Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Литературная кладовая Портвейна

Литературная кладовая Портвейна 06 апр 2019 11:14 #1050

при общении с собой видимо основополагающим был род или даже каста
поскоку Я составил древнейшую карту РАС народностей номов префектур народцев и пр и пр - по состоянию на якобы 200 нэ - пропущу даный спич мимо ушей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

фашистам 09 апр 2019 16:58 #1067

ПАРАНОЯ

Жареная рыбка,
Дорогой карась,
Где ж ваша улыбка,
Что была вчерась?

Жареная рыба,
Бедный мой карась,
Вы ведь жить могли бы,
Если бы не страсть.

Что же вас сгубило,
Бросило сюда,
Где не так уж мило,
Где — сковорода?

Трубы. Трубы. Трубы Подымают вой.
Над больничным садом,
Над водой озер,
Движутся отряды
На вечерний сбор.
Заслоняют свет они
(Даль черным-черна),
Пионеры Кунцева,
Пионеры Сетуни,
Пионеры фабрики Ногина.

Помню вас ребенком:
Хохотали вы,
Хохотали звонко
Под волной Невы.

Карасихи-дамочки
Обожали вас —
Чешую, да ямочки,
Да ваш рыбий глаз.
Но однажды утром
Встретилася вам
В блеске перламутра
Дивная мадам.
Дама та сманила
Вас к себе в домок,
Но у той у дамы
Слабый был умок.
А внизу, склоненная
Изнывает мать:
Детские ладони
Ей не целовать.
Духотой спаленных
Губ не освежить –
Валентине больше
Не придется жить.

С кем имеет дело,
Ах, не поняла, —
Соблазнивши, смело
С дому прогнала.

И решил несчастный
Тотчас умереть.
Ринулся он, страстный.
Ринулся он в сеть.

Злые люди взяли
Рыбку из сетей,
На плиту послали
Просто, без затей.

Ножиком вспороли,
Вырвали кишки,
Посолили солью,
Всыпали муки...

Пусть звучат постылые,
Скудные слова –
Не погибла молодость,
Молодость жива!
Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Возникай содружество
Карася с бойцом –
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.
Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

А ведь жизнь прекрасною
Рисовалась вам.
Вы считались страстными
Попромежду дам...
Белая смородина,
Черная беда!
Не гулять карасику
С милой никогда.
Не ходить карасику
Теплою водой,
Не смотреть на часики,
Торопясь к другой.
Плавниками-перышками
Он не шевельнет.
Свою любу
Он не назовет.
Так шуми же, мутная
Невская вода.
Не поплыть карасику
Больше никуда.
Вот и все!
Но песня
Не согласна ждать.
Возникает песня
В болтовне ребят.
Подымает песню
На голос отряд.
И выходит песня
С топотом шагов
В мир, открытый настежь
Бешенству ветров.


1927

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 09 апр 2019 22:53 #1068

оркестр СГАО ВИСМУТ
pervokarta.ru/video/wismut.mp3

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 11 апр 2019 23:29 #1076

ELSE one
=========================
…С татарами, с болгарами, с древлянами, с хазарами,
иных племен набегами, и часто с печенегами,
с любого бока мылимы, дралися, но не ныли мы,
зане бысть здравье бычие и к смерти безразличие,
и неглиже с отвагою, и пенное – баклагою …
Была борьба с боярами, с подъячими хабарами,
с веселою опричиной, излишней зуботычиной.
- Не ахали, не эхали, коли в скулу заехали…
Боролись с Чингис-ханами, с Кучумами погаными
и с нечистию всяческой, особенно подъяческой,
и с плахами за Яузой, и с грамотой, и с кляузой,
но все ж, хоть и в бесправии, а жили в добром здравии…
Боролись много с ляхами и с ихними монахами,
с крамолой католической, и с туркою языческой,
кипя к ней злобой расовой, (по Гоголю) – Тарасовой…
Обласканы победами, боролись мы со шведами
и раз мы их со славою крошили под Полтавою…
И в внутреннем строении шли в должном направлении:
с заморскими новинками, румяными Маринками,
с кафтанами, с расстригами, да с ересью, да с книгами…
И все же, паче чаянья, не впали мы в отчаянье,
- училися по-малости, что впрямь достойно жалости…
Хотя перед европою считалась недотепою,
в боренье погруженная, Мать-Русь завороженная,
а все боролась темная, извечно-неуемная…
Боролась, непоседная, с истоков дней победная,
немудро сшита лыками: с двенадцатью языками и др.
Наполеонами, с Кошутом, и тевтонами,
с «востошны-чиллавеками», с кавказскими абреками,
и крыли любо-дорого унутреннего ворога…
Боролись с Колупаевым, боролись с Разуваемым,
с чумазой подлой братией (что было очень кстати ей),
с большими фарисеями и с мелкими пигмеями…
По-малости с «ташкентцами», потом с непротивленцами,
с бомбистами, с марксистами, боролись с нигилистами,
с Нарымом, с Предварилкою, с Бутырской пересылкою,
а там с «конем и всадником», что кличется урядником…
С «союзником» неистовым, шпиком и вкупе с приставом,
боролись мы с крамолою, с «леонтьевскою школою»,
с осколками татарщины, с кошмаром канцелярщины
и с прочими кошмарами – НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ С ПОЖАРАМИ…
То время в Лете скрылося, - другое народилося…
Теперь пигмеем жалимы, пигмейски измельчали мы…
Где ты борьба суровая? Царит эпоха новая, не грозная,
- железная, не шумно-марсельезная…
Зрят глазки впереди мои горя непроходимые…
Ой, люди вы могучие, тягучие, дремучие,
кого теперь вы смажете? На чьем вы поле ляжете?
Во чье во имя-звание, начнете строить здание? …

С избитым и с израненным покончили мы с Саниным,
и с Кузминым и прочими, до сального охочими;
покончили с кубистами, стрекули-футуристами
и школой акмеической, под хохот гомерический …
Покончив с провокатором, за ним с тотализатором,
и с тещею из Малого, и с мужем из Шувалово,
и с гнилью «Аполлоновской» и с мудростью Бергсоновской,
прикончили с Вербицкою и с косностью мужицкою,
создав в глубинах нации фетиш кооперации…
Вставайте вы, могучие, вставайте вы, дремучие,
казанские, пудожские, скопские, запорожские, тамбовские, орловские, нарымно-озерковские,
эй, люди богатырские, эй, российские, сибирские, на бой с змеей стоглавою! Поборемся со славою!...

Вперед на поле бранное, в сраженье ураганное…
За Русь с врагом неистовым, отмеченным г. приставом (путингом):
со складами коньячными,
с местами многозлачными,
с кондуктором грубятиной,
с кусакою-телятиной,
с управскою разрухою,
с извозчиком Ванюхою,
и с недругом отечества – сословием купечества,
и с дворником Митрошкою,
и с халтуристом-мошкою,
и с нечистью болотною, оравой беззаботною …
Как в прошлом любо-дорого, любого били ворога,
татар ли, турку ль, ляха ли по кумполу шарахали !!!
Вперед Мать-Русь огромная!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 11 апр 2019 23:48 #1077

фсяким там лимурам
Ради немца-распрохвоста
Символизм да модернизм
Променял я очень просто
На квасной патриотизм.

Чтобы немца-душегуба
Из Расеюшки погнать,
Надо немцам Сологуба
Вслух на бзуре прочитать:

"Ах ты, жалкий пруссачишка,
Немец-перец-колбаса,
Разнесем тебя, мартышка,
Абсолютно в полчаса!


Прежде чем весна откроет
Ложе влажное долин, -
Будет нашими войсками
Взят заносчивый Берлин".



<1916>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 11 апр 2019 23:52 #1078

НУ И ВРЕМЕЧКО!


Где-то возле Брынска-града
Жил когда-то Воробей,
Распевавший средь ветвей
Слаще меда-лимонада.
То был век богатырей.
Мы теперь таких не сыщем.
Звал себя и Воробей
Сверхмогучим Воробьищем...
В наше время крупных краж
И свирепых спекуляций
Сдан в архив без апелляций
Исторический кураж.
Нет гордыни, хоть убей!
Всяк в толпу пугливо жмется,
И разбойник Воробей
Воробейчиком зовется...

<1915>
Спасибо сказали: admin

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Автобиография А. Т. Фоменко. Обзор 12 апр 2019 21:35 #1081

.............. Поль Телятниковъ не любитъ
Пуще рѣдьки нѣмчуру.
-- Насъ Европа, слышь, погубитъ,
Нѣмецъ намъ не ко двору.
Мы Европамъ-то покажемъ!
Ишь, добра-то!! Погляди!
Этакъ ляжемъ вотъ съ вальяжемъ,--
Цыцъ, молъ, ты! Не подходи.
Мы-ста-во! У насъ земли-то
Во какой обширный край,
Отъ Харбина до Ирбита.
Стало, ты и не замай.

А земля! Руда! А лѣсъ-то!
Богатырскій вѣчный сонъ.
Намъ съ родимаго насѣста
Лѣзть къ бельгійцамъ не фасонъ.
Не твоя про то забота,
Что пустырь сплошной да гать --
Наше!! Нехристю -- болото,
А для нашихъ -- блаадать.
pervokarta.ru/temp/temp/jakut.jpg
Чать, надъ нами-то не капать,--
Подожди-ка-съ,-- будетъ прокъ.
Чать, не даромъ далъ намъ Западъ
Экономики урокъ.
Вонъ, Карлушки! Къ бѣсу, Гансы
Брысь, канальи, подъ кровать.
Мы торговлю и финансы
Будемъ сами создавать.
Иль подрѣзанныя крылья
Русака не подросли?
Отъ Карлушкина засилья
Мы избавиться смогли.
Сколько воли видитъ око!
Знай работай да не трусь.
Вотъ за что тебя глубоко
Я люблю, родная Русь.
Сколько мощи и простора!
Что за сила, за размахъ!
Сколько дѣтскаго задора
Въ изоспавшихся рукахъ.
Мать Расея, помоги мнѣ!
Слезы радости я лью
И пою въ экстазномъ гимнѣ
Дѣдку Муромца Илью.
Зрю тебя во всей красѣ я,
Пьяный, хмельный безъ вина,
Мать Расея, мать Расея,
Мать расейская страна.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 12 апр 2019 21:47 #1082

ВЕЛИКІЙ РУССКІЙ ЯЗЫКЪ.

Мы слова свои имѣемъ,--
Въ чемъ же дѣло? Разъ и два --
Живо вытравить сумѣемъ
Всѣ тевтонскія слова.
Все нѣмецкое далече
Избѣгать -- возьмемъ въ законъ,
И изгонимъ вонъ изъ рѣчи
Настоящій лексиконъ:
Абрисъ, абцугъ, балетмейстеръ,
Банда, балка, аксельбантъ,
Бархатъ, бравый, квартирмейстеръ.
Бухта, вафля, прейсъ-курангь,
Вымпелъ, вахмистръ, клей, брандмейстеръ,
Буръ, бухгалтеръ, декъ, верстакъ,
Гарусъ, кнель, полицеймейстеръ,
Дамба, бритва, друкарь, шлакъ,
Галстухъ, гильза, гаспель, вахта.
Грифель, егерь, зала, флангъ,
Гаршнель, замша, кнопка, шахта,
Клецка, клумба, клапанъ, шлангъ,
Бергъ, инспекторъ, бинтъ, блокъ-гаузъ
Вахтеръ, клеверъ, кранъ, мундштукъ,
Крейсеръ, крона, лейбъ, цейхаузъ,
Панцырь, клавираусцугъ,
Книксенъ, сталь, клеенка, кабель,
Лозунгъ, пемза, флеръ, маляръ,
Пластырь, ротмистръ, зицъ, муштабель,
Плацъ, спринцовка, флангъ, футляръ,
Лагерь, оберъ, мачта, ширма,
Локонъ, муштра, грошъ, ландшафтъ.
Лакъ, ландкарта, юнкеръ, фирма,
Пудель, проба, брудершафтъ,
Грифъ, кронверкъ, кронциркуль, вензель.
Маклеръ, пачка, рашкуль, бунтъ,
Піэтетъ, фальшивый, трензель,
Слесарь, статскій, ундеръ, грунтъ,
Шлюзъ, тюрьма, брандвахта, гаузъ.
Фалда, гильдія, форпостъ,
Фельдшеръ, фижмы, шина, страусъ,
Факелъ, рама, рангъ, нордъ-остъ,
Культуртрегеръ, рашпиль, клейстеръ,
Флагманъ, флигель, флецъ, корвергъ,
Парикмахеръ, флюсъ, танцмейстеръ,
Флюгеръ, фортка, фейерверкъ,
Гроссъ-парадъ, казарма, табель,
Койка, книнель, колба, рангъ,
Краги, крендель, пинкель, кабель,
Офицеръ, ракета, банкъ,
Плацъ, плацкарта, помпа, лоцманъ,
Кучеръ, танецъ, цугъ, форшмакъ,
Цифра, шенкель, шиферъ, боцманъ,
Туфъ, шлагбаумъ, рундъ, аншлагъ,
Трауръ, шельма, шлихта, фура,
Буттербродъ, форшлагъ, камрадъ,
Трафить, ролики, цензура,
Клопфъ, рейтузы, циферблатъ...
Ну, начнемъ!.. Трудна лишь проба!
Лозунгъ взявъ: "долой тевтонъ" --
Я съ моимъ камрадомъ -- оба
Всѣ слова изгнали вонъ...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 13 апр 2019 17:13 #1085

инфобог шельм метит
--стихи Предсказывают



Кто-то заметил, что почти сразу при входе на потолке пластиковая панель, из которых он состоит, сбилась (а что если сбили?) и висит как-то нетвердо, а значит, может свалиться на высокого гостя (не настолько, впрочем, высокого, чтобы он мог, например, сам сбить ее).
На мой-то взгляд, никакой опасности эта панель (а если быть точным, таких было все-таки не меньше трех) не представляла (хотя попробуй объясни это тем, чья жизнь зависит от того, шелохнется она иль нет, то есть сотрудникам службы безопасности северокорейского лидера), а просто подвешены были они неаккуратно, не совсем прикрывая вентиляцию, как часто у нас бывает в спортзалах… И конечно, там, где руки не сразу доходят до пола, до потолка они доходят в последнюю очередь, и конечно, эта очередь не скоро еще придет… В общем история была обыкновенная. Но не теперь.
И принятые меры были радикальными. Ковровую дорожку перебросили к другому входу, который, по счастью, был рядом. Но сначала несколько молодых людей ее просто перебросили, не зная, куда потом предстоит положить, главное было убрать оттуда, где она лежала,— и, о ужас, изнанкой вверх, так что все усилия по ее бесконечной чистке в течение последнего часа оказались преждевременными, а вернее совершенно тщетными.
— Мужчи-и-и-ны!..— с сожалением простонала тетенька, ответственная, по-моему, как раз за чистоту в заведении.

ПАДЕНИЕ И СОВПАДЕНИЕ

Уж много лет я жил в карнизе
И видел множество картин.
Я видел, как маркиз маркизе
Дарил любовно георгин,
Я видел, как, в тугих лосинах,
В мундире шитом, генерал,
Ища причин во всех причинах,
О Ватерлоо дамам врал.
Но вот сегодня голубь юркий
Карниз родимый стал клевать,
И я, кусочек штукатурки,
Постыдно должен был бежать.
Внизу приехал кто-то важный,
Стоял без шапок весь народ,
И лысин ряд густой и влажный
Смотрел в далекий небосвод.
В тот миг, когда я пал, несчастный,
С карниза в мир страстей и слез,
Мне подвернулся сизо-красный,
Особы очень важной, нос.
И вот теперь лежу в пыли я,
А надо мною конский топ,
И слышу вопль и крики злые:
"Ужасный замысел! Подкоп!
Все это шутки демократов!
Где их притоны?! Кто их вождь?.."

А серый цвет небес так матов
И мелкий так печален дождь!

<1908>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 13 апр 2019 17:34 #1086

НА КОЛОКОЛЬНЕ ИВАНА ВЕЛИКОГО


...Сначала сторож предлагал нам виды
Москвы, Кремля и Воробьевых гор
И взял двугривенный не без обиды,
Потом открыл заржавленный запор
И показал на лестницу. Пахнула
Сырая мгла, но мы, наперекор
Стихиям, шли вперед. Вот потонула
Спина Ре-ми, и белое кашне
Его последний раз мне подмигнуло.

Идем, идем! Чем ближе к вышине,
Тем раздается гулче звон ступеней,
И ближе придвигается ко мне
Калоша спутника. Я восхождений,
Подобных этому, не совершал,
И ужас чувствую я в каждой вене.

Но вот вдали луч света замерцал, -
Из раковины лестницы мы вышли
На верхний ярус. Боже мой, как мал
Внизу какой-то дом! Вон пара в дышле,
Как два мышонка! Вон автомобиль -
Коробки спичечной не более... Не спишь ли
Ты, легкомысленный поэт? Твои ль
Глаза всё это въявь, всерьез узнали?
Себя спросил я сам. Но этот стиль
Восторженной, лирической печали
Мне быстро надоел, и я вперил
Свой взор в весенние, святые дали.

Так я стоял у каменных перил,
Воздвигнутых Борисом Годуновым,
И ангельских, казалось, шорох крыл
Ловил и трепетно внимал их зовам.
И был так счастлив духом, так высок,
Как сам Иван Великий. Но к оковам
Земли меня вернул коварный рок.
Мне что-то на нос капнуло. Сначала
Мне это что-то было невдомек,
Но через миг мне всё уж ясно стало,
И, отвлеченный милым голубком,
С высокого упал я пьедестала.

И стал внимательней. О господи, в каком
Я месте? Всюду, всюду, всюду, всюду,
Куда ни глянь, ножом и угольком,
И шпилькой, и уж чем, решать не буду,
Написаны обрывки слов и фраз.
Семен Петров здесь обнимал Гертруду.
Был Август Шмидт и Фиников Тарас,
Здесь апельсины ела Евдокия,
А Кока с Маней пили белый квас
И про любовь шептались. О, какие
Рисунки здесь! И сердце и стрела,
И ножка чья-то, и тела нагие!..


Меня досада углем обожгла...
Я поглядел на профиль незнакомкин,
Взял карандаш и написал со зла:
"Такого-то числа здесь был Потемкин".

<1912>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Автобиография А. Т. Фоменко. Обзор 13 апр 2019 17:40 #1087

о лягавых=
Энциклопедия тебе сестра -
Ты должен быть во всем и всюду докой.
Поливка улиц, чистка ям с утра
Тебя ведут к полуночи глубокой.
А ночью зимнею в дыму костра
Коптишься ты, блюдя свой пост высокий,
Ан, глядь, на обыск уж тебе пора,
И ты идешь и зябнешь волей рока,
О пьяных ты печешься словно мать.
А сколько раз ты должен рисковать
С людьми, преступными перед законом!
Ты, полицейский чин, всегда за нас!
И мудрено ли, что народный глас
Тебя равняет к древним фараонам!

<1912>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 14 апр 2019 20:10 #1090

Змей Тугарин
Былина
.....
2
И молвит Владимир: «Что ж нету певцов?
Без них мне и пир не отрада!»
И вот незнакомый из дальних рядов
Певец выступает на княжеский зов —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

3
Глаза словно щели, растянутый рот,
Лицо на лицо не похоже,
И выдались скулы углами вперед,
И ахнул от ужаса русский народ:
«Ой рожа, ой страшная рожа!»

4
И начал он петь на неведомый лад:
«Владычество смелым награда!
Ты, княже, могуч и казною богат,
И помнит ладьи твои дальний Царьград —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

5
Но род твой не вечно судьбою храним,
Настанет тяжелое время,
Обнимет твой Киев и пламя и дым,
И внуки твои будут внукам моим
Держать золоченое стремя!»

6
И вспыхнул Владимир при слове таком,
В очах загорелась досада,
Но вдруг засмеялся, и хохот кругом
В рядах прокатился, как по небу гром, —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

7
Смеется Владимир, и с ним сыновья,
Смеется, потупясь, княгиня,
Смеются бояре, смеются князья,
Удалый Попович, и старый Илья,
И смелый Никитич Добрыня.

8
Певец продолжает: «Смешна моя весть
И вашему уху обидна?
Кто мог бы из вас оскорбление снесть!
Бесценное русским сокровище честь,
Их клятва: „Да будет мне стыдно!”


9
На вече народном вершится их суд,
Обиды смывает с них поле —
Но дни, погодите, иные придут,
И честь, государи, заменит вам кнут,
А вече — каганская воля!»

10
«Стой! — молвит Илья. — Твой хоть голос и чист,
Да песня твоя не пригожа!
Был вор Соловей, как и ты, голосист,
Да я пятерней приглушил его свист —
С тобой не случилось бы то же!»

11
Певец продолжает: «И время придет,
Уступит наш хан христианам,
И снова подымется русский народ,
И землю единый из вас соберет,
Но сам же над ней станет ханом.


12
И в тереме будет сидеть он своем,
Подобен кумиру средь храма,
И будет он спины вам бить батожьем,
А вы ему стукать да стукать челом —
Ой срама, ой горького срама!»

.....

14
Но тот продолжает, осклабивши пасть:
«Обычай вы наш переймете,
На честь вы поруху научитесь класть,
И вот, наглотавшись татарщины всласть,
Вы Русью ее назовете!


15
И с честной поссоритесь вы стариной,
И, предкам великим на сором,
Не слушая голоса крови родной,
Вы скажете: „Станем к варягам спиной,
Лицом повернемся к обдорам!”»

16
«Стой! — молвит, поднявшись, Добрыня. — Не смей
Пророчить такого нам горя!
Тебя я узнал из негодных речей:
Ты старый Тугарин, поганый тот змей,
Приплывший от Черного моря!

17
......
«Тьфу, гадина! — молвил Владимир и нос
Зажал от несносного смрада, —
Чего уж он в скаредной песне не нес,
Но, благо, удрал от Добрынюшки пес, —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

20
А змей, по Днепру расстилаясь, плывет,
И, смехом преследуя гада,
По нем улюлюкает русский народ:
«Чай, песни теперь уже нам не споет —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

21
Смеется Владимир: «Вишь, выдумал нам
Каким угрожать он позором!
Чтоб мы от Тугарина приняли срам!
Чтоб спины подставили мы батогам!
Чтоб мы повернулись к обдорам!


22
Нет, шутишь! Живет наша русская Русь!
Татарской нам Руси не надо!
Солгал он, солгал, перелетный он гусь,
За честь нашей родины я не боюсь —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

23
А если б над нею беда и стряслась,
Потомки беду перемогут!
Бывает, — примолвил свет-солнышко-князь, —
Неволя заставит пройти через грязь,
Купаться в ней — свиньи лишь могут!


24
Подайте ж мне чару большую мою,
Ту чару, добытую в сече,
Добытую с ханом хозарским в бою, —
За русский обычай до дна ее пью,
За древнее русское вече!

25
За вольный, за честный славянский народ,
За колокол пью Новаграда,
И если он даже и в прах упадет,
Пусть звен его в сердце потомков живет —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

26
Я пью за варягов, за дедов лихих,
Кем русская сила подъята,
Кем славен наш Киев, кем грек приутих,
За синее море, которое их,
Шумя, принесло от заката!»

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 14 апр 2019 20:19 #1091

История государства российского...
Вся земля наша велика и
обильна, а наряда в ней нет.
Нестор, Летопись, стр.8

Послушайте, ребята,
Что вам расскажет дед.
Земля наша богата,
Порядка в ней лишь нет.
А эту правду, детки,
За тысячу уж лет
Смекнули наши предки:
Порядка-де, вишь, нет.
И стали все под стягом,
И молвят: «Как нам быть?
Давай пошлем к варягам:
Пускай придут княжить.
Ведь немцы тороваты,
Им ведом мрак и свет,
Земля ж у нас богата,
Порядка в ней лишь нет».
Посланцы скорым шагом
Отправились туда
И говорят варягам:
«Придите, господа!
Мы вам отсыплем злата,
Что киевских конфет;
Земля у нас богата,
Порядка в ней лишь нет».
Варягам стало жутко,
Но думают: «Что ж тут?
Попытка ведь не шутка —
Пойдем, коли зовут!»
И вот пришли три брата,
Варяги средних лет,
Глядят — земля богата,
Порядка ж вовсе нет.
«Ну, — думают, — команда!
Здесь ногу сломит черт,
Es ist ja eine Schande,
Wir m?ussen wieder fort».[1]
Но братец старший Рюрик
«Постой, — сказал другим, —
Fortgeh'n w?ar ungeb?urlich,
Vielleicht ist's nicht so schlimm.[2]
Хоть вшивая команда,
Почти одна лишь шваль;
Wir bringen's schon zustande,
Versuchen wir einmal».[3]
И стал княжить он сильно,
Княжил семнадцать лет,
Земля была обильна,
Порядка ж нет как нет!
За ним княжил князь Игорь,
А правил им Олег,
Das war ein gro, Ber Krieger[4]
И умный человек.
Потом княжила Ольга,
А после Святослав;
So ging die Reihenfolge[5]
Языческих держав.
Когда ж вступил Владимир
На свой отцовский трон,
Da endigte f?ur immer
Die alte Religion.[6]
Он вдруг сказал народу:
«Ведь наши боги дрянь,
Пойдем креститься в воду!»
И сделал нам Иордань.
«Перун уж очень гадок!
Когда его спихнем,
Увидите, порядок
Какой мы заведем!»
Послал он за попами
В Афины и Царьград,
Попы пришли толпами,
Крестятся и кадят,
Поют себе умильно
И полнят свой кисет;
Земля, как есть, обильна,
Порядка только нет.
Умре Владимир с горя,
Порядка не создав.
За ним княжить стал вскоре
Великий Ярослав.
Оно, пожалуй, с этим
Порядок бы и был,
Но из любви он к детям
Всю землю разделил.
Плоха была услуга,
А дети, видя то,
Давай тузить друг друга:
Кто как и чем во что!
Узнали то татары:
«Ну, — думают, — не трусь!»
Надели шаровары,
Приехали на Русь.
«От вашего, мол, спора
Земля пошла вверх дном,
Постойте ж, мы вам скоро
Порядок заведем».
Кричат: «Давайте дани!»
(Хоть вон святых неси.)
Тут много всякой дряни
Настало на Руси.
Что день, то брат на брата
В орду несет извет;
Земля, кажись, богата —
Порядка ж вовсе нет.
Иван явился Третий;
Он говорит: «Шалишь!
Уж мы теперь не дети!»
Послал татарам шиш.
И вот земля свободна
От всяких зол и бед
И очень хлебородна,
А всё ж порядка нет.
Настал Иван Четвертый,
Он Третьему был внук;
Калач на царстве тертый
И многих жен супруг.
Иван Васильич Грозный
Ему был имярек
За то, что был серьезный,
Солидный человек.
Приемыми не сладок,
Но разумом не хром;
Такой завел порядок,
Хоть покати шаром!
Жить можно бы беспечно
При этаком царе;
Но ах! — ничто не вечно —
И царь Иван умре!
За ним царить стал Федор,
Отцу живой контраст;
Был разумом не бодор,
Трезвонить лишь горазд.
Борис же, царский шурин,
Не в шутку был умен,
Брюнет, лицом недурен,
И сел на царский трон.
При нем пошло все гладко,
Не стало прежних зол,
Чуть-чуть было порядка
В земле он не завел.
К несчастью, самозванец,
Откуда ни возьмись,
Такой задал нам танец,
Что умер царь Борис.
И, на Бориса место
Взобравшись, сей нахал
От радости с невестой
Ногами заболтал.
Хоть был он парень бравый
И даже не дурак,
Но под его державой
Стал бунтовать поляк.
А то нам не по сердцу;
И вот однажды в ночь
Мы задали им перцу
И всех прогнали прочь.
Взошел на трон Василий,
Но вскоре всей землей
Его мы попросили,
Чтоб он сошел долой.
Вернулися поляки,
Казаков привели;
Пошел сумбур и драки:
Поляки и казаки,
Казаки и поляки
Нас паки бьют и паки;
Мы ж без царя как раки
Горюем на мели.
Прямые были страсти —
Порядка ж ни на грош.
Известно, что без власти
Далёко не уйдешь
.
Чтоб трон поправить царский
И вновь царя избрать,
Тут Минин и Пожарский
Скорей собрали рать.
И выгнала их сила
Поляков снова вон,
Земля же Михаила
Взвела на русский трон.
Свершилося то летом;
Но был ли уговор —
История об этом
Молчит до этих пор.
Варшава нам и Вильна
Прислали свой привет;
Земля была обильна —
Порядка ж нет как нет.
Сев Алексей на царство,
Тогда роди Петра.
Пришла для государства
Тут новая пора.
Царь Петр любил порядок,
Почти как царь Иван,
И так же был не сладок,
Порой бывал и пьян.
Он молвил: «Мне вас жалко,
Вы сгинете вконец;
Но у меня есть палка,
И я вам всем отец!
Не далее как к святкам
Я вам порядок дам!»
И тотчас за порядком
Уехал в Амстердам.
Вернувшися оттуда,
Он гладко нас обрил,
А к святкам, так что чудо,
В голландцев нарядил.
Но это, впрочем, в шутку,
Петра я не виню:
Больному дать желудку
Полезно ревеню.
Хотя силён уж очень
Был, может быть, прием;
А всё ж довольно прочен
Порядок стал при нем.
Но сон объял могильный
Петра во цвете лет,
Глядишь, земля обильна,
Порядка ж снова нет.
Тут кротко или строго
Царило много лиц,
Царей не слишком много,
А более цариц.
Бирон царил при Анне;
Он сущий был жандарм,
Сидели мы как в ванне
При нем, das Gott erbarm![7]
Веселая царица
Была Елисавет:
Поет и веселится,
Порядка только нет.
Какая ж тут причина
И где же корень зла,
Сама Екатерина
Постигнуть не могла.
«Madame, при вас на диво
Порядок расцветет, —
Писали ей учтиво
Вольтер и Дидерот, —
Лишь надобно народу,
Которому вы мать,
Скорее дать свободу,
Скорей свободу дать».
«Messieurs, — им возразила
Она, — vous me comblez»[8], —
И тотчас прикрепила
Украинцев к земле.
За ней царить стал Павел,
Мальтийский кавалер,
Но не совсем он правил
На рыцарский манер.
Царь Александр Первый
Настал ему взамен,
В нем слабы были нервы,
Но был он джентльмен.
Когда на нас в азарте
Стотысячную рать
Надвинул Бонапарте,
Он начал отступать.
Казалося, ну, ниже
Нельзя сидеть в дыре,
Ан глядь: уж мы в Париже,
С Louis le D'esir'e.[9]
В то время очень сильно
Расцвел России цвет,
Земля была обильна,
Порядка ж нет как нет.
Последнее сказанье
Я б написал мое,
Но чаю наказанье,
Боюсь monsieur Velliot.[10]
Ходить бывает склизко
По камешкам иным,
Итак, о том, что близко,
Мы лучше умолчим.
Оставим лучше троны,
К министрам перейдем.
Но что я слышу? стоны,
И крики, и содом!
Что вижу я! Лишь в сказках
Мы зрим такой наряд;
На маленьких салазках
Министры все катят.
С горы со криком громким
In corpore11, сполна,
Скользя, свои к потомкам
Уносят имена.
Се Норов, се Путятин,
Се Панин, се Метлин,
Се Брок, а се Замятин,
Се Корф, се Головнин.
Их много, очень много,
Припомнить всех нельзя,
И вниз одной дорогой
Летят они, скользя.
Я грешен: летописный
Я позабыл свой слог;
Картине живописной
Противостать не мог.
Лиризм, на всё способный,
Знать, у меня в крови;
О Нестор преподобный,
Меня ты вдохнови.
Поуспокой мне совесть,
Мое усердье зря,
И дай мою мне повесть
Окончить не хитря.
Итак, начавши снова,
Столбец кончаю свой
От рождества Христова
В год шестьдесят восьмой.
Увидя, что всё хуже
Идут у нас дела,
Зело изрядна мужа
Господь нам ниспосла.
На утешенье наше
Нам, аки свет зари,
Свой лик яви Тимашев —
Порядок водвори.
Что аз же многогрешный
На бренных сих листах
Не дописах поспешно
Или переписах,
То, спереди и сзади
Читая во все дни,
Исправи правды ради,
Писанья ж не кляни.
Составил от былинок
Рассказ немудрый сей
Худый смиренный инок,
Раб божий Алексей.

[1] Ведь это позор — мы должны убраться прочь (нем.). — Ред.

[2] Уйти как-то неприлично, может быть, и обойдемся (нем.). — Ред.

[3] Это нам под силу, давайте-ка попробуем (нем.). — Ред.

[4] Это был великий воин (нем.). — Ред.

[5] Такова была последовательность (нем.). — Ред.

[6] Тогда пришел конец старой религии (нем.). — Ред.

[7] Боже упаси нас от такого! (нем.). — Ред.

[8] Господа, вы слишком добры ко мне (франц.). — Ред.

[9] Людовик Желанный (франц.). — Ред.

[10] Мосье Вельо (франц.). — Ред.

[11]В полном составе (лат.). — Ред.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Автобиография А. Т. Фоменко. Обзор 15 апр 2019 20:03 #1095

Я знак бессмертия себе воздвигнул
Превыше пирамид и крепче меди,
Что бурный аквилон сотреть не может,
Ни множество веков, ни едка древность.
Не вовсе я умру; но смерть оставит
Велику часть мою, как жизнь скончаю.
Я буду возрастать повсюду славой,
Пока великий Рим владеет светом.
Где быстрыми шумит струями Авфид,
Где Давнус царствовал в простом народе,
Отечество мое молчать не будет,
Что мне беззнатный род препятством не был,
Чтоб внесть в Италию стихи эольски
И первому звенеть Алцейской лирой.
Взгордися праведной заслугой, муза,
И увенчай главу дельфийским лавром.
==================================
И долго буду тем народу я любезен,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что прелестью живой стихов я был полезен
И милость к падшим призывал

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 18 апр 2019 18:14 #1107

Председатель комиссии Госдумы по вопросам контроля за достоверностью сведений о доходах депутатов, мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Отари Аршба проверил заявления депутата Натальи Поклонской о возможных нарушениях закона коллегами из фракций «Единой России» и «Справедливой России». По словам Аршбы, подозрения Поклонской в отношении некоторых депутатов беспочвенны и несправедливы, дискредитация коллег неэтична. Об этом он сказал на открытом брифинге.

Три случая, рассмотрев все вопросы, мы уже закрыли из пяти.

=====================================
Какой-то Депутат (наверно, е-дрист),
Устав от четырех трудоспособных сессий,
Отправился в родные веси.
Он ехал и дрожал как лист,
За не душою не был чист.

Приехал и засел в избе,
Как трепетный мышонок в мышеловке;
"Пусть будет так, как хочется судьбе,
Даст в Шею иль погладит по головке".
Сидел и ждал,
Но отчего-то
Никто не шел, никто не звал,
Никто не требовал отчета.
И Депутат скользнул за ворота.

Глядит, а возле дома
По колеям расстелена солома,
Телега едет - не стучит,
На облучке Мужик торчит,
Ломает шапку и... молчит.

Не слышно лая, блеянья, мычанья,
Как онемели божьи все созданья,
Как самодвиги ходят средь тиши,
И даже малыши
На цыпочках обходят,
Но речи с Депутатом не заводят.

Десятский встретился: "Здорово, старина!"
- "Желаю здравия! Пожаловали в гости?"
- "Скажи мне, почему у вас здесь тишина,
Как на погосте?"

- "Народ теперя любит тишину,
Претит ему шумиха и бунтарство,
И мысль лелеет лишь одну,
Чтоб тишиной упрочить государство...

Прислушайтесь: не слышно псов,
Сельчане им намордники надели
И в погреба спустили петухов,
Чтоб глуше пели!"

И Депутат растроган был до слез
Такой идиллией успокоенья...


И в первое осеннее сиденье,
Когда о чем-то трактовать пришлось,
Он вставил в словопренье:
"Отбросим всякий страх -
Я убедился на местах
(И чуждо ныне мне сомненье),
Что наш народ прекрасно замирен:
Он уважает право и закон,
И что вполне дорос он до свободы...
Ждать у моря погоды!"


<1911>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 18 апр 2019 18:19 #1108

Новая хороводная

Перед каникулами


Запевала

На местах отрадно Думе:
Тишь, деревья да поля!
Мы ж остались у руля
И должны копаться в трюме,
В пыльном трюме корабля!

Хор

От излишнего балласта
Всё же трюм освободим:
В два присеста полтораста
Неотложных дел решим!

Запевала

Вы сегодня бесподобны
И резвы, как никогда,
Дорогие господа,
Вижу, вы трудоспособны,
Все поклепы - ерунда!

Хор

Мы наляжем для контраста,
Болтунов попристыдим:
В два присеста полтораста
Очень важных дел решим!

Запевала

Дума мямлила всю зиму:
Тьму комиссий развела,
Тьму речей произнесла
И любезному режиму
Огорченье принесла.

Хор

Мы - совсем другая каста,
В должном духе мы вершим,
В два присеста полтораста
Кардинальных дел решим!

Запевала

Заседали мы не часто,
Так теперь уж поспешим,
Без сомненья, полтораста
Неотложных дел решим!

Хор
(подхватывая)

В два присеста полтораста
Всевозможных дел решим,
Облегченно скажем: "Баста!" -
И на воды поспешим!
(Хоровод)


1909

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 18 апр 2019 18:25 #1109


Политический чай

Он пригласил на чашку чая,
Они собрались, чуда чая.

Мелькали фалды и подносы.
Решались важные вопросы.

И были празднично-речисты
Вблизи начальства все едристы.

Сердца умильно трепетали,
Когда их звезды озаряли,

И становились спины гибки
От государственной улыбки...

Все укрепились в лучшем мненьи
О современном положены!..

Когда потом его спросили:
"Зачем вы думских пригласили?" -

Сказал он: "Сунуть неудобно
На чай вождям "трудоспособной" -
Так я - натурой, с булкой сдобной..."



1909

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 20 апр 2019 14:14 #1115

на золотом крыльце сидели
pervokarta.ru/temp/temp/tcar.jpg
Вложения:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 21 апр 2019 17:02 #1119

донецкая

Марш звучал кавалерический.
Ус рукою теребя,
Молодой донец классический
Думал так из-под себя:
"Гей! вернусь к своей коханочке,
Гей! с "Георгием" к зиме,
Да с повязкою на раночке
По-крючковски, по Кузьме.

Гей! куплю своей зазнобушке
Перед свадьбой много плахт,
Положу вот так в коробушке:
На, Маруся! Абгемахт!
Накуплю тебе карАмели!
Кушай!.. Знай, как я люблю.
Для твоей родимой мамеле
Шубку новую куплю,
Платье цветом умбра-жжЕнка...
Где ты?.. Сделай отзовизм!
Мы идем на потрошенку
За евонный шевинизм!.."

<1916>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 22 апр 2019 00:08 #1121

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ


"Вздох вчера поймал я тяжкий
У твоей сестры Нинеты.
Не мигрень ли у бедняжки?
Иль сердечко вновь задето?"
- "Сердце отдано герою!"
- "Кто он? флотский иль гвардейский?"
- "От тебя, mon cher, {*} не скрою:
Это... это полицейский!"
- "Выбор слишком что-то странен".
- "Да конечно... вот поди ты!
Он крамольниками ранен
И искал у нас защиты..."
- "А отец? узнал о страсти?
Вот удар его дворянству!"
- "Ну, он чтит опору власти -
Молодое хулиганство!"


<22 февраля 1906>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 27 апр 2019 13:39 #1138


с 1 мая! пошли нафиг
1

Мгла... беспросветная мгла
Пала на зыбкие дали,-
Глухо на город легла
Холодом матовой стали.
Там, у заржавленных вод,-
Огненным кружевом вышит -
В серой ограде завод
Серой и пламенем дышит.
В траур оделась труба,
Вьет облака у вершины...
Ждут человека-раба
Печи, станки и машины.
Тысячи рук и голов,
Двигаясь тупо, устало,
Станут: сейчас увалов
Формы творить для металла.
Злое чудовище - печь
Вспыхнет кровавым пожаром,
Будет неистово жечь
Долгим томительным жаром;
Острыми блестками пыль
Брызнет в испарине вязкой,
Делая серую быль
Огненно-радужной сказкой...
Паром оденется док,
Скрыв вековую заботу
. . . . . . . . . . . . . .
Слышишь, товарищ? Гудок!
Время идти на работу.

2

Плавится сталь добела,
Воздух на части расколот...
Злобно скрежещет пила,
Жалобно ухает молот;
Мечется пламя в очах,
Руки и ноги устали;
Трудно держать на плечах
Голову, полную стали.
Каждый тяжелый удар,
Каждый пробег вагонеток
Бросят кому-нибудь в дар
Пригоршню звонких монеток:
Это кристаллы труда -
Наша обычная подать
Тем, кто не ходит сюда,
Тем, кто не любит работать.
Наша же доля - гроши:
Лишь бы сберечь наши силы.
Бей молотком и теши -
Изо дня в день, до могилы!

Чу! У трубы паровой,
Полный томленья и муки,
Хриплый отрывистый вой
Душит обычные звуки...
Замер встревоженный люд,
Взоры блуждают уныло;
Это - награда за труд,
Это - кого-то "убило".
Принял житейский поток
Чью-то последнюю битву.
. . . . . . . . . . . . .
Слышишь, товарищ? Гудок!
Шапку долой! На молитву!

3

День... наступающий день,
Дали цветами одеты;
Тает прозрачная тень,
В небе играют просветы...
Там, у сверкающих вод,
Вымытый солнечным жаром,
Гордо синеет завод,
Еле окутанный паром.
Умерли дыма клубы,
Слившись с лазоревой лавой,
Черное горло трубы
Больше не дышит отравой.
В воздухе "голос" повис -
Бьется волнующим током,
Ширится, падает вниз,
Льется призывным потоком.
Что это? Чудо? Весь док
Вышел на улицу смело.
. . . . . . . . . . . . .
Слышишь, товарищ? Гудок!
. . . . . . . . . . . . .

<1914>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 27 апр 2019 21:40 #1139

ПЕСНИ ХРОНОПА
В России 27 апреля 1906 году начал свою работу первый в отечественной истории демократический институт Государственная Дума. Через 106 лет (в 2012 году) этот день был выбран в качестве даты празднования Дня российского парламентаризма.


Старательно обтесываю
Дубину стоеросовую...
И сокровенно думаю:
Она вам будет Думою.
И в недра балагана
Войдет, кряхтя и тУпая,
Под сень дворца госплана
И сядет, мудро-глупая;
На "да" бюрократическое
Кивать в ней есть умение,
Зане патриотическое
Присуще затвердение...
Толкнут ее приводами
И стержнями таинственными -
Расправится с свободами
Приемами воинственными,
И все ростки бесчисленные
Сотрет дубина в тЕрево,
Зане она бессмысленное,
Бесчувственное дерево...
Велят громить училища,
Крамолою пропитанные,-
Пойдет, зане в ней силища
Имеется испытанная...
Дубася и постукивая,
Творя успокоение,
Создаст она бамбуковое
В России положение.
И пусть там своеволию
Противятся раздавленные.
Она народной волею
De jure* ведь поставленная!..


Такую-то обтесываю
Дубину стоеросовую,
Она, отполированная
И краскою воняя,
Придет к вам запакованная,
С пометкою - "шестая".

* По закону (лат.)


<1912>

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 30 апр 2019 11:39 #1145

1 мая \пошли нафиг

Мальчик пьет тоже. «Выпей, сын,– не раз говаривал отец.– У нас демократия, слышишь, щенок? Ну, не реви!.. Капитал нас угнетает. Вот как дам тебе!.. Придушить надо было тебя еще маленьким... У одних деньжищ тьма, а у нас ни копья. А ну, перестань реветь, пащенок чертов!»

Когда отец заводит речь о политике, Франта сразу начинает плакать, он знает, что отец так распалится, рассуждая о капитализме и демократии, что обязательно будет угощать его оплеухами, приговаривая: «Эх, сын, сын!»

Хуже бывает с бумажными гвоздиками, продавать которые иногда посылает его отец. Во-первых, их надо делать очень старательно, иначе товар не сбудешь. Из красной папиросной бумаги вырезаются кружки, по шесть на каждую гвоздику, и Франта завивает их в форме лепестков. «Сегодня, к примеру, мы делаем гвоздики для социал-демократов,– разглагольствует отец.– Каждый порядочный едрос носит гвоздику в петлице, но плохонький товар у тебя никто не возьмет, шалишь! Понял, пащенок? Вот как дам тебе по рылу!.. Разве, это гвоздика? Не гвоздика, а веник! И зачем только я не утопил тебя еще маленьким, не злил бы ты меня теперь!»

Ловкие пальчики Франтика работают усердно, складывая алые бумажные кружки, которые вырезает отец. Цена бумажной гвоздике – три крейцера. Приятно под хмельком возвращаться домой в старой солдатской фуражке и с гвоздикой в петлице!

Отец сидит за столом, коптилка воняет, потому что в ней уже кончается керосин, а Франтик все еще Усердно режет проволоку для «стебельков» гвоздики. Надо заготовить побольше гвоздик, завтра Первое мая, отец пошлет Франтишка продавать их на едросском митинге, где собираются сознательные, просвещенные товарищи.
У единороссов будут гвоздики в петлице, а у Франтишкова отца – похмелье. А у самого Франтика? Как обычно, опухшее от побоев лицо.

Когда он вырастет, то научится насвистывать «Красное знамя», а пока, чтобы произвести на митинге хорошее впечатление, хватит и красного галстука. Вот, мол, какой юный борец за дело пролетариата! И до чего худенький, бедняжка! А как ему, будущему пролетарию, идет красный галстук!
– Купите красную гвоздику! – восклицает Франта.
– Дай сюда!
– И мне тоже!
– И мне! И мне!
Торговля идет бойко, коробка с товаром пустеет. единороссы с гвоздиками в петлицах гордо отходят от Франтика... Сегодня торжественный день: Первое мая проходит под знаком всеобщего избирательного права...
– Эй, мальчик, тебе очень идет красный галстук. Дай-ка сюда гвоздику...

.......................
К вечеру смертельно бледный Франтик вернулся домой и отдал отцу скудный остаток денег. Отец избил его так, что мальчик не мог двигаться.
Потом отец снял с него галстук, нацепил его сам и, с гвоздикой в петлице, ушел в трактир, потому что было Первое мая, и он, как пролетарий... и т. д.

воробьи, понимаете, спокон веков - пролетарии: целый день
знай взад и вперед пролетают.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 21 мая 2019 17:11 #1181

ЦИВИЛИЗАТОРАМ :-)
...
Други, гребите! Напрасно хулители
Мнят оскорбить нас своею гордынею
— На берег вскоре мы, волн победители,
Выйдем торжественно с нашей святынею!
Верх над конечным возьмет бесконечное,
Верою в наше святое значение
Мы же возбудим течение встречное
Против течения!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 23 мая 2019 11:48 #1185

к изображению с разбитым памятником

О Аполлон! поклонник твой
Хотел померяться с тобой,
Но оступился и упал,
Ты горделивца наказал:
Хотел пожертвовать рукой,
Чтобы остался он с ногой.
Лук звенит, стрела трепещет,
И клубясь, издох Тифон;
И твой лик победой блещет,
Бельведерский Аполлон!
Кто ж вступился за Тифона,
Кто разбил твой истукан?
Ты, соперник Аполлона,
Бельведерский Митрофан.
Бельведерский Митрофан
Благоверно окрестился
И Христу он свой талан
В барыши отдать решился.
Но языческий свой сан
Любит гордый Митрофан:
Им одним его ты тронешь.
И указ Синодом дан:
С Бельведера Митрофан
Митрофаном же в Воронеж
Убог умом, но не убог задором,
Блестящий Феб, священный идол твой
Он повредил: попачкал мерным вздором
Его потом и восхищен собой.
Чему же рад нахальный хвастунишка?
Скажи ему, правдивый Аполлон,
Что твой кумир разбил он, как мальчишка,
И, как щенок, его загадил он.
Как не злиться Митрофану?
Аполлон обидел нас:
Посадил он обезьяну
В первом месте на Парнас.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 25 мая 2019 20:07 #1191

новости-россии.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D...0%D1%81%D1%82%D0%B8/
Закон Албина. Об оскорблении простых россиян представителями власти
О восторг! Свобода слова
Нам теперь дана,
Засияет жизнью новой
Наша сторона!
Без сомнений, без оглядки
Будем мы писать
И... китайские порядки
Смело обличать.

Конец 1905 или начало 1906

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Литературная кладовая Портвейна 26 мая 2019 20:33 #1192

Смотря на все меня окружающее, я часто, любезный товарищ, спрашиваю самого себя, что было бы с нами, если б за 500 лет перед сим не родился наш великий Хун-Гин, который пробудил наконец Китай от его векового усыпления или, лучше сказать, мертвого застоя; если б он не уничтожил следов наших древних, ребяческих наук, не заменил наш фетишизм истинною верою, не ввел нас в общее семейство образованных народов? Мы, без шуток, сделались бы теперь похожими на этих одичавших американцев, которые, за недостатком других спекуляций, продают свои города с публичного торгу, потом приходят к нам грабить, и против которых мы одни в целом мире должны содержать войско. Ужас подумать, что не более двухсот лет, как воздухоплавание у нас вошло во всеобщее употребление, и что лишь победы русских над нами научили нас сему искусству! А всему виною была эта закоснелость, в которой наши поэты еще и теперь находят что-то поэтическое. Конечно, мы, китайцы, ныне ударились в противоположную крайность – в безотчетное подражание иноземцам; все у нас на русский манер: и платье, и обычаи, и литература; одного у нас нет – русской сметливости, но и ее приобретем со временем.
www.litmir.me/br/?b=281412&p=2 1835god


закись азота
Вокруг этих деревьев стояли небольшие графины с золотыми кранами; гости брали эти графины, отворяли краны и без церемонии втягивали в себя содержавшийся в них, как я думал, напиток. Я последовал общему примеру; в графинах находилась ароматная смесь возбуждающих газов; вкусом они походят на запах вина (bouquet) и мгновенно разливают по всему организму удивительную живость и веселость, которая при некоторой степени доходит до того, что нельзя удержаться от беспрерывной улыбки. Эти газы совершенно безвредны, и их употребление очень одобряется медиками; этим воздушным напитком здесь в высшем обществе совершенно заменились вина, которые употребляются только простыми ремесленниками, никак не решающимися оставить своей грубой влаги.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 26 мая 2019 21:23 #1193

про ФСБ
В нашем полушарии просвещение распространилось до низших степеней; оттого многие люди, которые едва годны быть простыми ремесленниками, объявляют притязание на ученость и литераторство; эти люди почти каждый день собираются у передней нашей Академии, куда, разумеется, им двери затворены, и своим криком стараются обратить внимание проходящих. Они до сих пор не могли постичь, отчего наши ученые гнушаются их сообществом, и в досаде принялись их передразнивать, завели также нечто похожее на науку и на литературу; но, чуждые благородных побуждений истинного ученого, они обратили и ту и другую в род ремесла: один лепит нелепости, другой хвалит, третий продает, кто больше продаст – тот у них и великий человек; от беспрестанных денежных сделок у них беспрестанные ссоры, или, как они называют, партии: один обманет другого – вот и две партии, и чуть не до драки; всякому хочется захватить монополию, а более всего завладеть настоящими учеными и литераторами; в этом отношении они забывают свою междоусобную вражду и действуют согласно; тех, которые избегают их сплетней, промышленники называют аристократами, дружатся с их лакеями, стараются выведать их домашние тайны и потом взводят на своих мнимых врагов разные небылицы. Впрочем, все эти затеи не удаются нашим промышленникам и только увеличивают каждый день общее к ним презрение».

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 26 мая 2019 21:44 #1194

Теперь к удостоенному звания поэта или философа определяется несколько ординарных историков, физиков, лингвистов и других ученых, которые обязаны действовать по указанию своего начальника или приготовлять для него материалы: каждый из историков имеет, в свою очередь, под своим ведением несколько хронологов, филологов-антиквариев, географов; физик – несколько химиков…ологов, минерологов, так и далее. Минеролог и пр. имеет под своим ведением несколько металлургов и так далее до простых копистов […] испытателей, которые занимаются простыми грубыми опытами. 1835

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от portvein777.

Литературная кладовая Портвейна 10 июнь 2019 18:55 #1241

О политике
Я. знаете ли, ужасный пессимист;
В светлые горизонты мне не верится ...
Вот вчера. например. один журналист
В передовице своей на что-то надеется.
•Так или иначе,- говорит.- а приплывем
К лукоморью. к разливу широкому,
Где заря горит алым огнем.
Где грани легли всему беспрокому.
Не потечет. - говорит, - река вспять.
Клянусь левой ногой Конфуция.
Через три года. или много через пять.
Будет у нас правильная конституция•.
А вот я не верю ни в солнечный восход.
Ни в реформы всякие. ни в облегчения,
Знаю я. что есть пароход,
На котором можно ехать против течения!
утин ли, али ведмед на корме сидят. –
Одна будет команда строгая:
Нос вперед. ход назад! ..
Эх. жизнь наша пассажирская, убогая ...

•Новый Сатирикон», 1914

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3