et souvent i dois regarder,
Toi apuier i de tous poins […].

(PVH1, v. 3691-3700)
Основной смысл вышеприведенной цитаты можно выразить так: «Верхний поммель - это Иисус Христос, который является зеркалом без изъяна».
Это обычное усвоение зеркала и Христа закреплено в ссылке на Книгу премудрости Соломона (7, 26), где образ зеркала применяется к этому качеству: «Она (Премудрость) есть отблеск вечного света и чистое зеркало действия Божия и образ благости Его». Зеркало представляет в таком случае идею формы, вида объекта и верного отражения. Словарь самосозерцания «видеть лицо», «самолюбоваться», «рассматривать себя» или «вглядываться» показывает, что зеркало предлагает самоанализ в отношении образа Христа, имеющий целью вызвать улучшение его. Исходя из идеи сходства между Богом и его творением и идеалом верного отражения, зеркало представляет собой идеальную связь творения с божественным образом, а не с погрязшим в грехе. Этот пример, впрочем, подпадает под режим долга «должен всматриваться» или «должен выглядеть» (см. 3699-3700). Это зеркало, подобно Христу, является посредником, потому что оно двойной ориентации на мир и небо: оно отражает как мир (ст. 3440), так и рай (ст. 3445).
Однако приравнивание зеркала и Христа редко встречается в иконографии «Паломничества человеческой жизни». Хотя, мы находим это в парижской рукописи 1470-х годов, содержащей прозаический текст. Небесный Иерусалим уступил место монограмме Христа, которая выгравирована на голубоватой поверхности зеркала, в котором каждый может увидеть себя. Под зеркалом Христа сверкающий карбункул гранатового цвета, «который ночью освещает мир», представляет Деву, которая через свое заступничество участвует в спасении всех грешников, ведя их к Иисусу Христу (рис.13).


Рис. 13
Grâce de Dieu conduisant le Pèlerin à la nef de Religion, Le Pèlerin de Vie humaine en prose, Paris, v. 1470, atelier de Maître François, Soissons, Bibl. mun., ms. 208, f147 v.

d1.jpg


Благодать Бога, ведущая пилигрима к Кораблю Религии. Паломничество человеческой жизни в прозе. Париж, около 1470 года, мастерская Мастера Франсуа, Суассон, Муниципальная библиотека, ms. 208, f 147v.

На цветном изображении, приведенном ниже, прекрасно видно два зеркала, хотя в тексте под зеркалом Христа описан гранатовый карбункул. Но более вероятно, что создатель миниатюр рукописи из Суассона видел реальные зеркала голубого и оранжевого цвета. Такого цвета стекло зеркала возникает при разной концентрации окиси двух и трехвалентного железа. И в некотором смысле это подтверждает вероятность получения стекла, как попутного продукта получения железа. Голубое стекло должно содержать практически только окись двухвалентного железа.


d1a.jpg



В то время как текст лишь вкратце затрагивает зеркало в речи, с которой Праздность обращается к паломнику, некоторые миниатюры женевской рукописи предполагают символическую конфронтацию зеркала паломника и зеркала Праздности (рис.14). Оно должен противостоять хорошему зеркалу Христа, который связано с путём спасения, неправильное зеркало это попустительство праздной суете, что является синонимом отклонения от курса. Это противостояние повторяет то, что у Праздности и плетельщицы, тяжелая работа, показать двойственность зеркал, хорошее или плохое. Здесь можно увидеть иконографическое возрождение Романа о Розе, в основополагающем тексте, признанным Гийомом де Дегильвилем, но затем во второй редакции он отрекся от этого, где часто встречается изображение Праздности в зеркале.p/quote]

Рис. 14
Oiseuse montrant son miroir au Pèlerin empêtré dans les filets de Paresse, Le Pèlerinage de Vie humaine en prose, Hainaut (Valenciennes ?), v. 1500, Maître d’Antoine Rolin, Genève, Bibliothèque publique et universitaire, ms. fr. 182, anonyme, f 89v.


d2.jpg




Праздность (Ойзез), показывая свое зеркало Пилигриму, запутанному сетями Лени, «Паломничество человеческой жизни в прозе», Эно (Валансьен?), около 1500 года.
Мастер Антуан Ролин, Женева, Публичная и университетская библиотека, рукопись ms. fr. 182, анонимный, фолио 89v.


d2a.jpg


Праздность говорит с Пилигримом, которого Лень держит в узах, под взглядом Благодати Божьей и Разума. Внизу: Пилигриму мешают сети, которые Лень создала под взглядом Благодати Божьей.
Зеркало Лести и зеркало совести: инструмент для приманки или знания?
«Паломничество человеческой жизни» представляет не только божественные зеркала. Связь человека и зеркала делает объект двойственным. Такого же типа, как зеркало, которое Обольщение протягивает Гордыне, и которой она служит в качестве верхового животного (рис.12):

d3.jpg



Aller la faisoit ou elle vouloit
Et elle un mirour li tenoit
Ou elle miroit sa face,
(Et) son semblant et son visaige.

(PVH1, v. 7365-7368)
Зеркало здесь интегрировано в структуру двойственности с парой пороков и представляет собой искаженную и усеченную связь с фигурой Эхо, которая является символом:

Écho sui du haut boschage […]
(PVH1, v. 8187)
Ce mireur (si) est resonance
A (ce) c’on dit et acordance ;

(PVH1, v. 8173-8174)
Оно воплощает льстивую и лживую речь и метафорически наделяет речью олицетворение.

Quar quant li orgueilleus dit rien,
(Il) veut c’on die : « Vous dites bien
Vous dites voir, il est ainsi,
Bon mireur sui, mirez vous i ! »

(PVH1, v. 8175-8178)
Как показывает ассоциация Гордыни с единорогом, и Обольщения с сиреной, это также смертельная ловушка: голос зеркала или изображение, которое оно возвращает, увлекательный, но фатальный. Соблазнительное пение зеркала / сирены приводит к смерти, поскольку зеркало, противоядие дикости единорога, запечатывает его смерть. Точно так же угроза смерть гордеца от всматривания в зеркало Обольщения. Зеркало здесь означает самообман, риск гибели в плане спасения. Итак, зеркало появляется под обманчивым и опасным лицом, как поставщик лестных образов и способ гибели.

Если тексты бестиариев не дают сирене атрибута зеркала, то последнее часто ассоциируется с ней в средневековой иконографии. Зеркало или «девица в виде сирены из позолоченного серебра, которая держит в руке зеркало из хрусталя, весом марка (244,75 г) и половина, ценой в . xiij. франков» принадлежала Жанне д'Эвре (1372). Отличительным признаком образа сирены была подставка для зеркала и гребня, атрибутов соблазнения, которую носили на одежде, не зная, кто ее носил. В иконографии «Паломничества человеческой жизни» Обольщение держит зеркало высоко, почти над своей головой. Это то, от чего будучи поддержкой и опорой Гордыни, она защищает себя зеркалом. Потому что, как она объясняет, единорог, который становится «более добродушным к тому, кто его держит», Гордыня, в зеркальном отражении, откажется от атаки своим рогом.(…)

Мы знаем, что паломники носили небольшие зеркала, которые также назывались «память», которые они носили на своем посохе, тыкве, кресте или четках. Эта практика подтверждается в Аахене и проиллюстрирована на цветной гравюре Книги Паломничества, опубликованной в 1487 году, показывающая выставку мощей для собравшихся паломников, двое из которых - женщина и ребенок, держащие зеркала перед группой святых реликвий и реликвией подверженных их зрению (рис. 15). Согласно Х. Шварцу, это редкое свидетельство использования зеркал для захвата лучистого света реликвий, что позволяло паломникам принести с собой часть их чудодейственной силы.(…)

Рис. 15. Monstration de reliques à Nuremberg, Heiltumbuch de Nuremberg, Peter Vischer, 1487.

d4.jpg


Показ реликвий в Нюрнберге, Heiltumbuch Nuremberg, Peter Vischer, 1487.


d4a.jpg



Литература

1. Pomel F. (dir.), Miroirs et jeux de miroirs dans la littérature médiévale, Rennes, Presses Universitaires de Rennes, 2003.
2. Marie-Françoise Alamichel, Derek Brewer. The Middle Ages After the Middle Ages in the English-speaking World. Boydell & Brewer Ltd, 1997. P.81.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

О хронологии. 12 Дек 2017 18:50 #755

  • onacle
  • onacle аватар
  • Сейчас на сайте
  • Репутация: 3
О дате создания произведения «Паломничество человеческой жизни». (Е. Н. Шуршиков)

Все, что мы знаем о дате создания и авторе произведения можно почерпнуть только из анализа имеющихся рукописных и печатных изданий данного произведения. Ни сил, ни возможности изучить различные варианты самого произведения, просто нет, поэтому обратимся к исследованиям и выводам специалистов. Разные специалисты рассматривают этот комплекс работ с разных точек зрения, а это именно то, что нам нужно.

Начнем с самого простого. Кому могла понадобиться письменная работа такого плана. Специалисты говорят:
Мари-Анн Поло де Болье. «Сборник exampla на народных языках: новая публика? Новые функции?». Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (Вестник ПСТГУ). III: Филология. 2013. Вып. 3(33). С. 75-98.

Что касается дидактических сборников, то следует отметить возникновение их специфической разновидности: аллегорических трактатов типа «Паломничеств» («Pélerinages»), написанных на старофранцузском цистерцианцем Гийомом де Дигюльвиль, приором Шали (Уаза). Его «Паломничество человеческой жизни» («Pélerinage de vie humaine»), «Паломничество души» («Pélerinage de l'ame») и «Паломничество Иисуса Христа» («Pélerinage de Jésus Christ») пользовались огромной популярностью, о чем свидетельствуют 80 дошедших до нас рукописей первых двух «Паломничеств» (нередко объединяемых под одной обложкой). Первая версия «Паломничества человеческой жизни», написанная в 1330—1331 г., была предназначена мирянам и представляла собой, по сути, аллегоризованный катехизис, позволявший изложить десять заповедей, Символ веры и рассказать о семи смертных грехах в контексте пути христианина к царствию небесному. Эта довольно длинная поэма (13 500 восьмисложников) была разделена на четыре дня чтения.
Вторая версия, составленная в 1355 г., была обращена, очевидно, к монастырской аудитории: разделение на дни исчезло, в тексте появились молитвы на латыни, пространные догматические рассуждения и аллюзии, касающиеся непосредственно аббатства Шали. Около 1422—1431 г. Жан Галоп переложил этот текст прозой для герцога Бедфорда, регента Франции, затем версия Галопа была переведена на латынь анонимным переводчиком.[1]


Я бы поменял местами мирян и монастырскую аудиторию. Если полагать реально, что первая редакция была написана раньше второй, то ее предназначение было именно для образованной аудитории. Монастыри это место людей книги, и именно здесь сосредоточены люди, умеющие читать и писать. На более позднем этапе появляется достаточное число людей умеющих читать и писать среди других слоев первобытного общества. Да еще, конечно, в монастырской среде и для своих людей, гораздо проще было найти переписчиков, о чем и говорит большое число оставшихся рукописей.

Дальше специалисты отмечают одну любопытную особенность. В интернет издании Фреда ван Ворсселена (pilgrim.grozny.nl/ ), во введении имеем следующее замечание:

Работы Гийома де Дегильвилля.
Согласно второй редакции Жизни, Гийому было 36 лет, когда он написал свою первую редакцию «Паломничества человеческой жизни» в 1330 году, поэтому он, должно был родиться в 1294 году. «Паломничество Души» было написано сразу после второй редакции Жизни (1355), и в ней он утверждает, что ему было более 60 лет при написании Души. Он также ссылается на отрывок из Жизни, который встречается только во второй редакции поэмы, что является еще одним свидетельством того, что он написал «Паломничество Души» после 1355 года. Гийом написал вторую редакцию Жизни, как он заявляет в своем прологе, потому что первая редакция была украден. Это не означает, что эта первая редакция была потеряна для потомков, поскольку, по сообщению Клуба, Я. Штюрцингер основывал свое издание Жизни на ней.
Мы можем рассматривать создание поэм Дегильвилля следующим образом: Первая версия Жизни была написана между 1330 и 1332 годами; вторая версия Жизни около 1355; «Паломничество Души» между 1355 и 1358; и «Паломничество Иисуса Христа» около 1358. Около 73 манускриптов произведений Гийома, в том числе 46 из них включают «Паломничество Души», сохранились в различных библиотеках Европы. Единственным изданием трех поэм Гийома является издание Я. Штюрзингер, основанное на первой редакции Жизни. Вторая редакция никогда не редактировалась. [2]


Здесь отмечена одна любопытная тонкость. Получается, что так называемая первая редакция Жизни, на самом деле анонимное издание! Нет в ней автора, ну сами подумайте, украли рукопись, а автора оставили! Ужос!

Ну и реально в работе Якоба Штюрцингера [3], где воспроизведена поэма первой редакции, в ней самой нет упоминания об авторе, но есть аббатство Шаали и разночтения для данного названия в разных рукописях.

Chali.jpg



Кроме того есть, вот такое упоминание отца паломника, которого в принципе можно отождествить, как отца автора. Перевод с английского издания:

Бог твой Отец, ты Его сын; и не думай, что ты являешься потомком Томаса де Гильвилля, потому что у него никогда не было сына или дочери такого благородного состояния или рода. Твое тело, которое является твоим врагом, является единственным, полученным от него, как природа предопределила. Похоже, что дерево должно производить плоды по своему роду, поскольку ежевика не может приносить инжир, и человеческое тело не может принести плод, который не портится и не подвержен распаду. [4]

В работе Якоба Штюрцингера приведены также разночтения для данного имени:


2-9.jpg



Марион Лофтхаус в своей статье - «Паломничество человеческой жизни» Гийома Дегильвилля. С основой на французской рукописи МС. 2 лаборатории Джона Райлендса [5],пишет о дате создания поэмы следующее:

Более удивительно еще знать, что автор, далекий от изнурения после написания стихотворения из 13 500 строк, был достаточно смелым, чтобы переписать произведение и добавить к нему. Он упоминает дату написания в начале поэмы в описании дома Благодати Божьей: [5]

3-9.jpg




Данный вид цитаты из поэмы Гийома Дегильвиля, приведенный у Марион Лофтхаус, взят из работы 1893 года Якоба Штюрцингер. Причем в разночтениях нет никаких замечаний, то есть все просмотренные Штюрцингером рукописи содержали эту дату. Можно даже подумать, что дата в таком же числовом виде имеется во всех других просмотренных им рукописях?

А в самой работе, в предисловии, сказано из какой рукописи эта дата:

«Следующий текст «Паломничество человеческой жизни» является первой редакцией текста первого Паломничества, как написано автором в1330 – 1332 годах. Текст напечатан по рукописи t, рукописи четырнадцатого века, хранящейся в Национальной Библиотеке Парижа (Bibiothèque Nationale at Paris), помеченной: Fonds franc. no. 1818. Эта рукопись предлагает лучший текст и находится в правописании, которое немного отличается от авторского». [3]

На самом деле в рукописи дата записана немного не так. Вот скан данного места из рукописи:

4-10.jpg


Дата записана в виде:
“. XIII. сens et . XXX . ans auoit…”.

То есть столетия выписаны текстом без всякого сокращения!

Очень любопытная дата выписана, вроде как 13 столетий и тридцать лет. Можно, конечно, это считать 1330 годом. Но возникает вопрос от чего считать?
А пока отметим, что данная дата согласно Марион Лотфхаус:

Эта дата дана во всех рукописях, содержащих поэму Дегильвилля, но в некоторых рукописях мы находим другую дату, которая указывает, что стихотворение было переписано двадцать пять лет спустя. Автор намеревался исправить свою работу после дальнейшего размышления, но, к сожалению, его рукопись была украдена.[5]

Отметим, что в печатных изданиях, на французском языке, дата дана в текстовом виде и рассмотрим полный абзац, относящийся к данной дате в тексте.

Doncques me print icelle dame par la main et me mena vers une maison qui sienne estoit comme elle disoit. Et quelle estoit delle fondee treize cens et trente ans avoit. [6]

В таком удобном современном виде можно переписать необходимую для дальнейшего анализа часть текста из печатного издания 1485 года, в котором приведена прозаическая версия.

Перевод или пересказ данного фрагмента получается такой:

И так, дама (Благодать Божья) протянула мне руку и отвела меня к дому, который был ее, как она сказала. И что был основан он тринадцать сот тридцать лет (назад).

По каким причинам данную дату трактуют как 1330 год нашей эры мне совсем не понятно!

Специалисты полагают, что когда Дегильвилль писал свою аллегорию, время существования Христианской Церкви было равно 1330 годам. Специалисты говорят, что дом Благодати Божье олицетворяет Христианскую Церковь, потому что на это указывает водный поток для крещения при входе в церковь.
Вполне правдоподобная версия, но тогда возникает большой вопрос. Основание Христианской Церкви и рождение Иисусу Христа это один и тот же момент времени?

По моему мнению, даже создание апостольской церкви, без Нового Завета, по времени, как минимум, на тридцать лет позже рождения Иисуса Христа. Поэтому считать датой написания «Паломничества человеческой жизни» 1330 года нашей эры, очень уже странно!

В рукописях и печатных текстах есть еще одна дата. Вот так она приводится в работе Штюрцингера [3] на странице 164:

5-10.jpg



Donne en nostre an que chascun dit M. CCC. Et xxxj. (Дано нашего года, который все называет 1331.)

Причем здесь отмечены разночтения, которые встречаются в двух рукописях, в виде: Lan mil. III. c(ents) lx et cinq (lambda), - et G. (Год 1365).
Здесь необходимо отметить, что данная дата встречается в грамоте, которую Благодать Бога выдала Даме Разум для наказания Неокрепшего Разума.

Думаю, будет полезно привести полностью эту грамоту, возможно любители древне французского языка, смогут более литературно перевести.

« Grace de Dieu, par qui les roys se dient regner et gouverner, a Raison, nostre bien amee et esprouvee en tous bons faiz, salut et dilection, avecques bon vouloir de metre a execucion pleniere le contenu en ces presentes. Nous avons sceu que ung villain mal songneux, lourt et dangereux, [et enfrun], qui se fait nommer Rude Entendement, est devenu espieur de chemins et agueteur des pellerins et leur veult ouster leurs escherpes et bourdons qu’ils portent en les abroquant de parles et de frivoles [et de mansonges]. Et oultre, affin qu’il soit plus craint et redoubté, a il emprunté d’Orgueil son cruel et dampnable baston que on appelle Obstinacion, lequel encores plus nous desplaist que ne fait le villain. Pour ce, est il que mandement te donnons et commandement te faisons que tu t’en ailles celle part la ou ce musart pourras trouver et l’amonnester de par nous qu’il mete jus son dit baston et qu’il se cesse de plus s’y apuyer, en luy deffendant aussy qu’il n’aille plus chemins ne voyes espiant, ne soy heurtant a chose qui ne soit raisonnable. Et en ce cas qu’il s’oposeroit ou qu’il n’vouldroit obeir, si l’adjourne a comparoir en sa personne aux assises du Jugement. De ce faire te donnons plain povoir, mandemant et commandemant par ces presentes. Donné en nostre an que chascun dit mil troys cent et trente et ung».
Noté ici l’an que ce livre du pelerin fut fait. [7]


Данный текст, практически совпадает с нижеприведенным текстом издания 1485 года. [6]

6-8.jpg



Мой перевод – пересказ.
Благодать Бога, которая господствует и управляет царями, Даме Разум нашей возлюбленной и прошедшей испытание во всех добрых делах, спасения и любови, вместе с добротой она может производить экзекуцию (казнь), полное содержание и присутствующих. Мы узнали, что безобразный злодей, осторожный громила и опасный, [и злой], который называет себя Недоразвитым Разумом, стал подстерегать на дорогах и высокомерным сторожем, и желает, чтобы паломники снимали с себя свои сумки и посохи, которые они носят с собой, вскрывает их и говорить легкомысленно (и врет). И для того, чтобы его больше боялись, он заимствовал у Гордости ее опасную и ужасну дубину, кроме того его называют упрямством (Obstinacion), что еще больше нас раздражает, чем сам злодей.
Этим предписанием приказываем вам исполнять и идти туда, где можно разыскать этого мужчину, и сделать внушение от нас, чтобы он отложил свою упомянутую дубину, и чтобы он прекратил больше опираться на нее. Против его воли также, чтобы он больше не выходил на дороги шпионить за путниками и не нападал на все, что неразумно. А в том случае, что он будет противиться или не пожелает подчиниться, если он будет откладывать появление в суде, то его персону доставить на заседание суда. Для этого вам даются (получаете) полные полномочия, предписание (грамота) и пост командующего при данных условиях. Дано в нашем году, что каждый говорит тысяча триста тридцать первый.
Здесь написан год, когда была создана эта книга паломника.


Похоже, что сама письменная грамота для автора это определенное чудо, наравне с зеркалами, рыцарскими доспехами и дутьевыми мехами. То есть, эти четыре вещи вполне могли появиться на памяти автора? Но это следующий вопрос, требующий более - менее адекватного перевода.

В качестве дополнения иллюстрация, где паломник с зеркальным посохом встречается с Недоразвитым Разумом, держащим огромную дубину.

7-9.jpg



Из рукописи: Genève, Bibliothèque de Genève, Ms. fr. 181, f. 41v.


Литература.
1. Мари-Анн Поло де Болье.
«Сборник exampla на народных языках: новая публика? Новые функции?». Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (Вестник ПСТГУ). III: Филология. 2013. Вып. 3(33). С. 75-98.
2. Фред ван Ворсселен.
Интернет издание: pilgrim.grozny.nl/
3. Якоб Штюрцингер (ред.).
Le pèlerinage de la vie humaine. De Guillaume de Deguileville. Edited by J. J. Stürzinger. London: Printed for the Roxburghe Club [by] Nichols & Sons. 1893.
4. Катерин Изабелла Каст (изд.).
A modern prose translation of the ancient poem of Guillaume de Guileville entitled, The pylgrymage of man. Edited Katherine Isabella Cust. London. B. M. Pickering. 1859.
5. Марион Лофтхаус.
Marion Lofthouse . Bulletin of the John Rylands Library. 1935;19(1):170-215.
6. Матье Гусс.
Le Pèlerinage de vie humaine [arrangé de vers en prose par Jean Galloppes, d'après le poème de Guillaume de Deguilleville] Éditeur : M. Huss (Lyon). Date d'édition: 1485.
7. Франческа Буржуа.
Françoise Bourgeois. Статья: Réécriture de la mise en prose du Pèlerinage de vie humaine dans le manuscrit Paris, BNF, FR. 12461. В книге: GUILLAUME DE DIGULLEVILLE. Les Pèlerinages allégoriques . Frédéric Duval et Fabienne Pomel (dir.). 2008. P. 351-364.
Последнее редактирование: 12 Дек 2017 18:53 от onacle. Причина: Картинка одна не до вставилась последняя.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
JSN Epic template designed by JoomlaShine.com